Рациональное начало в лирике М. Ю. Лермонтова 1837 1841 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ
Е. Ф. МАНАЕНКОВА (Волгоград)
РАЦИОНАЛЬНОЕ НАЧАЛО В ЛИРИКЕ ЛЕРМОНТОВА 1837 -1841 гг.
Рассматривается «ум» как предмет изображения в зрелой лирике М. Ю. Лермонтова.
Тема включена в разрабатываемую кафедрой
литературы ВГПУпроблему соотношения эмоционального и рационального в русской классике.
Уже современники основную материю лермонтовской поэзии видели в мысли. Размышляя о лермонтовской эпохе, В. Г. Белинский писал: «…наш век есть век размышления. Поэтому рефлексия (размышление) есть законный элемент поэзии нашего времени…» 1.
Лирический герой Лермонтова — человек глубоко интеллектуальный, способный к философским обобщениям, наделенный пронзительным аналитическим сознанием. Иррациональная стихия в лирических произведениях Лермонтова чаще всего подчинена мысли и организована ею.
Структура лермонтовских стихотворений, их художественная ткань отличаются четкостью и логичностью. Историк культуры П. М. Бицилли не без основания настаивал на том, что самые вдохновенные произведения Лермонтова «…построены всегда по какой-нибудь строгой логической схеме. Если сказано А, должно быть сказано и В, если поставлен один вопрос, должен быть поставлен и другой, и третий, пока все возможности не исчерпаны, и на все поставленные вопросы должны быть даны ответы. Мысль должна развиваться в порядке- сначала общее положение, затем — выводимые из него частности & lt-… >-
В соответствии с этой чертой находится и построение его речи: такой же схематизм,
1 Белинский, В. Г. Полное собрание сочинений: в 13 т. Т. 4. М.: АН СССР, 1954. С. 520.
пристрастие к дихотомиям, к антитезам, к попарным сочетаниям идей и образов…» 2.
Конечно, необходимо вспомнить справедливое замечание В. В. Виноградова, что уже ранний Лермонтов боролся в своем языке с «расплывчатостью и неопределенностью» 3. Лермонтова-лирика всегда привлекала отчетливая и острая мысль. Этим можно объяснить тяготение его поэтики к афоризмам, логическим антитезам («Мне грустно… потому что весело тебе"4 («Отчего», 1840 г.), «Все это было бы смешно, / Когда бы не было так грустно» (494) («А.О. Смирновой», 1840 г.), наличие символических и аллегорических стихотворений («Утес», «Листок», 1841 г. и др.). Лермонтов стремится не только отобразить в поэтических текстах эмоциональный момент сам по себе, но и прежде всего подчинить образы движению поэтической мысли. «Поэзия Лермонтова, — продолжает Бицилли, — насыщена элементом, почитаемым принадлежностью прозы, — интеллектуализмом. Это поэзия человека, которому мало чувствовать, созерцать, переживать, который желает понимать, объяснять, определять"5.
Понятно, что в поэзии Лермонтова, и в зрелой поэзии в частности, исключительно важную роль играет философская тема. Философская лирика отражает стремление «лермонтовского человека» к самопознанию, поднимает вопросы добра и зла, их столкновение в человеческой душе, вопрос смысла жизни. В философских стихотво-
2 Бицилли, П. М. Место Лермонтова в истории русской поэзии / П. М. Бицилли // М. Ю. Лермонтов: pro et contra / сост. В. М. Маркович, Г. Е. Потапова, вступ. ст. В. М. Марковича, ком-мент. Г. Е. Потаповой и Н. Ю. Заварзиной. СПб.: РХГИ, 2002. С. 830. (Русский путь).
3 Цит. по: Максимов, Д. Е. Поэзия Лермонтова / Д. Е. Максимов. М. -Л.: Наука, 1964. С. 34.
4 Лермонтов, М. Ю. Полное собрание сочинений: в 4 т. Т. 1. М. -Л.: АН СССР, 1958. С. 489. (Далее в работе тексты Лермонтова цитируются по этому изданию с указанием страницы в круглых скобках).
5 Бицилли, П. М. Указ. соч. С. 831.
© Манаенкова Е. Ф., 2007
рениях поэт не столько решает вопросы, сколько ставит их, но в самой их постановке намечены определенные решения 1.
По способу умственной деятельности сознание мыслящей личности можно разделить на два основных типа: рассудок и разум. Первым из мыслителей, кто уловил разнотипность характера мышления, был Гераклит, который показал, что, мысля одним способом, человек не поднимается до всеобщего. Разум же состоит в возможности воспринять природу целостно, в ее движении и взаимосвязи. Сократ, Платон, Аристотель, Спиноза развили это положение.
Так, Платон считал, что разум есть способность созерцать сущее в понятиях, а рассудок достаточен для обыденного применения в практической деятельности 2.
Критическое отношение к рассудку отличало И. Канта, который считал, что мышление развивается от рассудка к разуму. Кант определял рассудок как познавательную способность, дающую возможность постижения общего в предметах. Это ориентированная на достижение практических целей способность мыслить посредством понятий по определенным правилам. Затем наступает скептицизм, когда рассудок, осознав себя, подвергает критике свои догмы. Скептицизм — это своего рода привал для человеческого разума, где он может критически обсуждать пройденный путь. Наконец, наступает третий, высший этап — собственно разум, который неизбежно сталкивается с вопросами, приводящими к диалектике. Для разума характерна не только критичность, но и самокритичность: «Возражения против уверенности и самомнения нашего спекулятивного разума даны самой природой этого разума… «3.
По Г. Гегелю, рассудок и разум суть моменты единого, внутренне противоре-
1 Среди работ, посвященных философскому характеру лермонтовского творчества, отметим книгу: Уразаева, Т.Т. Философско-эстетические проблемы художественного развития М. Ю. Лермонтова / Т. Т. Уразаева. Томск, 1995. 315 с. В работе, наряду с анализом основных тем философской лирики, исследуются истоки философской рефлексии Лермонтова.
2 См. подробно: Спиркин, А. Г. Философия / А. Г. Спиркин. 2-е изд. М.: Гардарики, 2002. С. 366- 370.
3 Кант, И. Сочинения: в 6 т. Т. 3 / И. Кант.
М., 1966. С. 620.
чивого, развивающегося, восходящего процесса мышления4.
В философской и психологической литературе до последних лет понятия «рассудок» и «разум» специально не анализировались, употреблялись как понятия, синонимичные мышлению, интеллекту. И лишь в последнее время их стали интенсивно исследовать. Появилось немало работ на эту тему, в которых утверждается, что рассудок — низшая ступень логического понимания5.
Итак, рассудок — это скорее житейское, расчетливое мышление, что именуется здравым смыслом. Разум — высшая ступень логического понимания теоретически, философски мыслящей личности, оперирующей широкими обобщениями и ориентированной на наиболее полное знание истины.
Ум, рассудок, разум, а также связанные с ними когнитивные процессы (думы, раздумья, мысли, мечты) в зрелой лирике Лермонтова занимают главенствующее место. Одно из наиболее знаковых лермонтовских стихотворений так и названо -«Дума» (1838 г.). В «Думе» раскрыта беда поколения, погруженного в рефлексию -«бремя сомненья»: «…под бременем по-знанья и сомненья, / В бездействии состарится оно» (442) (ср.: «С души как бремя скатится / Сомненье…» (457) — «Молитва», 1839 г.).
Зададимся вопросом: различает ли Лермонтов в рассматриваемом стихотворении понятия «рассудок» и «разум»? На наш взгляд, в «Думе» речь идет о рассудочном, богатом «поздним умом» «отцов» (442) (имеется в виду общественная трусость, отсутствие твердых убеждений), но неразумном поколении. В переломную эпоху общественной жизни, в которую жил великий поэт, необходим прежде всего разум, способный находить верный выход в самых сложных ситуациях.
По Шеллингу, деятельность «я» распадается на теоретическую и практическую сферы. Первая начинается с ощущения, затем переходит к созерцанию, представлению, суждению и, наконец, на высшем
4 См.: Гегель, Г. В. Ф. Сочинения: в 14 т. Т. 5 / Г. В. Ф. Гегель. М., 1937. С. 482.
5 См., напр.: Автономова, Н. С. Рассудок. Разум. Рациональность / Н. С. Автономова. М.: Наука, 1988. 286 с.
уровне — разума — достигает пункта, где теоретическое «я» сознает себя самостоятельным и самодеятельным, т. е. становится практическим «я», волей. Воля, в свою очередь, проходит ряд ступеней развития, высшей из которых является нравственное действие 1. Деятельность поколения 30-х годов XIX в. ограничена сферой теоретической, не находящей выхода в практическом, нравственном действии. Безвольным, апатичным современникам Лермонтов обращает справедливый упрек:
Толпой угрюмою и скоро позабытой,
Над миром мы пройдем без шума и следа, Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда (443).
Бездейственный рассудок ослабляет волю, исчезают творческое отношение к жизни, «жажда бытия», угасает способность к борьбе: «К добру и злу постыдно равнодушны, / В начале поприща мы вянем без борьбы…» (442), редуцируются желания: «И ненавидим мы, и любим мы случайно…» (443).
Читательское внимание приковывает к себе уничижительная характеристика «думающего», но при этом крайне пассивного поколения: «иссушенный ум»: «Мы иссушили ум наукою бесплодной…» (442). По тонкому замечанию Н. К. Михайловского, для Лермонтова «мысль должна быть «плодовита», т. е. иметь осязательный результат, быть действенной мыслью…» 2. Именно такой «плодовитой мысли» недостает поколению 30-х годов XIX в.
В данном контексте представляется вполне логичным, что рассудочно-инерт-ные современники ассоциируются у автора с «тощим плодом, до времени созрелым» (442).
Поэтическому трактату о психологии поколения предшествует стихотворение, изнутри выражающее его, этого поколения, эмоциональный мир — «Гляжу на будущность с боязнью…» (1837- 1838 гг.). Лирический персонаж очень молодым утратил смысл существования, интерес к жизни: «И тьмой и холодом объята / Душа усталая моя» (435). Лермонтов употребляет красноречивый образ «раннего плода, лишенного сока» (435), повторенный в
1 См.: Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1983. С. 779−780.
2 Михайловский, Н. К. Герой безвременья / Н. К. Михайловский // М. Ю. Лермонтов: pro et contra… С. 287.
«Думе». Образ этот, становясь знаковой метафорой бесславного поколения с «иссушенным» умом и с таким же истощенным сердцем, Лермонтовым используется с завидным постоянством: «Из сердца слезы выжал я- / Как юный плод, лишенный сока, / Оно увяло в бурях рока / Под знойным солнцем бытия» (567) («Мое грядущее в тумане», год неизвестен).
Равнодушию поколения, утратившего нравственные ценности, поэт противопоставляет страстный порыв к действию, стойкую жизненную активность. Лирический герой Лермонтова — обладатель «живых… дум» (444) («А.Г. Хомутовой», 1838 г.), поэтому в его поэтической лексике ум, мысль нередко соседствуют с глаголами действия: «И мысли далеко несутся…» (420) («Сосед», 1837 г.), «Мой ум скакал за нею» (519) («И.П. Мятлеву», 1841 г.) и т. д.
Целенаправленный, активный ум в поэзии Лермонтова обретает особое качество благородного, «высокого» безумства: «Безумный» тот, кто «…сердце бросил в море жизни шумной» (461) — «Памяти А. И. Одоевского», 1839 г. Особо поэт ценит ум, освященный благородными чувствами и стремлениями: «…слава жадных дум» (450) -«Ребенка милого рожденье», 1839 г. Чувственный, эмоционально восприимчивый, настроенный на интенсивные переживания, близкий воображению — таков ум поэтического «я» в лермонтовской лирике. В стихотворении 1840 г., имеющем эпиграф «1-е января», об этом сказано так: «И странная тоска теснит уж грудь мою: / Я думаю об ней, я плачу и люблю, / Люблю мечты моей созданье» (467).
Продолжая разговор об уме как предмете изображения в зрелой лирике Лермонтова, заметим, что в представлении поэта (в предлагаемом контексте — полуироническом) ум, орган интеллектуального познания, всегда строг и требователен, а его обладателю не так-то просто угодить: «…речью безыскусной / Ваш ум занять мне не дано» (494) — «А.О. Смирновой», 1840 г.
Хотя «лермонтовский человек» отчетливо понимает, что нужно одолевать одурманивающие страсти — «Смири страстей своих порыв…» (560), «Когда надежде недоступный…» (год неизвестен) и стараться жить головою, он вынужден констатировать уязвимость ума. В определенных обстоятельствах рассудок может не устоять, поэтому столь актуально полушутливое пожелание: «Чтоб ум твой не вскружили вины / И
взор красавицы младой» (557) -«Н.Н. Арсеньеву» (год неизвестен).
Однако стремление к осознанию своего бытия, раздумья о жизни, по мысли поэта, приносят человеку печаль и страданья: «На буйном пиршестве задумчив он сидел / & lt-… >- /… исполнены печали / & lt-… >- / Его слова пророчески звучали» (464) — «На буйном пиршестве… «, 1839 г.- «задумался глубоко» и, как следствие, — «тихонько плачет» (525) утес из одноименного стихотворения 1841 г.- «Сидела там задумчиво одна, /Ив грустный сон душа ее младая / Бог знает чем была погружена» (530) -«Сон», 1841 г.
Понимание сути происходящего лишает человека многих желаний и надежд, рассудок помогает увидеть их иллюзорность и бессмысленность: «Теряет скоро ум поэта / Свои божественные сны» (475) -«Журналист, читатель и писатель», 1840 г.- «Теперь остынувшим умом / Разуверяюсь я во всем» (497) — «Валерик», 1840 г. «Слово рассудка», как выясняется, беспощадно разрушает любое чувство: «В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа: / И радость, и муки, и все там ничтожно…» (468) -«И скучно и грустно», 1840 г.
По Лермонтову, мыслительная способность человека отнюдь не является залогом его счастья. Напротив, лермонтовский герой уверен: незнание может быть спасением, а вот пытки дум подтачивают силы человека, грозят опустошением. Отсюда беспощадные эпитеты: «Рассудка злые сожаленья» (453) — «Не верь себе», 1839 г.- «Свой ум вы не привыкли мучить / Тяжелой думой о конце…» (504) — «Валерик" — «И томим зловещей думой…» (529) — «Спор», 1841 г.
Вместе с тем поэт убежден, что человека невозможно лишить уникальнейшей привилегии сознательных существ — размышлять и таким образом познавать окружающий мир и себя в этом мире. Знания прежде всего обогащают личность духовно- осмыслив прошлое и настоящее, «духовный взор…» (464) способен провидеть будущее («На буйном пиршестве… «). Напротив, неразвитость сознания, неспособность критически оценивать действительность говорят об упрощенной психической организации и даже определенной примитивности: «чернь простодушная» («Не верь себе») не способна понять поэта, «простосердечному невежде» («А. О. Смирновой»)
никогда не добиться расположения умной и образованной дамы.
Ум не терпит никаких ограничений. Изначально, по природе своей ум свободен, и даже заточение человека не является преградой для его воображения. «Буйная дума» помогает лермонтовскому узнику обрести желанную волю — мысленно покинуть каменные стены темницы и «…в широкое поле порхнуть» (486) — «Соседка», 1840 г. Стесненная же какими-либо рамками, несвободная мысль приобретает исключительно негативный характер: «…пленной мысли раздраженье» (452) — «Не верь себе" — «Пером сердитым водит ум» (480) — «Журналист, читатель и писатель».
Таким образом, в зрелой поэзии Лермонтова мы наблюдаем изображение противоречивой сущности рациональной составляющей человеческого «я». Поэт подчеркивает позитивную основу познающих сил разума, но вынужден при этом констатировать пагубность замкнутой на себе бесплодной мысли, рождающей в человеке лишь скепсис и неверие. «Лермонтовский человек» стремится поведать об отчаянной попытке человеческого сознания постигнуть тайну своей природы, но «таинственной думе» («Памяти А. И. Одоевского») не суждено быть разгаданной до конца.
И. В. КУДРЯШОВ (Арзамас)
ОСОБЕННОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ В.Г. КОРОЛЕНКО в 1885 — 1896-х годах
Выявляется специфика авторского сознания Короленко нижегородского периода жизни и творческой деятельности. Литературнофилософские взгляды писателя этого периода во многих своих чертах определяются спецификой воззрений Короленко на современность: пониманием настоящего как синтеза проитого и будущего бытия.
Нижегородский период творческой деятельности В. Г. Короленко (1885 — 1896 гг.) вошел в историю отечественной литерату-
© Кудряшов И. В., 2007

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой