Личные, не связанные с имущественными, отношения граждан в предмете гражданского права

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВОПРОСЫ ЧАСТНОГО ПРАВА И ЦИВИЛИСТИКИ
© 2003 г. О. С. Дианова
ЛИЧНЫЕ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С ИМУЩЕСТВЕННЫМИ, ОТНОШЕНИЯ ГРАЖДАН В ПРЕДМЕТЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
Подобно другим отраслям законодательства, гражданское имеет свой, особый предмет — круг отношений, который регулируется, по общему правилу, только им. В общих чертах предмет гражданско-правового регулирования может быть определен исходя из анализа содержания ст. 2 ГК РФ: это имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Наряду с ними гражданско-правовыми средствами защищаются неотъемлемые права и свободы личности и другие нематериальные блага, если из существа этих благ не вытекает иное. Таким образом, структура предмета гражданского права законодательно представлена тремя группами отношений. Их, прежде всего, объединяет то, что они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.
Личные неимущественные отношения традиционно делятся на две группы, имеющие различную историю и разное обоснование1. Принадлежность предмету гражданского права неимущественных отношений, связанных с имущественными, обусловлена соответствующей связью. Такая связь наблюдается, например, в авторском и изобретательском праве, а также в праве на открытие. Иначе обстоит дело со вторым видом неимущественных отношений. У них и объекты другие, не отделимые от личности, специфичны основания возникновения и прекращения, и, кроме того, отсутствует непосредственная связь с имущественными отношениями.
Вопрос о включении в предмет гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, всегда решался неоднозначно. В этой связи определились три концепции, которые условно можно назвать радикальной, негативной и позитивной.
Так, в частности В. А. Тарховым была высказана радикальная точка зрения о том, что отношения по поводу благ, неотделимых от личности, образуют самостоятельный предмет регулирования. Эти отношения оригинальны, автономны, обособлены от других отношений, для защиты этих отношений могут быть использованы не только гражданско-правовые способы. Но выделение данных отношений в самостоятельную
отрасль права, по мнению автора невозможно,
2
поскольку их удельный вес весьма невелик.2 Данная точка зрения подверглась убедительной
1 См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1/ Под ред. З. И. Цыбу-ленко. М., 2000. С. 12.
2 См.: Братусь С. Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 79−80.
критике со стороны С. С. Алексеева, который, на мой взгляд, совершенно верно подметил, что если эти отношения составляют особый предмет правового регулирования, то чем объясняется их включение в сферу гражданского права. Ведь для того, чтобы эти отношения регулировались самостоятельной отраслью права не имеет значение мал или велик удельный вес таких отношений. Если же к этим отношениям можно применить методы регулирования, свойственные определенной, сложившейся отрасли права, то это означает, что существуют определенные предпосылки для такого применения — родство названных отношений с теми, которые составляют предмет этой отрасли.
Сторонники негативной концепции считали что личные отношения, не связанные с имущественными, либо регулируются другими отраслями права, либо по своей природе допускают лишь юридическую охрану. Иными словами, в позитивном состоянии личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, не опосредуются, а лишь защищаются гражданским законодательством при их нарушении. Противопоставляя друг другу правовое регулирование и правовую охрану, О. С. Иоффе полагал, что неимущественные отношения, не связанные с имущественными «охраняются советским гражданским правом, не составляя, однако, предмета его регулирования"3. За личными неимущественными правами не признается качество субъективных гражданских прав или такому качеству приписывается негативное (отрицательное) содержание: «Термин «неимущественные отношения» не заключает в себе позитивного содержания — его научная информация негативна. Она свидетельствует только о том, что данный вид отношений не принадлежит к числу имущественных, и не больше"4- «до тех пор, пока личные права не нарушены, правовой характер отношений, связанный с их осуществлением совершенно не чув-ствуется"5- пользование благами не носит юридического характера, для их охраны нет необходимости в конструкции какого-либо правоотношения поскольку оно было бы настолько неопределенным, что его конструкция никакой полезной
3 См.: Иоффе О. С. Личные неимущественные права и их место в системе советского гражданского права// Сов. государство и право. 1966. № 7. С. 51−59. Он же: Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан // Сов. государство и право. 1962. № 7. С. 62−63.
4 См.: Советское гражданское право. Т. 1/ Под ред. О. А. Кра-савчикова. М., 1985. С. 77−83- Гражданско-правовая охрана интересов личности/ Отв. ред. Б. Б. Черепахин. М., 1969. С. 59.
5 См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С. 83.
функции не выполняло бы6- «нематериальные блага не отделимы от личности, и соответственно не могут отчуждаться от своих носителей. В силу этого гражданское право не регулирует связанные с ними отношения, а лишь обеспечивает их защиту"7.
Подобная «негативная» характеристика представляется не совсем верной, поскольку объективно (независимо от намерений авторов) она способна привести к известному принижению значения личных неимущественных прав, не связанных с имущественными правами, а также их места в системе гражданского законодательства8.
Сторонники позитивной концепции, исходя из равной значимости имущественных и неимущественных отношений в структуре предмета гражданско-правового регулирования утверждают, что гражданское право не только охраняет, но и регулирует личные неимущественные отношения. Включение неимущественных отношений, не связанных с имущественными, в предмет гражданского права объясняется расширением гражданско-правовой базы для защиты личных неимущественных благ9- в юридическом опосредовании свободы индивида определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, в юридической фиксации пределов этой свободы10- во взаимооценочном характере имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений, как общего признака, обуславливающего принципиальное единство всех этих отношений11- в их связи с имущественными отношениями посредством имущественной компенсации морального вреда в случае их нарушения12.
Отмечалось также, что правовое регулирование личных неимущественных отношений происходит путем предоставления гражданам субъективных прав пользования нематериальными благами13. Правомочием по пользованию каким-либо нематериальным благом М. Н. Малеина считает закрепленную в законе возможность реализации неимущественного блага по своему желанию и в своих интересах. Субъект личных прав не пассивен, он пользуется этими правами- соответственно корреспондирующие обязанности третьих лиц не исчерпываются воздержанием от нарушения личного права. Так, граждане не толь-
6 См.: Халфина Р. О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 124.
7 См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1/ Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2000. С. 243 (автор — А. П. Сергеев).
8 См.: Малеин Н. С. Тенденции развития гражданского права// Сов. государство и право. 1978. № 2. С. 40.
9 См.: Анисимов А. Л. Гражданско-правовая защита чести и достоинства и деловой репутации по законодательству Российской Федерации. М., 2001. С. 24.
10 См.: Малеина М. Н. Содержание и осуществление личных неимущественных прав// Государство и право. 2000. № 2. С.
17.
11 См.: Гражданское право. Ч. 1/ Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. С. 6−7 (автор — Н. Д. Егоров) — Егоров Н. Д. Личные неимущественные права граждан и организаций как институт советского гражданского права// Правоведение. 1984. № 4. С. 34.
12 См.: Гражданское право. Ч. 1/ Под ред. З. И. Цыбуленко. С. 9.
13 См.: Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан:
понятие, осуществление, защита. С. 32- Развитие советского
гражданского права на современном этапе/ Отв. ред. В. П.
Мозолин. М., 1986. С. 205.
ко имеют право на имя, но и могут их изменять, присваивать фамилию, отчество усыновленным, давать имя научному открытию- авторы могут публиковать произведения под своим именем, под псевдонимом или анонимно- отношения по оказанию медицинской помощи, по пользованию достижениями культуры возникают в связи с реализацией этих личных прав, а не только в случае их нарушения- честь и достоинство граждан получает объективированное выражение в характеристиках, которые представляются гражданами в различные организации, и лишь в редких случаях, содержащиеся в них сведения становятся объектом изучения суда в порядке защиты чести и достоинства. Кроме того, в структуре некоторых нематериальных прав М. Н. Малеиной выделяется еще одно правомочие — по распоряжению принадлежащим нематериальным благом. Так, вопреки общему правилу о неотделимости личных прав от их носителя, по авторскому договору можно передать личное неимущественное право на использование произведения- осуществлением правомочия по распоряжению именем будет являться его смена при определенных обстоятельствах и т. д.
Таким образом, личные неимущественные права имеют вполне определенное положительное содержание. Этими правами граждане обладают независимо от их нарушения (до их нарушения), и если личные неимущественные отношения еще недостаточно полно отражены в гражданском праве, то это свидетельствует лишь о необходимости дальнейшего развития гражданского законодательства, хотя его эволюция в этой сфере очевидна.
Так, в первом ГК РСФСР 1922 г. вообще не содержалось каких-либо прямых специальных норм о регулировании этих отношений (в разделе
0 деликтных обязательствах предусматривалось возмещение вреда в случаях повреждения здоровья и причинения смерти). 14 Впервые нормы, направленные на защиту чести и достоинства граждан были закреплены в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (в дальнейшем Основы), в ГК РСФСР 1964 г. и в ГК других союзных республик. Статья
1 Основ определяла, что гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, а в случаях, предусмотренных законом — и иные личные неимущественные отношения. Таким образом, гражданско-правовое регулирование личных неимущественных отношений допускалось лишь в той мере, в какой они связаны с имущественными, а вне этой связи — только при наличии специального закона. С этого времени в литературе возобладал подход о гражданско-правовом регулировании этих отношений и их включении в предмет гражданского права. Закрепление в законодательстве такой нормы привело к отождествлению понятий «правовая охрана» и «правовое регулирование» и к недопустимости их противопоставления. Ученые приходят к выводу о том, что сам факт регулирования означает и охрану соответствующих прав, а их охрана осуще-
14 См.: Малеина М. Н. Указ. соч. С. 26−31.
ствляется путем регулирования соответствующих отношений. 15 Поскольку регулирование личных отношений, не связанных с имущественными, в их «чистом» виде предусматривалось лишь в порядке исключения, нормы, регулирующие эти отношения в действующем законодательстве занимали весьма скромное место. ГК РСФСР 1964 г. содержал только две нормы, которые регулировали собственно личные отношения — о защите чести и достоинства (ст. 7) и об охране интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства (ст. 514), а в главе о деликтных обязательствах предусматривалось право на возмещение имущественного вреда, причиненного здоровью или смертью кормильца. Однако, ст. 7 применялась крайне редко, основная линия судебной практики была направлена на отказ в удовлетворении требований о защите чести и достоинства16. Тем самым создавался определенный разрыв между основанными на демократических принципах нормами, закрепленными в Конституции СССР 1936 г., и практикой нормотворческих и правоприменительных органов.
Тенденция усиления охраны личных прав граждан получила отражение в Конституции СССР 1977 г. Она послужила мощным толчком для принятия ряда новых нормативных актов, имеющих принципиальное значение для всей области правовой охраны личности, в том числе и для охраны присущими гражданскому законодательству средствами жизни, здоровья и личной свободы граждан. Провозгласив право граждан на судебную защиту от посягательств на честь и достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество она оказала несомненное влияние и на судебную практику, связанную с применением статей, направленных на защиту личных неимущественных прав граждан. И, тем не менее, кодифицированное гражданское законодательство отставало от конституционного, поскольку не все провозглашенные Конституцией СССР 1977 г. личные права стали объектами гражданско-правовой охраны. 17 Такому положению, по мнению ряда авторов, сторонников позитивной концепции, в известной степени способствовала негативная концепция личных прав, согласно которой гражданское право может только охранять, но не регулировать личные неимущественные отношения.
Но их взгляды были учтены при принятии Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., поскольку п. 2 ст. 1 предусматривал: «Личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, регулируются гражданским законодательством, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами Союза ССР и республик (далее — законодательные акты) либо не вытекает из существа лич-
15 См.: Малеин Н. С. Тенденции развития гражданского права// Сов. государство и право. 1978. № 2. С. 41- Развитие советского гражданского права на современном этапе/ Отв. ред. В. П. Мозолин. С. 205- Гражданское право: Учебник. Ч. 1/ Под ред.
А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2000. С. 319.
16 См.: Ярошенко К. Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. М., 1990. С. 3.
17 См.: Развитие советского гражданского права на современном этапе/ Отв. ред. В. П. Мозолин. С. 204.
ного неимущественного отношения». В результате создавалась реальная правовая база для вовлечения в сферу гражданско-правового регулирования самого широкого круга личных неимущественных отношений, так как за ее пределы выводились лишь те из них, которые прямо исключались самим законом либо существом соответствующей социальной связи18.
В современном ГК РФ личным неимущественным отношениям уделено гораздо большее внимание, чем в предшествующих законодательных актах. Это проявилось как в выросшем количестве статей, посвященных данному виду отношений, так и в целом ряде новых законодательных конструкций и правовых моделей, ранее не известных нашему гражданскому праву. Но, как известно, действующий ГК РФ не воспринял весьма емкой формулы п. 2 ст. 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., и в п. 2 ст. 2 предусмотрел несколько иное положение: «Неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ». При кажущейся близости указанных формулировок их различие весьма значительно. Указание на то, что нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, в который раз дало ряду авторов основание полагать, что указанный вид отношений исключен из предмета гражданско-правового регулирования1. И если бы в п. 2 ст. 3 ГК РФ одновременно не говорилось о гражданско-правовом регулировании этих отношений, сферу воздействия гражданского права в зависимости от его функциональных особенностей буквально можно было бы определить как через предмет его правового регулирования, так и через предмет его правовой охраны (защиты)20.
То обстоятельство, что ГК РФ исходит лишь из возможности защиты, но не «позитивного» регулирования личных неимущественных отношений, по мнению ряда ученых, объясняется «реальным отсутствием в гражданском законодательстве системы содержательных «позитивных» правил, устанавливающих самостоятельный гражданско-правовой режим этих объектов и неудачей попыток их создания. Гражданское право, по их мнению, используется для защиты такого рода отношений, но не для их прямой регламента-ции21.
В то же время ряд авторов, ссылаясь на конкретные нормы гражданского права, делают вывод о закреплении в гражданском праве именно позитивных правомочий правообладателя (ст. 19 ГК РФ, ст. 514 ГК РСФСР 1964 г.) — о существовании личных прав, не связанных с имуществен-
18 См.: Красавчикова Л. О. Перспективы и проблемы в регулировании личных неимущественных отношений по новому ГК РФ// Цивилистические записки: Межвуз. сборн. науч. тр. М., 2001. С. 50.
19 См.: Научно-практический комментарий к ч. 1 Гражданского кодекса для предпринимателей/ Под ред. В. Д. Карповича. М., 1999. С. 24.
20 См.: Ровный В. В. Проблемы объекта в гражданском праве. Иркутск, 1998. С. 54.
21 См.: Гражданское право: Учебник. Т. 1/ Под ред. Е. А. Суха-
нова. М., 1998. С. 38.
ными, до их нарушения (ст. 128, ст. 150 ГК РФ)22. Связь имущественных и неимущественных отношений как в нормальном (не нарушенном состоянии), так и в соприкосновении их друг с другом в стадии нарушения (при взыскании убытков, компенсации морального вреда) позволяет говорить о их предметном родстве23. Их методическое родство обуславливает возможность применения к указанным отношениям метода, применяемого для воздействия на имущественные отношения и неимущественные отношения, связанные с имущественными. Применение метода гражданско-правового регулирования к указанным отношениям обосновывается юридической независимостью субъектов, отсутствием между ними отношений власти и подчинения, диспозитивностью их правомочий и инициативой. Л. О. Красавчико-ва в этой связи делает вывод о том, что реализация охранительной функции гражданского права становится возможной только в сочетании с регулятивной, которая выражается в воздействии права на общественные отношения как путем их закрепления в тех или иных правовых институтах, так и путем оформления их движения.
Преобладание регулятивной или охранительной функции гражданского права в сфере иных неимущественных отношений во многом зависит от того, по поводу какого конкретного личного блага возникает соответствующая правовая связь. Очевидно, что честь и достоинство, частная жизнь предполагает, прежде всего, охранительное воздействие норм гражданского права, поскольку ни одна отрасль права, ни один нормативный акт не может наделить лицо честью и достоинством, именем, жизнью и т. д., так как право может только юридически признать принадлежность каждому конкретному лицу его жизни, здоровья, чести и достоинства и т. д., и, соприкасаясь с ними, право обеспечивает лишь их охрану, но не регулирование24. Правовые нормы не могут и не должны содержать каких-либо конкретных указаний относительно порядка владения, пользования и распоряжения этими благами. Гражданское право в этой сфере констатирует наличие названных благ и признает свободу индивида определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению.
Таким образом, регулятивная функция гражданского права в сфере личных неимущественных отношений проявляется, в первую очередь, в форме юридического признания принадлежности каждому физическому лицу неотчуждаемых нематериальных благ и свободы определять свое поведение в индивидуальной жизнедеятельности по своему усмотрению, исключающему вмешательство со стороны других лиц, кроме случаев прямо предусмотренных законом. Отношения же по поводу жизни, здоровья, имени, личной и се-
22 См.: Малеина М. Н. Указ. соч. С. 26−27- Красавчикова Л. О. Указ. соч. С. 53.
23 См.: Флейшиц Е. А., Маковский А. Л. Теоретические вопросы кодификации республиканского гражданского законодательства// Сов. государство и право. 1963. № 1.
24 См.: Иоффе О. С. Личные неимущественные права и их место в системе гражданского права // Сов. государство и право. 1966. № 7. С. 54.
мейной тайны, свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства нуждаются в определенном позитивном регулирующем воздействии. Причем такое воздействие совсем не обязательно должно сводиться к формулированию всех правомочий, входящих в содержание соответствующего субъективного права управомоченного лица. Применительно к каждому отдельному личному праву законодатель может (и должен) вовлечь в сферу гражданско-правового регулирования лишь те социальные связи субъектов права, где общественная потребность в подобной регламентации уже назрела.
В этой связи необходимо остановиться и на другом аспекте предмета гражданского права, который связан со степенью значимости каждого вида регулируемых отношений. Как видно из текста закона, на первое место в качестве предмета регулирования традиционно ставятся имущественные отношения. В большинстве учебников и монографий также отмечается доминирующее значение имущественных отношений в предмете гражданского права, несмотря на то, что личные права являются важнейшим компонентом правового статуса граждан наряду с экономическими и политическими правами. Кроме того, приоритет личных прав перед иными правами закреплен в Конституции Р Ф. Несмотря на это в действующем гражданском праве нормы, регулирующие личные отношения, занимают весьма скромное место. При всем значении гражданского права в регулировании имущественных отношений необходимо признать, что столь неполное регулирование личных, не связанных с имущественными, отношений вряд ли способствует усилению охраняемых личных интересов и прав граждан на совре-
25
менном этапе25.
Человек, являясь биососоциальной категорией, нуждается в пище, жилье, одежде и кроме этого как личность он формируется и развивается посредством участия в общественной жизни. Личность характеризуется, прежде всего, сознанием, волей, социальными и духовными качествами, без которых не существует ни человека, ни общества. И чем дальше развивается общество, тем все более приобретают определяющую значимость духовные качества индивидов, возрастает ценность духовного начала. Важное значение личных благ предполагает целесообразность усиления их правовой охраны гражданским законодательством 6
Проблема дальнейшего расширения гражданско-правовой охраны личных неимущественных отношений длительное время вызывает противоречивые решения, в которых вместе с тем выражены две основные идеи: множественности личных прав и единого личного права27.
Сторонники идеи множественности личных прав связывают развитие гражданско-правовой охраны личных неимущественных прав граждан с
25 См.: Развитие советского гражданского права на современном этапе/ Отв. ред. В. П. Мозолин. С. 203−223.
26 См.: Гражданско-правовое положение личности в СССР/ Отв. ред. Н. С. Малеин. М., 1975. С. 25−27.
27 См.: Суховерхий В. Л. О развитии гражданскоправовой ох-
раны личных неимущественных прав и интересов граждан//
Правоведение. 1972.№ 3. С. 29.
признанием за ними все новых разнообразных личных прав. Совершенствование охраны интересов личности предлагается обеспечить как путем углубления содержания действующих норм, так и расширением сферы гражданско-правового регулирования. С. Н. Братусем в этой связи предлагалось закрепить в законе перечень некоторых общепризнанных видов конкретных личных прав, подлежащих защите, не закрывая суду возможность расширять этот список по мере того, как будут созревать для этого соответствующие общественные условия28.
Идея единого личного права получила свою поддержку во взглядах С. И. Асканазия и Е. А. Флейшиц. 29 По их мнению, законодательство должно охранять не отдельные, многообразные личные права, а одно единое личное право. С. И. Асканазий отмечал, что для охраны даже тех известных буржуазной судебной практике личных прав, которые ввиду их нарушения и малозначительности нарушенного интереса нецелесообразно специально упоминать в кодексе, недостаточно ограничиваться перечислением всех возможных видов этих личных прав, их следует охватить общей формулой охраны личных прав, с тем, чтобы под нее можно было бы подвести все те многообразные случаи, когда охрана прав лица должна быть обеспечена. Е. А. Флейшиц, отстаивая идею защиты единого личного права, также предлагала установить в общей форме охрану личных интересов гражданина. По ее мнению это позволило бы защитить те многообразные интересы личности, которые невозможно поименовать и перечислить в законе и которые вследствие своей нети-пичности не могут отлиться в объект особых субъективных прав. В результате гражданско-правовая защита предоставлялась бы всякий раз любому гражданину, личные интересы которого нарушены. Но как мы можем сегодня видеть идея единого личного права не нашла поддержки и отражения в современном гражданском законодательстве. И это понятно, поскольку чрезмерно общие, нечеткие и неопределенные формулировки вроде «охраны личных непротивоправных интересов» способны привести к судейскому произволу, поскольку предоставляют большие возможности для произвольного толкования и применения закона. К тому же, как справедливо отмечал С. Н. Братусь, советское право берет под свою защиту не любой, пусть даже непротивоправный интерес, а те личные блага, которые подлежат с точки зрения государства юридической защите, в связи с признанием их социально ценными30. О. С. Иоффе также отмечал, что Гражданский кодекс может содержать нормы лишь о таких личных неимущественных правах, которые восстановимы после их нарушения31. Позиция авторов представляется правильной, поскольку гражданское законодательство не в состоянии защитить те из них, которые в этом не нуждаются в силу
См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С. S5.
29 См.: Суховерхий В. Л. О развитии гражданскоправовой охраны личных неимущественных прав и интересов граждан// Правоведение. 1972. № 3. С. 29−30.
30 См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С. S5.
31 См.: Иоффе О. С. Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР// Сов. государство и право. 195б. № 2.
самого их существа или не могут быть защищены гражданско-правовыми средствами.
В. Л. Суховерхий рассматривая данный вопрос, высказывал предположение об интеграции и унификации правовых норм таким образом, чтобы они охватывали собой целый круг однородных, объединенных единым, коренным интересом отношений, регулируемых гражданским законодательством, и тех, которые могут быть урегулированы им в дальнейшем32. При этом они не должны быть настолько широкими и общими, чтобы утратить свою направленность и содержание. Такой путь, по мнению ученого, позволит не только обеспечить гражданскоправовой охраной наиболее широкий диапазон разнообразных личных неимущественных интересов, но и избежать нормативного дублирования, сократить объем правовых норм, регламентирующих однородные отношения, а также устранить правоприменительные трудности, вызываемые чрезмерной дифференциацией.
Сторонниками идеи множественности личных прав указывается на целесообразность кодификации норм, регулирующих личные неимущественные отношения- необходимость развития как уже имеющихся правовых конструкций, так и создание новых правовых моделей, выполняющих как регулятивную, так и охранительную функцию33. Для достижения этой цели предлагается объединить нормы, посвященные регулированию личных неимущественных отношений в специальную главу (главы, разделы, части), которая могла бы начинаться с общей (генеральной) нормы об охране прав личности34. Ее положения конкретизировались бы в последующих статьях, предусматривающих регулирование некоторых личных прав. Указывается также и на необходимость включения в главу о неимущественных правах норм, отражающих специфические способы защиты некоторых неимущественных прав35. Это необходимо уже по той причине, что личные неимущественные права в отличие от имущественных прав, в большинстве случаев, не могут быть восстановлены (при нарушении) мерами экономического характера36. Для достижения этой цели предлагается закрепление в гражданском законодательстве новых санкций, направленных как на предупреждение последующих правонарушений, так и на эффективную защиту нарушенных прав.
Таким образом, современный ГК РФ воплотив многие положения Конституции Р Ф, посвященные правам и свободам личности и посвятив нематериальным благам и их защите самостоятельную главу открывает реальные перспективы для совершенствования и развития гражданского законодательства в этой сфере. В результате становится актуальным дальнейшее развитие
32 См.: Суховерхий В. Л. О развитии гражданскоправовой охраны личных неимущественных прав и интересов граждан// Правоведение. 1972. № 3. С. 31.
33 См.: Красавчикова Л. О. Указ. соч. С. 57.
34 См.: Гражданско-правовое положение личности в СССР/
Отв. ред. Н. С. Малеин. С. 29- Малеина М. Н. Указ. соч. С. 29−30.
35 См.: Ярошенко К. Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. М., 1990. С. 20.
36 См.: Развитие советского гражданского права на современном этапе/ Отв. ред. В. П. Мозолин. С. 207.
института личных неимущественных путем совершенствования как уже существующих гражданско-правовых моделей, так и дополнением его новыми, не известными сегодня гражданскому законодательству, конструкциями.
?? ?? ?

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой