Особенности смысловых связей прилагательных лексико-семантической группы (ЛСГ) «Интеллектуально одаренный»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Е. Н. Шамова
ОСОБЕННОСТИ СМЫСЛОВЫХ СВЯЗЕЙ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ (ЛСГ) «ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО ОДАРЕННЫЙ»
В настоящей статье рассматриваются наиболее частотные единицы лексико-семантической группы прилагательных, участвующих в выражении понятия «интеллектуально одаренный». Подчеркивая особенности семантических структур единиц исследуемой группы, автор раскрывает характер смысловых связей между прилагательными, составляющими ядро ЛСГ, и периферийными единицами и приходит к выводу об их качественном различии.
Лексико-семантическая группа слов, участвующих в выражении понятия «интеллектуально одаренный» в современном английском языке формируется ядерными прилагательными clever и intelligent, а также периферийными прилагательными wise, reasonable, sensible, shrewd, witty и другими (ЛСГ «интеллектуально одаренный» включает более 140 единиц. В настоящей статье рассматриваются наиболее частотные адъективные слова со сложной семантической структурой). Анализ показал, что словам данной группы свойственна многосторонняя и многоаспектная характеристика свойств человека [1].
Основной лексической единицей, выражающей понятие «интеллектуально одаренный», является прилагательное clever, семантическая структура которого представлена следующими лекси-ко-семантическими вариантами:
1) «обладающий умом» — о непосредственном носителе признака (a clever man) —
2) «свидетельствующий об уме» — о внешности человека (clever eyes) —
3) «свидетельствующий о находчивости, живости ума» — о речевых произведениях, результатах творческой деятельности человека, о предметах, создание которых является результатом синтеза умственной и физической деятельности человека (a clever book, a clever invention, a clever machine) —
4) «обладающий хитростью, неразборчивый в средствах» — о лицах, характеризующихся отрицательной оценкой (a clever go-getter, a clever swindler) —
5) «свидетельствующий о хитрости» — о деятельности человека, характеризующейся отрицательной оценкой, и ее результате (a clever fraud, a clever scheme) —
6) «обладающий мастерством» — о людях, названных по роду занятий (a clever dressmaker) —
ШАМОВА Евгения Николаевна — старший преподаватель кафедры лингвистики и перевода ВятГГУ © Шамова Е. Н., 2007
7) «свидетельствующий о мастерстве» — о деятельности человека, требующей специальной подготовки (clever playing, clever insertions).
Что касается прилагательного intelligent, то его семантическая структура состоит из 3 лекси-ко-семантических вариантов, объединенных синонимическим отношением:
1) «обладающий умом» — о непосредственном носителе признака (an intelligent woman) —
2) «свидетельствующий об уме» — о внешности человека, о результате речевой и интеллектуальной деятельности- о поведении и свойствах характера человека (an intelligent countenance, an intelligent conversation, intelligent civility).
3) «осознанный, идущий от ума» — о чувствах, поступках (intelligent compassion, intelligent interest).
Важными особенностями семантики прилагательных как особого лексико-грамматического класса слов являются, как известно, их семантическая элементарность и гомогенность. В содержании исследованных в настоящей работе прилагательных clever, intelligent эти общеадъективные свойства проявляются в следующем:
1) ядерные денотативные семы представлены в их семантике лишь семой «ум" —
2) периферийные семантические признаки, дополняющие содержательное ядро данных прилагательных, не выходят за пределы понятия «умный» и передают наиболее важные аспекты этого широкого понятия. Представляется, что сложность, многоаспектность понятия «умный» является тем объективным, внеязыковым фактором, который обусловливает широту семантических возможностей исследуемых слов, не нарушая при этом их смысловой гомогенности.
Так, потенциальными семами intelligent-1 являются:
1) «способность учиться, получать образование" —
«I said you were highly intelligent, intelligent enough to seize the point straight away without any wearisome emotionalism» [2]-
2) «образованность" —
But the house of an intelligent, civilized and sophisticated man should never seem to have sprouted from the clods [3]-
3) «сообразительность" —
She was much too intelligent not to know in what estimation the public held her, but she was modest about herself [4].
Можно предположить, что совмещение этих сем в структуре intelligent-1 основывается, во-первых, на причинно-следственной связи — ум является предпосылкой и способности учиться, и образованности. С другой стороны, можно предположить, что закрепленность именно этих сем в содержании intelligent обусловлена внеязыковой
действительностью — возрастающей ролью образования в жизни современного общества.
Потенциальными семантическими признаками в clever-1 являются:
1) «способность учиться, получать образование" —
He knew her to be clever, to have a quick apprehension as well as good sense, and a fondness for reading, which, properly directed, must be an education in itself [5]-
2) «талант, изобретательность" —
Presumably his journalistic instinct was stronger
than his prejudices, as, indeed, it often is in clever journalists- and he asked a good many questions, the answers to which interested and surprised him [6]-
3) «деловой, практический склад ума" —
«He was clever, of course — everyone said he was brilliant — in his work, I mean» [7]-
4) «сообразительность, находчивость, живость ума».
Большее по сравнению с intelligent-1 число потенциальных сем в clever-1 и большее число лексико-семантических вариантов, составляющих его смысловую структуру (7 и 3 ЛСВ соответственно), позволяет утверждать, что смысловые возможности clever значительно шире, чем смысловые возможности intelligent. Это подтверждает известное положение о том, что исконное слово, как правило, обладает более богатым семантическим потенциалом по сравнению с заимствованным словом.
Смысловые отношения clever-1 и intelligent-1 должны быть определены как синонимические [8]. Основанием для этого является совпадение их ядерных сем- частичное совпадение сочетаемости с существительными — общими именами лица- возможности заменяться в стилистически нейтральных контекстах. В них clever, intelligent указывают на способность определяемого лица понимать собеседника, оценивать разнообразные ситуации действительности, а также на способность учиться, получать образование.
Индивидуальные смысловые особенности данной синонимической пары обусловлены прежде всего различными наборами их потенциальных сем.
Отсутствие в intelligent-1 семы «деловой, практический ум» позволяет ему функционировать в контекстах, в которых оно прямо указывает на неспособность человека добиться успеха в житейском смысле слова, например:
[.] he realized he was too intelligent to be a success in life [9].
С другой стороны, однородность выражаемого intelligent-1 содержания, сгущение в нем интеллектуального признака обусловливает возможность его употребления в несвойственных прилагательному clever контекстах, связанных с обо-
значением рассудочного, рационального подхода к жизни, преобладания разума над чувствами, например:
She was simply too intelligent to consent to love on human instinctive terms [10].
Отношения между clever-2 и intelligent-2 «свидетельствующий об уме» следует также рассматривать как синонимичные по своему характеру. Частично совпадающей и единственной для clever-2 группой их сочетаемости являются существительные, описывающие внешность человека. Передаваемое clever-2, intelligent-2 в этом случае содержание является, по нашему мнению, идентичным. Следует отметить, однако, что intelligent значительно чаще, чем clever, употребляется для описания внешности.
Результаты исследования позволяют утверждать, что основой переноса изучаемых прилагательных на результаты умственной деятельности человека являются разные семы. В случае переноса clever-1 — clever-2 основной является потенциальная сема «сообразительность, находчивость, живость ума», в случае переноса intelligent-1 — intelligent-2 — ядерная сема «ум». Вследствие соотнесенности clever-3, intelligent-2 с интеллектуальной сферой между ними имеется определенная степень семантической близости, которую, однако, вряд ли можно трактовать как синонимические отношения. Формальным следствием расхождений в содержании clever-3 -intelligent-2 является значительное расхождение их сочетаемости.
Clever-4, 5, 6, 7 и intelligent-3 являются членами разных парадигматических группировок лексики и не вступают друг с другом в системные семантические связи.
По сравнению с прилагательными clever и intelligent, варьирующими собственно интеллектуальный признак, периферийные прилагательные исследуемой группы характеризуются меньшей смысловой однородностью. Так, wise сочетает в себе указание на «ум» с указанием на нравственные качества- reasonable, sensible сочетают указание на «ум» с указанием на качества характера, а именно «умеренность, сдержанность». Как «нравственные достоинства», так и «умеренность, сдержанность» представляют собой граничащие с умом участки реальной действительности, что и является основой смысловой связи соответствующих сем, а следовательно, и исследуемых прилагательных. Названные семы могут рассматриваться как связующие звенья между лексико-семантической группой прилагательных, выражающих наличие ума, и лексико-семанти-ческими группами, выражающими нравственные понятия и черты характера человека. Таким образом, сочетание в структуре значения прилагательных сем, указывающих на разные стороны
человеческой личности, обеспечивает непрерывный характер семантических связей данной лек-сико-семантической группы в лексической системе языка.
Смысловые отношения между членами подгруппы периферийных прилагательных (wise, reasonable, sensible, shrewd, witty- особенности их смысловых структур и семного состава обобщены в таблице) являются видовидовыми (экво-нимическими) отношениями, которые устанавливаются на основе их родовидовой отнесенности к ядерным прилагательным clever и intelligent. Последние могут в условиях соответствующего контекстуального уточнения передавать более узкое содержание видовых терминов, например:
1) указывать на способность правильно оценивать бытовые, житейские ситуации (что составляет семантическую специфику sensible-1, wise-3):
He was too clever to resent such trifles [11]
или
2) на проницательность (что является семантической спецификой shrewd):
He was too intelligent (clever) to be deceived over people [12].
Однако родовые имена не могут быть взаимозаменяемы видовыми в контекстах, в которых реализуются дифференциальные признаки последних. Так, взаимозаменяемость родовыми именами clever, intelligent оказывается невозможной для reasonable и sensible в контекстах, обусловливающих реализацию их общей дифференциальной семы «умеренность, сдержанность», (хотя reasonable и sensible оказываются в этих условиях взаимозаменяемы друг с другом), например:
If one is sensible, if one is reasonable, if one never allows oneself a base thought or an envious emotion, […] [13].
Видовые имена (по отношению к семантическому ядру группы, образованному родовыми прилагательными) могут являться синонимами по отношению друг к другу. В пределах исследуемой подгруппы синонимические отношения связывают прилагательные reasonable-1,2 и sensible-1, 2. Данные прилагательные выражают различные стороны понятия «разумный, здравомыслящий», причем первое подчеркивает способность умозрительно воспринимать вещи отвлеченного характера- второе — способность правильно оценивать бытовые, житейские ситуации, непосредственно касающиеся носителя признака. Они характеризуются совпадающей сочетаемостью с общими именами лица. Однако если в сфере сочетаемости reasonable-1 преобладают существительные — man, gentleman, fellow, обозначающие лиц мужского пола, то среди существительных, сочетающихся с sensible-1, наиболее
частотными оказываются существительные woman, girl, называющие лиц женского пола.
Instead of being sensible, she burst out laughing [14]. Mother was wild […] Father was reasonable enough [15].
При переносе reasonable на результаты деятельности человека ведущей является дифференциальная сема «логичность" — в соответствующем переносе sensible участвуют все семы его основного значения. Это обусловливает почти полное расхождение лексической сочетаемости reasonable-2 и sensible-2 и меньшую по сравнению с их основными значениями степень их семантической общности.
Другой синонимичной парой в пределах исследуемой подгруппы являются прилагательные sensible-1 и wise-3. Эти лексические единицы являются выразителями единого понятия «разумный, здравомыслящий», характеризуются частичным совпадением лексической сочетаемости и семного состава и оказываются взаимозаменяемыми в контекстах, обусловливающих реализацию их дифференциальной семы «практичность» (т. е. осторожность, способность предвидеть отрицательные последствия совершаемых поступков), например:
«I never drink before dinner» — «You are sensible (wise)» [16].
Характерным для wise, в отличие от sensible, является употребление в модели AV+ Inf.
«You are wise to let me do it» [17].
Sensible и wise являются близко синонимичными и в своих переносных значениях (sensible-2, wise-4). Об этом свидетельствуют сходство их семного состава, частичное совпадение сочетаемости и возможность взаимозаменяемости в сочетаниях с существительными, обозначающими результаты умственной деятельности как основу чьих-либо последующих действий. К особенностям синтаксической сочетаемости sensible-2, wise-4 следует отнести типичное для wise-4 и мало характерное для sensible-2 функционирование в модели it is + Adj. + Inf, например:
It'-s not wise to go there [18].
Прилагательное shrewd-1, 2 интерпретируется нами как видовое по отношению к clever-1, 2 и intelligent-1, 2 на основе имеющейся в его семантической структуре дифференциальной семы «острота ума, проницательность».
I imagined that […] a shrewd, intelligent woman sat there […] [19].
Her wavy hair, glossy and impeccably set, framed the pale oval face, smoothly powdered and unmarked by wrinkles, the long mouth and the shrewd eyes, intelligent, practical, reliable, full of power [20].
Отношения между clever-1, 2, intelligent-1, 2 и witty-1, 2 определяются как родовидовые:
Like her old man she was clever, witty, pensive, industrious, hot-tempered. and — well — pretty damned sexy [21].
The conversation would bubble and sparkle most entertainingly. for these three were supremely witty and intelligent people [22].
«You see. at my time of life I can'-t very well play young lovers, and authors don'-t seem to write the parts they used to when I was a young fellow. […] You know the sort of thing I mean. a duke. or a cabinet minister. or an eminent K.C. who says clever, witty things…» [23].
Как свидетельствуют примеры, отношения между clever-1, 2, intelligent-1, 2 и witty-1, 2 дополняются различием градуального характера.
Таким образом, исследование показало, что полисемантичные ядерные прилагательные анализируемой группы проявляют отношения синонимии в своих основных значениях и не вступают в системные отношения друг с другом, употребляясь в производных значениях.
С периферийными единицами ядерные прилагательные связаны родовидовыми отношениями, в некоторых случаях дополняемыми различиями градуального характера. Соответственно смысловые отношения между членами подгруппы периферийных прилагательных являются эквони-мическими. Видовые имена (по отношению к се-
мантическому ядру группы) могут являться синонимами по отношению друг к другу.
Примечания
1. Овсянникова, В. И. Лексическая сочетаемость и семантическая структура группы английских прилагательных со значением умственных способностей [Текст]: автореф. дис. … канд. филол. наук / В. И. Овсянникова. М., 1984, 16 с.- Тарханова, Т. В. Системные отношения в лексико-семантической группе (на материале ЛСГ прилагательных, обозначающих умственные способности человека в современном английском языке) [Текст]: автореф. дис. … канд. филол. наук / Т. В. Тарханова. Челябинск, 1987, 16 с.- Ша-мова, Е. Н. Особенности понятия «интеллектуально одаренный, умный» в современном английском языке [Текст] / Е. Н. Шамова // Вестник ВГПУ. 2000. № 2. С. 105−106.
2. Braine, J. Room at the Top [Text] / J. Braine. M.: Foreign Languages Publishing House, 1961. P. 161.
3. Huxley, A. Crome Yellow [Text] / A. Huxley. M.: Progress Publishers, 1976. P. 95.
4. Maugham, S. Theatre [Text] / S. Maugham. M.: Manager, 1998. P. 140.
5. The Penguin Complete Novels of Jane Austen [Text]. Harmondsworth: Penguin Books, 1984. P. 460.
6. Chesterton, G. K. The Father Brown Stories [Text] / G. K. Chesterton. L.: Lowe & amp- Brydone LTD, 1966. P. 321.
7. Christie, A. The Adventure of the Christmas Pudding and a Selection of Entrees [Text] / A. Christie. Glasgow, 1986. P. 67.
Смысловая структура и семный состав периферийных прилагательных ЛСГ «интеллектуально одаренный»
лев Обладающий (качеством) Свидетельствующий (о качестве) 2 Положительная оценка Нравственные достоинства Знания, опыт Логичность Умеренность, сдержанность Практичность, осторожность Острота ума Оригинальность мышления Быстрота мышления Чувство юмора Высокая степень интенсивности Невысокая степень интенсивности
Wise 1 + + + + + +
Wise 2 + + н + + +
Wise 3 + + н +
Wise 4 + + н +
Reasonable 1 + + н + +
Reasonable 2 + + н + +
Reasonable 3 + +
Sensible 1 + + + + +
Sensible 2 + + + + +
Sensible 3 +
Shrewd 1 + + + +
Shrewd 2 + + + +
Witty 1 + + + + + +
Witty 2 + + +
А. В. Балакова. Критерий правдоподобия 6 понимании Т. Раймера
8. Бережан, С. Г. К семасиологической интерпретации явления синонимии [Текст] / С. Г. Бережан // Лексическая синонимия. М., 1967. С. 43−56- Вилю-ман, В. Г. Английская синонимика [Текст] / В. Г. Ви-люман. М., 1980. 128 с.
9. O'- Connor, F. Complete Stories [Text] / F. O'-Connor. N. Y., 1971. P. 23.
10. Oates, J. C. Crossing the Border: Fifteen Tales [Text] / J. C. Oates. N. Y.: The Vanguard Press, 1976. P. 35.
11. Greene, G. A Burn-out Case [Text] / G. Greene. Harmondsworth: Penguin Books, 1981. P. 90.
12. Priestley, J. Angel Pavement [Text] / J. Priestley. M.: Progress Publishers, 1974. P. 75.
13. The Norton Anthology of Short Fiction [Text] / еd. by R. V. Cassil. Fifth еdition. N. Y.- L.: W.W. Norton & amp- Company, 1995. P. 997.
14. Priestley, J. Op. cit. P. 56.
15. Barstow, S. A Raging Call [Text] / S. Barstow. L.: Michael Joseph, 1968. P. 89.
16. Braine, J. Op. cit. P. 19.
17. Maugham, S. The Moon And Sixpence [Text] / S. Maugham. M.: Progress, 1969. P. 67.
18. Michener, J. A. Tales of the South Pacific [Text] / J. A. Michener. L.: Corgi Books, 1967. P. 43.
19. Christie, A. Dumb Witness [Text] / А. Christie. L.: Pan Books, 1978. P. 112.
20. Murdoch, I. The Sandcastle [Text] / I. Murdoch. London: Penguin Books, 1960. P. 28.
21. Michener, J. A. Op. cit. P. 278.
22. Christie, A. Dumb Witness. P. 37.
23. Maugham, S. Theatre. P. 12.
А. В. Балакова
КРИТЕРИЙ ПРАВДОПОДОБИЯ В ПОНИМАНИИ Т. РАЙМЕРА
В статье рассматривается один из принципов французской классицистической школы — принцип правдоподобия — в трактовке английского литературного критика эпохи Реставрации Томаса Раймера, сочинения которого не переведены на русский язык и поэтому малоизвестны в отечественном литературоведении, за исключением общих положений. Правдоподобие для Раймера предполагает логичную последовательность событий и связано с обязательным соблюдением принципа здравого смысла. Руководствуясь данным подходом, критик анализирует несколько трагедий елизаветинцев и заключает, что ни в одной из них не соблюден принцип правдоподобия, что существенно умаляет достоинства этих произведений.
Томас Раймер (1643?-1713), один из ведущих английских литературных критиков семнадцатого столетия, был убежден в необходимости перемен для английского театра эпохи Реставрации. Свою задачу Раймер видел в том, чтобы указать современным ему драматургам на недостат-
БАЛАКОВА Анна Владимировна — кандидат филологических наук, доцент по кафедре романо-герман-ской филологии ВятГГУ © Балакова А. В., 2007
ки их произведений и затем найти пути решения для реформирования английской сцены.
Его творческое наследие составляют три работы: предисловие к переводу на английский язык трактата Рене Рапэна «Размышления о & quot-Поэтике"- Аристотеля» (1674), «Трагедии прошлого века, рассмотренные и проанализированные в соответствии с практикой древних и здравым смыслом всех времен» (The Tragedies of the Last Age Consider'-d and Examin'-d by the Practice of the Ancients, and by the Common Sense of All Ages, 1678) и «Краткий взгляд на трагедию- ее происхождение, расцвет и упадок. С некоторыми размышлениями о Шекспире и других, писавших для сцены» (A Short View of Tragedy- it'-s original, excellency, and corruption. With some reflections on Shakespeare, and other practitioners for the stage, 1693). Все три очерка посвящены анализу трагедии и представляют собой единое целое, связанное общей целью, — реформировать английскую сцену, обратившись к «Поэтике» Аристотеля и теории французских классицистов.
По мнению большинства исследователей (Дж. Сейнсбери, Дж. Даттона, Дж. Грейс, К. Уитли, Дж. Эббза, К. Зимански), в основе критических взглядов Раймера лежат «Поэтика» Аристотеля, «Наука поэзии» Горация и учения французских классицистов: работы Ла Менар-дье, Д'-Обиньяка, Рапэна, в меньшей степени Да-сье и Ле Боссю. Почему критик обратился именно к ним? Скорее всего, процветание театра в соседнем государстве подсказало Раймеру этот путь, а также на его взгляды, по-видимому, существенно повлияло творчество Рапэна. Следует заметить, что Раймер взял на вооружение правила французской школы и применил их при разборе английских произведений, твердо веря в непревзойденный потенциал английского драматургического гения. В своих сочинениях Раймер выделяет следующие принципы создания драматического произведения: нравственная задача, здравый смысл, правило единства места, времени и действия, правдоподобие образов и событий, правило декорума, поэтическая справедливость.
В данной статье мы рассмотрим критерий правдоподобия и его понимание Т. Раймером. Правдоподобие является для критика первым требованием здравого смысла. В предисловии к переводу Рапэна Раймер отмечает, что в поэзии «не может быть ни жизни, ни какого-либо действия без правдоподобия. Она, возможно, развлечет простых людей, но оставит равнодушными мудрых, для которых она и предназначена» [1]. Дат-тон полагает, что концепция правдоподобия у Раймера не отличается от понимания правдоподобия французскими классицистами, такими, как Шаплен, Ла Менардье, Мамбурн, Геделин, чью

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой