Особенности современной этнополитической ситуации в республике Северная Осетия Алания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ
ББК 63. 3(2РОС. СЕВ)
ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ — АЛАНИЯ
А. Т. Баликоев
PECULIARITIES OF MODERN ETHNOPOLITICAL SITUATION IN THE REPUBLIC OF NORTH OSSETIA — ALANIA
A. T. Balikoev
Статья посвящена исследованию межнациональных отношений в Северной Осетии. Автор дает анализ современных этнополитических процессов в республике, происходящих на фоне трансформации российского общества, обобщает опыт реализации государственной национальной политики.
The subject of the article is the research of international relations in North Ossetia. The author analyzes modem ethnic and political processes in the Republic that take place on the background of the Russian society transformation- the experience of state national policy realization is generalized in the article.
Ключевые слова:
национальная политика, этнополитические отношения, общественно-политическая ситуация, национально-культурные общества.
Key words:
national policy, ethnic and political relations, social and political situation, national and cultural societies.
Сегодня актуальной проблемой остается исследование межнациональных отношений, истории малочисленных народов, населяющих республики. Для получения объективных сведений необходимо использование всего комплекса источников от исторических и этнографических данных до результатов социологических и политологических исследований.
Одним из примеров реального решения вопросов многонационального содружества в отдельном субъекте Российской Федерации может служить Республика Северная Осетия — Алания, где на протяжении нескольких веков проживают народы разных вероисповеданий, культур и традиций.
Общественно-политическая ситуация в республике осложнилась в результате неоднозначных процессов, происходивших на постсоветском пространстве. В начале 1990-х годов десятки тысяч человек были вынуждены покинуть места своего проживания в Грузии и Южной Осетии и бежать в Северную Осетию. Вооруженный конфликт в Таджикистане и ухудшение общественно-политической обстановки в других среднеазиатских республиках вызвали отток из этого региона русскоязычного населения, в том числе и уроженцев Северной Осетии. Негативное воздействие на миграционную ситуацию оказали и события в Чеченской Республике.
Общее количество вынужденных мигрантов, находившихся в начале 90-х годов на территории Республики Северная Осетия — Алания, достигало 115−120 тысяч человек, что составляло около 17% ее населения. Такого соотношения вынужденных
мигрантов и коренных жителей не было ни в одном регионе России. Это породило целый блок острейших социальных проблем, которые приходится решать по сегодняшний день в условиях дефицита финансовых средств для обустройства мигрантов.
В кризисных условиях «такой рост миграции может взорвать стабильную обстановку в любой республике или регионе Российской Федерации» [1].
Правительство РСО — Алания решало задачи по укреплению общественнополитической стабильности в республике, опробуя на практике новые демократические формы управления, формируя почву для создания гражданского общества, используя возможности народной дипломатии при урегулировании ингушско-осетинского и грузино-югоосетинского конфликтов.
В результате на фоне других республик ситуация в Северной Осетии выглядит весьма благополучной. Характерной особенностью явилось то, что здесь с прекращением потока беженцев из других регионов национальный состав жителей стабилизировался. В нем не просматривается вероятность значительного увеличения доли титульного населения в будущем, как по причине низкой рождаемости, так и в силу прочных интернациональных традиций осетинского народа.
В Северной Осетии в 2002 году проживало 710 275 человек, из них 445 310 осетин, 164 734 русских, 22 442 ингуша, 17 177 армян, 12 659 кумыков, 10 903 грузина, 6 108 украинцев, 3 383 чеченца, 2 902 кабардинца, 2 835 турок, 2 332 грека, 2 108 татар, 1 801 кореец, 1 553 цыгана, 1 102 белоруса, 964 немца. Традиционно в республике проживают евреи, болгары, таджики, узбеки и другие — всего представители 112 национальностей [2].
Следует подчеркнуть, что сохраняется незначительный отток русских и русскоязычного населения.
В то же время важной остается проблема вынужденных переселенцев из Грузии и других стран СНГ. В настоящее время на учете в Управлении ФМС России по Северной Осетии состоят более 12,5 тысяч человек из числа этой категории. Для их обустройства потребуется порядка 242,8 тысяч кв. м жилья, более 7 млрд рублей. Такими средствами республика не располагает [3].
Мало надежд и на жилищные сертификаты. Определенную помощь оказывают международные партнеры, в частности Швейцарское управление развития сотрудничества. Но в целом без серьезной поддержки федерального центра эту проблему не решить.
Приток в республику иностранных граждан увеличился в 2009 г. почти на 40%. По данным республиканского управления ФМС, к середине мая на миграционный учет встали более 5 440 иностранных граждан и лиц без гражданства. На этот же период 2008 г. показатель составил 3 919 человек. Снялись с миграционного учета с начала года 1 072 негражданина России.
Больше среди прибывших стало и иностранных трудовых мигрантов, число которых увеличилось со 143 до 202 человек. Впрочем, даже эта цифра составляет менее пятой части разрешенного на Северную Осетию числа трудовых мигрантов, равного 1 088 человекам. Основную часть гастарбайтеров составляют граждане Азербайджана, Армении, Узбекистана и Таджикистана.
Рост притока в республику иностранных граждан идет в основном за счет граждан Грузии, откуда после августовского конфликта 2008 года стало уезжать население самых разных национальностей. Рассматриваются дела о выдаче разрешений на проживание около 1 200 выходцам из этого государства.
Другая причина — усиление контроля пребывания иностранных граждан, разъяснительной работы и мер воздействия к нарушителям режима. В результате среди них постоянно растет число тех, кто переходит на легальное положение.
Если говорить о социальной интеграции представителей ингушской национальности, то можно привести такие цифры: в начале 2009 года в школах Северной Осетии обучались 3 тысячи ингушей. Граждане ингушской национальности возглавляют администрации сел Майское, Дачное, Куртат- входят в представительные органы Пригородного района и его сел, работают в органах местного самоуправления. Свыше 70 сотрудников ингушской национальности проходят службу в органах внутренних дел Северной Осетии.
Всего на учете в органах Федеральной миграционной службы состоят 4 331 человек. Из них невозвращенными значатся 2 919 человек.
Следует отметить, что хорошими темпами идет строительство жилья в п. Новом. К лету 2009 года там проживали более 350 семей (свыше 1 500 человек) ингушской национальности. Всего же здесь предусмотрено размещение более 930 семей (4 700 человек), что требует создания и соответствующей инженерной и социальной инфраструктуры. По программе «Юг России» (2008−2018 гг.) на строительство школы и детского сада предусмотрено 329,5 млн рублей. Кроме того, в п. Новом необходимо построить здание поселкового отделения милиции, котельную, очистные сооружения, многофункциональный центр. Сумма необходимых средств может составить 230 млн рублей [4].
Одна из важных задач — стабилизировать ситуацию внутри республики и наладить отношения с соседями. Этому способствуют многие факторы. Пригородный район перестал наконец быть «зоной особого внимания» для федеральных чиновников. Это говорит, прежде всего, о том, что динамичный процесс обустройства вынужденных переселенцев, возвращающихся в Пригородный район, входит в завершающую стадию. Если и возникают какие-то проблемы, то они носят сугубо технический характер и решаются в обычном порядке.
Однако здесь не обходится без проблем, с которыми сталкиваются и другие жители республики. Это безработица, бытовые условия и т. д.
К сожалению, находятся силы, которые пытаются перевести данную ситуацию из сугубо бытовой плоскости в сферу межнациональных отношений.
Следует подчеркнуть, что проблемы Северной Осетии получают всероссийский резонанс только тогда, когда республика подвергается очередному набегу террористов. Все остальное время республика преодолевает реформенные зигзаги самостоятельно, рассчитывая лишь на ту федеральную помощь, которую центр оказывает всем регионам по привычной шкале критериев. «Называя республику форпостом России, -подчеркивают в этой связи СМИ, — центр совсем не имеет в виду особое внимание к ее территории. Срабатывает сложившийся стереотип: просто здесь, в Осетии, закон и государственный интерес всегда получали поддержку населения» [5].
В постконфликтный период в Северной Осетии, помимо других, существует проблема морально-психологического плана.
На наш взгляд, среди невозвращенцев есть те, кто виновны и знают, что им не простят поведение осенью 1992 года. Именно они, спекулируя тем, что до сих пор власть не дала политической оценки событиям октября 1992 года, теперь собираются в организации якобы для защиты прав «депортированных». Провокации с территориальными и другими претензиями мешают преодолению последствий конфликта.
Другой блок проблем — это случаи, когда речь идет о возвращении в местности, где ингушское население проживало до 1992 года дисперсно. Здесь тоже более сдержанные темпы, которые продиктованы известными опасениями: на судьбе отдельных людей или семей может негативно отразиться общий фон осетино-ингушских отношений, в особенности — после Беслана 2004 г.
То, что произошло в Беслане в сентябре 2004 года, изменило жизнь сотен тысяч людей не только в Осетии, но и во всем мире. Работа по ликвидации последствий конфликта не может рассматриваться в отрыве от общего комплекса вопросов, связанных с обеспечением безопасности в регионе, нормализацией межнациональных и межреспубликанских отношений, решением других общественно-политических проблем. Одна из них — вынужденные переселенцы, особенно ингуши. Но как только появляется перспектива решения этой проблемы, за пределами Осетии находятся политики, которые утверждают, что такой вариант «их народ не устраивает». Самое печальное, что «их народ» не давал им полномочий на такие заявления, которые легко загоняют проблему в политический тупик [6].
Пройденный тем или иным народом путь есть необходимое звено в единой цепи человечества. Его будущее зависит не от самоизоляции народов, а определяется предпринятыми шагами навстречу друг другу, взаимной уступчивостью. Искусство жить в мире и согласии с народами, имеющими иной уклад жизни, начинается с проявления толерантности и уважения к иным национальным ценностям.
Можно сказать, что, попав в инонациональное окружение, этнические группы постепенно, хотя и не очень заметно усваивают не только новую для себя культуру, но и некоторые традиции. Со временем влияние окружающей этнической среды на инонациональные группы усиливается.
Следует обратить внимание на процессы этнического смешения, которые, вне всякого сомнения, оказывают влияние на изменение национального состава как страны, так и республики. Однако эти процессы, в ходе которых лица одной национальности воспринимают язык, культуру и быт другой, охватывают прежде всего группы, оторванные от основного этнического массива и живущие в окружении других народов. Особенно быстро процессы смешения протекают в городах, где чаще заключаются межнациональные браки и скорее происходит переход с одного языка на другой.
Без преувеличения можно говорить о том, что такие понятия, как «нация», «национальное достоинство», «равноправие народов», «свобода», «родина» и так далее, не только глубоко вкраплены в быт народов Северного Кавказа, но и являются органичными элементами их самосознания [7].
В РСО — Алания накоплен богатый опыт совместной созидательной деятельности братских народов без претензий на особое положение. Межнациональное образование «Наша Осетия» объединяет под флагом интернациональной дружбы 29 национальных объединений: азербайджанское «Азери», армянское «Эребуни», ассирийское «Ниневия», греческое «Прометей», грузинское «Эртоба», еврейское «Шолом», кабардино-балкарское «Намус», славянское «Русь», немецкую культурную автономию, татарское общество имени Тукая, «Дагестан». Сюда же входят Владикавказский ООО Терского казачьего войска, Северо-Осетинский республиканский Дом дружбы, молодежь «Нашей Осетии», Моздокский Дом дружбы и т. д.
Интернациональное объединение народов «Наша Осетия» — интересное социальное явление- его дух близок, родственен духу и настроениям осетинского мента-
литета, главным девизом которого является принцип «Жить в мире и миром дорожить». В этой связи Г. Старовойтова подчеркивала: «Движение „Наша Осетия“ является примером для подражания и может восприниматься как маленькая лаборатория по урегулированию межнациональных конфликтов во всей России» [8].
Поддержка деятельности 29 национально-культурных центров и общественных организаций, действующих в республике, является одним из главных направлений деятельности правительства Северной Осетии.
В рамках «Программы развития и гармонизации межнациональных отношений в РСО — А на 2008 год» было выделено субсидий на общую сумму почти 2,5 млн рублей, что на 300 тысяч рублей больше, чем в 2007 году. Значительная помощь оказана Аланскому республиканскому казачьему округу Терского казачьего войска. Ощутил поддержку и республиканский Дом дружбы.
В 2009 году выделены деньги на ремонт и развитие деятельности Моздокского Дома дружбы.
Безусловно, в первую очередь поддерживаются те программы, которые направлены на мирное сосуществование с соседями, на приобщение к культуре других народов, проживающих рядом. Так, например, в греческом обществе «Прометей» изучается осетинский язык. Очень важно знать язык, культуру, традиции, фольклор соседей, видных представителей того или иного народа, внесших свой вклад в развитие экономики, культуры, образования, медицины общей малой родины.
Укреплению межнациональной дружбы способствуют десятки мероприятий, проводимых в республике.
В 1996 году Северная Осетия — Алания выступила с таким плодотворным почином, как музыкальный фестиваль «Мир Кавказу». Были проведены Всероссийский и международный кинофестиваль «Владикавказ» (сентябрь 2000 года), Владикавказский фестиваль национальных театров Северного Кавказа «Сцена без границ» и другие, ставшие ежегодными.
Здесь уместно отметить, что в марте 2005 года в общественно-политической жизни многонациональной Северной Осетии произошло важное событие — вышел в свет первый номер журнала «Вместе в Осетии». За истекший период он занял достойное место среди средств массовой информации республики. Журнал не только информирует своих читателей о важнейших событиях, происходящих в РСО — Алания, но и способствует консолидации, солидарности, укреплению межнационального согласия в регионе. Рассматриваемая республика — один из самых многонациональных регионов в России, поэтому очень важно, что на страницах журнала полномасштабно и объемно представлена жизнь каждого народа, для которого Осетия стала родным домом.
История, духовные и нравственные традиции народов Северной Осетии, их настоящее и будущее — темы, которые всегда актуальны и востребованы.
Журнал имеет особую значимость в решении проблем консолидации народов на территории Северного Кавказа и создания благоприятных условий для совместного проживания граждан, независимо от их национальной принадлежности, воспитании культуры межнационального общения.
«Национальная или, вернее, межнациональная политика должна находиться в руках государства и ни в коем случае не отдаваться на откуп тем или иным политическим или общественным институтам. Национальная политика должна быть по всей вертикали понятной, эффективной, прозрачной», — считает министр РСО — А по
делам национальностей Т. К. Касаев [9].
В августе 2008 года правительство республики в очередной раз продемонстрировало свою готовность и способность действовать в экстремальных условиях: принимать и размещать беженцев из Южной Осетии, мобилизовать общественность, чтобы прорвать информационную блокаду в отношении последней, снижать накал общественно-политической напряженности в Северной Осетии.
Таким образом, события постсоветского периода говорят о том, что межнациональные осложнения возникают нередко на базе ухудшения взаимоотношений между этническими группами и коренными нациями. Из этого следует, что национальные группы по своему положению и социальному статусу не должны отставать от коренной национальности. Социальная несправедливость в межнациональных отношениях воссоздает в социальной памяти народов мрачные страницы взаимоотношений между ними, которые существовали в прошлом, что отрицательно сказывается на межнациональных отношениях. В последние два десятилетия некоторые регионы в силу социально-демографических особенностей и особенностей развития экономики оказались в сложном положении, так как их избыточное население не может быть рационально использовано в народном хозяйстве. Перечисленные факторы создают социально-экономические проблемы, которые приводят к возникновению конфликтных ситуаций.
Содержание национального вопроса меняется сообразно социально-экономическим, демографическим и общественно-политическим процессам. В таких условиях национальная политика государства должна быть гибкой, учитывающей назревающие социальные проблемы. Как известно, в основе любого национального движения лежат социальные процессы, явления и интересы, игнорирование которых порождает весьма сложные социально-политические отношения. Северная Осетия не составляет в этом отношении исключения.
Неодинаковый уровень естественного прироста населения, различная интенсивность процессов смешения и слияния у разных народов, а также миграционные потоки оказывают сильное влияние на структуру национального состава населения республики.
Только тщательное изучение особенностей межнациональных отношений, выделение в них деструктивных и позитивных моментов могут стать основой четкой и эффективной национальной политики, позволяющей регулировать возникающие межэтнические противостояния, находить оптимальные способы управления ими.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. ГАРФ (Гос. арх. Российской Федерации). Ф. 10 026. Оп. 4. Д. 50. Л. 68.
2. Национальный состав населения Республики Северная Осетия — Алания (по итогам Всероссийской переписи населения 2002 г.). Владикавказ, 2003. С. 2−5.
3. Северная Осетия. — 2009. — 26 февр.
4. Там же. 24 янв.
5. Северная Осетия. — 2005. — 15 апр.
6. Пульс Осетии. — 2006. — 20 окт.
7. РГАСПИ (Рос. гос. арх. социально-политических исследований). Ф. 80. Оп. 10. Д. 18. Л. 50.
8. Хачирти А. К. Аланика — культура и цивилизация: ист. -культурол. исслед. Владикавказ, 2009. Кн. З. С. 179.
9. Метревели О. Мечтаю, чтобы через пятнадцать лет Миннац в республике был не нужен // Вместе в Осетии. — 2005. — № 1. — С. 5.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой