Особенности социркуляции вирусов гриппа в постпандемический период 2010-2011 гг. По итогам деятельности Центра экологии и эпидемиологии гриппа фгу НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского Минздравсоцразвития России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

8. Щелканов М. Ю., Львов Д. К. Генотипическая структура рода Influenza A virus // Вестн. РАМН. — 2011. — № 5. — С. 19−23.
9. Balraj P, Sidek H., Suppiah J. et al. Molecular analysis of 2009 pandemic influenza A (H1N1) in Malaysia associated with mild and severe infections // Malays. J. Pathol. — 2011. — Vol. 33, № 1. — P. 7−12.
10. Gambaryan A. S., Tuzikov A. B., Piskarev V. E. et al. Specification of receptor-binding phenotypes of influenza virus isolates from different hosts using synthetic sialylglycopolymers: non-egg-adapted human HI and H3 influenza A and influenza B viruses share a common high binding affinity for 6'-sialyl (N-acetyllactosamine) // Virology. — 1997. -Vol. 232. — P. 345−350.
11. Glaser L., Stevens J., Zamarin D. et al. A single amino acid substitution in 1918 influenza virus hemagglutinin changes receptor binding specificity // J. Virol. — 2005. — Vol. 79, № 17. — P. 11 533−11 536.
12. Kilander A., RykkvinR., DudmanS. G., HungnesO. Observed association between the HA1 mutation D222G in the 2009 pandemic influenza A (H1N1) virus and severe clinical outcome, Norway 2009−2010 // Euro Survell. — 2010. — Vol. 15, № 9. — P. 19 498.
13. Lvov D. K., Bovin N. V., Prilipov A. G. et al. HA1 receptor-binding site of influenza A (H1N1)v among patients with lethal and non- lethal pneumonia in Russia (2009−2011) // Proceedings of International Congress of International Union of Microbiological Societies (Sapporo, Japan- September, 2−16, 2011). — Sapporo, 2011. — VI-PO55−5.
14. Matrosovich M. N., Mochalova L. V., Marinina V. P. et al. Synthetic polymeric sialoside inhibitors of influenza virus receptor-binding activity // FEBS Lett. — 1990. — Vol. 272. — P. 209−212.
15. Matrosovich M., Tuzikov A., Bovin N. et al. Early alterations of the receptor-binding properties of HI, H2, and H3 avian influenza virus hemagglutinins after their introduction into mammals // J. Virol. — 2000. — Vol. 74, № 18. — P. 8502−8512.
16. Paulson J. C., Sadler J. E., Hill R. L. Restoration of specific myxovirus receptors to asialoervthrocytes by incorporation of sialic acid with pure sialyltransferases // J. Biol. Chem. — 1979. — Vol. 254, № 6. — P. 21 202 124.
17. PuzelliS., FacchiniM., SpagnoloD. et al. Transmission of hemagglutinin D222G mutant strain of pandemic (H1N1) 2009 virus // Emerg. Infect. Dis. — 2010. — Vol. 16, № 5. — P. 863−865.
18. Rogers G. N., Paulson J. C., Daniels R. S. et al. Single amino acid substitutions in influenza haemagglutinin change receptor binding specificity // Nature. — 1983. — Vol. 304, № 5921. — P. 76−78.
19. Valli M. B., Selleri M., Meschi S. et al. Hemagglutinin 222 variants in pandemic (H1N1) 2009 virus // Emerg. Infect. Dis. — 2011. — Vol. 17, № 4. — P. 749−751.
20. WHO. Preliminary review of D222G amino acid substitution in haemagglutinin of pandemic influenza A (H1N1) 2009 viruses. — WHO Report. — 28 December 2009. — http: //www. who. int/csr/resources/ publications/swineflu/hlnl_d222g/en/index. html.
21. Zimmer S. M., Burke D. S. Historical Perspective — Emergence of Influenza A (H1N1) viruses // N. Engl. J. Med. — 2009. — Vol. 361. — P. 279−285.
Поступила 29. 09. 11
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012 УДК 616. 98:578. 832. 1]-036. 22
Е. И. Бурцева1, Д. К. Львов1, М. Ю. Щелканов1, Л. В. Колобухина1, А. Г. Прилипов1, С. В. Альховский1, В. В. Лаврищева1, Е. С. Шевченко1, И. Т. Федякина1, В. Т. Иванова1, Н. В. Белякова1, Е. С. Прошина1, Д. Д. Абрамов3, С. В. Трушакова1, Л. Н. Меркулова1, Р. В. Вартянян1, Л. Б. Кистенева1, Е. И. Самохвалов1, Т. А. Оскерко1, Е. Л. Феодоритова1, Э. В. Силуянова1, Е. А. Мукашева1, А. Л. Беляев1, В. Е. Маликов2, Н. А. Малышев2
Особенности социркуляции вирусов гриппа в постпандемический период 2010—2011 гг. по итогам деятельности Центра экологии и эпидемиологии гриппа ФГБУ НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского Минздравсоцразвития России
'-ФГБУ НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского Минздравсоцразвития России- 21-я клиническая инфекционная больница-
3ЗАО НПО «ДНК-Технология», Москва
Представлены результаты мониторинга циркуляции вирусов гриппа в сезоне 2010−2011 гг., который охватывает 2-й год циркуляции пандемических штаммов A (H1N1)v, и их взаимодействия с сезонными штаммами A (H3N2) и В. В отличие от предыдущего сезона начало подъема заболеваемости регистрировали в январе 2011 г., максимальные показатели заболеваемости на большинстве сотрудничающих территорий были отмечены в период от 5−7 нед 2011 г. с последующим снижением до пороговых уровней к 11-й неделе 2011 г. Наиболее вовлеченными в эпидпроцесс были дети дошкольного и школьного возраста. Установлена циркуляция 3 штаммов вирусов гриппа — A (H1N1)v, A (H3N2) и В. Выявлены различия по долевому участию вирусов гриппа на отдельных территориях РФ. Детальное типирование выделенных штаммов определило соответствие подавляющего большинства из них вакцинным вирусам. Штаммы пандемического вируса гриппа A (H1N1)v сохранили чувствительность к озельтамивиру и были резистентными к ремантадину. Определено долевое участие возбудителей ОРВИ негриппозной этиологии: вирусов парагриппа — 11,9%, аденовирусов — 5,9%, РС-вирусной инфекции — 3,5%, микоплазмы пневмонии — 0,7%, что было сравнимо с предыдущими эпидемическими сезонами.
Ключевые слова: эпидемический сезон 2010−2011 гг., сезонные и пандемические штаммы вирусов гриппа, антигенные свойства, чувствительность к этиотропным препаратам
The specific features of the cocirculation of influenza viruses in the 2010−2011 postpandemic period according to the results of activities of the D. i. ivanovsky Research institute of Virology, Ministry of Health and Social Development of Russia
E. I. Burtseva1, D. K. Lvov1, M. Yu. Shchelkanov1, L. V. Kolobukhina1, A. G. Prilipov1, S. V. Alkhovsky1,
V. V. Lavrishcheva1, E. S. Shevchenko1, I. T. Fedyakina1, V. T. Ivanova1, N. V. Belyakova1,
E. S. Proshina1, D. D. Abramov3, S. V. Trushakova1, L. N. Merkulova1, R. V. Vartyanyan1, L. B. Kisteneva1, E. I. Samokhvalov1, T. A. Oskerko1, E. L. Feodoritova1, E. V. Siluyanova1, E. A. Mukasheva1, A. L. Belyaev1,
V. E. Malikov2, N. A. Malyshev2
Контактная информация:
Бурцева Елена Ивановна, д-р мед. наук- e-mail: Elena-burtseva@yandex. ru
20
1D. I. Ivanovsky Research Institute of Virology, Ministry of Health and Social Development of Russia, Moscow-
2First Clinical Infectious Diseases Hospital- 3ZAO NPF DNA Technology, Moscow
The paper gives the results of monitoring the circulation of influenza viruses in the 2010−2011 season, that covers the second year of circulation of pandemic A (H1N1)v virus strains, and their interaction with seasonal A (H3N2) and B strains. unlike the previous season, the beginning of an increase in morbidity was recorded in January 2011- its peak in the most of contiguous areas was noted at 5−7 weeks of 2011, with its further decline to threshold levels at week 11 of 2011. Preschool and school children were most involved in the epidemic process. three influenza virus strains (A (H1N1)v, A (H3N2), and B) were found to circulate. Differences were found in the level of participation of the isolated strains in individual areas of the Russian Federation. detailed typing of the isolated strains determined the compliance of the vast majority of them with vaccine viruses. the pandemic influenza A (H1N1)v virus strains retained their susceptibility to oseltamivir and were resistant to rimantadine. the participation of non-influenza acute respiratory viral infection pathogens was estimated as follows: 11. 9% for parainfluenza viruses, 5. 9% for adenoviruses, and 3. 5% for PC viruses, and 0. 7% for pneumonia Mycoplasma, which was comparable with the previous epidemic seasons.
Key words: 2010−2011 epidemic season, seasonal and pandemic influenza virus strains, antigenic properties, susceptibility to etiotropic drugs
Интерес к развитию эпидемии гриппа 2010−2011 гг. был определен тем, что этот период охватывал второй год с момента появления нового для человека по антигенной структуре штамма вируса гриппа, А (H1N1)v, представлявшего собой реассортант вирусов гриппа свиней классической Американской и Евроазиатской линий [6, 15]. Его способность не только инфицировать людей, но и активно передаваться от человека к человеку воздушно-капельным путем стали причиной пандемии 2009 г. с вовлечением в эпидпроцесс более 214 стран и территорий мира. Число летальных исходов среди лабораторно подтвержденных случаев составило к 25 сентября 2010 г. 18 449 [7, 9, 18]. Кроме того, в начале пандемии он вытеснил из циркуляции эпидемический штамм вируса гриппа, А (H1N1), а также в ряде стран «разделил» свою активность с эпидемическими штаммами вирусов гриппа, А (H3N2) и В, что стало следствием двухволнового характера эпидемии 2009−2010 гг. В России в октябре-декабре регистрировали подъем заболеваемости, этиологически связанный с, А (H1N1)v, в феврале-марте — со штаммами вируса гриппа В [9, 12]. По официальным данным Роспотребнадзора Р Ф, в России в сезон 2009−2010 гг. переболело 4,09% населения, смертность составила 4,7 (на 1 млн населения) [11].
10 августа 2010 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила об окончании пандемии гриппа, А (H1N1)v и начале постпандемического периода [16]. Эксперты также отметили, что это не означает исчезновение вируса, но в то же время предположили, что A (H1N1)v будет вести себя как вирус сезонного гриппа и продолжать циркулировать в течение нескольких ближайших лет.
Являясь одним из четырех референс-центров по мониторингу гриппа в России, а также Национальным центром по гриппу, сотрудничающим с ВОЗ, Центр экологии и эпидемиологии гриппа (ЦЭЭГ) ФГБУ НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского Минздравсоцразвития России осуществляет надзор за циркуляцией вирусов гриппа в нашей стране, изучением их эволюционной изменчивости, соответствием свойствам вакцинных штаммов и чувствительностью к этиотропным препаратам. В статье представлены итоги сезона 2010−2011 гг., особенности развития эпидемического процесса и эволюции штаммов вирусов гриппа, А и В при их социркуляции в России и мире в этот период.
Материалы и методы
Сбор данных о заболеваемости и лабораторной диагностике гриппа и ОРВИ. Еженедельно в ЦЭЭГ ФГБУ НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского Минздравсоц-развития России поступала информация о заболеваемости гриппом и ОРВИ в различных возрастных группах населения, а также о результатах диагностики гриппа и
ОРВИ, полученных при применении метода иммунофлюоресцирующих антител (МФА), изоляции вирусов гриппа, полимеразной цепной реакции (ПЦР) и в серологических тестах, с 10 официально сотрудничающих территорий РФ (опорные базы ЦЭЭГ). Кроме того, клинический материал (носоглоточные смывы, гемагглютинирующие изоляты, секционный материал) поступал для подтверждения результатов ПЦР-диагностики и изоляции штаммов вируса гриппа из медицинских учреждений Москвы и Московской области, а также из других территорий РФ.
Отбор пациентов и взятие материала. При подозрении на гриппозную инфекцию у заболевших (госпитализированных и амбулаторных) проводили забор носоглоточных смывов не позднее 3−4-го дня от начала болезни. Для уточнения диагноза в случае летального исхода на фоне тяжелого течения гриппозной инфекции брали секционный материал (ткани трахеи, бронхов, легких, плаценты, селезенки).
Изоляцию вирусов гриппа проводили из носоглоточных смывов и секционного материала в двух системах традиционными методами: на клетках культуры ткани MDCK с добавлением ТРСК-трипсина (2 мкг/мл) и полостях 9−11-дневных куриных эмбрионов (амниотической и аллантоисной). Для индикации вируса в реакции гемагглютинации (РГА) использовали 0,75% взвесь эритроцитов человека 0(1) группы крови [3].
Типирование изолятов проводили в реакции торможения гемагглютинирующей активности (РТГА) по общепринятой методике с диагностическими сыворотками к эталонным вирусам — А/Калифорния/7/2009 (H1N1) v, А/Брисбен/10/2007(Н3№), В/Флорида/4/2006 (линии Ямагата-подобных), В/Брисбен/60/2008 из диагностического набора ВОЗ, а также к первому российскому пандемическому штамму A/IIV-Moscow/01/2009 (H1N1)swl [3, 5, 7]. В ряде случаев при низком гемагглютинирующем титре в РГА типирование выполняли постановкой ПЦР в реальном времени, позволяющей субтипировать вирусы гриппа, А и В.
Выявление РНК вируса гриппа A (H1N1)v проводили с помощью тест-систем АмплиСенс Influenza viruses A/B, АмплиСенс Influenza virus A/H1-swine-FL, АмплиСенс Influenza virus А-тип-AL, «Интерлабсервис», Москва, согласно рекомендациям производителя.
Секвенирование генома. РНК выделяли стандартным методом с применением фенола и изотиоцианата натрия. Первичную нуклеотидную последовательность фрагментов ПЦР определяли методом Сэнгера на автоматическом секвенаторе ABI Prism 3130 («Applied Biosystems», США) согласно рекомендациям производителя. Анализ нуклеотидных и соответствующих им аминокислотных последовательностей проводили с использованием пакета прикладных программ Lasergene
21
Таблица 1
Частота диагностики гриппозной инфекции в сезоне 2010--2011 гг. в ЦЭЭГ и на территориях 10 сотрудничающих с ним опорных баз (по совокупности методов)
ФГУЗ ЦГиЭ республики, края, области, города опорных баз ЦЭЭГ
Недели года Число образ- цов [-Н О О Я Г Великий Новгород Липецк Владимир Ярославль Пенза Чебоксары Оренбург Томск Владивосток Биробиджан всего за неделю
абс. %
2010:
40-я 163 1 1 0/2* 0/1,2*
41-я 183 1 0/1 0/0,5
42-я 175 1 1 0/2 0/1,1
43-я 188 4 1 0/5 0/2,6
44-я 196 1 1 0/2 0/1,0
45-я 112 3 0/3 0/2,7
46-я 263 0/0 0/0
47-я 188 1 2 ½ 0,5/1,0
48-я 232 1 7 1 0/9 0/3,9
49-я 218 4 5 1/8 0,5/3,6
50-я 233 1 4 0/5 0/2,1
51-я 305 3 1 1 1 11 3 6 5/21 1,6/6,5
52-я 291 7 4 1 1 1 9 14 5 22/20 7,6/5,8
2011:
1-я 255 3 34 8 1 3/43 1,4/19,0
2-я 63 2 0/2 0/3,2
3-я 301 18 1 1 2 2 5 6 1 25/11 8,3/3,6
4-я 610 90 2 6 10 8 3 1 30 5 12 5 108/64 17,7/10,5
5-я 923 200 16 30 26 37 7 11 34 8 31 5 313/92 34,0/10
6-я 1102 175 54 55 45 49 6 29 15 11 33 10 408/74 37,0/6,7
7-я 1214 117 66 51 57 114 9 27 16 2 26 7 433/59 35,7/4,9
8-я 1020 55 74 39 27 70 13 41 11 2 20 25 299/78 29,3/7,6
9-я 828 49 42 15 10 62 3 32 4 2 39 5 222/41 26,8/5,0
10-я 864 32 33 35 8 49 11 45 3 2 41 4 205/58 23,7/6,7
11-я 616 8 14 15 2 41 19 8 2 4 35 2 114/36 18,5/5,7
12-я 747 13 11 17 1 42 20 7 1 34 27 123/50 16,5/6,7
13-я 427 3 6 15 3 6 11 7 2 1 24 6 41/43 9,6/10,1
14-я 367 3 10 4 1 3 3 2 3 23 24/28 6,5/7,6
15-я 305 2 3 4 3 1 1 4 20 1 10/29 3,3/9,5
16-я 296 1 6 1 2 1 1 3 9 7/17 2,4/5,7
17-я 212 7 1 1 2 3 9 2/20 0,9/9,4
18-я 171 3 1 2 5 0/11 0/6,4
19-я 137 1 2 1 0/2 0/1,5
20-я 113 1 2 1/1 0,9/0,9
21-я 133 1 1/1 0,8/0,8
22-я 100 2 0/2 0/2,0
23-я 136 1 0/1 0/0,7
24-я 124 1 1 0/2 0/1,6
25-я 115 1 0/0 0/0
26-я 139 0/0 0/0
27-я 68 0/0 0/0
28-я 99 0/0 0/0
29-я 112 0/0 0/0
30-я 105 0/0 0/0
Итого 14 449 780 355 293 199 489 111 212 188 78 410 101 2371/845 16,4/5,9
Приме чание * - A (H1N1)v/A (H3N2) + B
22
Долевое участие вирусов гриппа в эпидемическом процессе в сезоне 2010−2011 гг
Число диагностированных случаев гриппа
Опорные базы ЦЭЭГ Число проб А, не типи- рован, А (НШ1& gt- А (Н3Ш) А (Н1Ш) А в целом В
ЦЭЭГ, Москва 1814 12 690 4 706 53
Великий 962 9 276 1 286 60
Новгород
Липецк 1213 224 1 225 68
Владимир 1140 160 160 39
Ярославль 1569 443 5 448 40
Пенза 1011 1 95 1 97 15
Чебоксары 842 208 207 4
Оренбург 1240 46 46 142
Томск 1126 41 41 36
Владивосток 2276 14 156 89 259 151
Биробиджан 850 44 1 45 90 11
Абс. 14 043 80 2340 145 1 2566 619
Всего…
% 100 0,6 16,6 1,0 0,007 18,3 4,4
(«DNASTAR Inc. «, США) [7, 8].
Чувствительность штаммов вируса гриппа A (HlNl)v к озельтамивиру (Тамифлю™) определяли детекцией специфической мутации в нейраминидазе пандемических штаммов вируса гриппа A (H1N1)v — H275Y, ответственной за резистентность к озельтамивиру. Работа проведена совместно с сотрудниками НПО «ДНК-технология», предоставившим протокол и реактивы для исследований [1, 2].
Результаты и обсуждение
В начале эпидемического сезона с 40-й недели 2010 г. в ЦЭЭГ и на территориях 10 сотрудничающих с ним опорных баз детектировали единичные случаи инфицирования сезонными штаммами вирусов гриппа A (H3N2) и В, доминирование которых было отмечено до середины января 2011 г. (табл. 1). Первые случаи детекции штаммов вируса гриппа В были выявлены в Томске (40-я неделя), Владивостоке (47-я неделя), Оренбурге (48-я неделя), Липецке и Пензе (50-я неделя) — штаммов вируса гриппа A (H3N2) — в Ярославле (42-я неделя), Владивостоке (43-я неделя) и Липецке (52-я неделя). Случаи ин-
Таблица 2 фицирования пандемическими штаммами вируса гриппа A (H1N1)v начали регистрировать с 47-й недели в ЦЭЭГ, Москва, 49-й недели во Владивостоке, 51-й недели в Томске и 52-й недели в Чебоксарах. С 3-й по 7-ю неделю 2011 г. наметился резкий рост числа лабораторно подтвержденных случаев гриппа с абсолютным доминированием штаммов пандемического вируса гриппа A (H1N1)v в структуре гриппозной инфекции (до 85%). С 13-й недели большее значение в эпидпроцессе приобрели сезонные штаммы вирусов гриппа В и A (H3N2), имевших особенности географического распространения на территории РФ. Последний случай детекции гриппозной инфекции A (H1N1)v был зарегистрирован в конце мая (на 21-й неделе), сезонными штаммами вирусов гриппа A (H3N2) и В — на 24-й неделе 2011 г.
Эпидемические подъемы заболеваемости на отдельных территориях России были этиологически связаны с циркуляцией трех штаммов вирусов гриппа A (H1N1)v, A (H3N2) и В, но их активность была различной. На Дальнем Востоке этиологию заболеваний в основном определяли вирусы гриппа A (H3N2) с последующей активизацией штаммов вирусов гриппа В и A (H1N1)v, в Сибири (Томск) — штаммы пандемического вируса гриппа A (H1N1)v и В, на Урале доминировали штаммы вируса гриппа В при меньшей активности штаммов A (H1N1)v, в городах европейской части РФ — преимущественно штаммы пандемического вируса гриппа A (H1N1)v при меньшем долевом участии штаммов вируса гриппа В и единичных случаях детекции штаммов вируса гриппа A (H3N2) (табл. 2).
Такое развитие эпидемии последнего сезона было более характерным для предпандемического периода и отличалось по характеру от эпидемии 2009−2010 гг., когда регистрировали две волны, этиологически не связанные между собой: в ноябре-декабре циркулировали только штаммы вируса гриппа A (H1N1)v, в феврале-марте -только штаммы вируса гриппа В [4, 5, 10−12].
Активизация вирусов гриппа определила повышение показателей заболеваемости на всех сотрудничающих с ЦЭЭГ территориях РФ. В период октября-декабря 2010 г. отмечали превышение показателей эпидемических порогов по гриппу и ОРВИ по совокупному населению: Великий Новгород (46−52-я неделя), Чебоксары (49−52-я неделя), Оренбург (50−52-я неделя) и Томск (48−52-я неделя) — у детей 0−2 лет (Ярославль, Чебок-
Таблица 3
Максимальная заболеваемость гриппом и ОРВИ (на 10 тыс. населения) на территориях 10 БЛ в разных возрастных группах в эпидемических сезонах 2009−2010 и 2010−2011 гг.
Опорные базы ЦЭЭГ Совокупное население 0−2 года 3−6 лет 7−14 лет 15 лет и старше
2009/10 2010/11 2009/10 2010/11 2009/10 2010/11 2009/10 2010/11 2009/10 2010/11
Великий Новгород 260,5 204,3 1225,0 723,1 1033,7 1081,9 1412,0 755,9 159,3 119,9
Липецк 213,5 167,6 949,3 742,8 1137,0 980,7 787,2 788,1 137,1 67,7
Владимир 251,6 198,7 904,9 915,9 1343,0 899,1 1077,5 583,6 121,3 120,2
Ярославль 174,5 73,9 717,3 267,4 865,6 341,5 725,7 249,8 91,9 49,1
Пенза 124,6 101,2 175,3 159,2 351,2 319,1 386,4 188,9 93,7 83,9
Чебоксары 216,6 204,8 884,2 774,5 1037,9 925,7 441,7 712,4 135,1 129,5
Оренбург 214,5 120,8 755,7 777,5 892,8 650,1 833,6 371,4 113,9 58,6
Томск 240,2 113,3 961,0 904,4 1123,8 495,0 860,7 190,3 140,8 57,3
Владивосток 104,8 75,1 483,2 462,2 594,6 551,2 530,8 315,8 45,8 21,2
Биробиджан 252,5 190,7 853,2 1030,2 1891,4 954,8 1242,2'- 521,6 76,9 80,8
23
Таблица 4
ПЦР-диагностика гриппа и ОРВИ в эпидемическом сезоне 2010−2011 гг.
Опорные базы ЦЭЭГ Число обследо- ванных Грипп* ПГ* АД* РС* ОРВИ*
А А/НГе Н1 Н3 В
ЦЭЭГ, Москва 1761 13/0,7 699/39,7 4/0,2 51/2,9
Великий Новгород 901 285/31,6 1/0,1 1/0,1 55/6,1
Липецк 1155 224/19,4 64/5,5 4/0,3 34/2,9
Владимир 663 160/24,1 20/3,0
Ярославль 1377 440/31,9 3/0,2 40/2,9 10/0,7 1/0,07 3/0,2 12
Пенза 989 1/0,1 112/11,3 1/0,1 14/1,4 3/0,3 5/0,5 3/0,3
Чебоксары 593 208/35,1
Оренбург 902 46/5,1 142/15,7 11/1,2
Томск** 549 41/7,5 21/3,8 30/5,5 12/2,2 7/1,3 25
Владивосток 1272 15/1,2 139/10,9 59/4,6 76/6,0 28/2,2 5/0,4 26/2,0
Биробиджан 568 1/0,2 1/0,2 27/4,8 10/1,8 60/10,6 21/3,7 23/4,0 4
Абс/% 10 730 30/0,3 2355/21,9 1 95/0,9 493/4,6 146/1,4 78/0,7 62/0,6 41/0,4
Примечание. * - число положительных результатов/%.
МФА-диагностика гриппа и ОРВИ в эпидемическом сезоне 2010−2011 гг.
Таблица 5
Опорные базы ЦЭЭГ Число обследо- ванных A (H1N1) A (H3N2) B Всего по гриппу ПГ АД Р С Мс Всего по ОРВИ
Великий Новгород 428 8/1,9 18/4,2 26/6,1 36/8,4 5/1,2 7/1,6 13/3,0 61/14,3
Липецк 1043 16/1,5 16/1,5 113/10,8 48/4,6 8/0,8 169/16,2
Владимир 435 20/4,6 20/4,6 73/16,8 29/6,7 25/5,7 127/29,2
Ярославль 262 2/0,8 2/0,8 22/8,4 2/0,8 36/13,7 25/9,5 85/32,4
Пенза 567 1/0,2 1/0,2 2/0,4 8/1,4 3/0,5 2/0,4 13/2,3
Чебоксары 668 4/0,6 4/0,6 82/12,3 77/11,5 2/0,3 161/24,1
Оренбург 1175 7/0,6 7/0,6 141/12,0 96/8,2 79/6,7 316/26,9
Томск 457 8/1,8 8/1,8 125/27,4 40/8,8 12/2,6 177/38,7
Владивосток 264 15/5,7 18/6,8 33/12,5 21/7,9 3/1,1 14/5,3 38/14,4
Биробиджан 85 18/21,2 2/2,4 20/23,5 18/21,2 13/15,3 6/7,0 37/43,5
Абс/% 5384 8/0,1 36/0,7 94/1,7 138/2,6 639/11,9 316/5,9 191/3,5 38/0,7 1184/22,0
сары, Оренбург и Томск), 3−6 лет (Великий Новгород, Чебоксары, Оренбург и Томск), 7−14 лет (Ярославль, Чебоксары, Оренбург и Томск). В период января-марта 2011 г. отмечали превышение показателей эпидемических порогов по гриппу и ОРВИ по совокупному населению: Великий Новгород (3−13-я неделя), Липецк (4−7-я и 12-я недели), Владимир (4−7-я неделя), Пенза (6−8-я и 10-я недели), Чебоксары (1−13-я неделя), Оренбург (1−13-я неделя), Томск (1−6-я неделя), Владивосток (4−5-я и 7−8-я недели) и Биробиджан (4−13-я неделя). Превышение эпидемических порогов в период апреля-июня 2011 г. регистрировали в Великом Новгороде (15−24-я неделя), Чебоксарах (21−24-я неделя), Оренбурге (23-я и 24-я недели) и Биробиджане (15−18-я, 21-я, 23−24-я недели). Снижение показателей заболеваемости до сезонных уровней было отмечено к концу марта — началу апреля 2011 г. на большинстве территорий, сотрудничающих с ЦЭЭГ.
Максимальные показатели заболеваемости гриппом и ОРВИ в период двух последних эпидемических сезонов (2009−2010 и 2010−2011 гг.) представлены в табл. 3. Необходимо отметить, что в обоих сезонах наиболее высокие показатели заболеваемости регистрировали среди детей
дошкольного и школьного возраста, что свидетельствует об их большей вовлеченности в эпидпроцесс, и этот факт сравним с особенностями сезонов в период до пандемии 2009 г. [4]. Сравнительный анализ данных 1-го и
2- го годов циркуляции пандемического вируса гриппа A (H1N1)v выявил меньшие значения пиковых показателей заболеваемости в период 2010—2011 гг. практически во всех возрастных группах с большей кратностью у детей
3- 6 и 7−14 лет (за исключением группы детей 0−2 лет в Биробиджане и 7−14 лет в Чебоксарах), что свидетельствует о меньшей интенсивности последнего сезона. На этот факт, безусловно, не могла не повлиять вакцинация детей дошкольного и школьного возраста осенью 2010 г. в рамках приоритетного национального проекта профилактических прививок (ПНП): за счет средств федерального бюджета ПНП было привито 27,95 млн человек, за счет других источников — 4,3 млн человек, что в целом составило около 99% детей и более 85% взрослых из числа лиц, входивших в группы риска и подлежавших обязательной вакцинации [11].
В ЦЭЭГ поступила официальная информация о числе поставленных диагнозов гриппа в сезоне 2010−2011 гг. на 10 сотрудничающих территориях, в целом соста-
24
вивших 13 791. Максимальное число диагнозов было отмечено с 6-й по 8-ю неделю, во время которых число регистрируемых диагнозов гриппа колебалось от 2001 до 2803 в неделю.
В ЦЭЭГ в январе-апреле 2011 г. методом ПЦР были обследованы носоглоточные смывы от 3299 пациентов, госпитализированных в 1-ю клиническую инфекционную больницу Москвы.
У 1436 (43,5%) пациентов была установлена инфекция вирусом гриппа A (H1N1)v, у 216 (6,5%) пациентов — вирусом гриппа В.
Из 423 госпитализированных беременных инфекция пандемическим штаммом вируса гриппа была детектирована у 266 (8,1%) пациенток.
Возрастная структура 673 пациентов, госпитализированных в 1-ю клиническую инфекционную больницу с инфекцией вирусом A (H1N1)v, распределилась следующим образом: 0−4 года — 4,9%- 5−17 лет — 8,8%- 18−49 лет
— 78,9%- 50−64 года — 5,3%- старше 65 лет — 2,1%. В то же время в США, где эпидемию вызвали сезонные штаммы вирусов гриппа A (H3N2) и В, возрастное распределение госпитализированных отличалось при большей частоте инфекции среди маленьких детей и пожилых лиц, как это отмечали и ранее в период эпидемических сезонов [4, 15, 18]. Частота госпитализированных разных возрастных групп на 100 тыс. населения составила: 0−4 года — 43,8%- 5−17 лет — 8,5%- 18−49 лет — 10,7%- 50−64 года — 21,7%- старше 65 лет — 62,5%.
Из 584 госпитализированных в 1-ю клиническую инфекционную больницу в возрасте 18 лет и старше 12,3% пациентов имели сопутствующие хронические заболевания. Среди сопутствующих хронических заболеваний ишемическая болезнь сердца была у 19,4%, гипертоническая болезнь — у 18,1%, бронхиальная астма — у 15,3%, хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) — у 12,5%, ожирение — у 12,5%, хронический бронхит — у 6,9%, сахарный диабет 2-го типа — у 4,2%, артериальная гипертензия — у 2,8% и метаболический синдром — у 2,8%. Полученные данные согласуются с результатами канадских исследователей (эпидемия была вызвана в основном сезонными штаммами вируса гриппа A (H3N2) и В), которые показали, что 3,2−6,3% госпитализированных лиц с гриппозной инфекцией анамнестически имели хотя бы одно из хронических заболеваний, причем наиболее часто регистрировали заболевания сердца (2,8−11,4%), диабет (2,2−8,4%), легочные болезни (2,17,2%) и астму (1,6−4,0%) [13]. Частота госпитализации беременных была ниже и составила 0,6−1,3%. В то же время в Австралии, где циркулировали штаммы пандемического вируса гриппа A (H1N1)v, 18,4% заболевших имели хотя бы одно из хронических заболеваний [15]. В Великобритании среди 539 умерших 22% пациентов были в возрасте 65 лет и старше, 60−70% больных с тяжелыми формами имели хотя бы одно из хронических заболеваний, среди которых чаще всего встречались хронические заболевания дыхательной системы и астма. Таким образом, пандемический вирус и сезонные штаммы вирусов гриппа различались по вовлеченности возрастных групп и имели особенности в отношении факторов риска.
Из 10 опорных баз в ЦЭЭГ поступили официальные сведения о 54 летальных случаях после перенесенного гриппа, в том числе инфекции A (H1N1)v — 49, В
— 5. Кроме того, вирусологическими и молекулярно-
Таблица 6
Серологическая диагностики гриппа и ОРВИ в эпидемическом сезоне 2010−2011 гг.
Опорные базы ЦЭЭГ Число обследо- ванных A (H1N1)* А (H3N2) В, А (H1N1)v ПГ АД РС Всего
Липецк 199 2/1,0 23/11,6 14/7,0 39/19,6
Владимир 270 3/1,1 8/3,0 7/2,6 64/23,7 82/30,4
Ярославль 120 22/18,3 17/14,2 30/25,0 23/19,2 1/0,8 93/77,5
Оренбург 66 1/1,5 ¾, 5 5/7,6 6/9,1 8/12,1 5/7,6 28/42,4
Томск 72 ¾, 2 6/8,3 5/6,9 2/2,8 16/22,2
Владивосток 166 4/2,4 10/6,0 14/8,4 21/12,7 49/29,5
Абс/% 893 30/3,4 40/4,5 83/9,3 118/13,2 23/2,6 8/0,9 5/0,6 307/34,4
Примечание. Здесь и в табл. 7: * - A (H1N1)v — число положительных результатов/ %.
генетическими методами изучены клинические материалы от 91 пациента (смывы, ткани трахеи, бронхов, легких, селезенки, плаценты), поступившие из Москвы, Великого Новгорода, Липецка, Владимира, Ярославля, Пензы, Чебоксар, Оренбурга, Брянска, Ровно, Анадыря. Из секционного материала удалось выделить на MDCK и куриных эмбрионах 12 штаммов пандемического вируса гриппа A (H1N1)v, в том числе 4 штамма из Москвы, 4 штамма из Владимира- 2 штамма из Великого Новгорода, по 1 штамму из Нижнего Новгорода и Брянска. В ряде случаев были выявлены штаммы с мутациями в 222-й позиции гемагглютинина (НА1), что могло повлиять на изменения их рецепторной специфичности в сторону большей тропности к тканям нижних отделов респираторного тракта, приведшие к летальному исходу. Подробный анализ таких случаев будет представлен в отдельной статье. Однако такие штаммы были найдены авторами и в предыдущем эпидемическом сезоне. Результаты их изучения определили возможную связь летальной пневмонии с мутациями пандемического вируса гриппа A (H1N1)v в рецепторсвязывающем сайте субъединицы НА1: в 70% первичных материалов от умерших больных были выявлены мутанты с заменами D222G (15%), D222N (15%), D222E (2%) и смеси мутантов (38%) [8]. В статье был сделан прогноз развития пандемии, и в частности по одному из сценариев эволюции вируса A (H1N1)v с мутациями в НА1 — дальнейшее распространение мутантов с высокой вирулентностью и большей тропностью к нижним отделам респираторного тракта может быть затруднено при аэрозольной передаче,
Таблица 7
Изоляция вирусов гриппа в эпидемическом сезоне 2010−2011 гг.
Опор- Число Изолировано вирусов
ные базы ЦЭЭГ обсле- дован- ных, А (H1N1) А (H3N2) В, А (H1N1) V* Всего
ЦЭЭГ, Москва 1133 0 0 49/4,3 207/18,3 256/22,6
Липецк 108 0 0 0 0 0
Ярос- лавль 77 0 0 2/2,6 2/2,6 4/5,2
Орен- бург 9 0 0 8/88,9 1/11,1 9/100
Томск 512 0 0 3/0,6 0 3/0,6
Влади- восток 921 0 46/5,0 71/7,7 60/6,5 177/19,2
Абс/% 2760 0 46/1,7 133/4,8 270/9,8 449/16,3
25
что станет причиной затухания пандемии. По-видимому, именно по этому сценарию идет эволюция пандемического вируса гриппа A (H1N1)v в настоящее время.
В ЦЭЭГ и на территории сотрудничающих опорных баз проведены исследования по диагностике гриппа и ОРВИ в следующем объеме: ПЦР — 10 730 образцов, МФА — 5384 образца, серологические исследования -893 и изоляция штаммов на MDCK и куриных эмбрионах — 2760 образцов, в том числе носоглоточные смывы и ткани органов от пациентов с летальным исходом.
По результатам ПЦР-диагностики установлена этиология заболевания у 30,8% пациентов: грипп, А — 0,3%, A (H1N1)v — 21,9%, A (H3N2) — 0,9%, грипп В — 4,6%, ПГ
— 1,4%, АД — 0,7%, РС — 0,6%, другие — 0,4% (табл. 4).
Методом иммунофлюоресценции установлена этиология заболеваний в 24,4% случаев: A (H3N2) — 0,7%, вирус гриппа В — 1,7%, парагриппа (ПГ) — 11,9%, аденовирус (АД) — 5,9%, РС-вирус — 3,5%, другие возбудители ОРВИ — 0,7% (табл. 5).
Серологическими методами подтверждено 34,5% случаев ОРВИ, из них грипп A (H1N1) — 3,4%, A (H1N1)v -13,2%, A (H3N2) — 4,5%, грипп В — 9,3%, ПГ-инфекция
— 2,6% и РС-инфекция — 0,6% (табл. 6).
Из материалов, поступивших в декабре 2010 г. — апреле 2011 г., изолировано 449 штаммов вирусов гриппа: A (H1N1)v — 270 (9,8%) в ЦЭЭГ, Москва (в том числе из материалов, поступивших из Ярославля, Владимира, Нижнего Новгорода, Новгорода Великого, Брянска, Чебоксар, Анадыря, Перми), Ярославле, Оренбурге и Владивостоке- A (H3N2) — 46 (1,7%) штаммов только во Владивостоке и В — 133 (4,4%) штамма в ЦЭЭГ, Москва, Ярославле, Оренбурге и Владивостоке. Эффективность изоляции составила 16,3% (табл. 7).
Антигенный анализ выделенных штаммов определил их родство с эталонными вирусами гриппа, вошедшими в состав гриппозных вакцин в сезоне 2010−2011 гг. Детальное типирование 227 штаммов вируса гриппа A (H1N1)v выявило 19 штаммов, которые взаимодействовали с крысиной иммунной сывороткой к эталону А/Калифорния/7/2009 (H1N1)v до 1/8 гомологичного титра и ниже, что можно расценивать как начало дрейфовой изменчивости этой популяции (8,3%). В сезоне 2009−2010 гг. дрейф-варианты в популяции пандемического вируса гриппа составили только 3,1% [10]. Результаты типирования 118 штаммов вирусов гриппа В показали, что 109 из них были подобны вакцинному вирусу В/Брисбен/60/07 (линия В/Виктория-подобных), а 9 штаммов принадлежали эталону другой эволюционной ветви, В/Флорида/04/06 (В/Ямагата-подобных). Детальное типирование 32 штаммов вируса гриппа A (H3N2) определило родство 29 из них с вакцинным вирусом А/ Перт/16/09 (H3N2). Только 3 штамма вируса гриппа A (H3N2) представляли собой его антигенные варианты и взаимодействовали со специфической сывороткой к эталону до 1/8 гомологичного титра.
Особенности развития эпидпроцесса в России в сезоне 2010−2011 г. практически не отличались от характера эпидемических подъемов заболеваемости, которые регистрировали и в других странах мира в этот период по таким показателям, как долевое участие вирусов гриппа
— A (H1N1)v, A (H3N2) и В, сезонность, интенсивность, летальность [13−15, 18].
Рост заболеваемости гриппом и ОРВИ в странах Северного полушария начался в октябре 2010 г. в Азии, в ноябре в Европе и Северной Америке. Показатели заболеваемости в целом снизились до сезонных уровней к концу апреля 2011 г.
В США эпидемия началась на юго-востоке страны с максимальными значениями заболеваемости в феврале 2011 г. По сравнению с предыдущим сезоном реги-
стрировали более высокие показатели госпитализации лиц 65 лет и старше на фоне меньшей интенсивности эпидпроцесса. Заболеваемость в среднем по стране составила 20,5% на 100 тыс. населения. За отчетный период зарегистрировано 311 летальных случаев вследствие гриппа и его осложнений у взрослых и 105 у детей. Доминирующими в этиологии эпидемии были штаммы вируса гриппа A (H3N2), которые социркулировали со штаммами вирусов гриппа В и A (H1N1)v, имевших особенности географического и временного распространения. В период октября 2010 г. — мая 2011 г. в целом исследовано 246 128 клинических образцов, 54 226 из которых были положительны на грипп (22%): грипп, А был детектирован в 74% (62% - A (H3N2) и 28% - A (H1N1)v), грипп В — в 6%. Изучены антигенные свойства 2494 штаммов вирусов гриппа, А и В, в результате оказалось, что 99,8% штаммов A (H1N1)v, 96,8% штаммов A (H3N2) и 94% штаммов вируса гриппа В были подобны штаммам, входившим в состав гриппозных вакцин для сезона 2010−2011 гг.
В Канаде максимальные показатели заболеваемости регистрировали в конце января — начале февраля 2011 г. и их снижение до национального порогового уровня — в конце апреля 2011 г. 68% госпитализированных и 79% летальных случаев были отмечены среди лиц 65 лет и старше. За отчетный период было зарегистрировано 196 летальных случаев вследствие гриппа у взрослых и 5 у детей. Доминирующими в этиологии были штаммы вируса гриппа A (H3N2), которые социркулировали со штаммами вирусов гриппа В и A (H1N1)v. Изучение антигенных свойств 555 штаммов вирусов гриппа определило их родство с вирусами, входившими в состав гриппозных вакцин: на 98,6% - с А/Перт/16/2009 (H3N2), на 96,3% - с В/Брисбен/60/2008 и на 99% - с А/Калифорния/7/2009 (H1B1)v.
Эпидемический сезон в странах Европы и Среднего Востока начался с роста заболеваемости гриппом, сопровождающегося необходимостью в проведении мероприятий интенсивной терапии в Англии и Шотландии в начале декабря 2010 г. В течение последующих 2 нед рост заболеваемости регистрировали в странах Западной Европы и Среднего Востока, где максимальные показатели были отмечены в конце января — начале февраля 2011 г., в то время как в странах Восточной Европы — позже на 2−3 нед. Доминирующим был пандемический вирус гриппа A (H1N1)v при меньшей активности штаммов вируса гриппа В и в отдельных случаях вируса гриппа A (H3N2). По числу тяжелых форм течения и летальных случаев Великобритания, Ирландия, Греция и Грузия имели более высокие показатели по сравнению с другими странами и показателями предыдущего сезона. Вовлеченность в эпидемический процесс отдельных возрастных групп, а также групп риска была сравнима с сезоном 2009−2010 гг. По результатам антигенной характеристики 5361 вируса гриппа, выделенного в странах Европы в период с 40-й недели 2010 г., 2671 был подобен пандемическому вирусу гриппа А/Калифорния/7/2009(НШ1)у 2308 — подобны В/Брисбен/60/2008 (линия В/Виктория/2/87), 202 — подобны В/Флорида/4/2006 (линия В/Ямагата/16/88), 174 определены как A (H3), подобные А/Перт/ 16/2009 (H3N2), 6 — как подобные В/Бангладеш/3333/2007 (линия В/Ямагата/16/88).
В странах Азии рост заболеваемости был отмечен в конце ноября — начале декабря 2010 г. с пиковыми значениями в конце декабря. В Монголии и Северном Китае доминирующим вирусом был A (H3N2) в начале сезона, а с января 2011 г. в течение нескольких недель доминировал пандемический вирус гриппа A (H1N1)v. В Республике Корея в период всего сезона доминировали штаммы вируса гриппа A (H1N1)v при меньшей активности
26
A (H3N2). В Японии максимальные показатели заболеваемости регистрировали в конце января, причем в начале сезона активно социркулировали штаммы вирусов гриппа A (H1N1)v и A (H3N2), в январе доминировали штаммы вируса гриппа A (H1N1)v. Штаммы вируса гриппа В детектировали в спорадических случаях. Показатели заболеваемости, госпитализации по поводу тяжелых форм (пневмония) и число летальных случаев были сравнимы с аналогичными показателями предыдущего сезона или несколько ниже.
В странах Африки отмечена циркуляция штаммов вирусов гриппа — A (H1N1)v, A (H3N2) и В на западе, пик активности которых был различным в период сезона. В Мали и Сенегале регистрировали большую активность штаммов A (H3N2) на фоне спорадической -A (H1N1)v и В в октябре-ноябре 2010 г. и доминирование A (H1N1)v в феврале 2011 г. В Г ане отмечена циркуляция штаммов вируса гриппа A (H3N2) и A (H1N1)v в период осени-зимы с ростом показателей заболеваемости в мае 2011 г. На востоке Африки, в Кении и Уганде отмечена циркуляция штаммов A (H3N2) до декабря 2010 г. и его замещение на A (H1N1)v и В к началу 2011 г.
В странах Центральной Америки штаммы вируса гриппа A (H3N2) были активны в июне-июле 2010 г., вторую волну определили штаммы вируса гриппа В. В ноябре 2010 г. — феврале 2011 г. в Бразилии, Колумбии, Парагвае, Перу и Эквадоре была отмечена активность штаммов вируса гриппа A (H3N2), в то же время в Венесуэле — A (H1N1)v с максимальными показателями заболеваемости в конце марта.
В ЦЭЭГ продолжен надзор за чувствительностью циркулирующих штаммов вирусов гриппа к этиотропным препаратам, в частности выявление специфической мутации в нейраминидазе пандемических штаммов вируса гриппа A (H1N1)v — H275Y, ответственной за резистентность к озельтамивиру. Исследование 105 штаммов и 17 носоглоточных смывов не выявило специфическую мутацию H275Y ни в одном из взятых образцов, что в целом подтверждает данные, полученные специалистами других стран.
По данным Глобальной системы ВОЗ по надзору за гриппом и принятию ответных мер (ГСЭГО ВОЗ), подавляющее большинство штаммов пандемического вируса гриппа (98% от числа изученных 9300 штаммов) были чувствительны к озельтамивиру с некоторыми различиями по регионам [19]. Все штаммы, резистентные к озельтамивиру, имели замену H275Y в нейраминидазе. В Европе было выявлено большее число резистентных штаммов по сравнению с США (3 и 0,7% соответственно). Резистентные штаммы были выделены от пациентов, принимавших озельтамивир при лечении или профилактике гриппозной инфекции. Однако в Европе были отмечены случаи выделения резистентных штаммов от пациентов, не принимавших озельтамивир, что предполагает возможность передачи таких мутантов среди контактирующих людей. Все штаммы вирусов гриппа A (H3N2) и В были чувствительны к озельтамивиру и занамивиру, за исключением одного штамма вируса гриппа A (H3N2), выделенного в США и обладающего пониженной чувствительностью к озельтамивиру. Все циркулировавшие в сезоне штаммы вирусов гриппа сохранили резистентность к препаратам адамантанового ряда (ремантадин и амантадин).
Экспертами ВОЗ не изменены рекомендации по составу гриппозных вакцин на сезон 2011−2012 гг. для стран Северного полушария: к эталонным штаммам отнесены вирусы, подобные А/Калифорния/07/2009 (H1N1)v, А/ Перт/16/2009 (H3N2) и В/Брисбен/60/2008 [17].
Таким образом, в отличие от предыдущего сезона начало подъема заболеваемости, этиологически связанно-
го с активизацией и распространением вирусов гриппа, регистрировали в январе 2011 г., как и в предпандемические годы. Максимальные показатели заболеваемости на большинстве сотрудничающих территорий были отмечены в период от 5−7 нед 2011 г. с последующим снижением до пороговых уровней к 11-й неделе 2011 г., однако их уровни были ниже максимальных показателей, зарегистрированных в предыдущем сезоне. Наиболее вовлеченными в эпидпроцесс были дети дошкольного и школьного возраста, среди которых высокие показатели заболеваемости регистрировали более длительное время, чем у взрослых. Как и в прошлом эпидемическом сезоне, отмечена высокая частота детекции инфекции пандемическим вирусом гриппа у беременных и лиц с хроническими соматическим заболеваниями. В период декабря 2010 г. — апреля 2011 г. циркулировали вирусы гриппа — A (H1N1)v, A (H3N2) и В, что также отличается от предыдущего сезона. Выявлены различия по долевому участию вирусов гриппа на отдельных территориях РФ: в городах европейской части доминировали вирусы гриппа A (H1N1)v при меньшей активности вируса гриппа В- на Урале (Оренбург) доминировали вирусы гриппа В при меньшей активности штаммов A (H1N1)v- в Сибири (Томск) отмечена практически равнозначная активность штаммов A (H1N1)v и В- на Дальнем Востоке (Владивосток и Биробиджан) доминировали сезонные штаммы вирусов гриппа В и A (H3N2) с последующей активизацией пандемического вируса гриппа A (H1N1)v. Детальное типирование выделенных штаммов определило соответствие подавляющего большинства из них референс-штаммам А/Калифорния/07/2009 (H1N1)v, А/Перт/16/09 (H3N2) и В/Брисбен/60/2008 (8% штаммов принадлежали к другой эволюционной линии В/Флорида/4/06) и вакцинным штаммам, рекомендованным экспертами ВОЗ для сезона 2010−2011 гг. При этом отмечены гетерогенность популяции циркулирующих штаммов и их дрейфовые варианты. Штаммы пандемического вируса гриппа A (H1N1)v сохранили чувствительность к озельтамивиру и были резистентными к ремантадину. Определено долевое участие возбудителей ОРВИ негриппозной этиологии: вирусов ПГ — 11,9%, АД — 5,9%, РС-вирусной инфекции — 3,5%, Мс — 0,7%, что было сравнимо с предыдущими эпидемическими сезонами.
Мониторинг циркуляции вирусов гриппа и некоторых ОРВИ будет продолжен с расширением исследований антигенных, биологических и молекулярногенетических свойств и установлением их эволюционной изменчивости.
В статье обобщены данные о заболеваемости и лабораторных диагностик, представляемые еженедельно сотрудниками Т У Роспотребнадзора и ФГУЗ Центры гигиены и эпидемиологии 10 официальных опорных баз ЦЭЭГ — Новгородской области, Ярославской области, Владимирской области, Чувашской Республики, Томской области, Липецкой области, Пензенской области, Еврейской Автономной Республики, Оренбургской области, Приморского края. Кроме того, использованы результаты анализа секционного материала, а также штаммов и гемагглютинирующих изолятов, переданных в ЦЭЭГ лечебными учреждениями Москвы и Московской области, а также Т У Роспотребнадзора и ФГУЗ Центры гигиены и эпидемиологии других городов — Брянска, Нижнего Новгорода, Анадыря, Краснодара, Перми. Авторы благодарны сотрудникам этих учреждений за активное участие в проведении мониторинга циркуляции вирусов гриппа в сезоне 2010−2011 гг. и представление клинических материалов, штаммов и изолятов.
27
ЛИТЕРАТУРА
1. Белякова Н. В., Альховский С. В., Шевченко Е. С. и др. Изучение чувствительности эпидемических штаммов вируса гриппа A (H1N1), изолированных в России в сезоны 2006−2009 гг., к озель-тамивиру (Tamiflu™) с помощью молекулярно-генетических методов // Вопр. вирусол. — 2010. — № 5. — С. 10−13.
2. БурцеваЕ. И., Шевченко Е. С., БеляковаН. В. и др. Мониторинг чувствительности выделенных в России эпидемических штаммов вирусов гриппа к этиотропным // Вопр. вирусол. — 2009. — №
5. — С. 24−29.
3. Выделение вирусов гриппа в клеточных культурах и куриных эмбрионах и их идентификация: Метод, рекомендации (утверждены ФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 18 апреля 2006 г. N. 0100/4430−06−34) / Со-минина А. А., Бурцева Е. И., Лобова Т. Г. и др. — М., 2006.
4. Грипп: Руководство для врачей / Под ред. Г. И. Карпухина. -СПб., 2001.
5. Даниленко Д. М., Коновалова Н. И., Еропкин М. Ю. и др. Пандемический грипп в 2009 г. в России. Особенности выделения и биологические свойства // Вопр. вирусол. — 2011. — № 2. — С. 24−28.
6. Киселев О. И., Комиссаров А. Б., Стукова М. А. и др. Пандемический грипп в 2009 г. в России. Диагностика и молекулярнобиологические характеристики вируса // Вопр. вирусол. — 2011. — № 1. — С. 17−21.
7. Львов Д. К., Бурцева Е. И., Прилипов А. Г. и др. Изоляция 24. 05. 2009 и депонирование в Государственную коллекцию вирусов (ГКВ N. 2452 от 24. 05. 2009) первого штамма А/IIV-Moscow/01/2009 (H1M1)swl, подобного свиному вирусу A (H1N1) от первого выявленного 21. 05. 2009 больного в Москве // Вопр. вирусол. — 2009. — № 5. — С. 10−14.
8. Львов Д. К., Бурцева Е. И., Прилипов А. Г. и др. Возможная связь летальной пневмонии с мутациями пандемического вируса гриппа A/H1N1swl в рецепторсвязываюшем сайте субъединицы НА1 гемагглютинина // Вопр. вирусол. — 2010. — № 4. — С. 4−14.
9. Львов Д. К., БурцеваЕ. И., Щелканов М. Ю. и др. Распространение нового пандемического вируса гриппа A (H1N1)v в России // Вопр. вирусол. — 2010. — № 3. — С. 4−9.
10. Львов Д. К., Бурцева Е. И., Лаврищева В. В. Информация Центра экологии и эпидемиологии гриппа Института вирусологии им. Д. И. Ивановского РАМН об итогах эпидемического сезона 2009−2010 гг. по гриппу и ОРВИ (с 40-й недели 2009 г. по 22-ю неделю 2010 г.) в мире и России // Вопр. вирусол. — 2011. — №
1. — С. 44−49.
11. Об итогах эпидемического подъема заболеваемости гриппом и ОРВИ в сезоне 2010−2011 гг. Письмо Роспотребнадзора Р Ф от 03. 05. 2011 N. 01/5190−1-32. — http: //www. rospotrebnadzor. ru.
12. Щелканов М. Ю., Львов Д. Н., Федякина И. Т. и др. Динамика распространения пандемического гриппа N1swl на Дальнем Востоке в 2009 г. // Вопр. вирусол. — 2010. — № 3. — С. 10−15.
13. Gilca R., De Serries G., Boulianne N. et al. Risk factors for hospitalization and severe outcomes of 2009 pandemic H1N1 influenza in Quebec, Canada // Influenza Respir. Virus. — 2011. — Vol. 5. — P. 247−255.
14. Khandaker G., Dierig A., Rashid H. et al. Systematic review of clinical and epidemiological features of the pandemic influenza A (H1N1)2009 // Influenza Respir. Virus. — 2001. — Vol. 5. — P. 148 156.
15. Newmann G., Kawaoka Y. The first influenza pandemic of the new millennium // Influenza Respir. Virus. — 2011. — Vol. 5. — P. 157 166.
16. http: //www. who. int/mediacentre/news/statements/2010/hlnl_vpc 2 010 810/en//index. html.
17. http: //www. who. int/csr/disease/swineflu/guidance/vaccines/ candidates/summary_hlnl_and reagents16_apr_2011. pdf.
18. http: //www. who. int/csr/disease/influenza/2010_2011_GIP_ surveillance_seasonal_review/en/.
19. http: //www. who. int/csr/disease/influenza/influenzanetwork/flunet/ antiviral_susceptibility/en/index. html/.
Поступила 22. 08. 11
© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2012 УДК 615. 371:578. 832. 1]. 014. 47
Ю. З. Гендон, С. Г. Маркушин, Ю. М. Васильев, И. И. Акопова, Г. Г. Кривцов
Повышение иммуногенности инактивированной вакцины из штамма вируса гриппа а/калифорния/7/09 (НШ1) при использовании в качестве адъюванта хитозана и анализ антигенной специфичности этого штамма вируса гриппа
НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова РАМН, Москва
Добавление хитозана в качестве адъюванта к субъединичной вакцине из штамма вируса гриппа свиного происхождения А/Калифорния/7/09 (н1Ш1) повышает иммуногенность вакцины в 8−16 раз и существенно защитную эффективность этого препарата. Однократная вакцинация вакциной с хитозаном индуцирует образование антител в титрах, сходных с титрами при двукратной вакцинации без хитозана. Хитозан стабилизирует иммуногенность субъединичной вакцины при хранении при 4° С. не обнаружено какое-либо существенное сходство антигенной специфичности штамма А/Калифорния/7/09 (н1Ш1) со штаммами вирусов гриппа человека А/Брисбен/59/07 (н1Ш1) и А/Соломоновы острова/3/06 (№N1), входивших в состав гриппозных вакцин эпидемических сезонов 2008/2009 и 2007/2008 гг. соответственно, а также со штаммами вирусов гриппа человека нШ1, циркулировавшими около 30 лет назад.
Ключевые слова: адъювант, хитозан, грипп, вакцина
increasing the immunogenicity of inactivated chitosan adjuvanted vaccine from A/Califomia/7/09 (H1№) strain and analyzing the antigenic specificity of this influenza virus strain
Yu. Z. Ghendon, S. G. Markushin, Yu. M. Vasiliev, 1.1. Akopova, G. G. Krivtsov
I. I. Mechnikov Research Institute of Vaccines and Sera, Russian Academy of Medical Sciences, Moscow
Контактная информация:
Васильев Юрий Михайлович, канд. биол. науч. ст. науч. сотр.- e-mail: yury.m. vasiliev@gmail. com
28

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой