Особенности соматического и стоматологического статуса пациентов старших возрастных групп

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 616. 314 616. 31−08
ОСОБЕННОСТИ СОМАТИЧЕСКОГО И СТОМАТОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА ПАЦИЕНТОВ СТАРШИХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП
О.Н. САПРОНОВА
Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова
e-mail: sapronova_olga@mail. ru
В представленной статье автор приводит обзор специальной литературы по проблеме особенностей соматического и стоматологического статуса пациентов пожилого и старческого возраста.
Ключевые слова: соматический статус, стоматологический статус, пожилой возраст.
Известно, что старение представляет собой генетически запрограммированный процесс, сопровождающийся определенными возрастными изменениями в организме [1]. С возрастом снижается интенсивность обменных процессов. Одновременно возрастает риск развития атеросклероза, гипертонической болезни, инфаркта миокарда, инсульта, сахарного диабета, опухолевых и других заболеваний. В старости происходит естественное и обязательное снижение силы, ограничение физических возможностей. Эти инволюционные процессы касаются и психической деятельности, что выражается в снижении подвижности психических процессов. Пожилые люди не так сильны, как в молодые годы, не способны выдерживать длительную физическую или нервную нагрузку- нарастает обезвоживание организма, что приводит ко многим нарушениям, в первую очередь — со стороны костно-мышечной системы. Из-за ослабления чувствительности нервной системы пожилые и старые люди замедленно реагируют на изменения внешней температуры и поэтому больше подвержены неблагоприятному воздействию жары и холода. Внешние проявления выражаются в ослаблении чувства равновесия, в неуверенности поступи, в потере аппетита, в потребности более яркой освещенности пространства и т. д. [26].
Особенности заболеваемости у пожилых людей выражаются в неспецифическом проявлении болезней, непредсказуемости их течения, быстроте ухудшения состояния, высокой частоте осложнений и необходимости последующей реабилитации [6].
В старших возрастных группах значительно выше не только заболеваемость, но и количество заболеваний у каждого пациента [25, 19, 37, 32, 41]. По сравнению с лицами молодого возраста пожилые имеют в два раза больше заболеваний, а лица старческого возраста — в 6 раз и больше [2].
В среднем при обследовании больных пожилого и старческого возраста определяется 3−5 болезней [23]. Автор приводит данные Самарского областного госпиталя ветеранов войны, согласно которым, у 70% пациентов старше 70 лет регистрируется три и более болезней. По сведениям Г. В. Аксаментова (2002), у одного пожилого пациента гериатрического стационара в среднем имелось 4,1 заболевания, а у старого — 4,6 (учитывались только клинически выраженные нозологические формы, проявлявшиеся у пациентов в течение ряда лет). По данным М. уап с! еп Аккег е1 а1. (1998), 78% лиц 8о лет и старше имеют два и более хронических заболевания, тогда как среди детей и подростков до 19 лет процент полиморбидности не превышает ю.
В связи с множественностью заболеваний пациенты пожилого и старческого возраста принимают большое количество различных лекарств [42, 43]. Две трети лиц старше 65 лет принимают ежедневно от 5 до 12 таблеток. При увеличении количества используемых лекарств возрастает частота побочных реакций: у бо-летних пациентов количество лекарственных осложнений в 2 раза выше, а у 70-летних — в 7 раз выше по сравнению с 20-летними [15].
Полиморбидность, снижение жизненных сил, работоспособности, физической и психической активности, ухудшение качества жизни — все это сопровождает старение и в той или иной мере проявляется у каждого пожилого человека.
С возрастом происходят также глубокие преобразования скелета и мягких тканей лица. Заметно трансформируется жевательно-речевой аппарат [27]. Внешним признаком старения зубов является появление трещин, изменение окраски эмали. Она становится более темной, приобретая желто-коричневый оттенок. Потемнение зубов объясняется образованием вторичного дентина, изменениями в пульпе зуба, а также проникновением красящих веществ из слюны и пищи в эмаль и
дентин. В процессе старения увеличивается твердость эмали, отмечается возрастное утолщение вестибулярной, оральной и контактных поверхностей зубов [5].
При старении сужаются межпризменные пространства, снижается пористость эмали, сокращается просвет дентинных трубочек, уменьшается количество свободной воды в тканях зубов. С возрастом уменьшается в объеме полость зуба, дентин становится менее чувствительным к препарированию. Происходит жировое перерождение нервов пульпы, влекущее за собой последующую кальцификацию, склерозирование, что в итоге значительно уменьшает чувствительность пульпы. Порог раздражения пульпы повышается до 8−20 мА. Пульпа превращается в волокнистый тяж, практически лишенный клеток, сокращается сеть микрососудов и, как следствие, снижаются репа-ративные возможности [18].
Нередко в пожилом и старческом возрасте отмечается атрофия нитевидных сосочков языка, изменение вкусовой чувствительности [5].
В старости происходит заметная инволюция слюнных желез, снижается их секреция, вследствие чего возникает сухость во рту, некоторые трудности при глотании твердой пищи [24]. Гипоса-ливация наблюдается у 70% людей пожилого возраста, что может ухудшать течение воспалительных процессов в полости рта [5].
Доказано, что у пациентов пожилого и старческого возраста показатели медико-социального и соматического статусов имеют тесные корреляционные связи с большинством показателей стоматологического статуса [9]. Это согласуется с положением о том, что любое патологическое состояние должно рассматриваться через призму гомеостаза организма [7]. Е. Т. Гончаренко (2006) рекомендовал использовать широко применяемые в гериатрической практике индексы СИФС и С1 Я8© (суммарный индекс физического состояния и кумулятивный рейтинговый индекс заболеваний) для определения реабилитационного потенциала пациентов старших возрастных групп и в качестве прогностических маркеров адекватности предстоящего и проводимого стоматологического ортопедического лечения.
Важной задачей геронтостоматологии является сохранение зубов в пожилом и старческом возрасте. Это позволяет не только поддерживать эстетические и фонетические особенности ротовой полости, но и облегчить полноценную функцию жевания [17, 28, 36].
Следует отметить, что при сохранении не менее 20 собственных зубов значительное число пациентов не испытывают нарушения основных функций жевательно-речевого аппарата [12]. Так называемый «индекс 20» широко применяется в зарубежных странах для оценки стоматологического статуса (Пахомов Н.Г., 1992). В Японии в начале XXI в. среди обследованных лиц в возрасте 8о лет 15,7% сохранили 20 и более зубов [34].
Российская статистика конца XX в. свидетельствует о следующем. По данным Е. Н. Борисовой (2001), из общего числа обследованных в возрасте 55 лет практически каждый третий пациент не имел зубов (32%), а после 70 лет потеря зубов отмечалась более чем у половины обследованных (52%). Показатели заболеваемости кариесом у пожилых незначительно отличаются от таковых у более молодых лиц- чаще это вторичный кариес — как следствие плохой гигиены полости рта. Значителен также процент кариеса корней зубов.
У обследованных жителей Краснодарского края в возрасте 55−64 года, по данным И. И. Козыревой (1999), сохранено в среднем 16,12 зубов, в 65−74 года — 13,05 и в 75−84 года — лишь 9,1 зуба. 60,54% лиц пожилого возраста нуждаются в ортопедическом лечении частичной потери зубов, 39,46% - полной потери зубов.
При исследовании состояния ротовой полости у 268 женщин старше 6о лет, проведенном А. И. Кирсановым и В. Ф. Носовой (1998) в геронтологическом отделении Максимилиановской больницы № 28 Санкт-Петербурга, потеря зубов выявлена у 146 больных (54,5%). Среди пожилых потеря зубов встречалась в 28% наблюдений (36 человек из 130), среди старых — в 76% (у 84 из но), а у долгожителей — в 92% (у 26 из 28 обследованных). Столь же закономерно изменялось и среднее количество сохранившихся зубов: в группе пожилых — ю зубов, старых — 6 зубов, долгожителей — 2 зуба.
Г. Н. Апресян (2005) обнаружил, что нуждаемость в протезировании полости рта составляет 98,6% в возрастной группе 60−69 лет и юо% - в 70−79 и 8о лет и старше.
О низком уровне сохранности зубов у пожилых и престарелых жителей различных регионов России свидетельствуют также исследования Е. Б. Ольховской (1997), В. К. Леонтьева и др. (2000) и др. Следует отметить, что статистические исследования проводятся в стоматологических учреждениях и ориентируются в основном на обращаемость за стоматологической помощью. Поэтому имеющиеся данные не полностью учитывают возрастную категорию старше 80−90 лет [23].
Установлено, что многие пожилые люди с незначительным числом собственных зубов или вообще беззубые, а также со съемными протезами не предъявляют жалоб на нарушение жевательной функции, что свидетельствует об их хорошей адаптации к указанному состоянию [40]. Исследование Я. К. 0\ е1 а1. (1997) показало, что субъективная оценка пожилыми людьми функции жевания связана прежде всего с общим состоянием здоровья.
Функции откусывания и жевания при принятии твердой пищи нарушаются уже при утрате 4−6 зубов [12], соответственно в 21, 43 и 20% случаев. С ростом числа утраченных зубов увеличивается и процент пациентов с нарушением названных функций. При почти полной утрате собственных зубов (отсутствуют 21−27 зубов) затруднения при откусывании и жевании испытывают ¾ больных (73,74%), а принятие твердой пищи затруднено у 76,77%.
В рамках Британского национального исследования питания и диеты проведено обследование 955 жителей Великобритании в возрасте 65 лет и старше [39]. Применяли анкету Oral Impacts on Daily Performances (OIDP). Из всех респондентов, указавших на затруднения в питании, 25% охарактеризовали их как серьезные, у 42% опрошенных такие затруднения отмечались почти ежедневно. Обследованные пациенты отмечали, что не могут (или с трудом могут) есть 16 видов пищи. Пожилые люди с полной утратой зубов дольше жуют и глотают более крупные куски пищи [33], что может привести к развитию заболеваний пищеварительного тракта.
По данным W.O. Seiler и H.B. Stahelin (1995), полученным в Швейцарии, от 30 до 6о% людей старше 65 лет имеют те или иные нарушения питания- ведущими причинами этого авторы считают полиморбидность и социальную изоляцию.
При потере зубов наблюдаются также нарушения функции жевательных мышц. По данным О. Г. Омарова и др. (2002), при отсутствии одной пары зубов-антагонистов биопотенциал жевательных мышц снижается в среднем на 30,4%, а при отсутствии 4 пар зубов — на 59,5% по сравнению с нормой.
Стоматологическая патология у лиц пожилого и старческого возраста имеет ряд особенностей и несколько отличается по видам преобладающих заболеваний от младших возрастных групп. Потеря зубов в пожилом и старческом возрасте обусловлена главным образом двумя факторами -кариесом и пародонтопатиями [5].
Обследуя пациентов пожилого и старческого возраста (60−69 лет& gt- 70−79 лет и 8о лет и старше), обратившихся за ортопедической помощью в 2002—2003 гг. в одну из стоматологических клиник г. Москвы, Г. Н. Апресян (2005) обнаружил, что распространенность кариеса у лиц пожилого и старческого возраста достигает юо%. Причем до 60−70% всех случаев кариеса у пожилых составляет кариес пришеечной локализации.
Практически у каждого пациента преклонного возраста обнаруживается патология пародон-та. Именно заболевания пародонта в старших возрастных группах являются основной причиной удаления зубов. Клиническое течение заболеваний пародонта в пожилом возрасте имеет ряд специфических особенностей. В частности, патологические процессы отличаются высокой активностью. Часто встречается абсцедирование. Обильные зубные отложения обусловливают выраженность воспаления десны и значительную подвижность зубов. Стабилизация хронических воспалительных процессов в пародонте характерна для лиц глубокого старческого возраста и долгожителей
[14, 31, и].
Для людей пожилого и старческого возраста характерна повышенная стираемость твердых тканей зубов. Одной из основных причин вышеуказанного патологического состояния является нарушение эндокринной системы, в том числе фосфорно-кальциевого обмена [ю].
По данным Е. Е. Шварцзайда (199°), У больных пожилого и старческого возраста преобладает генерализованная декомпенсированная форма повышенной стираемое™ зубов, которая усугубляется парафункцией жевательных мышц и дисфункцией височно-нижнечелюстных суставов. Нарушение регионарного кровообращения в пародонте (по данным реопародонтографии) свидетельствует о нарастании склеротических изменений. Помимо этого, с возрастом увеличивается частота деформаций зубных рядов. Е. Е. Шварцзайд (1990) обнаружил их у 81,2% обследованных пациентов пожилого и старческого возраста.
Следует отметить, что широко распространенным фактором, негативно влияющим на соматический и стоматологический статус пациентов старших возрастных групп, является малая обращаемость пожилого населения для осмотров и проведения профессиональной гигиены полости рта [29].
Таким образом, проведенный анализ специальной литературы показал, что одной из первоочередных задач стоматолога является правильная мотивация пациентов пожилого и старческого возраста, направленная на своевременное и адекватное стоматологическое лечение, а также на повышение уровня личной гигиены полости рта.
Литература
1. Абрамова, Г. С. Возрастная психология. — 4-е изд. / Г. С. Абрамова. — М.: Академич. проект, 2003. -
670 с.
2. Аксаментов, Г. Б. Клинические и функциональные особенности пациентов гериатрического стационара / Г. Б. Аксаментов // Здравоохранение. — 2002. — № 2. — С. 51−54.
3. Алимский, A.B. Стоматологическая помощь населению пожилого возраста / A.B. Алимский, О. В. Артемьева, В. Н. Васильчиков // Руководство по геронтологии. — М., 2005. — С. 681−699.
4. Апресян, Г. Н. Нуждаемость в ортопедической стоматологической помощи населения пожилого и старческого возраста и особенности ее оказания в условиях бесплатного (льготного) зубного протезирования: автореф. дне. … канд. мед. наук: 14. 00. 21 / Г. Н. Апресян — ЦНИИ стоматологии. — М., 2005. — 25 с.
5. Архипов, В. Д. Гериатрическая стоматология / В. Д. Архипов, В. П. Кириллова, ДА. Трунин и др. // Практическая гериатрия: руководство для врачей. — Самара, 1995- ~~ С. 562−596.
6. Арьева, Г. Т. Геронтостоматология — объективная реальность / Г. Т. Арьева, А. Л. Арьев // Клинич. геронтология. — 2008. — № 7. — С. 3−8.
7. Арьева, Г. Т. Стоматологический континуум / Г. Т. Арьева, А. Л. Арьев // Пародонтология. — 2011. — № 4. — С. 28−31.
8. Борисова, Е. Последствия полной и частичной адентии у пожилых / Е. Борисова, М. Ершова // Врач. — 2001. — № 7. — С. 32−33.
9. Гончаренко, Е. Т. Прогнозирование эффективности стоматологического ортопедического лечения пациентов гериатрического профиля с мультиморбидными состояниями: автореф. дис. … канд. мед. наук 14. 00. 53- 14. 00. 21 / Е. Т. Гончаренко / С. -Петерб. ин-т биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН. — СПб., 2006. -26 с.
10. Епишев, В. А. Состояние полости рта улиц пожилого и старческого возраста, основы тактики врача при оказании им стоматологической помощи / В. А. Епишев, A.A. Зуфаров, М. Г. Лунева // Мед. журн. Узбекистана. — 1990. — № 4. — С. 41−44.
11. Иорданишвили, А. К. Стоматологический статус людей пожилого и старческого возраста / А.К. Иорда-нишвили, С. В. Солдатов, Л. Н. Солдатова и др. // Успехи геронтологии. — 2010. — Т. 23, № 4. — С. 644−651.
12. Иолов, Ц. Самооценка стоматологического здоровья людьми пожилого возраста. Функциональные и психосоциальные проблемы/Ц. Иолов // Стоматология. — 2002. — Т. 81, № 3. — С. 59−61.
13. Кирсанов, А.И. Органно-системные изменения пищеварительного тракта в пожилом и старческом возрасте /А.И. Кирсанов, В. Ф. Носова // Реабилитация жевательного аппарата: юбил. сб. трудов, посвящ. 40-летию каф. ортопед. стоматологии и материаловедения С. -Петерб. гос. мед. ун-та им. акад. И. П. Павлова. -СПб., 1998. — С. 83−85.
14. Козырева, И. И. Стоматологическая заболеваемость и потребность в ортопедической помощи лиц пожилого возраста Краснодарского края / И. И. Козырева: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14. 00. 21 / Кубан. гос. мед. акад. — Краснодар, 1999- ~~ 19 с-
15. Косарев, В. В. Клиническая фармакология в гериатрии / В. В. Косарев, A.C. Шпигель // Практическая гериатрия: руководство для врачей. — Самара, 1995- ~~ С. 64−80.
16. Лебеденко, И. Ю. Функциональные и аппаратурные методы исследования в ортопедической стоматологии / И. Ю. Лебеденко, Т. И. Ибрагимов, АН. Ряховский. — М.: Мед. информ. агентство, 2002. — 127 с.
17. Леонтьев, В. К. Здоровые зубы и качество жизни / В. К. Леонтьев // Стоматология. — 2000. -Т. 79, № 5. — С. 10−13.
18. Луцкая, И. К. Структура твердых тканей зуба и содержание в них свободной воды в возрастном аспекте / И. К. Луцкая // Стоматология: респ. межвед. сб. — Киев, 1988. — Вып. 23. — С. 7−10.
19. Модестов, Е. А. Методические подходы к комплексной оценке состояния здоровья лиц пожилого и старческого возраста / Е. А. Модестов, О. М. Новиков, В. В. Шевченко и др. // Сиб. мед. обозрение. — 2001. — № 2. — С. 23−25.
20. Ольховская, Е. Б. Состояние зубов у лиц пожилого возраста в Тверской области: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14. 00. 21 / Е. Б. Ольховская // Твер. гос. мед. акад. — Тверь, 1997- ~~ 26 с.
21. Омаров, О. Г. Функциональное состояние мышц челюстно-лицевой области при дефектах зубных рядов в зависимости от количества отсутствующих пар антагонистов / О. Г. Омаров, Л. С. Персии, Х. О. Омарова // Стоматология. — 2002. — Т. 81, № 3. — С. 49−50.
22. Пахомов, Н. Г. Успехи и проблемы оказания стоматологической помощи пожилым людям в США: обзор лит. / Н. Г. Пахомов // Стоматология. — 1992. — Т. 71, № 2. — С. 86−88.
23. Пименов, Ю. С. Питание пожилого и старого человека / Ю. С. Пименов // Практическая гериатрия: руководство для врачей. — Самара, 1995- ~~ С. 49−52.
24. Пожарицкая, М. М. Возрастные изменения секреторной функции слюнных желез / М.М. Пожариц-кая, Ю. М. Максимовский, О. В. Макарова и др. // Стоматология. — 1992- - Т. 71, № 3/6. — С. 53& quot-55-
25. Пушкова, Э. С. Третий возраст / Э. С. Пушкова // Мир медицины. — 1997- - № 8. — С. 32−33.
26. Важнейшие вопросы сохранения здоровья и долголетия / М. Ф. Савченков, Л. М. Соседова, А. Н. Калягин, И. Ю. Тармаева // Альманах сестринского дела. — 2011. — № 1−2. — С. 4~13-
27. Трезубов, В. Н. Ортопедическая стоматология. Пропедевтика и основы частного курса: учебник для медицинских вузов / В. Н. Трезубов, A.C. Щербаков, Л. М. Мишнев. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: МЕДпресс-информ, 2011. — 416 с.
28. Ортопедическая стоматология / В. Н. Трезубов, Л. М. Мишнев, E.H. Жулев, В. В. Трезубов // Прикладное материаловедение: учебник для студ. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: МЕДпресс-информ, 2011. — 384 с.
29. Усова, Н. Ф. Некоторые особенности отечественной геронтостоматологии / Н. Ф. Усова // Сиб. мед. журн. — 2006. — № 3. — С. 75−76.
30. Шварцзайд, Е. Е. Оказание ортопедической стоматологической помощи инвалидам, больным пожилого и старческого возраста: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14. 00. 21 / Е. Е. Шварцзайд — Всесоюзн. НПО «Стоматология». — М., 1990. — 17 с.
31. Юдина, H.A. Состояние тканей периодонта и выявление факторов риска развития болезней перио-донта у пожилого населения г. Могилева и Могилевской области / H.A. Юдина, Л. Г. Борисенко // Белорус, мед. журн. — 2004. — № 1. — С. 95−97.
32. Bohmer, F. Aufgaben der Pravention in der Gerontologie / F. Bohmer // Wien. Med. Wochenschr. — 2001. — Bd. 151, № 18/20. — S. 468−471.
33. Budtz-Jorgensen, E. Successful aging — the case for prosthetic therapy / E. Budtz-Jorgensen, J.P. Chung, P. Mojon // J. Publ. Health Dent. — 2000. — Vol. 60, № 4. — P. 308−312.
34. Matsumura, K. Association of dental status with blood pressure and heart rate in 80-year-old Japanese subjects / K. Matsumura, T. Ansai, S. Awano et al // Jpn. Heart J. — 2003. — Vol. 44, № 6. — P. 943−951.
35. Perceived masticatory function among elderly people / R. K Ow, T. Loh, J. Neo, J. Klioo //J. Oral Rehab. -1997. — Vol. 24, № 2. — P. 131−137.
36. Palmer, C.A. Gerodontic nutrition and dietary counseling for prosthodontic patients: Rev. / C.A. Palmer // Dent. Clin. North Am. — 2003. — Vol. 47, № 2. — P. 355−371.
37. Ribera-Casado, J.M. Ageing and the cardiovascular system / J.M. Ribera-Casado // Z. Gerontol. Geriatr. -1999. — Vol. 32, № 6. — P. 412−419.
38. Seiler, W.O. Besondere Aspekte der Malnutrition in der Geriatrie / W.O. Seiler, H.B. Stahelin // Schweiz. Med. Wochenschr. — 1995. — Bd. 125, № 5. — S. 149−158.
39. Sheiham, A. Prevalence of impacts of dental and oral disorders and their effects on eating among older people: A natl. survey in Great Britain / A. Sheiham, J.G. Steele, W. Marcenes et al. // Community Dent. Oral Epidemiol. — 2001. — Vol. 29, № 3. — P. 195−203.
40. Self-assessed masticatory ability in relation to maximal bite force and dental state in 80-year-old subjects / K. Tsuga, G.E. Carlsson, T. Osterberg, S. Karlsson // J. Oral Rehab. — 1998. — Vol. 25, N° 2. — P. 117−124.
41. Van den Akker M. Problems in determining occurrence rates of multimorbidity /M. Van den Akker, F. Buntinx, S. Roos, J .A. Knottnerus //J. Clin. Epidemiol. — 2001. — Vol. 54, № 7. — P. 675−679.
42. Arzneimitteltherapie im Alter. Misten Sie die Pfflendoschen aus! / C.U. Vogel, A. Peiter, M. Feuring, M. Wehling // MMW Fortschr. Med. — 2001. — Bd. 143, № 51/52. — S. 33−35.
43. Wehling, M. Arzneimitteltherapie im Alter aus der Sicht des klinischen Pharmakologen / M. Wehling, A. Peiter // Internist. — 2003. — Bd. 44, № 8. — S. 1003−1009.
THE FEATURES OF SOMATIC AND STOMATOLOGICAL STATUS OF PATIENTS
OF SENIOR AGE GROUPS
O.N. SAPRONOVA
St Petersburg State Medical University named after I.P. Pavlov
In submitted article the author presents the review on a problem of the features of somatic and stomatological status of elderly and senile age patients.
e-mail: sapronova_olga@mail. ru
Keywords: somatic status, stomatological status, elderly age.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой