Лингвистические основы изучения русского языка как средства межнационального общения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ: ЯЗЫКОЗНАНИЕ, ЛИТЕРАТУРА И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
УДК 811. 161.1 ББК 81. 411.2 Б 51
Б. М. Берсиров, Х.З. Багироков
Лингвистические основы изучения русского языка как средства межнационального общения
Аннотация:
Потребности интеллектуальной и культурной жизни в Республике Адыгея выдвинули проблему культуры русской речи адыгейцев^илингвов в ряд важнейших и актуальнейших теоретических и практических проблем адыгейского языкознания, т.к. современные условия социально-экономической жизни населения в РА обусловили необходимость овладения нормами русского литературного языка всеми категориями населения. В настоящее время сложилась языковая ситуация, когда спрос на лиц действительно свободно владеющих русским языком из числа представителей нерусских народов РФ в реальных социальноэкономических условиях стал значительно опережать предложение. Оно подготовлено: 1) дискредитировавшей себя практикой преподавания русского языка в национальной аудитории без учета родного языка учащихся- 2) изучением системы русского языка преимущественно как совокупности грамматических правил и форм и без необходимого внимания к изучению русской речи- 3) отсутствием научно обоснованной теории по изучению русского языка как средства межнационального общения в современных условиях. Изучение русского языка как средства межнационального общения народов РФ ставит перед российской лингвистикой ряд теоретических и прикладных проблем, от решения которых в определенной степени зависят принципиальные основы преподавания русского языка в национальной аудитории и имеют теоретическое значение и для других регионов РФ. Только тщательный анализ самой речи билингва на втором язык может высветить конкретные теоретические вопросы. Исследовав механизм и условия порождения русской ,
,.
:
Культура русской речи нерусских, средство межнационального общения, национально-русское дву,, ,, ,, язык, второязычная речь, индивид, двуязычная среда, коммуникативная, экспрессивная, аккумулятивная и конструктивная функции, артикуляционная база, лексико-семантическая и грамматическая системы языка, изоглосса русской речи билингва, изоглосса второязычной речи, интерференция, субординативное и коор-динативное двуязычие, диалект, просторечие, нормированность и ненормированность русской речи нерусских, коммуникативный акт, трансляционная функция, языковая ситуация.
В постперестроечной России активизировался процесс развития общественных функций национальных язы-
.
. -
тия и функционирования адыгейского языка, становления двустороннего билингвизма в республике, необходимо было определить статус языка в связи с преобразованием Адыгейской автономной области в Республику Адыгея. Конституционная комиссия подготовила Закон «О языках народов Республики Адыгея», который был подписан Президентом Республики Адыгея и принят Постановлением Законодательного собрания ^асэ) — Парламента Республики Адыгея 31 марта 1994 года. Адыгейский язык стал употребляться во многих сферах человеческой деятельно-
,
среде. С развитием образования, науки, культуры носители: , — , — -ким, деловым и т. д.
Актуальность изучения комплекса проблем, связанных с формированием и функционированием двуязычия (билингвизма), значительно возросла в условиях новой волны всемирной интеграции и начала демократических. -вых контактов сыграл и научно-технический прогресс, обусловивший формирование глобальной информационной сети Интернет.
Потребности интеллектуальной и культурной жизни народов РФ в эпоху научно-технического прогресса выдвинули проблему культуры русской речи нерусских в ряд важнейших и актуальнейших теоретических и практических проблем лингвистики, т.к. современные условия социально-экономической жизни населения в РФ обусловили необходимость овладения нормами русского литературного языка всеми категориями населения национальных субъектов государства В настоящее время сложилась языковая ситуация, когда, образно говоря, спрос ,
языком из числа представителей нерусских народов РФ, в
— -тельно опережать предложение. Такое положение возникло не сразу и не случайно. Оно было в определенной степени подготовлено, во-трвых, дискредитировавшей себя практикой преподавания русского языка в национальной аудитории без учета родного языка учащихся, во-вторых, изучением системы русского языка преимущественно как совокупности грамматических правил и форм и без необходимого внимания к изучению русской , —, -рии по изучению русского языка как средства межнационального общения в современных условиях, которая должна была дать необходимые ориентиры ученым-мето диетам и авторам школьных учебников.
Изучение русского языка как средства межнационального общения народов РФ ставит перед российской лингвистикой ряд теоретических и прикладных проблем, от решения которых в определенной степени зависят принципиальные основы преподавания русского языка в национальной аудитории и имеют теоретическое значение и для других регионов РФ. Только тщательный анализ самой речи билингва на втором языке, или второ, —
. -
ния русской речи нерусскими, можно дать теоретическое обоснование русскому языку как средству межнацио-, —
давания русского языка
Насущной задачей лингвистики, социолингвистики,, , других смежных наук является определение оптимальных путей овладения нерусским народами РФ литературной нормой русского языка. По мнению ученых-лингвистов, назрела необходимость создания коммуникативной грамматики русского языка для нерусских, в которой едогокны быть четко определены и установлены явления, определяющие характер языковой системы этого языка на разных уровнях его структуры и необходимые для решения 1.
,, -тивной грамматики русского языка есть, в конечном счете, не что иное, как описание системы русского языка, которое имеет определенную коммуникативную направ, -ных путей обучения русскому языку нерусских. В этом плане необходимо создать еще грамматику русской речи, в которой описывается не система языка, а система рус., -тику и грамматику русской речи, необходимо учитывать
те особенности родного языка и родной речи народов РФ, которые будут оказывать свое положительное или отрицательное влияние на их русскую речь.
Русский язык как исторически сложившееся средство общения русского народа в современную эпоху функционирует в нескольких своих разновидностях, основными из которых являются литературный язык, диалектная разновидность национального языка и его просторечная. -ных условиях языковых контактов оказывает свое влияние на развитие национально-русского двуязычия (в ча-, —)., -вая всем богатством фонетических, лексико& lt-еманти-, ,
, -, -жет быть различной.
,
языковой жизни народов РФ выполняет функцию меж, -ливает закономерно и формы существования русского языка в устах нерусских народов РФ.
Литературный язык как система определенных лингвистических единиц и категорий выступает в своей
., с одной стороны, и письменная и устная русская речь, с, , -тами одного порядка, так как имеют отличия друг от друга в системной организации и системных отношениях., речь обладает определенным многообразием. Это многообразие речи зависит как от собственной системной орга-, -го языка билингвов, т. е. социальных, профессиональных, ,
, 2, овладевшие русским языком как средством межнационального или международного общения.
,
речи нерусских состоит в том, что при единстве литературного языка в любом регионе РФ мы должны признать реально существующие разновидности русской речи в устах народов РФ. Эти разновидности являются закономерными в силу действия лингвистических законов и обусловлены самим статусом русского языка как средства межнационального общения народов РФ, так как «русская речь в процессе своего функционирования неизбеж-,
особенности, проявляющиеся как в устной, так и в пись-
,
языка, в процессе овладения русским языком, и намеренным использованием — по тем или иным причинам — говорящим или пишущим на русском языке фактов нацио-
3
нального языка».
, —
,
населения владеет русским языком в таком совершенстве, как и своим родным, то речь может идти о литературной ,. тем народы РФ владеют реальной формой национально,
,, от каждой национальной среде русская речь (выделено нами -X. Б.) имеет свой особый опенок, который обычно ««. — -гейским «акцентом», дагестанец — с дагестанским, чече-
— , — , — -тарским и т. д. Под «акцентом» разумеется обычно произношение. Но более глубокие наблюдения покажут, что, помимо особенностей произношения, русский язык в каждой национальной среде приобретает некоторые своеобразные черты также в лексике, семантике, морфологии,.
Русский язык как национальное средство общения русского народа существует в различных формах, основными из которых являются литературный язык и диалект. Можно говорить и о социальной дифференциации русского языка в различных социально-^офессиональных категориях русского народа. Таким образом, русский язык сам по себе имеет несколько вариантов. Однако значит ли это, что существуют национальные варианты русского литературного языка? Ответить на этот вопрос утвердительно представляется невозможным, так как не имеется такого языка, как системы его различных уровней, т. е. закрепленного определенным образом в той или иной национальной общности людей.
В России — многонациональной стране — русский язык стал выполнять новую социальную функцию -функцию межнационального общения. Эта функция закономерно обусловливает и формы существования русского языка в устах народов РФ. Эта форма существования русского языка определена влиянием родного языка. Однако речь может идти не о национальном варианте русского языка как определенной системы, а об особенностях русской речи нерусских народов. Идеальная фор, -, -ления (Майкоп, Адыгейск), поселков городского типа (Энем, Яблоновский и т. д.), в смешанных районах республики (Красногвардейский, Тахтамукайский и т. д.). Социально значимо такое двуязычие, при котором в русской речи нерусских имеются отклонения от норм русской литературной речи, обусловлены рядом лингвистических и социальных факторов. Так, например, основная масса адыгейского населения проживает в сельской местности, где в адыгоязычных районах (Теучежский, Коше,) языковая среда, т. е. нет повседневных непосредственных языковых контактов между адыгейцами и русскими.
В настоящее время русский язык стал вторым языком народов РФ, т. е. мы имеем развитое состояние билингвизма в каждой национальной республике, области,, , -зуется особенностями на различных уровнях речи, которые обусловлены влиянием родного языка. «Говорящая среда допускает ряд неточностей, ошибок в произношении, формоупотреблении, словоупотреблении, синтаксисе. Эти ошибки носят не случайный, а закономерный ха,
4
речи говорящих».
Ряд социальных факторов, обусловливающих вариативность русской речи адыгейцев, носит перманентный
. , —
ственных функций национального языка в различных сферах деятельности индивида или народа в целом, особенно качественное улучшение преподавания различных дисциплин в общеобразовательных учреждениях, лицеях, колледжах вузах на родном языке являются факторами. -, ,
языком и использует его в функциональном отношении , —
.
человека теряют свою гибкость к тому моменту, когда в его сознании сформирована система родного языка Этот период окончания формирования системы родного языка и родной речи мы соотносим с тем возрастом индивида, когда он оканчивает девятилетнюю школу. А к окончанию средней школы артикуляционная база родного языка приобретает ту устойчивость, которая оказывает постоянное влияние на его второязычную речь даже при усло-,. Период окончательного формирования системы родного языка в сознании индивида совпадает с периодом, когда в его жизни родной язык уже выполняет максимальную, ,
. -вида возникает потребность в языке межнационального ,
сельского адыгоязычного района становятся разнообраз-.
способствует выработке устойчивости артикуляционной, -.
эластичности и гибкости не только артикуляционных органов, но и языкового мышления в целом, а также проецирует максимальные и минимальные отклонения от норм русской речи билингвов. Так, произнесение тех или иных звуков второго языка уже зависит от сложившихся навыков произнесения звуков родного языка. А это порождает своеобразный акцент на фонетическом уровне и русской речи нерусских, так как «сохранение некоторого «», , какой-то мере неизбежным, если даже человек в совершенстве овладел всеми прочими нормами и выразительными богатствами второго языка"5.
,
речи адыгейцев и других народов РФ непосредственно обусловливают устойчивость артикуляционной базы род, ,
, -зы родного языка.
Аналогичные явления можно наблюдать и на лекси--, уровнях русской речи билингвов. Устойчивость использования тех или иных лексических единиц, их сочетаемо,
,
понятий и категорий в сознании билингва оказывают свое зримое и незримое влияние даже, казалось бы, в безукоризненной второязычной речи. Мы остановились подробно на этих вопросах в других публикациях. Сейчас же необходимо выяснить социальные факторы, которые ока-
зывают влияние на овладение идеальным национальнорусским двуязычием.
К таким социальным факторам можно отнести существующие различия между городом и сельской местностью, так как условия этнического существования этих двух категорий носителей двуязычия существенно расходятся. Различие между городом и селом, а, следовательно, между горожанами и сельчанами не носит пер.
, —
ского и однонациональный состав адыгоязычного сель, -ляющим в зависимости от типа района, оказывают существенное влияние на овладение идеальным типом национально-русского двуязычия. В сельской местности, в условиях отсутствия повседневных непосредственных ЯЗЫКОВЫХ контактов адыгейцев и русских, распространено —, -ской речи адыгейцев наблюдаются отклонения от норм русской литературной речи. Социальные факторы обеспечивают развитие и широкое распространение реальной
—, -гейцы допускают зримые и незримые отклонения от норм русской литературной речи.
Для решения проблемы культуры речи нерусских необходимо определить диапазон, спектр самого понятия «^льтура русской речи билингва» или изоглоссу (от греч. isos — равный и glossa — язык, речь) русской речи.
совершенное владение русской литературной речью. Что является критерием для определения второй точки изоглоссы русской речи нерусских? На наш взгляд, таким критерием должна стать такая степень допустимой ин-, -, -совершение коммуникативного акта. Естественно, признание изоглоссы русской речи билингва не есть узаконивание той или иной интерференции даже минимального
. -ских должна проводиться на всех этапах обучения учащихся от дошкольного образовательного учреждения до вуза. Введение в лингвистический обиход термина ^®о-глосса второязычной речи» представляется нам весьма необходимым, т.к. в современном языкознании существует широкое понимание культуры русской речи нерусских.
Хотя русский и адыгейский языки не являются род,, -, -мальную и минимальную интерференцию в русской речи.
При максимальной интерференции русская речь адыгейцев характеризуется таким количеством и качеством отклонений от норм русской речи, что делает ее трудноразличимой и малопонятной. Максимальная интерференция присуща второязычной речи носителей су.
может входить в изоглоссу русской речи билингва в понятие «культура русской речи нерусских».
При минимальной интерференции, которая имеет место при координативном типе национально-русского
,
релевантное и нерелевантное значение с точки зрения коммуникативной значимости единиц речи в условиях
.
Минимальные звуковые, лексико& lt-емантические, грамматические и др. отклонения становятся релевантными во второязычной речи в тех случаях, когда две лексические или коммуникативные единицы отличаются друг от друга только одним признаком, смешение которых билингвом ведет к двусмысленности или немотиви-рованности использования этой единицы в данном контексте или речевой ситуации.
При анализе реальной русской речи адыгейцев мы исходим из того, что «о культуре речи можно говорить в условиях владения литературной речью, в условиях правильности (т.е. владения литературными нормами)"6, что в устах адыгейца реализуется система русского языка, но при этом его русская речь испытывает влияние родного языка и родной речи. Это влияние на синхронном уровне проявляется на уровне речи в виде отклонений от норм русской литературной речи.
При решении проблемы культуры русской речи нерусских одним из важнейших вопросов является выявле-» -ства межнационального общения, к определению самого этого понятия как лингвистического феномена, к установлению соотношения русского национального языка и
7
русского как межнационального».
Для определения лингвистической сущности русского языка как средства межнационального общения наро-,, , социолингвистической природы этого явления, естест-,
««, -шимся средством общения русского народа. Образование национального русского языка обусловлено образованием новой национальной общности русской народности. Период образования русской нации совпадает с периодом образования Российской империи, в которой русский язык являлся не только средством общения русского на,
к языкам зависимых народов. Образование новой исторической общности людей, — культурно-языковые и экономические контакты — обусловили развитие национально.
и социолингвистическое различие между русским языком как национальным и русским языком как средством меж.
своей национальной общности и стал выполнять в более широком диапазоне свою первую функцию — функцию общения в ино- и межнациональной среде.
В процессе коммуникации русский народ использует свой национальный язык в следующих разновидностях: диалект, просторечие, социально-^офессиональный жаргон и высшую форму национального языка — литера. -ладают спецификой и общим фонетическим, лексическим, грамматическим строем. Диалекты, просторечие и. -поставляются ему и между собой по тем или иным лин, ,
.
Все больше получает статус разновидности литературного языка и русский разговорный язык. Этот новый статус русского языка также обусловлен внеязыковыми причинами: все больше людей приобщается к литератур,
специфические формы и модели особого варианта рус.
русского языка и русской речи — это аксиома для лин.
Для выявления лингвистической сущности любой разновидности русского национального языка необходимо сопоставление системы одной разновидности с другой внутри макросистемы одного и того же языка — русского. Чтобы выявить лингвистическую сущность русского языка как средства межнационального общения, недостаточно сопоставление или сравнение русского как межнационального в цепи «русский национальный язык — русский литературный язык — русский как межнациональный», т.к. последнее звено представляет собой второй язык народов РФ. Следовательно, данную цепь должен замкнуть родной язык билингва, без которого нет второго языка, т. е. языка межнационального общения, и который зримо и незримо всегда присутствует при реализации системы русского языка во второязычной речи. Так как различие лингвистической сущности русского национального языка и русского как средства межнационального общения состоит в том, что «формы существования одного языка иерархически связаны между собой или, как целое и его часть, или как универсальное и ситуативное, или как более совершенное и менее совершенное, тогда как между взаимодействующими самостоятельными языками такой иерархической связи нет. Иначе говоря, в одном случае отношения последовательные, а в другом -. -ной оценке говорящих, сколько в самой природе явления"8. Таким образом, сравнение русского языка как средства межнационального общения с русским национальным языком вряд ли правомерно, т.к. русский язык в устах народов РФ соотносится не только с системой русского литературного языка, но и с системой родного язы-, -ской природе является продуктом систем родного и рус, «, -лизе слышимого непроизвольно используем привычное для нас «фонологическое сито» своего родного языка. А поскольку наше «сито» оказывается неподходящим для ,
,.
9
нас неверную интерпретацию».
Однако, подобное «сито» родного языка действует не только на фонологическом, но и на других уровнях языка и речи. Второязычная речь билингва представляет собой более сложное явление, чем речь одноязычного.
Никем не отрицается, что в русской речи нерусских наблюдаются отклонения от норм русской литературной речи под влиянием родного языка. Никому не приходит в голову возводить интерференцию во второязычной речи в норму или узаконить ее функционирование, как и отождествлять диалектную речь, например, с литературной. Сама по себе русская речь нерусских не является одно-
типной и одномерной. Она может колебаться от безукоризненной литературной речи до речи с максимальной , —
.
Исследуя реальную русскую речь нерусских, нельзя отождествлять ее с каким-либо «национальным вариантом» русского языка. Во-первых, нарушения нормы русского литературного языка в русской речи нерусских не
,
ввиду преходящего характера таких нарушений. Во,
— ,
билингвизма вглубь, т. е. все больше нерусского населения РФ овладевают литературной нормой русского языка.
Для решения ряда теоретических и прикладных задач назрела необходимость определить место второязычной речи в цепи «русский национальный язык — русская литературная речь — русская речь нерусских — национальный «^дной язык» и формы ее проявления. На наш, -ствования русской речи нерусских с вариантами русского национального языка поможет глубже уяснить и определить лингвистическую суть русского языка как межнационального средства общения народов РФ. Подобный анализ проводится не с целью установления тождества вариантов русского языка (например, диалектов) и формы существования второязычной речи, а для выявления степени нормированности — ненормированиости русской.
Проведем лингвистический сопоставительный анализ русской речи нерусских с одним из вариантов русского национального языка — диалектной речью. Если рассмотреть коммуникативные единицы типа Двенадцать медведят шли- У его сердца нету- Дочери «замуж вышли- Открывает в городу клуб, то допущенные отклонения типичны в русской речи адыгейцев: они весьма часто образуют слова и их формы без соответствующих чере-,
, —
нии слов и т. п. Однако вышеприведенные примеры, взятые нами из «Словаря русских народных говоров» (вып. 18, — С. 66, 334, 339- вып. 14, — С. 228), ничем не отличаются от русских речевых произведений адыгейца типа Девчата «замуж пошли- Работали тракторист на -.. , не могу читать. Меня очков нет, не могу- Где-нибудь газету интересный будет, так как и те и другие речевые произведения находятся вне литературной речи. Однако в обоих случаях коммуникативный акт состоялся. Таким, , нерусских используются фонетические, лексические и грамматические средства одного и того же языка — рус.
Лингвистические и внеязыковые признаки диалектной русской речи и русской речи нерусских, имеющие отклонения от норм литературного словоупотребления, во многом идентичны. Так, русская речь нерусских и диалектная речь территориально ограничены в своем функ, -ничены в своем употреблении определенной территорией
России, а русская речь нерусских — национальной респуб-,, ,.
Как фонетические, лексические, грамматические особенности того или иного диалекта находятся вне лите,
интерференции не может быть признана литературной
,
и те же языковые средства русского языка как националь-.
обусловлена историческим развитием самой системы русского национального языка, то внелитературность русской речи с явлениями интерференции определяется значительным влиянием системы родного языка.
Диалектная речь существует только в устной форме, в то время как литературный язык — в устной и письмен. -терференцией существует только в устной форме, а литературная речь двуязычного индивида — в устной и пись-. -сят от степени устойчивости диалектных черт в языке носителей русского языка, от степени владения лите,, стираются или исчезают под влиянием образования,
.. ,
норм русского литературного языка в русской речи нерусских зависят от степени владения средством межнационального общения народов РФ, от уровня постановки преподавания русского языка в национальной аудитории, от развития средств массовой коммуникации, особенно в. «-
письменных нациях массы далеко не сразу и не одновременно овладевают вновь возникшими литературными языками"10, то, полагая, что русский язык может выполнить свою функцию межнационального общения только в своей литературной форме, мы сужаем проблему изучения всего многообразия форм существования языка меж.
В русских диалектах и говорах используются этно-
,
общенародный обиход русские предметы и потому не имеющие синонимов в русском литературном языке. И в русской речи нерусских часто, чем в литературном языке,, -тия и предметы быта культуры народов РФ. Так, олене, ,
народов Крайнего Севера и т. д. Однако русские и национальные этнографизмы не ограничены территориально, если описываются специфические условия труда, быта, культуры народов РФ и в центральной, и в региональной 11. -ского населения и в русскоязычных средствах массовой коммуникации Республики Адыгея слова типа: нана «бабушка», кебляг едобро пожаловать», щелям «ид лепеш-«, ««, ««. ., -рех строфах стихотворения «У Наны» из сборника «Фрески» депутата Хасэ-Парламента Республики Адыгея Е Л. Салова пять слов адыгейских.
,
речь и русскую речь нерусских, можно сделать вывод об идентичности использования одной и той же системы
, , —
, —
тературного языка обусловлены в первом случае самой системой диалекта русского языка, а во втором — влиянием системы родного языка
Русская речь нерусских в зависимости от степени владения русским языком может обладать некоторыми сходными признаками с той или иной разновидностью русского литературного языка: при идеальном национально-русском двуязычии — с литературным языком в его устной и письменной форме, с одной стороны, и при наличии того или иного вида интерференции во второязычной речи — с диалектом, с другой стороны. Естественно, нельзя устанавливать каких-либо прямых соответствий между формами национально-русского двуязычия и с той или иной разновидностью русского национально., -,. И эта относительность соответствия между признанными вариантами русского языка и формами существования языка межнационального общения устанавливается не для доказательства тождества различных форм существования русского языка, а для установления тождества используемых языковых средств и для определения соот-,. языка и русской речи нерусских по отношению к литера. -,, число отклонений в русской речи нерусских, тем дальше такая речь стоит от литературной речи. Поэтому, утвер-, -кативную функцию в межнациональной среде только в своей литературной форме, мы приходим к отрицанию существования интерференции в русской речи нерусских и реально существующих форм национально-русского. -ждать, что из 94% адыгейцев, заявивших о свободном владении русским языком по данным Всероссийской пе-2003 , —
ей русской речи хотя бы минимальных отклонений от, -ка. Вместе с тем можно не сомневаться, что в межнациональной среде они используют русский язык для совершения того или иного вида коммуникации.
Дело в том, что высокая степень владения языком межнационального общения народов РФ связана не только с коммуникативной функцией языка вообще. Природа ,
иной формы двуязычия тесно связана со всеми функция: (, -ния), экспрессивной (орудие выражения мыслей), конструктивной (орудие формирования мыслей), аккумулятивной (средство накопления опыта и знаний)12 поэтому владение совокупностью всех функций языка определяет литературную форму существования национально-русского билингвизма, причем последняя функция присуща только тем носителям двуязычия, которые на практике используют русский язык для накопления, , -средством русского литературного языка. Большинство
— -нальном общении используют русский только в первых
трех функциях, т.к. коммуникация в межнациональной среде невозможна без функции общения, выражения и формирования мыслей, а для приобретения знаний, накопления опыта преимущественно используют свой родной язык в адыгоязычных сельских районах. Исключение, ес, -,
приобрести на родном языке.
— -редачи накопленных знаний и опыта обычно использует свой родной язык, который в силу своей функциональной активности удобен билингву при передаче всех его мыс,. для передачи своих мыслей к языку межнационального общения народов РФ, это, во-первых, свидетельствует о более высокой степени владения русским языком, во-вторых, о появлении новой функции языка — тран сляци-онной. Трансляционная функция языка (средство пере,)
тех, кто владеет только одним языком, и растворена в -первых четырех функциях языка Таким образом, на определенном этапе владения русским языком билингв начинает использовать его в особой — трансляционной -, -венна языку как национальному средству общения, т. е. эта функция является одним из признаков языка межнационального общения в отличие от русского как нацио-.
Для подтверждения сказанного приведем диктофон-
(68 , —
, —.
в 2006 году):
«Сегодня двадцат пятое. Ноябр. Двацать пятый ноябр. Меня зовут Б. Ч. Б. Ч., тридцат второго года В армию забрали в пятдесятом году. Один год служил, петом я заболел. Это можно сказат. Потом меня демобилизовали. Потом … это … учился в пятдесят втором го-дуг на механика Работал … в общей… до пятдесят вос-мого года механиком. После пятдесят восмом году, в общем, работали в Адамийский эмтеэс (МТС — Х.Б.), Адамийский эмтеэс был ранше. Один год там работал. Потом я пошел в колхоз, рисовый чек делали, механиком передвижной колонны работал. … Вот до восемдесят восмого года работал в колхоз. После этого… пошел на пенсия. Еще два года работал».
Даже эта небольшая часть беседы (вся беседа состоит из более 2000 словоупотреблений) дает представление
об использованных функциях русского языка адыгейцем.
русского литературного языка, можно утверждать, что в данном отрезке русский язык использовался в функции ,. русской речи билингва практически отсутствуют лексические вкрапления родного языка, число коммуникатив-, -,. -лингва-адыгейца нельзя признать соответствующей нормам литературной речи. В то же время допущенная интерференция не влияет на совершение коммуникативного., -вания русского языка как средства межнационального
, —
говорно-пргсторечному варианту русского национально, -окраски, а по признаку нормированности-ненормиро-ванности употребления тех или иных слов. Вместе с тем данный билингв русский язык использует в трех первых функциях. Для накопления знаний, опыта и для передачи этого опыта использует только родной язык, который по своему статусу является функционально более активным. Трансляционная функция русского языка как межнационального им совершенно не используется.
, -ка как межнационального зависит от степени владения этим языком носителем двуязычия и степени влияния родного языка на его русскую речь, т. е. выделение только двух типов двуязычия — координативного и субордина-
— -.
Признак правильност^неправильности порождения речевых произведений и на первичном языке весьма важен при определении форм существования русского языка как межнационального. Формы существования русского языка как средства межнационального общения народов РФ весьма разнообразны, и это разнообразие обусловлено не только степенью владения этим языком, степенью воздействия системы родного языка, но и соотношением используемых функций родного и русского.
К важнейшим параметрам определения степени владения языком межнационального общения народов РФ мы относим использование билингвом функциональных стилей: разговорно-бытового, научного, публицистического и др. Свободный отбор необходимых лексических, ,
средств русского языка при использовании тех или иных стилей речи в зависимости от ситуации общения позволяет билингву создавать такие речевые произведения, которые выражают все оттенки его мысли.
,
форм проявления национально-русского билингвизма мы относим степень использования русского языка в его различных функциях от коммуникативной до трансляцион-
,
или целого народа, а также реализацию системы русского языка в его функциональных речевых стилях.
Русский язык как средство межнационального общения овеществляется в конкретных речевых произведе-.
литературной речи под воздействием системы родного языка и родной речи находят свое материализованное отражение в русской речи нерусских, то конкретная второязычная речь билингва является непосредственным предметом исследования и объективным единственным показателем степени владения русским языком. Степень проявления интерференции обусловливает ту или иную форму проявления русского языка как межнационального. При единстве русского литературного языка в любом регионе Российской Федерации мы должны признать реально существующие разновидности русской речи нерус.
называемого «национального варианта» русского языка
как сложившейся и развивающейся системы лингвисти-
,
на этом языке народом. Разновидности русской речи нерусских реально существуют, требуют своего изучения, в разных регионах РФ исходя из сложившейся языковой.
Исследование второязычной речи билингва имеет значение и для развития теории речевой деятельности (), -ского языка как межнационального, особенно при подготовке учителей русского и адыгейского языков для взаимосвязанного обучения контактирующим языкам, пере-водчиков-^ферентов и т. д. Будущему учителю необходимы знания не только теории языка как учебной дисциплины и методики его преподавания, но и глубокие знания существа второязычной речи, путей и средств борьбы.
Таким образом, без теоретического осмысления лингвистических, психолингвистических, социолингви-, -язычной речи не может быть правильной постановка методики преподавания русского языка как межнациональ-,
взаимосвязанного обучения учащихся образовательных.
Примечания:
1 Иванов В Б. Некоторые вопросы изучения русского языка как средства межнационального общения народов СССР // ВЯ, 1981, № 4, — С. 3−11- Булыгина Т Б. Грамматические и семан-
тические категории и их связи. В кн.: Аспекты семантических исследований. — М., 1980- Степанов Ю. С. Имена. Предикаты. Предложения. — М., 1981- Москальская О. И. Проблема системного описания синтаксиса. 2 изд. — М., 1986.
2 Русский язык по данным массового исследования. — М., 1974. -
352 с.
3 Шанский Н М., Боброва Т А. Актуальные вопросы изучения русского языка как межнационального общения народов СССР // Рус. яз. в армянской школе, 1980, № 3. — С. 2−10.
4 Абаев В. И. О языковом субстрате. Доклады и сообщения Ин-
та языкознания АН СССР, № 9. — М., 1956. — С. 57−69.
5 Исаев М. И. Новая историческая общность людей — советский
// «
.
преподавания русского языка в неязыковых вузах Средней Азии и Казахстана». — Душанбе, 1977. — С. 67−68.
6 Скворцов Л. И. Теоретические основы культуры речи. — М., 1980. — 312 с.
7 ИвановВ.В., Михайловская Н. Г. Русский язык как средство
:
// ВЯ, 1982, № 6. — С. 3−14.
8 Аврорин В. А. Проблемы изучения функциональной стороны
языка (к вопросу о предмете социолингвистики). — Л., 1975. -276.
9 Трубецкой Н. С. Основы фонологии. — М., 1960. — 372 с.
10.. //
ВЯ, 1975, № 6. — С. 3−12.
11.. -
дов СССР. Рус. яз. в школе, 1982, № 6. — С. 16−25.
12.. языка (к вопросу о предмете социолингвистики). — Л., 1975. -276.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой