Личность осужденных, совершивших преступления в местах лишения свободы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Примечания
1. Жалинский А. Э. Профессиональная деятельность юриста. М., 1997. С. 36.
2. Адвокатура России: учеб. / под ред. С. С. Юрьева. М.: Изд-во «Юрайт», 2011. С. 157.
3. Там же.
4. Федеральный закон от 31. 05. 2002 № 63-Ф3 (ред. от 02. 07. 2013) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Российская газета. 2002. 05 июня.
5. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» / под общ. ред. А. П. Галоганова. М.: Юркомпани, 2012.
6. Решетникова О. М. К вопросу о понимании квалифицированной юридической помощи в гражданском процессе / / Ученые записки Юридического института Красноярского государственного университета. Вып. 2. Красноярск, 2003. С. 348.
7. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ…
8. Там же. С. 24.
9. Перлов И. Д. Право на защиту. М., 1969. С. 29.
10. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31. 01. 2003) (ред. от 22. 04. 2013) // Вестник адвокатской палаты г. Москвы. 2005. № 4−5.
Notes
1. Zhalinskiy A. E. Professional'-naya deyatel'-nost'-yurista [Professional activities of a lawyer]. Moscow. 1997. P. 36.
2. Advokatura Rossii: ucheb — Advocacy of Russia: textbook. / ed. by S. S. Yuriev. Moscow. & quot-Urait"- Publ. 2011. P. 157.
3. Ibid.
4. Federal law dated 31. 05. 2002 No. 63-FZ (as amended on 02. 07. 2013) & quot-About lawyer activity and legal profession in the Russian Federation& quot- // Rossiyskaya Gazeta. 2002, 05 June. (in Russ.)
5. Nauchno prakticheskij kommentarij k Federal'-nomu zakonu ot 31 maya 2002 goda № 63 FZ «Ob advo-katskoj deyatel'-nosti i advokature v Rossijskoj Federacii" — Scientific and practical commentary to the Federal law of may 31, 2002 No. 63-FZ & quot-About lawyer activity and legal profession in the Russian Federation / under the general editorship of A. P. Galoganov. Moscow: Urkompany. 2012.
6. Reshetnikova O. M. K voprosu o ponimanii kvalificirovannojyuridicheskoj pomoshchi v grazhdanskom processe [To the question about the understanding of qualified legal assistance in civil process] // Uchenye zapiski YUridicheskogo instituta Krasnoyarskogo gosudarstvennogo universiteta — Scientific notes of the Law Institute of Krasnoyarsk State University. Is. 2. Krasnoyarsk. 2003. P. 348.
7. Scientific and practical commentary to the Federal law of may 31, 2002 No. 63-FZ…
8. Ibid. P. 24.
9. Perlov I. D. Pravo na zashchitu [Right for protection]. Moscow. 1969. P. 29.
10. The professional code of advocate'-s ethics (adopted by the First all-Russian Congress of advocates 31. 01. 2003) (as amended on 22. 04. 2013) // Vestnik advokatskoj palaty g. Moskvy — Herald of the advocates'- chamber of Moscow. 2005, No. 4−5. (in Russ.)
УДК 343. 01
Х. М. Шахбанова
Личность осужденных, совершивших преступления в местах лишения свободы
Данная статья посвящена криминологическому изучению личности осужденных, совершивших преступления в местах лишения свободы. Преступность в местах лишения свободы представляет собой сложную и серьезную проблему не только для исправительных учреждений, но и для всего общества в целом. Совершение осужденными преступлений в процессе отбывания наказания свидетельствует о наличии серьезных недостатков и противоречий, возникающих при исполнении лишения свободы. Общественная опасность преступности в местах лишения свободы определяется наряду с другими признаками характеристикой лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы: около 70,0% осужденных отбывают наказание за совершение тяжких и особо тяжких преступлений- каждый четвертый осужден за убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоро-
© Шахбанова Х. М., 2014 108
вью, каждый пятый — за разбой или грабеж. Современные тенденции, характеризующиеся ростом преступности в местах лишения свободы, как в абсолютных, так и относительных показателях, увеличением в ее структуре доли насильственных преступлений, вызывают необходимость дальнейшей разработки теоретических положений и предложений практического характера в сфере противодействия преступному поведению осужденных.
Криминологическое изучение личности осужденных имеет очень важное практическое значение для профилактики преступлений в местах лишения свободы.
This article is devoted to criminological studying of the personality condemned, committed crimes in imprisonment places. The crime in places of imprisonment represents a complex and serious problem not only for correctional facilities, but also for all society in general. Commission condemned crimes in the course of serving of punishment testifies to existence of the serious shortcomings and contradictions arising at imprisonment execution. Public danger of crime in places of imprisonment is defined along with other signs by the characteristic of the persons containing in establishments of criminal and executive system: about 70,0% condemned serve sentence for commission of heavy and especially serious crimes- every fourth is condemned for murder and deliberate causing heavy harm to health, every fifth — for robbery or a robbery. The current trends which are characterized by rise in crime in imprisonment places as in absolute, and relative indicators, increase in its structure of a share of violent crimes, cause the necessity of further development of theoretical provisions and offers of practical character in the sphere of counteraction to criminal behavior of the condemned.
Criminological studying of the identity of the condemned has very important practical value for prevention of crimes in imprisonment places.
Ключевые слова: личность осужденных, места лишения свободы, режим отбывания, тип личности.
Keywords: the personality condemned, imprisonment places, the serving mode, type of the personality.
Любой человек в конкретный момент своей жизни находится в каком-то определенном психическом состоянии. Именно оно и предопределяет форму его реагирования на окружающую обстановку, на поведение людей. Меняются психические состояния — меняется и форма реагирования.
Так как изолирование от общества происходит на долгий срок, то тяжелые психические состояния у них ярко выражены, устойчивы и, что самое главное, со временем приводят к труднообратимым изменениям психики, характера. Они влекут за собой постоянную внутреннюю напряженность. Возникает та самая ситуация, о которой говорят: человек места себе не находит [1].
Что же представляют собой те лишенные свободы, которые совершают преступления во время отбывания наказания в исправительных учреждениях? Это лица в возрасте до 35 лет со средним и неполным средним образованием, ранее судимы за умышленные преступления. Что касается семейного положения, то большой процент составляют лица, не состоящие в браке (74%], не имеющие детей (88%].
Возраст осужденных, совершивших преступления в местах лишения свободы, составлял 18−25 лет — 36%. Затем следует возрастная группа 25−30-летних, на их долю приходится 24% из числа изученных преступлений, в группе от 30 до 35 лет — 28%. Отсутствует активность в возрасте 35−40 лет. Осужденные в возрасте 40−50 лет совершили 12% преступлений [2]. Важное значение, с точки зрения возможной вменяемости субъектов преступлений, совершаемых в исправительных учреждениях, имеет психическое состояние осужденных.
При изучении личностей осужденных, прежде всего, акцентируется внимание на их крими-нологическоц и уголовно-правовой характеристике.
Социально-демографическая характеристика: большинство преступлений совершается лицами мужского пола- в возрасте 18−24 лет- не имеющими семьи- до осуждения многие осужденные не имели постоянного места жительства, работы- большинство преступлений совершается лицами, получившими только среднее образование- значительное влияние тюремной субкультуры: тюремных обычаев и традиций.
Нравственно-психологическая характеристика: искаженное представление об идеалах, интересах, ложная система ценностных ориентаций- более половины лиц, совершивших убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилования, кражи, грабежи и разбои, больны алкоголизмом, психопатией, остаточными явлениями травм черепа, заболеваниями центральной нервной системы.
Уголовно-правовая характеристика: большинство осужденных, совершивших преступление в период отбывания лишения свободы, судимы неоднократно- многие осуждены за убийство или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, за разбой, грабеж или изнасилования.
Уголовно-исполнительная характеристика: 97,7% осужденных, совершивших пенитенциарный рецидив, нарушают порядок отбывания наказания.
Вместе с тем оно является и криминологической проблемой, поскольку без знания о наличии и специфике внешних проявлений тех или иных психических расстройств у конкретных лиц нельзя успешно предупреждать новые правонарушения с их стороны, в том числе насильственные. По-видимому, наличие психических аномалий при всем том, что они еще плохо выявляются и лечатся, а карательно-воспитательное воздействие обычно осуществляется без учета этого весьма важного факта, во многом объясняет такое стойкое неподчинение требованиям администрации, непринятие условий пребывания в местах изоляции от общества [3].
По выборочным данным, из числа осужденных (и психически здоровых] отрицательно характеризуется 72%. Среди отрицательно характеризующихся осужденных больше всего психопатов, а «алкоголики» занимают лишь второе место. Немало здесь и лиц, страдающих остаточными явлениями травмы черепа и органическими поражениями центральной нервной системы, доля которых, равно как и психопатов, намного меньше среди характеризующихся положительно (здесь психопатов в три с половиной раза меньше].
В целом, в местах лишения свободы 20−25% занимают лица с психическими аномалиями. Поведение психопатов и лиц, страдающих остаточными явлениями травм черепа и органическими заболеваниями центральной нервной системы, значительно хуже, чем других осужденных, в том числе имеющих иные патологии в психике.
Особенности психологии осужденных проявляются в определенном комплексе психических состояний, которые развиваются в местах лишения свободы. К наиболее типичным из них следует отнести состояние ожидания изменений (пересмотра дела, расконвоирования, освобождения) — состояния нетерпения. Эти состояния могут характеризоваться повышенной напряженностью, что часто приводит к резким срывам в поведении.
Из числа изученных не имели психических отклонений только 25,6% осужденных, совершивших преступления. Слабо выраженная психопатология (психическая неуравновешенность, повышенная нервозность, склонность к истерии] присуща 26% изученных. Выраженная психопатология (вялотекущая шизофрения, дебилизм, олигофрения, эпилепсия] - у 6,5% осужденных. Алкоголизмом страдали 35,2%, наркоманией — 2,7% [4].
Несмотря на столь высокий уровень осужденных с психическими отклонениями только 24,1% из них состояли на учете у невропатолога или психиатра, что свидетельствует о существующих медицинских проблемах профилактики преступлений в исправительных учреждениях.
Проблема личности осужденного является частью проблемы личности преступника. Личность осужденного невозможно понять, если не опираться на результаты многолетних исследований личности преступника, поскольку именно в последних заложены методологические и теоретические основы познания личности тех, кто совершил преступление. Собственно говоря, личность преступника по большей части изучалась на базе личности осужденного (либо по рассмотренным судом уголовным делам, либо путем изучения «живых» людей чаще всего в исправительных учреждениях].
Если личность преступника исследуется главным образом для того, чтобы понять природу, причины и механизмы преступного поведения, то внимание к личности осужденного продиктовано двумя обстоятельствами: для определения путей и средств эффективного воспитательного воздействия на преступника и для недопущения совершения им новых преступлений, в том числе в период отбывания наказания.
Естественно, что в теории и личности преступника, и личности осужденного надо учитывать научные достижения в познании личности вообще [5].
В любом преступном поведении участвуют все структуры личности преступника, но одни могут быть выражены очень ярко, другие — слабо или очень слабо. Хочет того человек или нет, но, попав в места лишения свободы, он ни в коем случае не способен стать другой личностью в смысле полного освобождения от всего, что способствовало, породило его преступное поведение, даже если он искренне осуждает его. Прежний жизненный опыт, прежние представления и ориентации сознательно или бессознательно останутся при нем, хотя могут и никак не проявляться.
Особые трудности вызывает такая группа осужденных, как рецидивисты. В первую очередь надо отметить, что асоциальные рецидивисты в силу своей пассивности не отличаются противоречивостью мировоззрения и в целом мировосприятия, они не способны к психическому перенапряжению и склонны по возможности упрощать свою жизнь, обходить препятствия и процесс принятия решения. Большинство из них не ставят перед собой цели исправиться, приобрести навыки социально одобряемого поведения, напротив, пытаются уклониться от соблюдения правил отбывания наказания. Они не проявляют интереса ни к работе, ни к учебе, что, впрочем, естественно для людей, средний возраст которых находится в пределах 30−35 лет [6].
Следует признать: изучение личности осужденных нельзя признать ни глубоким, ни всесторонним, в основном превалируют социально-демографические описания. Попытки исследо-110
вания внутренних, сущностных характеристик осужденных очень редки, недостаточны знания об их поведении в местах лишения свободы, в том числе преступном, что особенно важно. До сих пор сохраняются примитивные классификации лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, эти классификации мало что дают науке и практике.
При исследовании личности осужденного, совершающего преступление в исправительном учреждении, необходимо акцентировать внимание на том, во-первых, что он лишен свободы, и, во-вторых, то, что влияние на него там среды более концентрированное и суровое, чем в нормальных условиях. Среда, конечно, может быть особенно неблагоприятной для адаптации для данного конкретного преступника, но гораздо чаще бывает так, что он не способен приспособиться именно к этой обстановке. Отсюда не только преступное поведение, но и нарушения требований режима отбывания наказания, иногда многочисленные, систематические. Их наличие представляет собой неопровержимое свидетельство неудовлетворительной адаптации, причем она может иметь место и вследствие психических нарушений человека, особенностей его характера, если эти особенности выступают в качестве акцентуаций или патологий психики [7].
Таким образом, можно констатировать среди осужденных достаточно распространенный тип личности — неадаптированный.
Изучение личности пенитенциарных преступников позволило выделить три их типа:
а) последовательно-криминогенный тип (39%). К нему относятся осужденные, отбывающие наказания за совершение тяжких, особо тяжких преступлений против жизни и здоровья-
б) ситуативно-криминогенный тип (33%). Осужденные, отнесенные к этому типу, отбывают лишение свободы за совершение преступных посягательств на различные объекты уголовно-правовой охраны. Их поведение отличается непоследовательностью- нарушения порядка отбывания наказания, как правило, носят необдуманный характер и являются бессистемными, связанными с посягательствами на различные требования. В основе совершения ими преступлений нередко лежат межличностные конфликты, вызванные оскорблениями со стороны потерпевших, либо они совершаются на бытовой почве при употреблении спиртных напитков-
в) ситуативный тип (28%) — лица, относящиеся к этому типу, как правило, впервые отбывают наказание за совершение преступлений против собственности в колониях-поселениях, характеризуются в целом положительно, вместе с тем при наличии благоприятной ситуации совершают побег.
Примечания
1. Панасенко Е. К. Латентность пенитенциарной преступности как угроза криминологической безопасности УИС II Закон и право. 2011. № 10. С. 61.
2. Слепов А. П. Предупреждение насильственных преступлений, совершаемых осужденными в исправительных колониях. Рязань: РИПЭ MВД России, 2008. С. 82.
3. Пенитенциарная преступность: сущность и актуальные проблемы предупреждения: сб. науч. тр. I под ред. Ю. И. Калинина. Владимир: ВЮИ Mинюста России, 2007. С. 20.
4. Скретнева Н. В. Насилие и уголовно-исполнительная система 11 Сибирский юридический вестник. 2008. № 2. С. 22−24.
5. Мерзоев Г. Б. Тюрьмы и колонии России. M.: Лига Разум, 2008. С. 77.
6. Патрушев Е. В. Причинный комплекс преступности в местах лишения свободы II Юридические науки. 2006. № 3. С. 25−28.
7. Лютынский А. И. Обеспечение безопасности допрашиваемых осужденных при расследовании преступлений, совершенных в исправительном учреждении II «Черные дыры» в российском законодательстве. 2009. С. 98.
Notes
1. Panasenko E. K. [Latency of penitentiary crime as a threat to criminological security of Criminal and executive system] II Zakon i pravo — Law and right. 2011, No. 10, p. 61.
2. Slepov A. P. Preduprezhdenie nasil'-stvennyh prestuplenij, sovershaemyh osuzhdennymi v ispravitel'-nyh koloniyah [The prevention of violent crimes committed by convicts in penal colonies]. Ryazan. RILE of Ministry of internal Affairs of Russia. 2008. P. 82.
3. Penitenciarnaya prestupnost'-: sushchnost'- i aktual'-nye problemy preduprezhdeniya: sb. nauch. tr -Penitentiary crime: nature and actual problems of prevention: coll. of scientific articles. I ed. by Y. I. Kalinin. Vladimir. RUI of the Russian Ministry of justice. 2007. P. 20.
4. Skretneva N. V. Nasilie i ugolovno ispolnitel'-naya sistema [Violence and criminal-executive system] II Sibirskij yuridicheskij vestnik — Siberian law herald. 2008, No. 2, pp. 22−24.
5. Merzoev G. B. Tyur'-my i kolonii Rossii [Prisons and colonies of Russia]. Moscow. Liga Razum. 2008.
P. 77.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой