Личностные характеристики пользователей сети Интернет, склонных к зависимости от многопользовательских ролевых онлайн игр

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

9. Voyjcekhovskaya, Zh.I. Rolj socialjnihkh i semeyjnihkh faktorov v formirovanii zdorovjya potomstva // Socialjnihe aspektih zdorovjya naseleniya.
— 2008(8). — № 4. [Eh/r]. — R/d: http: //vestnik. mednet. ru
10. Slobodchikov, V.I. Antropologicheskiyj podkhod k resheniyu problemih psikhologicheskogo zdorovjya deteyj / V.I. Slobodchikov, A.V. Shuvalov // Voprosih psikhologii. — 2001. — № 4.
11. Zakharov, A.I. Proiskhozhdenie detskikh nevrozov i psikhoterapiya. — M., 2000.
12. Izotova, E.I. Ehmocionaljnaya sfera rebenka: teoriya i praktika / E.I. Izotova, E.V. Nikiforova. — M., 2004.
13. Vinnikott, D.V. Semjya i razvitie lichnosti: matj i ditya. — Ekaterinburg, 2004.
14. Aleksandrovskiyj, Yu.A. Pogranichnaya psikhiatriya. — M., 2006.
15. Zaporozhec, A.V. Izbrannihe psikhologicheskie trudih. — M., 2008.
16. Izard, K. Eh. Psikhologiya ehmociyj. — SPb., 2002.
17. Belobrihkina, O.A. Specifika raspoznavaniya ehmociyj detjmi starshego doshkoljnogo vozrasta v zavisimosti ot otnosheniya materi k rebenku // Nauka i obrazovanie: materialih IX Vserossiyjskoyj konferencii studentov, aspirantov i molodihkh uchenihkh: v 6 t. — Tomsk, 2005. — T.5. Ch. 1: Psikhologiya i pedagogika.
18. Zenjkovskiyj, V.V. Psikhologiya detstva. — M., 1996.
19. Lisina, M.I. Obthenie, lichnostj i psikhika rebenka. — M.- Voronezh, 1997.
20. Abramenkova, V.V. Soradovanie i sostradanie v detskoyj kartine mira. — M., 1999.
21. Osorina, M.V. Sekretnihyj mir deteyj v prostranstve mira vzroslihkh. — SPb., 2008.
22. Kravcova, E.E. Psikhologicheskie novoobrazovaniya doshkoljnogo vozrasta // Voprosih psikhologii. — 1996. — № 6.
23. Mukhina, V.S. Vozrastnaya psikhologiya: detstvo, otrochestvo, yunostj. — M., 2000.
24. Ehljkonin, D.B. Psikhicheskoe razvitie v detskikh vozrastakh. — M.- Voronezh, 1995.
25. Vihgotskiyj, L.S. Psikhologiya razvitiya cheloveka. — M., 2003.
26. Arkin, E.A. Iz istorii igrushki // Doshkoljnoe vospitanie. — 1995. — № 3.
27. Abramenkova, V.V. Igrih i igrushki nashikh deteyj: zabava ili paguba? Sovremennihyj rebenok v «igrovoyj civilizacii». — M., 1999.
28. Lidin, K.L. K voprosu o psikhologicheskoyj ehkspertize igrushek (na primere kuklih Barbi) // Razvitie cheloveka v sovremennom mire: materialih Vserossiyjskoyj nauchno-praktich. konf. / pod nauch. red. O.A. Belobrihkinoyj, O.A. Shamshikovoyj. -Novosibirsk, 2006.
29. Belobrihkina, O.A. Igrushka kak uslovie normalizacii psikhologicheskogo zdorovjya rebenka // Psikhologicheskoe zdorovje kak uslovie samorealizacii lichnosti / pod red. M.I. Koshenovoyj, V.M. Fizikova. — Omsk, 2008.
30. Kon, I.S. Psikhologiya polovihkh razlichiyj // Voprosih psikhologii. — 1981. — № 2.
31. Kagan, V.E. Polovoe vospitanie deteyj / V.E. Kagan, D.N. Isaev. — M., 1988.
32. Belopoljskaya, N.L. Polovozrastnaya identifikaciya. Metodika issledovaniya detskogo samosoznaniya: rukovodstvo. — M., 2002.
33. Psikhologiya odezhdih [Eh/r]. — R/d: //http: //www. plechnoe. ru/psihology. php
34. Solovjeva, I. Telo glazami dushi // Nasha psikhologiya. — 2010. — 11 (45) [Eh/r]. — R/d: http: //www. psyh. ru
35. Yarmama [Eh/r]. — R/d: http: // www. yarmama. com
36. Razvivayuthaya odezhda ot kompanii «EhttiDetti» [Eh/r]. — R/d: http: //www. etti-detti. ru
37. OOO Avtorskaya odezhda «Khehlen Ma-Va» [Eh/r]. — R/do: http: //vkontakte. ru/helenmava- http: //vk. com/helenmava.
Статья поступила в редакцию 15. 05. 12
УДК 159. 923
Kozlova L.I. Chukhrova M.G. PERSONALITY CHARACTERISTICS OF INTERNET USERS WITH RISK OF MASSIVELY MULTIPLAYER ONLINE ROLE-PLAYING GAMES ADDICTION. Comparing of personality characteristics of groops with risk of addiction vs non-addict from massively multiplayer online role-playing games in Russian internet user'-s adult population.
Key words: internet addiction, massively multiplayer online role-playing games (MMORPG), personality characteristics.
Л. И. Козлова, психиатр, г. Новосибирск, E-mail: alda@ngs. ru-
М. Г. Чухрова, д-р мед. наук, проф. НГПУ, г. Новосибирск, Email: mba3@sibmail. ru
ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ СЕТИ ИНТЕРНЕТ, СКЛОННЫХ К ЗАВИСИМОСТИ ОТ МНОГОПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИХ РОЛЕВЫХ ОНЛАЙН ИГР
В статье проведено сравнение личностных характеристик взрослых пользователей российского Интернета, склонных к возникновению зависимости от многопользовательских ролевых онлайн игр и пользователей, не имеющих такой склонности.
Ключевые слова: Интернет-зависимость, многопользовательские ролевые онлайн игры (MMORPG), личностные характеристики.
Российская часть всемирной сети Интернет существует на протяжении более 20 лет, с каждым годом количество пользователей растет, увеличивается количество используемых и созданных Интернет-ресурсов, в Интернет-деятельность вовлекаются все социальные и возрастные слои населения. Новая информационная среда и специфика взаимодействия в ней воздействует как на личность человека, так и на систему его отношений с внешним миром, вызывая целый ряд психологических новообразований и различных эффектов. Включение компьютеров в повседневную деятельность, наряду с пользой, порождает и ряд проблем. Психологи и психотерапевты всё чаще сталкиваются с негативными побочными эффектами применения информационных технологий, к которым, в частности относятся различные виды Интернет-зависимости.
Впервые, о проблеме чрезмерного использования Интернета заговорили за рубежом в конце 80-х гг., а в середине 90-х американским психологом Айвеном Голдбергом было введено понятие «Интернет-зависимость», которое он определил как патологическая, непреодолимая тяга к использованию Интер-
нета, оказывающая негативное влияние на бытовую, рабочую, социальную, семейную и финансовую сферы деятельности. В широком смысле «Интернет-зависимость» можно определить как «навязчивое (компульсивное) желание войти в Интернет, находясь off-line, и неспособность выйти из Интернета, будучи online» [1]. Частным проявлением Интернет-зависимости является зависимость от MMORPG.
MMORPG (англ. massively multiplayer online role-playing game) — многопользовательские ролевые онлайн игры — жанр онлайновых компьютерных ролевых игр, в которых большое количество игроков взаимодействуют друг с другом в виртуальном мире, в основном, в жанре фэнтези. MMORPG являются одной из наиболее частых причин возникновения Интернет-зависимости. На данный момент насчитывается более 500 млн. геймеров по всему миру. На World of WarCraft на сегодняшний день потрачено 5,93 млн лет. И индустрия продолжает развиваться.
Реклама MMORPG с игрового портала, предоставляющего World of WarCraft и LineAge — две наиболее популярные и распространенные по всему миру онлайн игры, может с одной сто-
роны служить ярким примером восприятия со стороны геймеров, а с другой стороны достаточно точно описывает ситуацию. «Игры популярны на всем земном шаре. В них играют миллионы людей, к ним привязаны тысячи игроков… Эти необыкновенно популярные бесплатные онлайн игры заслужили столь большую любовь игроков из-за реальности жизни внутри игры, из-за безграничности миров, лежащих в их основе. Ведь играть в лучшие игры онлайн практически также серьезно, как жить в реальном мире» [2]. Результатом этого являются последствия, характерные для Интернет-зависимости в целом — отрицательное влияние на социальную, профессиональную, психологическую и даже физическую стороны жизни человека. В первую очередь это влияние на социальную жизнь индивида: чем больше человек проводит времени в Интернете, тем меньше он общается с реальными людьми, с семьей и друзьями, игнорирует социальные виды деятельности и интересы [3]. Причем в отличие от других видов проведения времени в Интернете, вызывающих зависимость (Интернет-шопинг, серфинг, общения в социальных сетях), в основе MMORPG лежит максимальное выключение игрока из реальной жизни. Игроки изучают большой объем информации, связанный с игрой, осваивают множество навыков абсолютно не применимых в реальной жизни, проводя за игрой до 18 часов в сутки.
Исследования, проведённые в области онлайн игр, носят фрагментарный, частный характер и выполнены в основном на подростках. Во многом это обусловлено тем, что склонность к зависимости от онлайн игр чаще встречается в подростковом возрасте, с возрастом интерес к онлайн играм часто пропадает [4]. Однако существует значительное количество лиц, у которых зависимость от многопользовательских ролевых онлайн игр развивается во взрослом возрасте.
Задача данного исследования — выявить личностные характеристики пользователей сети, у которых зависимость от MMORPG сохранилась или возникла в более зрелом возрасте.
Материалы и методы исследования. В исследовании принимали участие 210 человек, возраст испытуемых от 18 до 32 лет. Все участники исследования были активными пользователями Интернета более 2х лет, что позволяет исключить период транзиторного увлечения Интернетом при первоначальном с ним знакомстве. Путем исключения испытуемых со средними значениями по шкале Интернет-зависимости было сформировано 2 экспериментальные группы по 72 человека. В группу склонных к Интернет-зависимости были включены 36 мужчины и 36 женщин с максимальными показателями зависимости, в группу не склонных к Интернет зависимости 36 мужчин и 36 женщин с минимальными показателями зависимости. В качестве основного занятия в Интернете все участники, вошедшие в группу склонных к Интернет-зависимости, указали многопользовательские ролевые онлайн игры — MMORPG (LineAge). Для выявления Интернет-зависимости был использован тест на Интернет-зависимость К. Янг, адаптированный В. А. Лоскутовой [5]. Данный опросник состоит из 20 пунктов, каждый из которых оценивается по пятибалльной шкале — от одного («никогда или крайне редко») до пяти («всегда»). Набранная испытуемым в ходе заполнения опросника сумма, позволяет отнести его к одной из трех категорий, а именно: «не склонный к Интернет-зависимости» — 20−49 баллов- «склонный к Интернет-зависимости» -50−79 баллов и «Интернет-зависимый» — 80−100 баллов. Для исследования личности использовался 16 — факторный личностный опросник Р Кеттелла (форма С), 105 вопросов, адаптированный Капустиной А. Н. [6]. Статистический анализ проводили с использованием ANOVA по программе STATISTICA for Windows, Stat. Soft, Inc., 1984−2001.
Результаты и их обсуждение. Были выявлены следующие достоверные различия между группой склонных к Интернет-зависимости и не склонных к Интернет-зависимости пользователей сети:
1) не склонные к Интернет-зависимости пользователи сети имеют достоверно более высокие результаты по факторам: А «способность к установлению межличностных контактов», С «эмоциональная устойчивость», Е «степень доминирования», F «эмоциональная зрелость», Н «активность в социальных контактах», Q3 «самоконтроль" —
2) склонные к Интернет-зависимости имеют более высокие результаты по шкалам: М «воображение», О «тревожность», Q4 «внутреннее напряжение».
Проведена интерпретация факторов с выявленными значимыми различиями относительно группы без склонности к Интернет-зависимости.
Фактор, А ориентирован на измерение общительности человека в малых группах и способности к установлению непос-
редственных, межличностных контактов. Низкие показатели характеризуют скрытность, обособленность, отчужденность, недоверчивость, необщительность, замкнутость, высокие — общительность, открытость, естественность, непринужденность, готовность к сотрудничеству, приспособляемость, внимание к людям.
Фактор С. Психоаналитики пытались описать этот фактор как эго-силу и эго-слабость. В целом фактор имеет генетическое происхождение и направлен на измерение эмоциональной стабильности- он в большой степени соотносится с понятиями слабой и сильной нервной системы. Эмоциональная неустойчивость, импульсивность- человек находится под влиянием чувств, переменчив в настроениях, легко расстраивается, неустойчив в интересах. Низкая толерантность по отношению к фрустрации, раздражительность, утомляемость по И.П. Павлову).
Фактор Е. Личность с низкими оценками по этому фактору отличают безропотность, услужливость, почтительность, застенчивость, готовность брать вину на себя, скромность, экспрессивность, склонность легко выходить из равновесия. Высокие показатели говорят о независимости, настойчивости, упрямстве, напористости, своенравие.
Фактор F. В целом фактор F ориентирован на измерение эмоциональной окрашенности и динамичности в процессах общения. Люди с высокими показателями по этому фактору жиз-нерадостностные, импульсивные, беспечные, для них характерна эмоциональная значимость социальных контактов, экспрессивность и экспансивность.
Низкие оценки говорят о склонности к озабоченности, беспокойству о будущем, пессимистичность в восприятии действительности, сдержанность в проявлении эмоций. Интересен тот факт, что с годами проявление импульсивности и беспечности постепенно снижается, что можно рассматривать как свидетельство определенной эмоциональной зрелости.
Фактор Н. Четко определенный фактор, который характеризует степень активности в социальных контактах. При этом он имеет генетическое происхождение и отражает активность организма и особенности темперамента. При высоких показателях это в первую очередь тяга к поведению, связанному с риском и поиском ощущений, с тенденцией быстро забывать о неудачах, делать выводы и сохранять опыт последствий такого поведения. При низких- социальная пассивность, повышенная чувствительность к угрозе.
Фактор Q3. Низкие оценки по этому фактору указывают на слабую волю и плохой самоконтроль. Деятельность таких людей неупорядочена и импульсивна. Их характеризует низкая дисциплинированность, потворство своим желаниям, зависимость от настроений, неумение контролировать свои эмоции и поведение Личность с высокими оценками по этому фактору имеет социально одобряемые характеристики: самоконтроль, настойчивость, сознательность, склонность к соблюдению этикета.
Личности с высокими показателями по факторам А, С^, Н, Q3 чаще бывают лидерами, занимают руководящие должности.
Фактор М. Высокие результаты по этому фактору обычно означают богатое воображение, поглощенность внутренними иллюзиями («витает в облаках»), умение оперировать абстрактными понятиями, ориентированность на свой внутренний мир, мечтательность.
Фактор О. Личность с высокими оценками по этому фактору чувствует свою неустойчивость, напряженность в трудных жизненных ситуациях, легко теряет присутствие духа, полна сожалений и сострадания, для нее характерна комбинация симптомов ипохондрии и неврастении с преобладанием страхов. Высокие оценки во многом определяют стремление личности к самоактуализации. В то же время эти оценки свойственны невротикам, алкоголикам и людям с некоторыми видами психопатии.
Фактор Q4. Высокая оценка интерпретируется как энергетическая возбужденность, фрустрированность, которая требует определенной разрядки- иногда это состояние может превратиться в психосоматическое нарушение: снижается эмоциональная устойчивость, нарушается равновесие, может проявляться агрессивность. Такие люди редко становятся лидерами.
Таким образом, личностные характеристики, отличающие склонных к зависимости от многопользовательских ролевых онлайн игр от пользователей, у которых зависимость не возникает, это: замкнутость, эмоциональная нестабильность, склонность к подчинению, сдержанность, робость, низкий самоконтроль, тревожность, напряженность, мечтательность.
В целом эти черты можно интерпретировать как проявления личностной незрелости, более характерные для подросткового возраста. Полученный портрет совпадает с так называе-
мым «подростковым комплексом», включающим беспокойство, тревогу, меланхолию, склонность подростка к резким колебаниям настроения, импульсивность, негативизм, конфликтность и противоречивость чувств, агрессивность, категоричность высказываний и суждений [7].
Полученные данные частично схожи с имеющимимся в литературе данными о личностных характеристиках Интернет зависимых подростков. В исследовании Малыгина В. Л., Феклисо-ва К.А. были получены 5 личностных факторов — С, D, Н, Q3, Q4, выявленных с помощью опросника Р. Кеттелла HSPQ (подростковый вариант), по которым обнаруживаются значимые различия между группами подростков с проблемным Интернет-поведением (склонных к Интернет-зависимости) и условно здоровыми подростками без предрасположенности к образованию зависимых паттернов поведения. Интернет-зависимым подросткам, по данным теста Кеттела, свойственны следующие характерологические особенности: отсутствие инициативы, астенич-ность, низкая социальная компетентность и способность произвольной регуляции деятельности [8].
Учитывая биологическую основу факторов С и Н, можно также предположить роль резидуально-органического фона в развитии Интернет-зависимости.
К особенностям резидуально-органических состояний у детей и подростков относятся, наряду с легкими психоорганическими и церебрастеническими проявлениями, искажение, замедление или задержка психического развития, которая с возрастом уменьшается и нивелируется, но становится более отчетливой в периоды возрастных кризов. Личностными характеристиками таких подростков являются импульсивность, склонность к реакциям по механизму «короткого замыкания», нарушение критики к своим особенностям. Наиболее часты при этом дефекты в эмоционально-волевой сфере, в сферах темперамента и влечений: нарушения инстинкта самосохранения, аффективная возбудимость с агрессивными вспышками или слабость аффективных побуждений, расторможенность примитивных влечений — сексуальность, прожорливость- внушаемость, под-чиняемость, зависимость от взрослых, а также тугоподвижность
Библиографический список
психических процессов (инертность), застревание на несущественных рассуждениях, склонность к накоплению аффекта, истощаемость [9].
В целом резидуально-органическая недостаточность не только облегчает возникновение психогений, но и может определять выбор невротического (психореактивного) синдрома и участвовать (наряду с другими факторами) в переходе в психогенное (невротическое) развитие личности. Известна роль резидуально-органического фона, как фактора утяжеляющего течение алкогольной зависимости и токсикоманий.
Сочетание личностных характеристик склонных к Интернет-зависимости пользователей сети достоверно более низкие баллы по шкалам А, С, F, Н, Q3 и более высокие по Q4 так же практически исключает проявление им лидерских качеств, занятие руководящих, ответственных, «социально почетных» должностей в реальной жизни. В таких условиях игра в MMORPG может рассматриваться как бегство от реального мира с попыткой компенсации, в мире игры. В литературе это косвенно подтверждается исследованиями, показавшими, что в качестве совладаю-щего поведения, склонные к Интернет-зависимости пользователи, используют копинг-стратегии «бегство-избегание» [10].
Выводы. Склонные к зависимости от многопользовательских ролевых онлайн игр пользователи сети имеют достоверно более низкие результаты по факторам: А «способность к установлению межличностных контактов», С «эмоциональная устойчивость», Е «степень доминирования», F «эмоциональная зрелость», Н «активность в социальных контактах», Q3 «самоконтроль» и более высокие результаты по шкалам М «воображение», О «тревожность», Q4 «внутреннее напряжение».
Таким образом, склонные к зависимости от многопользовательских ролевых онлайн игр пользователи сети отличаются от пользователей, у которых зависимость не возникает, замкнутостью, эмоциональной нестабильностью, склонность к подчинению, сдержанностью, робостью, низким самоконтролем, тревожностью, напряженностью, мечтательностью. Данные свойства личности более характерны для подросткового возраста — «подростковый комплекс», а так же для лиц с подчиненным поведением.
1.
2.
3.
9.
10.
Жичкина, А.Е. Социально-психологические аспекты общения в Интернете [Э/р]. — Р/д: http: //flogiston. ru/articles/netpsy/refinf Лучшие онлайн игры на нашем информационно игровом портале [Э/р]. — Р/д: //и^: http: //best-games. su
Лоскутова, В.А. Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств: автореф. дис. … канд. мед. наук. — Новосибирск, 2004 [Э/р]. — Р/д: //и^: http: //user. lvs. ru/vita/avtoreferat. htm
Ермолаева, А.В. Интернет-аддикция подростков // Проблемы и перспективы общетеоретической, прикладной и специальной психологии: материалы межвузовской науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов. — Новосибирск, 2010.
Лоскутова, В. А. Тест на Интернет-зависимость [Э/р]. — Р/д: http: //www. psyhelp. ru/texts/iad test/htm Капустина, А. Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла: учеб. -метод. пособие. — СПб., 2004.
Мухина, В. С. Возрастная психология: детство, отрочество, юность. — М., 2000.
Малыгин, В. Л. Методологические подходы к раннему выявлению Интернет-зависимого поведения/ В. Л. Малыгин, К. А. Феклисов, А. Б. Искандирова, А. А. Антоненко // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. — 2011. — № 6 [Э/р]. — Р/д: Ь^: // medpsy. ru Гурьева, В. А. Психогенные расстройства у детей и подростков. — М., 1996.
Спиркина, Т. С. Особенности эмоционально-личностной сферы пользователей сети Интернет, склонных к Интернет-зависимости // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. — 2011. — № 6 [Э/р]. Р/д: и^: Ь^: // medpsy. ru
Bibliography
4
1. Zhichkina, A.E. Socialjno-psikhologicheskie aspektih obtheniya v Internete [Ehlr]. — Rld: http: llflogiston. rularticleslnetpsylrefinf
2. Luchshie onlayjn igrih na nashem informacionno igrovom portale [Ehlr]. — Rld: lIURL: http: llbest-games. su
3. Loskutova, V.A. Internet-zavisimostj kak forma nekhimicheskikh addiktivnihkh rasstroyjstv: avtoref. dis. … kand. med. nauk. — Novosibirsk,
2004 [Ehlr]. — Rld: IIURL: http: lluser. lvs. rulvitalavtoreferat. htm
4. Ermolaeva, A.V. Internet-addikciya podrostkov II Problemih i perspektivih obtheteoreticheskoyj, prikladnoyj i specialjnoyj psikhologii: materialih mezhvuzovskoyj nauch. konf. molodihkh uchenihkh, aspirantov i studentov. — Novosibirsk, 2010.
5. Loskutova, V.A. Test na Internet-zavisimostj [Ehlr]. — Rld: http: llwww. psyhelp. rultextsliad_testlhtm
6. Kapustina, A.N. Mnogofaktornaya lichnostnaya metodika R. Kettella: ucheb. -metod. posobie. — SPb., 2004.
7. Mukhina, V.S. Vozrastnaya psikhologiya: detstvo, otrochestvo, yunostj. — M., 2000.
8. Malihgin, V.L. Metodologicheskie podkhodih k rannemu vihyavleniyu Internet-zavisimogo povedeniyal V.L. Malihgin, K.A. Feklisov, A.B.
Iskandirova, A.A. Antonenko II Medicinskaya psikhologiya v Rossii: ehlektron. nauch. zhurn. — 2011. — № 6 [Ehlr]. — Rld: http: ll medpsy. ru
9. Gurjeva, V.A. Psikhogennihe rasstroyjstva u deteyj i podrostkov. — M., 1996.
10. Spirkina, T.S. Osobennosti ehmocionaljno-lichnostnoyj sferih poljzovateleyj seti Internet, sklonnihkh k Internet-zavisimosti II Medicinskaya
psikhologiya v Rossii: ehlektron. nauch. zhurn. — 2011. — № 6 [Ehlr]. Rld: URL: http: ll medpsy. ru
Статья поступила в редакцию 15. 05. 12
УДК 378. 316. 6
Fedotov B. V. ADDITIONAL EDUCATION YOUTH AND PROBLEMS PATRIOTIC EDUCATION. The paper considers the problem of patriotic education in the context of the further education of young people. To what extent does the notion of «patriotism» has undergone a change and the role of patriotism in the national security of Russia in the past and present? These and other questions are answered from the perspective of a modern teenager, based on case studies conducted in schools and educational establishments of additional education. Considering the experience of teachers and makes recommendations to further improve the system of patriotic education.
Key words: national idea, patriotic consciousness, the formation of a citizen, a program of patriotic education, basic military training, municipal educational institutions of further education.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой