Особенности совладающего поведения у ВИЧ-инфицированных больных

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 616. 98−097−022:616. 89−008. 48
ОСОБЕННОСТИ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ У ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ БОЛЬНЫХ
© 2010 г. Н. Г. Незнанов, Н. Б. Халезова
Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И. П. Павлова, г. Санкт-Петербург
Обследовано 119 ВИЧ-инфицированных больных г. Санкт-Петербурга с преобладающей четвертой стадией заболевания. Уровень социальной адаптации обследованных оказался низким, уровень депрессивных переживаний достигал степени выраженности малого депрессивного эпизода, обнаружились симптомы тревоги, не достигающие степени тревожного расстройства. Копинг-стратегии оставались стабильными независимо от продолжительности заболевания, что свидетельствует о сложившейся еще до болезни определенной личностной диспозиции в отношении преодоления стрессов. Выделена группа ВИЧ-инфицированных с синдромами зависимости от психоактивных веществ (ПАВ), характеризующаяся психопатоподобным поведением, возникшим задолго до инфицирования, а также низким уровнем переживаний по поводу заболевания. Результаты исследования свидетельствуют о возможности выделения уже в детско-подростковом периоде группы лиц с высоким риском возникновения зависимости от ПАВ и ВИЧ-инфицирования, что открывает возможности для разработки превентивных мер.
Ключевые слова: ВИЧ-инфекция, психические нарушения, копинг-стратегии, синдромы зависимости от психоактивных веществ, социальная адаптация, аффективные нарушения.
ВИЧ-инфекция является одной из наиболее актуальных проблем для современной экологии человека и общественного здравоохранения: к 2008 году в мире официально зарегистрировано около 4 млн случаев инфицирования ВИЧ [1]. В нашей стране показатель распространенности ВИЧ-инфекции среди взрослого населения составляет 1,1% [2]. Возрастание в популяции удельного веса ВИЧ-инфицированных лиц, угроза непрогнозируемого распространения инфекции, формирование отторгаемой здоровым окружением субпопуляции инфицированных с определенным стилем поведения, нравственными установками становятся предметом исследований различных специалистов, в том числе и экологов.
Оценка психического состояния этой категории лиц занимает особое место, поскольку во многом определяет характер поведения пациентов, их взаимоотношения с микросоциальным окружением и, в конечном счете, опосредованно влияет на основные эпидемиологические показатели. Изучение совладающего поведения пациентов в условиях острого и хронического стресса, привнесенного ВИЧ-инфекцией и ее последствиями, относится к числу первоочередных экологических задач, решение которых позволит определить психотерапевтическую тактику и наметить пути для эффективных профилактических мер.
В контексте биопсихосоциального подхода понятие «копинг», или «преодоление стресса», определяется как деятельность личности по поддержанию или сохранению баланса между требованиями среды и ресурсами, удовлетворяющими этим требованиям. Главной задачей копинга является обеспечение, поддержание физического и психического здоровья человека [3] и удовлетворенности социальными отношениями [4].
К сожалению, в многочисленных исследованиях, посвященных изучению копинг-поведения ВИЧ-инфицированных больных [5−8], в основном учитываются только их социальные характеристики или тяжесть психического состояния. В рамках биопсихосоциального подхода актуальным является комплексное изучение психических расстройств, репертуара стратегий совладания, социальных характеристик и соматического здоровья ВИЧ-инфицированных больных. В связи с этим задачей проведенного исследования стало комплексное изучение поведенческих механизмов совладания со стрессом болезни с учетом тяжести соматического, психического состояния и социального функционирования больных, страдающих ВИЧ, для разработки профилактических и психокоррекционных мероприятий.
Методы
С января 2007 по июль 2008 года проводилось обсервационное аналитическое поперечное исследование больных с диагнозом ВИЧ-инфекция. Критериями отбора пациентов являлись наличие диагноза
ВИЧ-инфекция, отсутствие выраженного психоорганического синдрома, доходящего до степени деменции, согласие больного принять участие в исследовании. Выборка формировалась систематическим методом. Обследование проводилось в Санкт-Петербургском городском центре по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, городской инфекционной больнице № 10, городской инфекционной больнице № 30 им. С. П. Боткина. Была разработана индивидуальная карта обследования пациента, включающая социально-демографические характеристики, лабораторные результаты иммунологического обследования, анамнестические сведения, данные клинического и экспериментально-психологического обследования. Психиатрический диагноз устанавливался по критериям МКБ-10. В связи с тем, что у ВИЧ-инфицированных пациентов часто наблюдаются расстройства тревожно-депрессивного спектра [9, 10], для объективной оценки степени их выраженности дополнительно использовались клинические шкалы:
• шкала оценки депрессии HAMD-21 (Hamilton Depression Rating Scale, 1960) —
• шкала оценки тревоги HAMA (Hamilton Anxiety Rating Scale, 1969) —
Экспериментально-психологическое обследование проводилось с использованием методики определения копинг-стратегий Р. Лазаруса (WOCQ, 1984).
Статистическая обработка полученных результатов производилась с использованием пакета программ Statistica 7.0 (Statsoft Inc., США). Вычислялись средние величины показателей (М) и их ошибки среднего (M ± m). Для сравнения распределения качественных признаков использовался двухсторонний точный критерий Фишера, для оценки отличий количественных признаков между группами (при их распределении, близком к нормальному) — критерий Стьюдента (t). К показателям, имеющим заметно асимметричное распределение, применялась их симметризация с помощью преобразования, логарифмирования. Для параметров, распределение которых не было приведено к нормальному при логарифмировании, использовался критерий Манна — Уитни. Различия считались значимыми при p & lt- 0,05. Для статистического изучения связи между явлениями использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена ®.
Результаты
Было обследовано 119 пациентов с диагнозом ВИЧ-инфекция, 68 (57,1%) мужчин, 51 (42,9%) женщина. Большинство исследуемых больных находились в возрастном диапазоне от 21 до 35 лет, средний возраст составил (31,6 ± 0,8) года (от 18 до 58 лет). Обследованные находились на разных стадиях заболевания согласно клинической классификации ВИЧ-инфекции (ВОЗ). Преобладающее большинство имели четвертую стадию заболевания (рис. 1), которая проявляется развитием вторичных заболеваний в связи с нарастанием иммунодефицита.
50. 0%

И. 4° О

10,8%
1,0% 2,0% _ _ ¦
ВИЧ- ВИЧ- ВИЧ- ВИЧ- ВИЧ- ВИЧ-инфекция инфекция инфекция инфекция инфекция инфекция 2а стадия 26 стадия 3 стадия 4а стадия 46 стадия 4 В стадия
Рис. 1. Распределение больных по стадиям ВИЧ
Продолжительность заболевания с постановки на учет в Центр СПИДа на момент обследования составила в среднем (3,5 ± 0,3) года (от 0 до 10 лет).
При анализе социально-демографических характеристик учитывался уровень образования, социальной адаптации, род занятий, давность и причины безработицы, условия проживания, семейное положение пациентов. Было установлено, что 39,3% обследованных получили среднее специальное образование. Большинство больных на момент обследования являлись безработными в течение (3,1 ± 0,3) года (от 1 месяца до 8,7 года). Причиной увольнения чаще всего (р & lt- 0,05) было конфликтное поведение на работе. Многие (42,0%) безработные страдали зависимостью от психоактивных веществ (ПАВ). Основная (78,2%) часть пациентов не имела группы инвалидности. Большинство (57,4%) обследованных были холосты. В анамнезе имели судимости 30,1% больных (в основном пациенты, страдавшие синдромами зависимости от ПАВ).
При анализе распространенности психических расстройств (с учетом их рубрификации по МКБ-10) нарушения обнаружились практически у всех больных (исключение составили лишь 2,7% ВИЧ-инфицированных), преобладал (32% от всей выборки) синдром зависимости от опиоидов.
По шкале HAMD средний уровень депрессии составил (9,0 ± 0,7) балла (от 1 до 31). По шкале HAMA средний уровень тревоги составил (10,0 ± 0,6) балла (от 0 до 30). Таким образом, в целом для выборки больных ВИЧ был характерен уровень депрессивных переживаний, достигающий степени выраженности малого депрессивного эпизода [11], обнаружились симптомы тревоги, не достигающие степени тревожного расстройства [12].
При анализе результатов методики исследования копинг-стратегий Р. Лазаруса обнаружилось, что по сравнению с нормативными показателями копинг-стратегий [13, 14] ВИЧ-инфицированные чаще (р =
0,035) прибегали к копингам «принятие ответственности» (70,7 ± 2,1), «дистанцирование» (59,3 ± 2,1), «бегство-избегание» (55,2 ± 2,1) (рис. 2). Таким образом, для пациентов в основном была характерна пассивность, недостаточность агрессивного поведения в адрес возникающих психотравмирующих ситуаций,
связанных с заболеванием, когнитивное и поведенческое избегание неприятных ситуаций, принятие всей ответственности за возникающие проблемы на себя, что сопровождалось чувством вины и соответственно вновь нарастающей пассивностью.
1 2 3 4 5 6 7 8
? ВИЧ-инфицированные ¦ здоровые
1 — конфронтация, 2 — дистанцирование, 3 — самоконтроль, 4 — поиск социальной поддержки, 5 — принятие ответственности, 6 — бегство-избегание, 7 — планирование, 8 — положительная переоценка
Рис. 2. Распределение копинг-стратегий у ВИЧ-инфицированных больных по сравнению с нормой, %
При анализе копинг-стратегий в зависимости от стадии и длительности заболевания (табл. 1) обнаружилось, что с утяжелением соматического состояния больные чаще прибегали к копингу «самоконтроль», что говорит о нарастании эмоционального напряжения, сдерживании аффекта и увеличении интенсивности переживаний в связи с заболеванием. В отношении остальных показателей копинг-поведение оставалось относительно стабильным, мало менялось как на различных этапах болезни, так у больных с разной продолжительностью заболевания. При анализе связи эмоциональных расстройств с длительностью и тяжестью заболевания (табл. 2) обнаружилось, что у больных, находящихся на более тяжелых стадиях, уровень депрессивных переживаний был значительно выше.
Таблица 1
Копинг-стратегии в зависимости от стадии и длительности
ВИЧ-инфекции (с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена г)
Копинг-стратегия Стадия ВИЧ-инфекции Длитель -ность ВИЧ-инфекции
Конфронтация -0,11 0,06
Дистанцирование 0,08 0,16
Самоконтроль 0,27* 0,16
Поиск социальной поддержки 0,04 0,18
Принятие ответственности 0,10 0,07
Бегство-избегание 0,05 -0,03
Планирование -0,04 0,06
Положительная переоценка 0,05 0,07
Примечание. * - значимость коэффициента корреляции р = 0,021.
Таблица 2
Тревога (HAMA) и депрессия (HAMD) в зависимости от стадии и длительности ВИЧ-инфекции (с использованием коэффициента ранговой корреляции Спирмена г)
Копинг-стратегия Стадия ВИЧ-инфекции Длительность ВИЧ-инфекции
Тревога 0,09 -0,10
Депрессия 0,22* -0,12
Примечание. * - значимость коэффициента корреляции р = 0,025.
Установленные тенденции обосновывают необходимость дифференцировать психотерапевтические подходы к больным на разных стадиях ВИЧ-инфекции. Кроме того, стабильность и неконструктивность копинг-стратегий у пациентов с разной длительностью болезни может косвенно предполагать предрасположенность их к формированию соответствующего образа жизни, ведущего к инфицированию.
Для оценки копинг-стратегий с учетом психического расстройства, наличия или отсутствия синдромов зависимости пациенты были разделены на три группы. Первая группа включала 34 человека (29,2%), в ее состав вошли ВИЧ-инфицированные с синдромами зависимости от ПАВ на момент обследования (синдром зависимости от опиоидов, алкоголя, эфедрона, синдром сочетанной зависимости от нескольких ПАВ). Вторая группа включала 52 человека (43,4%) и представляла собой ВИЧ-инфицированных с синдромами зависимости от ПАВ в анамнезе, но на момент обследования наблюдалась ремиссия. Психические расстройства были аналогичны расстройствам первой группы обследованных. Средняя длительность ремиссии составила (40,4 + 4,5) месяца. В третью группу (27,4% - 33 человека) вошли пациенты без синдромов зависимости от ПАВ. У них наблюдалась полиморфная психопатологическая симптоматика, возникшая как в связи с ВИЧ-инфекцией, так и вне ее: депрессивный эпизод средней степени тяжести, органические изменения личности, расстройство адаптации, эпилепсия, маниакальный эпизод, обсессивно-компульсивное расстройство. С учетом полиморфно-сти психических расстройств целесообразным было бы распределение исследуемых больных на большее количество групп. Однако обследованная выборка является сравнительно немногочисленной, и изучение психологических переменных у больных в зависимости от психического заболевания при данных условиях явилось бы недостоверным.
При сравнении социального функционирования трех групп больных выявились важные различия: пациенты с синдромами зависимости явились гораздо менее социально адаптированными (р & lt- 0,001) по сравнению с пациентами, никогда не употреблявшими ПАВ. Чаще всего зависимые от ПАВ воспитывались по типу гипоопеки, многие из них были из неполных семей, наследственность большинства психопатологически отягощена. Больные отличались более низким уровнем образования, высоким уровнем безработицы, имели судимости в прошлом, были одинокими, без
определенного места жительства. Круг их общения в основном также состоял из зависимых от ПАВ. Пациенты без синдромов зависимости в анамнезе, напротив, были наиболее социально адаптированы. Они получили более высокий уровень образования, стремились работать, жили в семье. Группа пациентов, находящихся в ремиссии от ПАВ, явилась смешанной и показала средний уровень социального функционирования в сравнении с другими.
При анализе уровня тревоги и депрессии по шкалам Гамильтона обнаружилось, что средний уровень депрессивных переживаний у пациентов без синдромов зависимости в анамнезе достоверно выше (р & lt- 0,001), чем у зависимых от ПАВ (11,5 ± 1,7 против 7,7 ± 1,0). Достоверных различий по шкале тревоги выявлено не было, уровень тревоги зависимых от ПАВ по сравнению с уровнями пациентов других групп был выше на уровне тенденции (р = 0,093). Группа пациентов, находившихся в состоянии ремиссии, вновь показала результаты, промежуточные между результатами других групп по шкалам депрессии и тревоги.
При анализе тяжести соматического состояния достоверных различий в группах больных не выявилось. Однако зависимые от ПАВ пациенты чаще (р & lt- 0,001) были склонны к нарушениям режима, менее регулярно посещали врачей Центра СПИДа и менее регулярно принимали назначенную терапию (в том числе антиретровирусные препараты).
При сравнении копинг-поведения в группах больных обнаружились различия. Результаты стратегий совладающего поведения представлены в табл. 3.
При анализе стратегий совладающего поведения пациенты с синдромами зависимости на момент обследования по сравнению с нормой больными чаще (р & lt- 0,001) прибегали к «конфронтации», «дистанцированию», «бегству-избеганию» и «принятию ответственности». В то же время «поиск социальной поддержки» этой группой больных использовался значительно реже. Их поведение характеризовалось двойственностью: с одной стороны, возникали агрессивные тенденции, с другой — поведение было пассивным и избегающим, с возникающим чувством вины. Противоречивость стратегий совладающего поведения у этой группы больных говорит о трудностях
принятия решений, импульсивности, возбудимости и одновременно пассивности в их принятии и бегстве от проблем. Такой психопатоподобный рисунок поведения, возможно, объясняется регулярным приемом ПАВ, когнитивным и поведенческим уходом от реальной психотравмирующей ситуации, связанной с болезнью и социальными проблемами, после чего наступает чувство вины, которое подавляется следующим приемом ПАВ. Очевидно, подобное сочетание стратегий совладающего поведения у зависимых от ПАВ является их своеобразной защитой от факта тяжелого заболевания, поэтому переживания тревоги и депрессии у них менее выраженны.
Пациенты без синдромов зависимости в анамнезе по сравнению с больными других групп и здоровыми значительно реже (р & lt- 0,001) использовали «дистанцирование» и «планирование», чаще прибегали к «поиску социальной поддержки». Их поведение было менее агрессивным, они меньше избегали проблемных ситуаций, меньше принимали на себя ответственность, были более открытыми и общительными. Однако в связи с невозможностью когнитивного отстранения от проблем эта группа пациентов сильнее переживала соматические страдания, поэтому у них обнаружились более высокие показатели (р & lt- 0,001) тревоги и депрессии. В целом их поведение можно назвать наиболее конструктивным по сравнению с предыдущей выборкой. Учитывая более частое использование копинга «поиск социальной поддержки», мы предполагаем больший эффект вследствие оказания психотерапевтической помощи для этой группы пациентов.
Пациенты с синдромами зависимости, находящиеся в состоянии ремиссии, имели показатели копинг-стратегий, промежуточные между показателями группы зависимых от ПАВ и пациентов, никогда ими не злоупотреблявших (рис. 3). Это вполне логично, поскольку сама по себе эта группа пациентов является промежуточной между двумя другими.
Анализируя полученные результаты, стоит отметить, что стратегии совладающего поведения всей выборки ВИЧ-инфицированных прежде всего являются отражением группы зависимых пациентов, т. е. общая картина поведения является стертой из-за резуль-
Таблица 3
Показатели методики определения копинг-стратегий Р. Лазаруса у больных при наличии или отсутствии синдромов зависимости от ПАВ
Копинг-стратегия ВИЧ-инфицированные с синдромами зависимости в настоящее время ВИЧ-инфицированные с синдромами зависимости в анамнезе ВИЧ-инфицированные без синдромов зависимости Здоровые
Конфронтация 57,7±3,8* 51,8±3,1 49,3±3,5 50,7±0,7*
Дистанцирование 56,4±4,5* 60,1±3,0* 62,9±4,3* 49,4±0,6*
Самоконтроль 61,9±4,0 63,4±2,3 62,1±3,2 63,7±0,5
Поиск социальной поддержки 58,7±4,5* 60,3±3,0 64,7±4,0* 62,8±0,6*
Принятие ответственности 78,1±4,5* 72,0±2,6* 64,1±4,4* 62,9±0,7*
Бегство-избегание 61,1±3,7* 55,8±2,8* 49,0±5,2 45,2±0,5
Планирование 64,7±5,8 64,4±3,3 60,6±4,8* 67,8±0,6*
Положительная переоценка 57,8±4,2 57,2±2,6 56,2±3,3 56,1±0,5
Примечание. * - р & lt- 0,001.
100,0
80,0
60,0
40.0 ]
20.0 0,0
«Hill И
1
6 7 8
? ВИЧ-инфицированные с синдромами зависимости от ПАВ в настоящее время
¦ ВИЧ-инфицированные с синдромами зависимости от ПАВ в анамнезе
? ВИЧ-инфицированные без синдромов зависимости от ПАВ
1 — конфронтация, 2 — дистанцирование, 3 — самоконтроль, 4 — поиск социальной поддержки, 5 — принятие ответственности, 6 — бегство-избегание, 7 — планирование, 8 — положительная переоценка
Рис. 3. Распределение копинг-стратегий у ВИЧ-инфицированных в зависимости от наличия или отсутствия синдромов зависимости от ПАВ, %
татов копинг-стратегий лиц, принимающих ПАВ. Сопутствующая психическая патология обязательно должна учитываться при планировании взаимодействия с пациентами. Выделенная группа зависимых от ПАВ отличается стойкой социальной декомпенсацией, трудностями в общении с врачом, тенденциями к нарушениям режима лечения, избеганием стрессовых ситуаций путем приема ПАВ, низким уровнем тревожных и депрессивных расстройств. Проанализировав преморбид, возможно предположить, что подобный рисунок поведения был сформирован в детско-подростковом периоде задолго до инфицирования, в связи с чем ВИЧ-инфекция не является для них сильным психотравмирующим фактором. Таким образом, зная психические и психологические особенности зависимых от ПАВ, возможно определить характер их реагирования на инфицирование и прогнозировать дальнейшее лечебное взаимодействие с ними.
В результате проведенного исследования определился ряд мишеней для психокоррекционной работы, в первую очередь для проведения когнитивноповеденческой психотерапии. Пациентов с синдромами зависимости от ПАВ помимо лечения от наркомании или алкоголизма возможно учить более целенаправленному и последовательному поведению, не стремиться к бегству при возникающих психотравмирующих событиях, быть менее агрессивными и более открытыми в поиске действенной помощи и социальной подержки, доверительнее относиться к другим людям. Очевидно, что более «благодарной» для психотерапии группой пациентов станут больные без синдромов зависимости от ПАВ.
Обсуждение результатов
Копинг-стратегии оставались стабильными у больных с разной продолжительностью заболевания, что свидетельствует о сложившейся еще до болезни определенной
личностной диспозиции в отношении преодоления стрессов. При нарастании тяжести соматического страдания растет уровень депрессивных переживаний, при этом больные сильнее контролируют свои эмоции и поведение. Выделена группа ВИЧ-инфицированных с синдромами зависимости от ПАВ, характеризующаяся психопатоподобным поведением, возникшим задолго до инфицирования, а также низким уровнем переживаний по поводу заболевания. Противоречивость стратегий совладающего поведения больных с синдромами зависимости от ПАВ говорит о трудностях при принятии решений, импульсивности, возбудимости и одновременно пассивности в их принятии и бегстве от проблем с нарастающим чувством вины и возобновляющимся приемом ПАВ. Результаты исследования свидетельствуют о возможности выделения уже в детско-подростковом периоде группы лиц с высоким риском возникновения зависимости от ПАВ и ВИЧ-инфицирования, что открывает возможности для разработки превентивных мер.
Список литературы
1. Информационный бюллетень Федерального научнометодического центра профилактики и борьбы со СПИДом и Федеральной службы государственной статистики. Режим доступа: http: //www. hivrussia. org/stat/2009/10. shtml
2. Исаева Е. Р. Защитно-совладающий стиль и его роль в психологической адаптации личности / Е. Р Исаева, Л. И. Вассерман // Психологические проблемы самореализации личности. — 2004. — Вып. 8. — С. 206−216.
3. Исаева Е. Р. Механизмы психологический адаптации личности: современные подходы к исследованию копинга и психологической защиты / Е. Р. Исаева // Вестник СПбГУ. Серия «Психология». — 2008. — Вып. 2. -С. 123−127.
4. Республиканский центр Министерства здравоохранения Республики Татарстан по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниям. Режим доступа: http: //www. infospid. ru/index. php? cat=rq
5. Тухтарова И. В. Копинг-стратегии, механизмы психологической защиты и психосоциальная адаптация больных с ВИЧ-инфекцией: автореф. дис. … канд. мед. наук / Тухтарова Ирина Владимировна. — Ульяновск, 2005 — 25 с.
6. Brian K. Suicidal Ideation, Suicide Attempts, and HIV Infection / K. Brian, B. Raphael, F. Judd, at al. // Psychosomatics. — 1998. — Vol. 39. — P. 405−415.
7. Fukunishi I. Avoidance coping behaviors and low social support are related to depressive symptoms in HIV-positive patients in Japan / I. Fukunishi, T. Hosaka, M. Negishi, et al. // Psychiatr. Serv. — 2000. — Vol. 51.
— P. 903−905.
8. Grassi L. Coping Styles and Psychosocial-Related Variables in HIV-Infected Patients / L. Grassi, R. Righi, L. Sighinolfi, et al. // Psychosomatics. — 1998. — Vol. 39, N 350. — Р 359.
9. Guelfi G. D. L'-evaluation clinique standardis en psychiatric, psycho-pathologie denerale. Depression, anxiete, et anxiodepression / G. D. Guelfi // Editions Medicales Pierre Fabre. — 1993.
10. Hamilton M. The assessment of anxiety states by rating / M. Hamilton // J. Med. Psychol. — 1959. — Vol. 32.
— P 50−55.
11. Kalichman S. Depression and Thoughts of Suicide Among Middle-Aged and Older Persons Living With HIV-
AIDS / S. Kalichman, T. Heckman, A. Kochman, et al. // Psychosomatics. — 2000. — Vol. 41. — P. 140−146.
12. Pence B. W. Mental Disorders Common Among HIV-Infected Patients / B. W Pence, W C. Miller, K. Whetten, et al. // J. Acquir Immune Deficience Syndrome. — 2006.
— Vol. 42. — P. 298−306.
13. Schaefer C. The health-related functions of social support / C. Schaefer, J. C. Coyne, R. S. Lazarus // J. Behav. Med. — 1981. — Vol. 381. — P. 406.
14. Weber G. Herauswachsen aus der Drogensucht: Abschlussbericht / G. Weber, W Schneider. — Munster: Universitat Munster Press, 1992. — P. 12 -14.
FEATURES OF COPING STYLES IN HIV-INFECTED PATIENTS
N. G. Neznanov, N. B. Khalezova
St. -Petersburg State Medical University named after academician I. P. Pavlov, St. Petersburg, Russia
119 HIV-infected patients of St. -Petersburg with a prevailing fourth stage of disease are examined. Level of social adaptation of patients has appeared low, level of depressive experiences reached degrees of expressiveness of a minor depressive episode, the symptoms of anxiety which are not reaching degrees of disturbing frustration were found
out. Coping styles remained stable irrespective of duration of disease that testifies to the certain personal disposition which has developed still to illness concerning overcoming of stresses. The group of a HIV-infected with syndromes of dependence on the psychoactive substances, characterized by psychopathic behavior which has arisen long before infection and also low level of emotional experiences concerning disease is allocated. Results of research testify to allocation possibility already in the youth period of a group of persons with high risk of occurrence of dependence on psychoactive substances and a HIV-infection that opens possibilities for working out of preventive measures.
Key words: a HIV-infection, mental disorders, coping styles, syndromes of dependence on psychoactive substances, social adaptation, emotional disorders.
Контактная информация:
Халезова Надежда Борисовна — старший лаборант кафедры психиатрии и наркологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. акад. И. П. Павлова
Адрес: і93і67, г. Санкт-Петербург, Наб. Обводного канала, д. і3
Тел. (88і2) 274−38−69, факс (88і2) 274-і5−84 E-mail: khalezo@gmail. com
Статья поступила 08. 02. 20і0 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой