Рациональное и иррациональное в социотехноприродной глобализации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 101. 1:316
ДЕРГАЧЕВА Е. А. Рациональное и иррациональное
в социотехноприродной глобализации
Техногенез трактуется автором как глобальный стихийно-рациональный процесс ускоряющихся социотехноприродных трансформаций, инициируемых онаученным разумом социума в совокупности с его иррациональными потребностями. Сочетание в действиях социума научно-рационального и интуитивно-иррационального определяет закономерности глобального техногенного развития общества и природы.
Ключевые слова: рациональное, иррациональное, техногенное общество, техногенез, биосфера, социотехноприродная глобализация.
В понимании процессов глобализации автор выделяет два основных подхода: социально-экономический и эволюционный социоприродный. Представители первого, наиболее распространенного подхода фиксируют свое внимание на многоаспектных социально-экономических, социокультуро-логических, экологических и других глобальных процессах, то есть глобализация в данном случае трактуется как общественное явление. При этом, на наш взгляд, недооценивается единый эволюционный процесс развития всей жизни в единстве природного и социального. Второй подход включает единство биосферной природы и социума в их совместном историко-эволюционном развитии. Данная проблематика в той или иной мере находит отражение в трудах идеологов концепции ноосферы В. И. Вернадского, Э. Леруа, П. Тейяра де Шардена, написанных в первой половине ХХ в., трудах авторов & quot-Большой"- (& quot-Универсальной"-) истории, философов Брянской научно-философской школы социоприродных и тех-носферных исследований Э.С. Демиден-ко, Н. В. Попковой и автора статьи, посвятившего ряд публикаций по техногенному общественному развитию и социотехноприродной глобализации1. Социоприродный подход не сводится к экологическому аспекту социально-экономической глобализации, хотя экологическая тематика в нем занимает одно из центральных мест.
Социотехноприродная глобализация на основе техногенного развития нача-
лась в эпоху промышленной революции (XVIII в.), но ее появление явилось следствием процессов предындустриальной модернизации, происходивших в Западной Европе в XV—XVIII вв. Глобализирующееся под воздействием научно-технического прогресса техногенное (индустриальное и постиндустриальное) общество быстрыми темпами меняет эволюционирующий социоприродный мир планеты Земля. В техногенном обществе прогресс осуществляется на основе наукотехники (науки, техники, технологий, производства) и создаваемой ею искусственной, предельно урбанизированной предметно-орудийной среды — техносферы, которые, взаимодействуя с социумом и биосферой, подчиняют, трансформируют и разрушают их. Так, только за два последних столетия индустриального развития на планете разрушена и уничтожена третья часть активных составляющих биосферы — живого вещества, гумуса в почвах и органики в недрах Земли, а за последние треть века иммунная система человека ослабла в 2,5 раза2. Социотехноприродная проблематика в глобализации основывается на исследовании трансформационных процессов в биосфере и человеческом организме, их техносферизации в направлении формирования глобального техногенного земного мира и предельного наполнения его искусственностью. В этом мире сосуществуют как трансформированные (окультуренные) биосферные организмы, так и
постбиосферные (трансгенные), созданные в научных лабораториях на основе небиосферных технологий, то есть происходит замещение живого биосферного искусственными компонентами.
Развитие природы всегда осуществлялось стихийно, в соответствии с законами биосферы, без управления со стороны человека. Своеобразной формой противостояния рационального и иррационального становились локальные экологические кризисы, которые нередко заканчивались для человека трагически- их кульминацией в ХХ в. стал глобальный социоприрод-ный кризис. Но и эволюция социума в целом остается стихийным процессом, в результате которого гибнут цивилизации, возрастает социальная поляризация, пренеб-регаются ценностно-гуманные основания бытия. В этом историческом противоборстве рационального и иррационального человеческий разум, постепенно осваивая законы развития биосферы и общества в процессе практики и познания, стремится к рационализации социального и природного бытия, преодолению иррациональности мира и управлению им, что при нынешнем состоянии наукотехники пока еще не вполне реализуемо. Социальный прогресс человечества в биосферной системе представляет собой глобальный процесс взаимного приспособления социальных и природных факторов в ходе возрастания значимости интеллектуально-рационального начала в материальной и иной активно-преобразовательной деятельности человека.
Актуализацию вопроса о соотношении рационального и иррационального в развитии общества и природы следует связывать с периодом перехода от присваивающей к производящей экономике и земледелию, социализации складывающейся на планете социоприродной системы, особенно с эпохи античности, когда человек осознает себя носителем разума и начинает изучать и перестраивать иррациональные основания окружающего его мира. Эпоха & quot-осевого времени& quot- (К. Ясперс, середина I тыс. до н.э.), когда начали развиваться философия и наука, становится точкой отсчета глобального процесса рационализации развивающейся системы общества и природы, то
есть возрастания роли разума в жизнедеятельности человека в противовес эмоционально-чувственному постижению окружающего мира. На заре становления производящей экономики методы хозяйствования были обусловлены традициями, а формирование экологической ниши Homo sapiens определялось возможностями естественной (биологической) энергетики -мускульной силы человека и животных. Деятельность человека в его стремлении к автономии не способствовала открытому противостоянию социума и биосферы, рационального и ценностно-гуманистического начал. С развитием социального разума усиливается его воздействие на природу, что сопровождается совершенствованием ручной техники и технологий и изменением экосистем человеком. Преднаучные, теоретические доктрины в греческих полисах времен античности подготовили своеобразный базис для генезиса в Новое время (XVII-XVIII вв.) науки, техногенной цивилизации и становления западноевропейской рациональности, которую по праву исследователи называют европейским феноменом. В этой развивающейся системе рациональ-ностей основополагающее место занимает научная рациональность как базис новоевропейской культуры, противопоставляемый всему нерациональному. В эпоху промышленной революции человечество достигает такого этапа своего развития, когда стремление к преобразованию природы совпадает с наличием реальных средств и методов к осознанному действию.
В трактовках понятия рациональности, родственных и противопоставляемых ему терминов, представленных в научных исследованиях, за пределами разума и нерациональных компонентов человеческой природы остается охват феномена социоприродной жизни и изменяющихся взаимоотношений в исторически эволюционирующей системе & quot-общество -биосфера& quot-. Рациональность рассматривается как ценность культуры, призванная обеспечить воплощение идей научно-технического прогресса в стремлении человека к его повсеместному господству. Иррациональность ассоциируется со стихийностью сил природы и человеческих
действий. Преодолевая данную односторонность, автор приходит к выводу, что в понятиях & quot-рационализм"-, & quot-рациональный"-, & quot-рациональность"- находят отражение разные грани процесса социального планирования деятельности на основе разума с целью оптимизации теоретико-познавательных и практических результатов и максимальной адаптации к складывающемуся социотехноприродному бытию. Термины & quot-иррационализм"-, & quot-иррациональное"-, & quot-иррациональность"- характеризуют различные аспекты бессознательного, интуитивного, эмоционально-аффективного поведения и процесса познания людей, стихийность их приспособления к социотехноприродным параметрам бытия, при этом иррациональное выступает противоречивым компонентом рационального.
В то же время негативные тенденции процесса рационализации эволюционирующей социоприродной системы остаются вне рассмотрения исследователей. Так, согласно интерпретации Т. Г. Румянцевой, рационализм — это доминирующая линия философского развития, идущая от античности до середины XIX в., с установкой на разумность и упорядоченность мира, а также убежденностью в возможности постижения мира посредством разума и устройства его на разумных началах, хотя, на наш взгляд, разрушающее использование экосистем человеком ради прогресса глобальной цивилизации свидетельствует скорее о неразумности той деятельности, которая находится под пристальным контролем разума. И далее она высказывает тезис о том, что рационализм рассматривает историю как разумный, прогрессивный процесс, предусматривающий целенаправленные положительные преобразования со стороны человечества3. Отсутствие упоминаний об отрицательных аспектах процессов рациональной трансформации социоприродной системы присуще другим вариативным дефинициям понятия & quot-рациональность"-, в которых разумность действий трактуется с точки зрения их эффективности, максимизации результатов для воплощения целей и ценностей социального прогресса, но не ценностей сохранения биосферы.
В обществоведческой литературе сложилось представление о понятиях& quot-рациональность"- и & quot-разумность"- (& quot-рассудочность"-) как синонимах, хотя данное отождествление не является однозначным. Так, по мнению Е. Ю. Леонтьевой, рациональное и иррациональное — это различные грани процесса разумения, который не ограничивается мышлением, а включает в себя также моменты нравственные и эстетические4, хотя, на наш взгляд, экономически разумные действия в техногенезе общества и природы не всегда соответствуют гуманно-нравственным основаниям мировоззрения о сохранении биосферной жизни5, то есть разум все больше и больше выходит за пределы границ морали. Исходя из сказанного, рационализацию в контексте социотехноприродной глобализации следует рассматривать как неоднозначный процесс нарастающих техногенных трансформаций, где разумное построение облика техногенного мира ограничено стремлением социума к достижению максимальной эффективности его деятельности по преобразованию биосферы с целью перевода ее элементов в предметы техносферы, удовлетворения утилитарных потребностей, то есть преобладает приоритет целерационального разума над нравственно-ценностным.
Интуиция, рассудок и разум — это лишь ступени процесса смыслового постижения и построения социотехноприродной действительности. & quot-Разумное познание в соотношении с рассудочным, — подчеркивает, например, Л. А. Микешина, — обладает иными особенностями — предполагает рефлексию, содержательную критико-ана-литическую оценку понятий и правил оперирования ими. Если рассудок дискурси-вен, т. е. действует только по правилам логической дедукции — вывода из предыдущего знания, то разум опирается не только на логику, но и на интуицию, творчески активное начало, может ломать нормы и правила, старую логику и создавать новую, которая с позиций рассудка может восприниматься даже как & quot-безумие"-6. И хотя разум (по классификации И. Канта) является высшей формой концептуального осмысления окружающего мира, одна-
ко он в совокупности с рассудком представляет собой взаимосвязанные грани научного познания, своеобразное сочетание интуитивно-смыслового и логично-рассудочного. Л. А. Микешина обращает внимание на отсутствие полного совпадения понятий логичности и рациональности и отмечает отличие разумной рациональности от рассудочной — в существовании наряду с логическим критического анализа и интуитивно-творческого осмысления действительности7. Действительно, в современном мире преобладает рассудочная рациональность, так как нынешнему процессусоциотехноприродной глобализации соответствует наука рыночной направленности, которая концентрирует свое внимание на том, как из природных ресурсов удовлетворить эгоистические потребности населения, и игнорирует негативные экологические последствия таких решений. Достаточно отметить, что при существующих масштабах техногене-за скорость сокращения площади естественных экосистем составляет до 1% в год, лесов — от 13 млн. га, биологических видов — в 100−1000 раз выше, чем в доин-дустриальную эпоху8.
Понимание иррационального как противопоставляемого рациональному также не лишено определенной односторонности, когда внимание исследователей сконцентрировано вокруг ценностной значимости нерациональных составляющих социума и отсутствует осознание ценности со-циоприродной жизни, бесконтрольности ее техногенной трансформации. По убеждению автора, иррациональные мотивы и стимулы могут быть разумными, если речь идет об эмоционально-ценностной оценке социумом техногенеза и предупреждении деструктивных социотехноприродных последствий, и неразумными, если в угоду удовлетворению сиюминутных потребностей гибнет биосфера и сотворённый ею человек. С одной стороны, техногенез представляет собой рациональный процесс создания благоприятной инфраструктуры жизнедеятельности, а с другой стороны, он выступает и как стихийный лавинообразный процесс глобального иррационального формирования техногенного
мира как переходной ступени к искусственному бытию и противоразумного разрушения естественного, биосферного.
Одной из главных причин социально-экологических кризисов и катастроф является распространение иррациональных социально-экономических потребностей, которые, возникая у населения индустриально развитых стран, завоевывают общепланетарное пространство и инициируют разрастание общества потребления, то есть иррациональные потребности порождают рационализацию и эгоистическую технологизацию бытия, что обусловливает необходимость их разумного рационального ограничения. С другой стороны, процесс рационализации эволюционирующей социоприродной системы наряду с положительными актуализирует негативные процессы и тенденции и для своей относительной стабилизации нуждается во внесении гуманных коррективов в онаученный разум со стороны ценностно-интуитивной иррациональной природы социума. Рациональное и иррациональное являются противоречивыми и взаимодополняющими компонентами разума развивающегося по ступеням социотехноприродной глобализации социума. Отсутствие умеренности и трезвости оценки в потреблении и создании комфортных условий техногенной среды обитания формирует условия для неоднозначного прогресса рациональных и эмоционально-иррациональных форм общественной активности и социоприродно-го развития. С одной стороны, с помощью наукотехники создается максимально адаптированная под потребности человека среда обитания, а с другой стороны, в основе таких действий лежат не только рационально-научные методы, но и иррационально-интуитивные потребности и решения. При построении рационально-техногенного мира человечество стремится к оптимизации его техносферной инфраструктуры, социотехноприродных процессов, но они формируются несбалансированно для большинства регионов планеты, без учета особенностей естественных экосистем, неуправляемы в глобальном масштабе, и их творение инициирует нарастание соци-оприродных кризисов.
Рациональность — это исторически эволюционирующий феномен социотехнологи-чески усложняющихся способов реализации проектов по социализации мира развивающимся социумом. В реальной действительности проблематично выделить в чистом виде рациональность без внерацио-нальных мотивов деятельности, включенных в качестве составных элементов в процесс социотехноприродной рационализации. Такой симбиоз рациональных и внера-циональных факторов нивелирует достижение целей научно-технического прогресса, ограничивает возможности их оптимизации, определяет условность противопоставления рационального иррациональному. Генезис социоприродной системы следует рассматривать как стихийно-рациональный процесс постепенной социализации и рационализации, где внерациональное наравне с рациональным выступает условием и одновременно ускорителем рациональных изменений и взаимного приспособления общества и биосферы, при этом иррациональное является составляющим компонентом рациональности, моментом его ценностного осмысления. Постоянное концептуальное совершенствование видов рациональности в контексте социотехноприродной глобализации обусловлено нарастающей динамикой эволюции онаученного разума и усложняющихся форм техногенного бытия, подавляющих внерациональ-ные социобиосферные процессы.
Рациональность имеет эволюционирующую предметно-функциональную и ценностно-целевую детерминированность. Экономический, научный и технико-технологический виды рациональности определяют различные подходы к рационализации социоприродной системы, в совокупности создавая синергетический эффект, приводящий к ее трансформации и переходу на новый уровень генезиса. Внутри этих рациональностей можно выделить различные грани рационализации, зависящие от типа общественного устройства (социально-экономической формации), вида научного знания и технико-технологического способа производства, определяющие существование собственных для каждого типа критериев рациональности.
Эволюция рациональности в социопри-родном мире осуществляется в направлении ее усложнения, исчезновения или изменения одних типов рациональности ввиду вытеснения одного типа другим, более прогрессивным и появления новых типов, что находит отражение в становлении многогранной западноевропейской рациональности. Такой развивающийся характер рациональности свидетельствует о ее противоречивости, неоднозначности, постоянной вовлеченности в процесс актуализации и конкретизации.
Рационализируясь, техногенный мир не упрощается, а усложняется, переходя на надприродно-искусственный уровень своего существования, отдаляясь от естественного природного состояния. Рационализация становится методом коренного изменения человеком социоприродной реальности и ее совершенствования, расширения влияния в глобальном масштабе. Наука предоставляет социуму свои когнитивные возможности для увеличения его материально-технической мощи и создания техносферы, а рыночный либерализм является тем социальным фундаментом, на котором благотворно развивается наука. Эволюция социоприродного мира осуществляется через противоречивый объективно-рациональный процесс социотехноприродной глобализации. Прогресс рациональности является необходимым условием дальнейшего техногенеза и связан с прогрессом науки и техники, тем не менее процесс формирования техногенного мира сопровождается глобальной неоднозначной трансформацией, совершенствованием и одновременно разрушением социобиосферных форм бытия, внедрением в них искусственных, технологических компонент. Такой дисбаланс обусловлен неразумностью интеллектуально-рациональной активности, которая инициирована разумом и находится под его контролем, поэтому противоречия необходимо искать в самом процессе рационализации эволюционирующей социоприродной системы. Рационализация в контексте социотехноприродной глобализации выступает как проблема, требующая разрешения. Биосфера и ее жизнь, социализирующееся
на их основе человечество, развивающее свой научный разум, возводящее искусственный мир взамен естественного, являются компонентами единой системы жизни на Земле, поэтому их генезис должен осуществляться в форме коэволюции, а не противостояния.
Противостоять нарастающему росту глобальных процессов и проблем можно только на началах нравственно-разумной рационализации техногенного мира, критического восприятия стихийно-рациональной экспансии техногенеза. В этом эволю-ционно усложняющемся клубке противоречий социотехноприродной глобализации необходимо переосмыслить концепцию западноевропейской рациональности, включить в ее содержание проблематику социоприродной жизни, то есть от идеологии изменения и истребления биосферы перейти к способности ее понимания с опорой на гуманный разум. Игнорирование рациональности, особенно научной, приведет к застою в научно-техническом развитии. Усложняющаяся социоприродная реальность превосходит наше представление о включенности рационального и иррационального в ее контекст, поэтому следует признать эволюционирующий характер западноевропейской рациональности, необходимость объективного моделирования рационализации и привнесения в нее ценностных компонент, что требует осознания приоритета биосферных форм жизни перед
искусственными, сохранения многообразия форм естественной природы.
1 Дергачева Е. А. Брянская научно-философская школа социоприродных исследований в 2002—2007 годах // Вестник РФО. 2007. № 3(43). С. 17−18- Она же. Социоприродная проблематика в современной глобалистике // Философия и общество. 2008. № 3. С. 109−122- Она же. Тенденции и перспективы социотехноприродной глобализации. М., 2009- Она же. Техногенное общество и противоречивая природа его рациональности. Брянск, 2005 и др.
2 См.: Демиденко Э. С., Дергачева Е. А., Попкова Н. В. Техногенное общество и земной мир. М.- Брянск, 2007. С. 9, 172.
3 См.: Румянцева Т. Г. Рационализм // Всемирная энциклопедия: Философия. М., Минск, 2001. С. 852.
4 См.: Леонтьева Е. Ю. Рациональность и ее типы: генезис и эволюция. М. -Воронеж, 2006. С. 108−109.
5 См. более подробно: Дергачева Е. А. Противоречия экономической рационализации техногенной общественной системы // Ученые записки РГСУ. 2008. № 3. С. 18−26- она же. Техногенная рациональность и ее функции в модернизации современного социума // Вестник РУДН. Серия: Философия. 2007. № 1. С. 31−39.
6 Микешина Л. А. Философия науки. М., 2005. С. 54.
7 См.: Там же. С. 55−56, 74−75.
8 См.: Данилов-Данильян В.И., Залиханов М. Ч., Лосев К. С. Экологическая безопасность. Общие принципы и российский аспект. М., 2007. С. 38−39.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой