Ликвидация органов городского самоуправления в Сибири в период установления власти Советов (октябрь 1917 первая половина 1918 г.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ
Вестн. Ом. ун-та. 2012. № 2. С. 336−340.
УДК. 940.3 О.В. Чудаков
ЛИКВИДАЦИЯ ОРГАНОВ
ГОРОДСКОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В СИБИРИ В ПЕРИОД УСТАНОВЛЕНИЯ ВЛАСТИ СОВЕТОВ (октябрь 1917 — первая половина 1918 г.)
Рассматривается процесс ликвидации органов городского самоуправления в Сибири в период установления власти Советов (октябрь 1917 — первая половина 1918 г.).
Ключевые слова: Октябрьская социалистическая революция, социальные катаклизмы, городское самоуправление, советская власть.
После Октябрьской революции 1917 г. начинается постепенный процесс формирования новых органов власти. Однако органы местного самоуправления буржуазной России нередко продолжали функционировать под контролем Советов как хозяйственные органы, обеспечивавшие жизнедеятельность общества в области коммунального хозяйства, благоустройства и т. п., так как накопленный ими опыт в управлении хозяйством делал неизбежным их функционирование даже в первые месяцы после перехода власти в руки большевистского правительства.
Процесс слома старого и формирование нового государственного аппарата проходил в несколько этапов, каждый из которых характеризовался преобладающей во взаимоотношениях Советов Сибири с буржуазными государственными учреждениями тенденцией.
Главной задачей первого этапа (декабрь 1917 г.) была ликвидация одних и нейтрализация других звеньев старого аппарата с помощью института советских комиссаров. Ставилось целью недопущение использования буржуазией важнейших органов народнохозяйственного значения (финансовых, продовольственных и др.) в борьбе против пролетарской диктатуры. Этот этап характеризовал как бы надлом старой государственной машины. Второй этап (январь-февраль 1918 г.) ознаменовался упрочением Советов в качестве единых государственных органов. Расширение круга их деятельности за счет взятия в свои руки административно-хозяйственных и культурных функций сопровождалось упразднением ряда старых государственных учреждений. В течение третьего этапа (март-май 1918 г.) старый аппарат был окончательно ликвидирован [1].
Октябрьская революция вызвала сопротивление либеральных партий. Городское самоуправление казалось естественным противовесом Советам, где концентрировались главные силы сопротивления большевистской власти, которая откровенно не признавалась большинством городских дум.
Как правило, большевики и левые эсеры уже не присутствовали на заседаниях городской думы, они полностью сделали ставку на развитие и укрепление системы власти Советов. А либералы и центристы (меньшевики, правые эсеры) наоборот всегда собирались в полном составе. Поэтому все заседания думы конца 1917 г. носили исключительно политический характер, так как, оказавшись в полной оппозиции, либеральные и леволиберальные гласные думы усилили свою политическую активность. В ноябре
1917 г. Съезд представителей городов и земств попытался объявить себя единственной законной властью в стране [2].
Следует отметить, что в ноябре-декабре 1917 г. Советская власть еще не предполагала уничтожения органов местного самоуправления. Это, прежде всего, было связано с тем, что Советская власть, не имея необходимого аппарата и подготовленных кадров, не могла сразу взять на себя функции указанных учреждений.
© О. В. Чудаков, 2012
В течение первого месяца после Октябрьской революции Советы сумели взять власть в свои руки в 11 городах и уездах Сибири. К январю 1918 г. Советская власть установилась в 25 у.е.здах из 50, в 5 губернских и областных центрах из 8: Омске, Красноярске, Томске, Кемерово, Канске, Ачинске, Нижнеудинске, Кузнецке- за ними
— Курган, Енисейск, Минусинск, Иркутск, Новониколаевск, Барнаул, Мариинск,
Бийск, Славгород, Тюмень, Ишим, Ялуторовск, Камень, Тюкалинск, Тара. Несколько дольше затянулась борьба за советскую власть в Тобольской губернии, в Якутской и Забайкальской областях [3].
В Сибири первой установилась власть Советов в Красноярске. Губернский комиссар Временного правительства в связи с полученными сведениями о событиях в Петрограде 27 октября 1917 г. опубликовал обращение к населению, в котором призывал воздержаться от выступлений против Временного правительства. Однако уже в ночь на 29 октября 1917 г. Совет рабочих и солдатских депутатов, возглавляемый С. Г. Лазо, начал планомерно брать под контроль важнейшие учреждения города, а 30 октября был создан Губернский народный комиссариат, отстранивший от должности комиссаров Временного правительства [4].
28 октября 1917 г. в Минусинске было созвано экстренное закрытое заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, на котором было решено «…быть готовыми к переходу власти к Советам как в центре, так и на местах и разработать план перехода власти в руки Минусинского Совета рабочих и солдатских депутатов» [5]. 31 октября 1917 г. в Ачинске состоялось заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, на котором было провозглашено установление Советской власти в городе Ачинске [6]. 13 ноября 1917 г. Канский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановил признать высшей властью в Енисейской губернии съезд Советов [7]. 17 ноября на пленарном заседании Енисейского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов была принята резолюция о переходе всей власти в уезде и Туруханском крае к Советам [8] и 24 ноября власть перешла к Советам в Кемерово [9].
Существование городского самоуправления во многом зависело от того, какие партии преобладали в Советах и как они относились к Совету народных комиссаров. Если это были меньшевики, эсеры, а их, как правило, поддерживали кадеты, то большинство таких Советов не торопились брать власть в свои руки и не упраздняли органы городского самоуправления.
В частности, в Омске власть Советов установилась 1 ноября. В Тобольской губернии после получения известий о событиях в Петрограде уже 27 октября губернский ко-
миссар В. Н. Пигнатти направил уездным комиссарам телеграммы о победе Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде с призывом поддержать Временное правительство [10]. Но, несмотря на это, к началу февраля 1918 г. по всему Южному Зауралью была установлена власть Советов.
Следует отметить, что в Томской, Алтайской и Тобольской губерниях процесс советизации был ускорен лишь после окончания III Съезда Западно-Сибирских Советов (2−10 декабря 1917 г.). В частности, Томский губернский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов взял власть в свои руки 2 декабря. В Кемерово и Бого-толе Советы взяли власть в свои руки в начале декабря 1917 г., в Тюмени и Верхоянске — 5 января 1918 г., в Камне — 12 января, в Верхнеудинске — 23 января, в Ишиме и Тюкалинске власть перешла к Советам 28 января, в Троицкосавске — 19 февраля, в Туринске — 21 февраля, в Нерчинске -24 февраля [8, с. 225, 230, 238, 249, 250, 252- 10, с. 11−13, 148].
В стране наметились территории, где еще в марте 1918 г. продолжали существовать не только земское и городское самоуправление, но даже представители Временного правительства как, например, в Ялуторовске. Ялуторовская городская дума открыто грозила не пропускать в столицу продовольственные грузы, в связи с чем отдел местного управления НКВД 23 января
1918 г. предложил Омскому Совету принять меры в отношении думы [14]. Новониколаевская городская дума не признала советской власти [15]. 29 октября 1917 г. после получения известий о событиях в Петрограде кадеты Барнаульской городской думы выступили за создание «твердой и сильной власти» для борьбы с революцией и победоносного окончания войны [16].
В Минусинске городская дума после Октябрьских событий активно выступала против Совета рабочих и солдатских депутатов. Неоднократно делались попытки не подчиняться решениям Совета и Объединенного исполнительного комитета. 30 ноября 1917 г. дума назначила перевыборы гласных. «Эти перевыборы, — говорилось в постановлении думы, — будут производиться по спискам избирателей, участвовавших в выборах в Учредительное собрание и земство» [5, с. 100]. В итоге дума была вынуждена подчиниться решению Совета и отсрочить срок перевыборов в связи с отсутствием в списках 18-летних избирателей.
В некоторых сибирских городах (Тобольске, Кузнецке, Иркутске, Верхнеудин-ске, Чите, Якутске) собственных сил для переворота оказалось недостаточно и в результате потребовалась помощь извне. Поэтому Верхнеудинский Совет при помощи революционных казачьих частей, которые вернулись с фронта, 5 февраля 1918 г. взял
власть в свои руки. 16 февраля власть перешла к Советам в Чите и 19 февраля в Троицкосавске [17], в Тобольске власть к Советам перешла лишь 9 апреля 1918 г., благодаря революционным силам Урала, а в Якутске лишь в начале июля 1918 г. [18].
Одновременно с распространением власти Советов происходил слом старого аппарата управления. По поручению Совнаркома НКВД разработал и опубликовал 24 декабря 1917 г. «Инструкцию о правах и обязанностях Советов» [19]. В документе подчеркивалось, что Советы должны «немедленно и самым энергичным образом приступить к завершению работы по организации Советов во всех уголках своей территории» [19]. Там, где органы самоуправления выступали против Советской власти, они должны были быть распущены, а где они работали с Советами, должны были слиться с ними [20]. Таким образом, согласно этому документу Советы определялись как полноправные органы власти и управления, которые должны были немедленно заменить всех прежних представителей власти: областных, губернских, уездных комиссаров Временного правительства, комитеты общественных организаций, волостные правления и т. п.
Упразднение органов буржуазного управления и самоуправления производилось снизу, при активной поддержке Советского правительства. Совнарком еще 18 ноября
1917 г. разослал телефонограмму, в которой говорилось, что «роспуск городских дум и организация выборов в новые предоставляется местным Советам» [21]. По мере укрепления власти Советов усилилось их противостояние с городским самоуправлением.
Однако в интересах революции большевики и Советы пытались использовать созданные по законам Временного правительства городские думы и земства. Были сохранены хозяйственные функции самоуправлений и расширены их права в продовольственном вопросе. Для руководства деятельностью этих учреждений был образован Наркомат местного самоуправления. Но поскольку Народный комиссариат, возглавляемый эсером В. Е. Трутовским, во многом стоял на позициях земского и городского самоуправления, то Совнарком 18 марта 1918 г. упразднил его. После этого процесс ликвидации земских и городских самоуправлений вступил в завершающую стадию. Исполком Томского губернского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 27 марта 1918 г., исходя из того, что земства во многих местах противодействуют советским организациям, постановил: «1) земские учреждения по Томской губернии распустить- 2) поручить губернскому Совету народного хозяйства в трехдневный срок со дня опубликования настоящего постановления принять все дела губернской
земской управы- 3) дела уездных и волостных земств поручить принять соответствующим уездным и волостным Советам депутатов» [22].
Ликвидация городских дум происходила двумя путями. В одних местах они ликвидировались по постановлениям Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. В других — по постановлениям исполкомов городских советов. При ликвидации городских дум Советы и большевики Сибири учитывали то обстоятельство, что к моменту массовой ликвидации местных самоуправлений (февраль-апрель 1918 г.) народные массы на собственном опыте убедились в неспособности дум удовлетворять интересы трудящихся и перестали поддерживать их. Процесс ликвидации развивался с января-февраля 1918 г., особенно интенсивным был в марте-апреле и завершился в основном в мае-июне, частично в июле-августе. Упразднение некоторых дум затянулось, например, дума в Верхнеудинске, просуществовавшая вплоть до июня 1918 г. и заявлявшая, что она «не может признать Советскую власть» [23]. Уездные думы часто распускались раньше губернских (областных).
Советы брали в свои руки думский аппарат и использовали его при строительстве новых учреждений. По сообщению Красноярской «Рабоче-крестьянской газеты» за 11 апреля 1918 г., городская дума в Минусинске преобразовалась в отдел городского хозяйства. Обычно вместо городских дум формировались Советы или отделы городского (иногда народного) хозяйства, новые органы, для чего привлекался и аппарат самоуправлений. Отделы дум или передавали дела соответствующим отделам Советов, или включались в них, или превращались в отдел Советов.
Слом старого государственного управления и создание советского аппарата протекали в Сибири в обстановке ожесточенного сопротивления контрреволюционных сил. В ноябре 1917 г. было подавлено выступление юнкеров в Омске, в декабре — иркутский мятеж. Крупные мятежи и выступления прошли в Красноярском уезде, Ишиме, Кузнецке, Ялуторовске, Тобольске, Камне и в других городах.
Продолжительное существование при Советской власти в Сибири ряда дореволюционных учреждений объясняется невозможностью в короткий срок создать новые органы управления, отсутствием собственных кадров специалистов у Советов, а также нерешительностью некоторых Советов и большевистских организаций. Поэтому старые аппараты привлекались при организации Совнархозов, земельных, продовольственных и других органов в сфере хозяйства. В частности, в феврале 1918 г. по временному положению об Омском областном Совнархозе в него включились Акмолинская
областная продовольственная управа, областная земельная управа, Акмолинский переселенческий район и др. [24]. Причем Совет не отказывался отнюдь от работников прежних органов самоуправлений. Последние «. продолжают нести свою работу в соответствующем отделе Совета», — указывалось в документе «Что делать с местным самоуправлением» [25].
Довольно долго функционировала Алтайская губернская продовольственная управа, хотя она не всегда подчинялась новой власти. Барнаульские большевики добивались полного ее подчинения и полной реорганизации. В итоге продовольственная управа была переименована в губернский отдел продовольствия и снабжения [26]. С 1 апреля
1918 г. была переименована Акмолинская областная продовольственная управа и областной комиссариат продовольствия [27].
Исполнительный комитет Томского губернского Совета рабочих и солдатских депутатов 23 января 1918 г. на своем заседании отмечал, что «за последнее время со стороны части губернской продовольственной управы, не признающей Советской власти, замечается усиленное стремление к выкачиванию средств продовольственной управы». В результате было принято постановление, согласно которому предстояло губернскую продовольственную управу как самостоятельное учреждение упразднить, а заведы-вание делами продовольствия в губернии возложить на отдел продовольствия при губернском Исполнительном комитете [28].
Упразднение земств и дум происходило по решению съездов Советов различных масштабов. В частности, на состоявшемся в Иркутске III Съезда Восточно-Сибирских Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (29 января — 3 февраля 1918 г.) было принято решение о сохранении земских и городских самоуправлений только как подсобных хозяйственных организаций и было объявлено об образовании областного Советского народного хозяйства [29]. За сохранение прав земства и городских дум в полном объеме выступил меньшевик М. Константинов, призвавший не упразднять их, «не губить завоеваний революций: городских и земских самоуправлений». Он получил поддержку со стороны правых и части левых эсеров. Но большинство делегатов высказывались в поддержку большевистско-левоэсеровской резолюции о власти, которая и была принята 38 голосами, при 10 — против и 4 — воздержавшихся [30].
На Новониколаевском уездном съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 24 января 1918 г. была принята резолюция, которая упраздняла существующие органы буржуазного строя, заменяя их советскими отделами. В результате городские думы и управы заменил совет городского хозяйства как отдел Совета ра-
бочих, солдатских и крестьянских депутатов. «Принимая во внимание, что все эти органы являются отделами Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов -высшей власти в городе и уезде, съезд уполномочивает Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов выделить из своей среды эти органы в Совет городского хозяйства» [22,
с. 120].
При соблюдении общего курса на слом старого аппарата и временно частичное использование его Советы Сибири не везде одинаково подходили к городским думам и земствам. Если Красноярский и Иркутский Советы считали, что местные самоуправления должны выполнять только хозяйственно-технические функции, то значительная часть Советов шла на соглашение с ними и образовала коалиционные органы власти и управления (Тюменская, Томская губернии и др.). Эсеры и меньшевики охотно соглашались на создание таких коалиционных органов. В Алтайской губернии они сами добивались реорганизации и передачи им всей полноты власти, рассчитывая при помощи различных «коалиционных комитетов» отстранить Советы сначала от руководства хозяйством, а затем вообще от власти. Поэтому к февралю 1918 г. коалиционные комитеты были повсеместно ликвидированы.
Согласно имеющимся сведениям о 50 губернских и других городах, динамика ликвидации прежних муниципалитетов представляется следующим образом: в декабре 1917 г. думы были распущены в 4 городах, в январе 1918 г. — в 8, в феврале — в 10, в марте — в 4, в апреле — в 14, в мае — в 6, в июне — в 4 [31].
Таким образом, роспуск большевиками городских дум и земств, Учредительного собрания явился одной из причин открытой гражданской войны и обострения политической обстановки в России к лету 1918 г.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Красильников С. А., Соскин В. Л. Интеллигенция Сибири в период борьбы за победу и утверждение Советской власти (1917 — лето 1918). Новосибирск: Наука, 1985. С. 197.
[2] Бадретдинов Т. З. Городское самоуправление Казанской губернии в начале XX века: выборы, структура, общественно-политическая деятельность (1905−1917 гг.): дис. … канд. ист. наук. Казань, 2002. С. 44.
[3] Сафронов В. П. Октябрь в Сибири. Большевики Сибири в борьбе за победу Великой Октябрьской социалистической революции (февраль 1917 — март 1918 г.). Красноярск: Красноярск. кн. изд-во, 1962. С. 465.
[4] ГАРФ. Ф. 1236. Оп. 2. Д. 33. Л. 30.
[5] Гидлевский К., Сафьянов М., Трегубенков К. Минусинская коммуна. 1917−1918 гг. Из истории Октябрьской революции в Сибири. М. — Л.: Соцэкгиз, 1934. С. 61.
[6] Борьба за власть Советов в Енисейской губернии. Красноярск, 1958. С. 236−237.
[7] За власть Советов. Сборник документов о борьбе за власть Советов в Енисейской губернии (март 1917 — июнь 1918 гг.). Красноярск, 1957. С. 220−223.
[8] Октябрь в Сибири. Хроника событий (март
1917 — май 1918 г.) / Э. И. Черняк, Е. Н. Косых, Т. В. Якимова и др. Новосибирск: Наука, 1987. С. 196.
[9] Шорников М. М. Большевики Западной Сибири в борьбе за социалистическую революцию (март 1917 — май 1918 г.): сборник документов и материалов. Новосибирск: Кн. изд-во, 1957. С. 11.
[10] Борьба за власть Советов в Тобольской (Тю-
менской) губернии (1917−1920 гг.): сборник документальных материалов. Свердловск: Средне-Уральское книжное изд-во, 1967.
С. 107.
[11] Кадейкин В. А. Рабочие Сибири в борьбе за власть Советов и осуществление первых социалистических преобразований (ноябрь 1917
— август 1918 гг.). Кемерово: Кемеров. кн. изд-во, 1966. С. 96.
[12] Борьба за власть Советов в Томской губернии (1917−1919 гг.): сборник документальных материалов. Томск, 1957. С. 20.
[13] ГУТО ГА в г. Тобольске. Ф. 512. Оп. 1. Д. 57. Л. 310.
[14] ГАРФ. Ф. 393. Оп. 2. Д. 22а. Л. 4−6.
[15] Большевики Западной Сибири в борьбе за социалистическую революцию: сб. документов и материалов. Новосибирск, 1957. С. 297 298, 304.
[16] Борьба за власть Советов на Алтае. (Исторический очерк) / под ред. Т. А. Кулакова. Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1957. С. 140.
[17] Триумфальное шествие Советской власти: в 2 ч. Ч. 2. М., 1963. С. 244.
[18] Рощевский П. И. Октябрь в Зауралье. Тюмень, 1959. С. 100.
[19] Ковешников Е. М. Государство и местное самоуправление в России: теоретико-правовые основы взаимодействия. URL: http: //lib. socio. msu. ru/l/library?e=d-000−00−001ucheb--00−0-0-
0prompt-10---4---0−0l-1-ru-50−20-help-
31−001−1-0windowsZz-1251−10& amp-cl=CL1 & amp-d =HASHe864424 eb0935224fc2d6e.3. 2&-x=1 (дата обращения: 19. 01. 12).
[20] Морозов Б. Создание и укрепление государственного аппарата (ноябрь 1917 — март 1918 г.). М., 1957. С. 84.
[21] Городецкий Е. Н. Октябрьская революция и старые органы самоуправления // Вестник МГУ. Серия «История». 1947. № 11. С. 96.
[22] Советы Томской губернии (март 1917 — май
1918 гг.): сборник документов и материалов. Томск, 1976. С. 169.
[23] Борьба за власть Советов в Бурят-Монголии (1917−1918 гг.). Улан-Удэ, 1957. С. 219.
[24] Омские большевики в период Октябрьской революции и упрочения Советской власти (март 1917-май 1918 г.): документы и материалы. Омск, 1958. С. 159.
[25] ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 93. Д. 17. Л. 82.
[26] Агалаков В. Т. Советы Сибири (1917−1918 гг.). Новосибирск, 1978. С. 228.
[27] Омский вестник. 1918. 5 апр.
[28] ГАТО. Ф. 96. Оп. 1. Д. 16. Л. 42.
[29] Борьба за власть Советов в Иркутской губернии. Иркутск, 1957. С. 200.
[30] Победа Великого Октября в Сибири: в 2 ч. Ч. 2. Социалистическая революция и установление советской власти / под ред. И. М. Разгона. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1987. С. 206.
[31] Андреев А. М. Местные Советы и органы буржуазной власти (1917 г.). М., 1983. С. 280.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой