Особенности смертности в Приамурье

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

J.A.M.A. doi: 10. 1001/jama. 2013. 13 805 http: //globalhealth. emory. edu/resources/scholarly_publications/pdfs/us_burdenofdiseasecol-laborators_jama_2013. pdf
12. Wang H., Dwyer-Lindgren L., Lofgren K.T. et al. Age-specific and sex-specific mortality in 187 countries, 1970−2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet. 2012- 380: 2071−94.
13. Minino A.M., Murphy S.L. Death in the United States, 2010. NCHS Data Brief N 99 July 2012.
14. Вишневский А. Г. Россия: демографические итоги двух десятилетий. Мир России. 2012- 21 (3): 3−40.
15. Вишневский А. Г. Избранные демографические труды. М.: Наука- 2005- т. 1−2.
16. Marshall R.J. Standard expected years of life lost as a measure of mortality: norms and reference to New Zealand data. Aust. N. Z. J. Publ. Hlth. 2004- 28 (5): 452−7.
17. Foreman K.J., Lozano R., Lopez A.D., Murray C.J. Modeling causes of death: an integrated approach using CODEm. Popul. Hlth Metr. 2012- 10: 1.
REFERENCES
1. Krut'-ko V.N., Smirnova T.M. Analysis of trends in mortality and life expectancy in the Russian end of the twentieth century. Moscow: URSS- 2002 (in Russian).
2. Starodubov V.I., Ivanova A.V., Semina V.G. et al. Health of the nation dynamics and projections of health in Russia in a social context 90s. Glavvrach. 2002- 8: 13−32 (in Russian).
3. Shkol'-nikov V.M., Andreeva E.M., Maleva T.M. Inequality and mortality in Russia. Moscow: Carnegie Moscow Center- 2000 (in Russian).
4. Artjuhov I.P. Gornyj B. Je., Mazharov V.F. Prioritization of regional programs to reduce mortality based on an analysis of the number of years of potential life lost. Meditsina v Kuzbasse. 2011- 4: 7−11 (in Russian).
5. Ljubov E3., Morev М/V., Falaleeva О.1. Socio-economic burden of suicide mortality in Russia. Sotsial'-naya i klinicheskaya psikhiatriya. 2013- 23 (2): 38−44 (in Russian).
6. Korobicyn В.A., Kuklin A.A., Manzhurov I.L. et al. Assessment of damage from a reduction in life expectancy as a result of cancer. Ekonomika regiona. 2013- 3: 257−64.
7. Global burden of disease: Generation of evidence, policy direction. Health Metricsand Evaluation (IHME), University of Washington, Human Development Network World Bank (in Russian).
8. Disability-adjusted life years (DALYs) for 291 diseases and injuries in 21 regions, 1990−2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet. 2012- 380 (9859): 2197−223.
9. Salomon J.A., Vos T., Hogan D.R. et al. Common values in assessing health outcomes from disease and injury: disability weights measurement study for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet. 2012- 380: 2129−43.
10. Vos T., Flaxman A.D., Naghavi М. et al. Years lived with disability (YLDs) for 1160 sequelae of 289 diseases and injuries 1990−2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet. 2012- 380: 2163−96.
11. Members of the US Burden of Disease Collaborators The State of US Health, 1990−2010 Burden of Diseases, Injuries, and Risk Factors. J.A.M.A. doi: 10. 1001/jama. 2013. 13 805 http: //globalhealth. emory. edu/resources/scholarly_publications/pdfs/us_burdenofdiseasec ol-laborators_jama_2013. pdf
12. Wang H., Dwyer-Lindgren L., Lofgren K.T. et al. Age-specific and sex-specific mortality in 187 countries, 1970−2010: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2010. Lancet. 2012- 380: 2071−94.
13. Minino A.M., Murphy S.L. Death in the United States, 2010. NCHS Data Brief No 99 July 2012.
14. Vishnevskij A.G. Universe of Russia. 2012- 21 (3): 3−40 (in Russian).
15. Vishnevskij A.G. Selected demographic works. Moscow: Nauka- 2005- vol. 1−2 (in Russian).
16. Marshall R.J. Standard expected years of life lost as a measure of mortality: norms and reference to New Zealand data. Aust. N. Z. J. Publ. Hlth. 2004- 28 (5): 452−7.
17. Foreman K.J., Lozano R., Lopez A.D., Murray CJ. Modeling causes of death: an integrated approach using CODEm. Popul. Hlth Metr. 2012- 10: 1.
Поступила 28. 12. 13
© Агаркова О. А., Войт Л. Н., 2014 УДК 614. 2:312. 2(571. 61/. 62)
Агаркова О. А., Войт Л. Н. ОСОБЕННОСТИ СМЕРТНОСТИ В ПРИАМУРЬЕ
ГБОУ ВПО Амурская государственная медицинская академия Минздрава России, 675 000, Благовещенск, Россия
В данной научной статье приведены результаты изучения смертности как медико-социальной проблемы в Приамурье. Представлены статистические данные о смертности населения, в том числе трудоспособного- рассмотрены показатели смертности в динамике с определением наиболее благополучных и неблагополучных районов области. Без внимания не остался показатель младенческой смертности, который является одним из основных индикаторов здоровья нации. Исследованы показатели детской и материнской смертности, отражены факторы риска, выявлены основные причины смертности.
Ключевые слова: демография- общая смертность- младенческая смертность- детская смертность- материнская смертность.
THE CHARACTERISTICS OF MORTALITY IN THE PRIAMURYE
Agarkova O.A., VoiytL.N.
The Amur state medical academy of Minzdrav of Russia, 675 000 Blagoveschensk, Russia
The article presents the results of analysis of mortality as a medical social problem in the Priamurye. The statistical data of population mortality including able-bodied population are presented. The indicators of mortality are analyzed in dynamics with determination of most well and most unwell regions of oblast. The indicator of infant mortality is analyzed too as one of main indicators of nation health. The indicators of children and maternal mortality are investigated and risk factors and main causes of mortality are established.
Keywords: demography- total mortality- infant mortality- children mortality- maternal mortality.
Здоровье нации является неотъемлемой частью общественного богатства и ключевым ресурсом развития государства, а показатели состояния здоровья населения — важным критерием для развития общества. К
ведущим показателям здоровья относятся медико-демографические.
На сегодняшний день демографическая ситуация как в России в целом, так и в Амурской области харак-
Для корреспонденции: Агаркова Ольга Александровна (whirlybird@mail. ru).
17
16
15-
14-
13
12-
11
10-
15,3
14,6
12,7
т
теризуется резким снижением рождаемости, увеличением смертности, миграционным оттоком населения как в другие регионы страны, так и в зарубежные страны — в более благоприятные для проживания места [1].
Наметившиеся в 2005 г. положительные сдвиги в показателях смертности населения Амурской области благодаря работе в рамках национального проекта & quot-Здоровье"- стали более отчетливыми в 2007 г. В течение года зарегистрировано 12 479 случаев смерти, что на 1156 (8,5%) меньше, чем в 2006 г., а в 2006 г. — на 1324 меньше, чем в 2005 г. До этого наблюдался непрерывный рост с 1990 г. В последующий период тенденция к постепенному снижению показателей смертности сохранялась.
В 2011 г. отмечено снижение общей смертности до 14,8 против 15,3 случая на 1000 населения в 2010 г., в 2012 г. — до 14,7%о, т. е. уровень смертности остается высоким, превышая показатели по Российской Федерации (13,3) и Дальневосточному федеральному округу (ДФО) (13,0) в 1,1 и 1,13 раза соответственно [2−4]. Динамика показателей общей смертности по Амурской области отображена на рис. 1.
В 2012 г. на 1-м месте оставалась смертность от заболеваний сердечно-сосудистой системы — 768,4 на 100 тыс. всего населения (в 2011 г. 746,7, по РФ 753,0, по ДФО — 710,6), на 2-м месте — от несчастных случаев и травм — 237,2 (в 2012 г. 241,2, по РФ 152,8, по ДФО 198), на 3-м месте — от новообразований — 183,3 (в 2011 г. 188,5, по РФ 206,6).
Показатель младенческой смертности рассматривается как индикатор санитарного благополучия населения, уровня и качества медико-санитарной помощи, эффективности и качества акушерской и педиатрической службы. В Амурской области в результате целенаправленной работы по совершенствованию организации медицинской помощи женщинам и детям удалось добиться снижения младенческой смертности с 17,5 на 1000 родившихся живыми в 2006 г. до 10,8 в 2011 г., однако в 2012 г. показатель увеличился до 13,8%. Он выше среднего как по РФ (8,7%), так и по ДФО (10,8%) [2−4].
Структура причин младенческой смертности в 2011—2012 гг. приведена на рис. 2.
Среди причин младенческой смертности в 2012 г. 1-е место занимали отдельные состояния перинатального периода (6,9 на 1000 родившихся живыми- в 2011 г. данный показатель составлял 4,4%) — 2-е — врожденные аномалии (1,9 на 1000 родившихся живыми- в 2011 г. 2,2%) — 3-е место — несчастные случаи, отравления и травмы и синдром внезапной смерти — по 1,2% (в 2011 г. 1,5 и 1,1% соответственно).
Смертность населения трудоспособного возраста по сравнению с 2011 г. снизилась и составила 807,6 на 100 тыс. соответствующего населения (855,6 в 2011 г.). На 1-м месте смертность от внешних причин — 298,1 на 100 тыс. трудоспособного населения (307,2 в 2011 г.), на 2-м — от заболеваний органов кровообращения — 225,3 (237,3 в 1011 г.), на 3-м месте — от новообразований — 88,1 (95,6 в 2011 г.).
Анализ смертности от внешних причин показал, что 87% среди убитых и 83% среди самоубийц составляют лица трудоспособного возраста, среди отравившихся алкоголем на их долю приходится 79%.
В 2012 г. показатели детской смертности (возраст — 17 лет) оставались почти без изменений. Самый высо-
16,9
13,0
т
т
т
т
т
& quot-Г
& quot-Г
2000 2005 2006 2007
2008 Годы
2009 2010 2011 2012
Амурская область
РФ
ДФО
Рис. 1. Динамика показателей общей смертности в Амурской области (в %).
кий показатель детской смертности в 2012 г. был отмечен в возрастной группе 15−17 лет — 29,5% (29 человек), 1−4 года — 23,5% (23), 9 лет — 23,5% (23), 10−14 лет — 23,5% (23 человека).
Материнская смертность в области характеризуется неустойчивостью. В последние годы данный показатель имеет тенденцию к снижению. Среди причин материнской смертности за 2012 г. были разрыв матки при родах на дому, септический аборт на 21-й неделе беременности, преждевременная отслойка плаценты с кровотечением, эмболия с околоплодными водами, анафилактический шок. Критическое отношение будущей матери как к своему здоровью, так и к здоровью будущего ребенка играет основополагающую роль в рождении здорового потомства.
Справедливо заметить, что с течением времени неизбежно старение населения, сокращение его трудоспособной части, возобновление тендерного дисбаланса. Нисходящая социальная мобильность и опережающее воспроизводство социально дезадаптированного контингента, усугубление неравенства в продолжительно-
Синдром
внезапной смерти
Несчастные случаи, отравления, травмы
Отдельные состояния перинатального периода
Врожденные аномалии
Болезни
органов дыхания Болезни
нервной системы Прочие причины
2011
Годы
2012
Рис. 2. Структура причин младенческой смертности в 2010—2011 гг.
сти и качестве жизни противоречат приоритетам развития человеческого капитала, который на современном этапе является решающим не только для экономического прогресса, но и для существования нации. Это требует особой взвешенности всех решений, которые могут так или иначе отразиться на общественном здоровье.
Эффективному преодолению демографического кризиса будет способствовать результативное восстановление & quot-рефлекса цели& quot- у основной массы населения за счет целенаправленного улучшения всего комплекса социально-экономических, экологических, биологических и медицинских факторов, влияющих на общественное здоровье.
Литература
1. Войт Л. Н., Камалова С. К., Тураев Р. Г. Медико-демографическая ситуация в Амурской области. В кн.: Гайдарова Г. М. Актуальные проблемы здоровья населения и развития здравоохранения на уровне субъекта Российской Федерации: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 145-летию образования Общества врачей Восточной Сибири (1863−2008). Иркутск: НЦРВХ ВСНЦ СО РАМН- 2008: 104.
2. Амурский статистический ежегодник: Сборник. Благовещенск: Амуроблкомстат- 2010- 2011- 2012- 2013.
3. Смертность населения Амурской области по отдельным причинам по городским округам и муниципальным районам в 2011 г. Благовещенск: Амурстат- 2012.
4. Смертность населения Амурской области: гендерный аспект. Благовещенск: Амурстат- 2011.
REFERENCES
1. Voyt L.N., Kamalova S.K., Turaev R.G. Medical and demographic situation in the Amur region. In: Gaidarov G.M., ed. Actual problems of health and the development of public health at the level of the Russian Federation: the All-Russian scientific-practical conference dedicated to the 145th anniversary of the Society of Physicians of Eastern Siberia (1863−2008). Irkutsk: Scientific Center PBX Centre of Medical Ecology- 2008: 104 (in Russian).
2. Amur statistical yearbook. Blagoveshchensk: Amuroblkomstat- 2010- 2011- 2012- 2013 (in Russian).
3. Mortality of the Amur region on specific reasons for urban districts and municipal areas in 2011. Blagoveshchensk: Amurstat- 2012 (in Russian).
4. Mortality Amur region. Blagoveshchensk: Amurstat- 2011 (in Russian).
Поступила 10. 01. 14
© Коллектив авторов, 2014 УДК 614. 2:312. 2(470. 57)
Аскаров Р. А. 1, Аскарова З. Ф. 2, Карелин А. О. 3, Чуенкова Г. А. 4
ДИНАМИКА СМЕРТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ ТРУДОСПОСОБНОГО ВОЗРАСТА В РЕСПУБЛИКЕ
БАШКОРТОСТАН
1ГОУ ВПО Российский государственный геологоразведочный университет им. С. Орджоникидзе, 117 997, Москва, Россия-
2ГБОУ ВПО Башкирский государственный медицинский университет Минздрава России, 450 000, Уфа, Россия- 3Санкт-Петербургский государственный медицинский университет акад. И. П. Павлова, 197 022, Санкт-Петербург, Россия-
4МБУЗ Поликлиника № 32, 450 065, Уфа, Россия
Проанализированы данные государственной статистики о смертности трудоспособного населения (таблица С 51) в регионах Республики Башкортостан (РБ) с 2002 по 2012 г., а также структура основных причин смерти. Проведен сравнительный анализ полученных данных с аналогичными показателями по РБ и России. Выявлены различия в уровне смертности в регионах, различающихся между собой по степени экономического развития, экологического загрязнения. Обращают внимание высокие показатели смертности населения трудоспособного возраста в некоторых регионах по сравнению с таковыми в РБ и среднероссийскими показателями. Межрегиональная неоднородность показателей смертности населения трудоспособного возраста демонстрирует настоятельную необходимость дальнейшего углубления исследований по идентификации и количественной оценке факторов риска здоровью с последующим внедрением адресных профилактических программ. Ключевые слова: смертность- трудоспособное население- основные причины смерти- динамика изменения показателей смертности.
THE DYNAMICS OF MORTALITY OF POPULATION OF ABLE-BODIED AGE IN THE REPUBLIC
OF BASHKORTOSTAN
AskarovR.A. 1, Askarova Z.F. 2, Karelin A.O. 3, Tchutenkova G.A. 4
'-The S. Ordjonikidze Russian state geological exploration university, 117 997 Moscow, Russia
2The Bashkir state medical university of Minzdrav of Russia, 450 000 Ufa, Russia
3The academician I.P. Pavlov first St. Petersburg state medical university, 197 022 St. Petersburg, Russia
4The polyclinic № 32, 450 065 Ufa, Russia
The article analyzes data of state statistics concerning mortality of able-bodied population (table C51) in the regions of the Republic of Bashkortostan in 2002−201. The structure of main causes of death is analyzed. The comparative analysis of received data and analogous indicators in the Republic of Bashkortostan and Russia was carried out. The differences in levels of mortality per regions with different degree of economic development and ecological pollution were demonstrated. The article emphasizes high indicators of mortality of population of able-bodied age in particular regions as compared with corresponding republican and national indicators of mortality. The interregional heterogeneity of indicators of mortality of population of able-bodied age demonstrates a genuine necessity of further intensification of research in identification and qualitative evaluation of health risk factors with following implementation of target preventive programs.
Keywords: mortality- able-bodied population- main causes of death- dynamics of alteration of mortality indicators
В настоящие время приоритетной является проблема охраны и укрепления здоровья работающего населения с целью сохранения трудового потенциала и создания
условий для экономического развития страны. Это подтверждается таким документом как & quot-Стратегия социально-экономического развития России до 2020 года& quot-,
Для корреспонденции: Аскарова Загира Фатхулловна, zagira_a@mail. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой