Растительный покров Бурлинского ленточного бора

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Анализ горимости лесов района исследований дает основание утверждать, что около 50% всех пожаров имеют площадь до 5 га. Такие загорания не наносят существенного вреда лесным биогеоценозам. И лишь при формировании региональных засух огонь распространяется на большой территории, выжигая подстилку и гумусовый слой почвы. Доля крупных пожаров составляет около 20% по числу загораний и 80% выгоревшей площади. Преобладают низовые пожары, на верховые приходится лишь 5% от их общего количества.
Основная причина возникновения пожаров — антропогенный фактор, число загораний леса от гроз составляет лишь 13%, так как в зоне травяных лесов (53−56° с.ш.) пожароопасный период не совпадает с грозовой активностью [11].
Выводы
Представленная информация подтверждает тезис о том, что лесные пожары — естественный процесс, происходящий в таежных экосистемах. Поэтому игнорирование хорологического и временного аспектов горимости лесных биогеоценозов при планировании комплекса противопожарных мер приведет к необоснованному увеличению финансовых затрат и снижению эффективности проектируемых мероприятий. Задача грамотного использования тех средств, которые выделяются на охрану лесов от пожаров, может быть решена с применением оптимальной стратегии охраны лесов, учитывающей специфику горимости конкретной территории.
Библиографический список
1. Матвеева Т. А. Послепожарный отпад в сосново-лиственничных древостоях / Т. А. Матвеева // Лесной и химический комплексы — проблемы и решения. Красноярск: СибГТУ, 2006. Т. 1. С. 54−58.
2. Софронов М. А. Лесные пожары в горах Южной Сибири / М. А. Софронов. М.: Наука, 1967. 148 с.
3. Спурр С. Г. Лесная экология /
С. Г. Спурр, Б. В. Барнес. М.: Лесная
пром-сть, 1984. 478 с.
4. Коновалова М. Е. Восстановительные сукцессии в низкогорной подтайге Саян / М. Е. Коновалова, Г. Б. Кофман, Д. И. Назимова // Структурно-функциональная организация и динамика лесов: матер. Всерос. конф. Красноярск, 2004. С. 316−318.
5. Калашников Е. Н. Мониторинг на-рушенности лесов Сибири / Е. Н. Калашников // Сибирский экологический журнал. 1998. № 1. С. 49−57.
6. Типы лесов гор Южной Сибири /
B.Н. Смагин и др. Новосибирск: Наука, 1980. 336 с.
7. Сукачев В. Н. Методические указания к изучению типов леса / В. Н. Сукачев,
C.В. Зонн. М.: АН СССР, 1961. 144 с.
8. Анучин Н. П. Лесная таксация /
Н. П. Анучин. М.: Лесная пром-сть, 1971. 512 с.
9. Софронов М. А. Пирологическое районирование в таежной зоне / М. А. Софронов, А. В. Волокитина. Новосибирск: Наука, 1990. 204 с.
10. Матвеев А. М. Пожары и лесооб-разование в таежных экосистемах криоли-тозоны / А. М. Матвеев. Дивногорск: Изд-во ИПКЛХ СиДВ, 2005. 128 с.
11. Иванова Г. А. Пожарные режимы в лесах Средней Сибири / Г. А. Иванова,
В. А. Иванов // Управление лесными пожарами на экорегиональном уровне. М.: Алекс, 2004. С. 147−150.
12. Главацкий Г. Д. Пожарное созрева-
ние участков в травяных типах леса / Г. Д. Главацкий, Т. А. Матвеева // Охрана лесов от пожаров, лесовосстановление и лесопользование: сб. ст. Красноярск:
ФГУ «ВНИИПОМлесхоз», 2006. С. 51−56.
+ + +
УДК 581.9 (597. 15) И.А. Хрусталева
РАСТИТЕЛЬНЫЙ ПОКРОВ БУРЛИНСКОГО ЛЕНТОЧНОГО БОРА
Введение
Ленточные боры Обь-Иртышского междуречья резко контрастируют с окружающими их степными ландшафтами.
Они имеют вид узких лент, которые тянутся от Оби к Иртышу в юго-западном направлении. Рельеф в пределах ленточных боров бугристо-грядовый и грядово-
ложбинный [1]. Гривы, как правило, имеют высоту 4−8 м, но местами достигают 10 м и более. Они отстоят друг от друга на 100−200 м. В понижениях между гривами залегают обычно болота или озера, достигающие иногда значительных размеров, берут начало и протекают реки Ку-лунда, Бурла, Касмала, Барнаулка.
Грядово-бугристый рельеф обуславливает разнообразие растительного покрова в борах. Преобладающий тип растительности — лесной, представленный формациями соснового и сосново-березового леса. В низинах, иногда довольно обширных, встречаются березовые заболоченные леса, по берегам рек — ивняки. Травянистые сообщества распространены нешироко и представлены фрагментами лугов, иногда засоленных по берегам водоемов, степными сообществами по опушкам боров, тростниковыми зарослями по берегам озер. В глубоких понижениях между гривами встречаются небольшие осоковые и моховые болотца. На нарушенных местообитаниях (вырубки, го-рельники, дороги) преимущество часто получают сорные виды, не характерные для ленточных боров.
В настоящей статье разнообразие растительных сообществ рассмотрено на примере Бурлинского ленточного бора.
Бурлинский (Алеусский) ленточный бор
— самый северный из ленточных боров. Начинается у Оби и тянется в западном направлении на 100 км при ширине 6−7 км [2]. Рельеф бугристо-грядовый и грядоволожбинный с озерами и болотами в понижениях. В Бурлинском ленточном бору находятся истоки р. Бурлы, которая берет начало в озере Пустынном. Бор полностью расположен в пределах левобережной лесостепи. Для этого района характерен умеренно-засушливый климат. Среднегодовое количество осадков составляет 350−400 мм, в том числе за май-июль — 130 мм. Вегетационный период продолжается 120−125 дней, снежный покров сохраняется 160−173 дня [3]. Преобладают дерново-слабоподзолистые песчаные почвы, по понижениям лугово-болотные и болотные [4].
Объект и методы
Изучение растительного покрова Бур-линского ленточного бора является частью обширных исследований всех боров Обь-Иртышского междуречья, которые проводятся нами с 1995 года. Для исследования этого природного объекта был вы-
бран метод конкретных флор, используемый в сравнительной флористике. В пределах Бурлинского бора были заложены три конкретные флоры — в восточной части бора в окрестностях с. Спирино (Ордынский район Новосибирской области), в средней части ленты — в окрестностях с. Подборное (Крутихинский район Алтайского края) и в западной части — в окрестностях с. Панкрушиха (Панкруши-хинский район Алтайского края). В каждой конкретной флоре исследовались все типы местообитаний в различные вегетационные сезоны в течение нескольких лет. Эти данные дополняют маршрутные исследования в других частях ленты.
При изучении растительного покрова использовались стандартные геоботаниче-ские методы. Геоботанические описания выполнялись в основных типах растительных сообществ. Для анализа использованы 43 геоботанических описания.
Основные результаты
Растительный покров Бурлинского ленточного бора представлен лесным, луговым, степным типами, а также разнообразными прибрежно-водными сообществами. Основную площадь бора занимают формации соснового и березово-соснового лесов. В средней и западной частях бора встречаются участки заболоченных березовых лесов, иногда с примесью осины. Вдоль р. Бурлы узкой полосой тянутся густые ивняки.
Луговой тип представлен фрагментами лугов по берегам озер, по опушкам бора в окрестностях с. Подборное встречаются солонцеватые луга. Степной тип не играет существенной роли в сложении растительного покрова ленточного бора — небольшие фрагменты степных сообществ встречаются по опушкам бора на границе с открытыми пространствами.
Сосновые леса с сухим лишайниковым покровом и редким остепненным травостоем занимают наиболее сухие места — вершины высоких грив. В подлеске таких сосняков встречается изредка карагана древовидная (Caragana arborescens), травянистый покров разрежен, моховолишайниковый ярус может занимать до 70% площади. Его образуют виды родов кладина (Cladina arbuscula, Cladina stellaris), кладония (Cladonia furcata, Cladonia cornuta) пельтигера (Peltigera spuria). Из травянистых растений здесь встречаются тонконог сизый (Koeleria glauca), овсяница полесская (Festuca polesica), ковыль пери-
стый (Stipa pennata), вероника седая (Veronica incana), прострел раскрытый (Pulsatilla patens), скабиоза бледно-желтая (Scabiosa ochroleuca), остролодочник колокольчатый (Oxytropis campanulata), ка-чим метельчатый (Gypsophyla paniculata) и др. Иногда травянистый ярус почти не выражен (в ассоциации мертвопокровного бора общее проективное покрытие травянистых растений, мхов и лишайников не превышает 3−4%).
По склонам грив распространены мохово-брусничные травянистые леса с подлеском из караганы древовидной (Caragana arborescens), шиповника майского (Rosa majalis), крушины ольховидной (Frangula alnus), черемухи (Padus avium), рябины сибирской (Sorbus sibirica). В таких лесах брусника (Vaccinium vitis-idaea) может занимать свыше 60% площади. Травостой большей частью негустой, часто развит моховой покров (Pleurozium schreberi, Dicranum polysetum). В строении травянистого яруса этих лесов участвуют зимолюбка зонтичная (Chimaphylla
umbellata), грушанка круглолистная (Pyrola rotundifolia), ирис русский (Iris ruthenica), майник двулистный (Majathemum bifolium), встречаются гвоздика разноцветная
(Dianthus versicolor), дремлик зимовнико-вый (Epipactis helleborine), кровохлебка
лекартсвенная (Sanquisorba officinalis), жгун-корень сомнительный (Cnidium
dubium), медуница мягчайшая (Pulmonaria mollis). Очень редко в пределах Бурлин-ского бора в нижних частях грив на более влажных почвах встречаются травянистомоховые черничники. В древесном ярусе таких лесов часто присутствует береза (Betula bubescens), а травянистый ярус образует черника (Vaccinium mirtyllus) в сочетании со мхами (Pleurozium schreberi, Dicranum polysetum, Ptilium srista-castrensis) и травянистыми растениями — ирисом русским (Iris ruthenica), костяникой (Rubus saxatilis), плауном булавовидным
(Lycopodium clavatum). Встречаются в таких ассоциациях и папоротники — орляк (Pteridium aquilinim), голокучник обыкновенный (Gymnocarpium continentale), щитовник шартский (Dryopteris cartusiana).
Остепенные злаковые сосновые леса — производный тип, развивающийся на месте лишайникового или мохово-брусничного бора после рубок и пожаров. Такие леса отличаются разреженностью древостоя, редким травянистым покровом. В подлеске изредка присутствуют карагана древовидная (Caragana arborescens), кру-
шина ольховидная (Frangula alnus). Из разнотравья встречаются горичник Морисона (Peucedanum morisonii), лук поникающий (Allium nutans), гнездоцветка клобучковая (Neottianthe cucullata). Мохово-лишайниковый покров практически отсутствует.
Мезофитные травянистые сосновые леса (злаковые и разнотравные) отмечены в восточной части ленты в окрестностях с. Спирино, где они развиваются на выровненных поверхностях, по пологим склонам грив. Сомкнутость крон в таких лесах —
0,6−0,8, высота деревьев — 25−30 м, диаметр стволов сосен — 22−30 см. Иногда в составе древостоя присутствует береза или осина. Подлесок развит слабо, а травянистый покров густой (общее проективное покрытие до 60−70%). В нем доминируют злаки (в основном вейник наземный
— Calamagrostis epigeios) или разнотравье при незначительном участии злаков и осок
— часто встречается ирис русский (Iris ruthenica), костяника (Rubus saxatilis), папоротник-орляк (Pteridium aquilinum), осока большехвостая (Carex macroura).
Среди сосновых лесов по понижениям между гривами встречаются участки березовых и березово-осиновых лесов, часто заболоченные. В древостое изредка присутствует рябина сибирская (Sorbus sibirica). В подлеске часто разрастается смородина черная (Ribes nigrum), деревья бывают увиты хмелем (Humulus lupulus). Травянистый ярус образуют высокотравные недоспелка копьевидная (Cacalia hastata), бодяк разнолистный (Cirsium heteriphyllum), лабазник вязолистный (Filipendula ulmaria), серпуха Вольфа (Serratula wolfii), скерда сибирская (Crepis sibirica), василистник простой (Thalictrum simplex), встречаются вороний глаз обыкновенный (Paris quadrifolia), любка двулистная (Plathantera bifolia), пальчатокорен-ник Фукса (Dactylorhiza fuchsii).
Встречаются в Бурлинском бору и заболоченные березово-осиновые леса с густым подлеском из калины обыкновенной (Viburnum opulus) и смородины черной. (Ribes nigrum) В травянистом ярусе обильно встречаются грушанка круглолистная (Pyrola rotundifolia) и зеленоцветковая (P. chloranta), багульник болотный (Ledum palustre), линнея северная (Linnaea borealis), одноцветка одноцветковая (Moneses uniflora), сабельник болотный (Comarum palustre).
Очень редко (в окрестностях с. Пан-крушиха) встречаются в Бурлинском бору заболоченные березовые леса, в мохово-
лишайником ярусе которых обильно разрастаются сфагновые мхи. В составе травнянистого яруса в этой ассоциации встречаются костяника (Rubus saxatilis), морошка (Rubus hamaemorus), хвощ зимующий (Equisetum hyemale), голокучник Роберта (Gnocarpium robertianum).
По берегам реки Бурлы прерывистой узкой полосой тянутся ивовые заросли. Их образуют ива трехтычинковая (Salix triandra), пепельно-серая (S. cinerea), остролистная (S. acutifolia), прутовидная (S. viminalis). Иногда встречается калина обыкновенная (Viburnum opulus). Травянистые виды практически не встречаются под пологом таких лесов.
Травянистые типы растительности представлены на территории Бурлинского бора тростниковыми зарослями по брегам озер. Часто тростник южный образует монодоминантные сообщества или с участием рогозов широколистного (Typha latifolia) и узколистного (T. angustifolia), веха ядовитого (Cicuta virosa), телиптериса болотного (Thelipteris palustris), белокрыльника болотного (Calla palustris), на-умбургии кистецветной (Naumburgia tyrsiflora). Наибольшего разнообразия сообщества достигают в средней части ленты по берегам озер Пустынного, Стеклянного и других.
Водная растительность также обильная и разнообразна в озерах. Здесь разрастаются виды рода рдест, кубышка желтая (Nuphar lutea), телорез обыкновенный (Stratioides aloides), водяная сосенка обыкновенная (Hippuris vulgaris), в воде встречается ряска (Lemna minor, L. trisulca). Водная и прибрежно-водная растительность по берегам реки Бурлы развита слабо, что связано с особенностями строения русла — узким и глубоким.
Луговой тип представлен небольшими фрагментами лугов по берегам реки и озер, а также солонцеватыми лугами, встречающимися по опушкам бора. В составе этих лугов встречаются полынь рассеченная (Artemisia laciniata), бодяк съедобный (Cirsium escilentum), подорожники Корнута и приморский (Plantago cornuti, P. maritima), лапчатка гусиная (Potentilla anserina), белозор болотный (Parnassia palustris).
По опушкам бора встречаются фрагменты степных сообществ, в которых доминируют злаки ковыль перистый (Stipa pennata), тонконог (Koeleria cristata), мятлик узколистный (Poa angustifolia), часто встречаются виды разнотравья клубника (Fragaria viridis), горицвет пушистый
(Adonis villosa), герань луговая (Geranium pratense).
Сорная растительность встречается вдоль лесных дорог, на нарушенных в результате рубки местах, а также в местах отдыха в окрестностях озера Пустынного, где расположен пионерский лагерь. Наиболее часто встречаются клевер луговой (Trifolium pratense), подорожник большой (Plantago major), мелколепестник канадский (Erigeron canadensis), марь остистая (Chenopodium aristatum).
Выводы
1. Бурлинский ленточный бор представляет собой сложное сочетание лесных и травянистых растительных сообществ, обусловленное особенностями расположения (левобережная лесостепь), бугристо-грядовым рельефом, общей историей развития территории.
2. Основной тип растительности — лесной, который представлен лишайниковыми остепненными, травянисто-кустарничко-выми, мезофитными травянистыми сосновыми, березово-сосновыми и березовыми заболоченными лесами.
3. Травянистые типы растительности занимают незначительные площади и представлены лугами по берегам водоемов и опушкам, степями по окраинам боров, тростниковыми зарослями по заболоченным берегам озер, различными сообществами водной растительности.
4. Наиболее редкими являются заболоченные березовые леса с участием сфагновых мхов, а также солонцеватые луга, которые встречаются по опушкам бора.
Библиографический список
1. Земцов А. А. Рельеф Западносибирской равнины / А. А. Земцов, Б. В. Мизеров, В. А. Николаев и др. Новосибирск: Наука, 1988. 192 с.
2. Бугаев В. А. Лесное хозяйство ленточных боров Алтайского края / В. А. Бугаев, Н. Г. Косарев. Барнаул, 1988. 312 с.
3. Сляднев А. П. Важнейшие черты климата Алтайского края (без Горно-Алтайской АО) / А. П. Сляднев, Я. И. Фельдман // Природное районирование Алтайского края. М., 1958. Т. 1. С. 9−61.
4. Александрова В. Д. Растительный по-
кров и природные кормовые угодья Алтайского края (без Горно-Алтайской АО) / В. Д. Александрова, Н. П. Гуричева, Л. И. Иванина // Природное районирование Алтайского края. М., 1958. Т. 1.
С. 135−160.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой