Лингвоимагология как краеугольный камень теории коммуникации и практические основы межкультурного общения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Коммуникативные исследования. 2014. № 1. С. 9−16

УДК 811. 161.1 '42

Л. П. Иванова Киев, Украина

ЛИНГВОИМАГОЛОГИЯ КАК КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ

ТЕОРИИ КОММУНИКАЦИИ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ОБЩЕНИЯ

Лингвоимагология изучает имидж (отсюда термин) — образ одного народа и страны в глазах другого. Этот образ вербализуется благодаря оценке, прецедентным феноменам, паралингвистической ситуации. Материалом для лингвоимагологи-ческого анализа может служить эпистолярий, мемуары, публицистика, художественные тексты. Даная статья посвящена имиджу Европы и Германии как ее части в русском языковом сознании. Образ Г ермании анализируется на материале поэзии и публицистики А. С. Пушкина, публицистики Н. В. Гоголя, писем Д. С. Мережковского. Германия видится абсолютно положительно. А. С. Пушкин особенно высоко ценит ее философию, Н. В. Гоголь — поэзию и архитектуру.

Наши данные свидетельствуют о том, что представителям русского народа присуще толерантное отношение к другим народам и государствам, в частности, немцам и Германии, в то время как сами немцы говорят о своем народе довольно резко.

Таким образом, теория коммуникации должна опираться на прочный фундамент лингвоимагологии, поскольку последняя дает информацию о том, как изменяется общение во времени, какие факторы влияют на указанные процессы, в частности, роль фактора адресата и адресанта. В процессе межкультурной коммуникации необходимо учитывать сложившиеся традиции общения и процесс их формирования, о чем дает информацию лингвоимагология.

Ключевые слова: лингвоимагология, теория коммуникации, межкультурная коммуникация, Германия, немцы, оценка и самооценка.

Проблемы коммуникации были актуальны с момента создания человеческого языка, который возник из потребности сохранить и передать информацию, однако теория коммуникации как направление лингвистики сформировалась во второй половине ХХ в. Несколькими десятилетиями позднее в рамках данного направления усилиями прежде всего С.Г. Тер-Минасовой и др. формируется межкультурная коммуникация. Сам термин «межкультурная коммуникация» появился в 70-е гг. ХХ в. в американской лингвистике в трудах Э. Холла, показавшего тесную связь между коммуникацией и культурой. В. А. Маслова утверждает, что «задачами межкультурной коммуникации становится определение „зон на-

© Л. П. Иванова, 2014

10

Раздел I. Теория коммуникации

пряжения“ при межкультурных контактах, предотвращение коммуникативных неудач, трансляция с языка на язык лингвокультурологических концептов, ибо овладение лингвоконцептосферой иной культуры (культурой изучаемого языка] - это завершающий и самый важный этап в овладении иностранным языком» [Маслова 2008: 83].

Как показывает опыт, межкультурная коммуникация носит в основном прикладной характер: как общаться, не обидев собеседника — носителя иной культуры, как избежать культурного шока коммуникантами и т. п.

Думается, процесс межкультурной коммуникации надо поставить на прочный историко-теоретический фундамент, который может создать лингвоимагология.

Данное направление изучает имидж (отсюда термин] - образ одного народа и страны в глазах другого. Этот образ вербализуется благодаря оценке, прецедентным феноменам, паралингвистической ситуации и т. п. Материалом для лингвоимагологического анализа может служить эпи-столярий, мемуары, публицистика, художественные тексты.

Литературоведы, разрабатывавшие имагологию как отрасль сравнительного литературоведения (Д.С. Наливайко, В. В. Орехов и др.), настаивали на том, что анализ должен быть зеркальным: Франция и французы глазами русских и Россия и русские в восприятии французов. Наши разыскания свидетельствуют о том, что такой подход далеко не всегда возможен. Например, мы целый ряд публикаций посвятили видению Африки и Европы выдающимся русским поэтом Н. С. Гумилевым. И если поэт дает довольно развернутую характеристику Африки (природа, животный и растительный мир, страны, народы, обычаи и традиции и т. д.), то обратную зеркальную характеристику (Россия глазами народов Африки начала ХХ в.) воссоздать не представляется возможным. Подчеркнем, что видение народа или страны глазами других может меняться, поэтому необходимо указывать границы синхронного среза анализа.

Наши соотечественники начали описывать свои путевые впечатления с незапамятных времен. Первым или одним из первых было «Хожение за три моря» Афанасия Никитина. Особенно много материала для лингво-имагологического анализа и пищи для размышлений дают поездки наших соотечественников в Европу. Именно образу Европы и ее части — Германии — в русском национальном сознании мы посвящаем данную статью.

Сразу подчеркнем, что в Европу ездили прежде всего поучиться и перенять то, что было там лучшее. Обратимся к письму-напутствию сыну сподвижницы Екатерины II президента Российской академии наук Е. Р. Дашковой, не утратившему своего значения по сегодняшний день/ У путешественника должны быть постоянно открыты глаза и уши/ потому что сцена изменилась, и размышлеше, вызванное ею, исчезаетъ вм’ЪстЪ съ ней. Предметы твоего наблюдешя такъ разнообразны и мно-

Л.П. Иванова

11

гочисленны, что я укажу тебе только некоторые главные (подч. мною. -Л.И.). Сюда относятся свойство и форма правлешя, законы, нравы, влiяниiе, народонаселеше, торговля- географичесМя и климатичестя условiя, иностранная и внутренняя политика, произведешя, религiя, обычаи, источники богатства, действительные и мнимые средства общест-веннаго кредита, подати, пошлины и различныя условiя различныхъ сословш. Эти изследовашя достойны внимашя философа и ни одинъ пу-тешественникъ не должен пренебрегать ими, если только онъ не хочетъ остаться тупымъ и бессмысленнымъ зрителемъ всЪхъ этихъ явлены, не способным ни къ умственному, ни нравственному совершенству" — … сравнивая иностранную жизнь съ жизнию своего отечества, стараясь исправить, что найдешь въ немъ дурнаго, учреждая, что сочтешь полезнымъ его благосостояню ты будешь другомъ и благодетелемъ своей страны (Записки княгини Е.Р. Дашковой). Мы сохранили написание первоисточника, однако подчеркнем своевременность и актуальность не только содержания, но и формы изложения — образца книжного публицистического стиля. Думается, историку стилистики следует обратить внимание на писания кн. Е. Р. Дашковой как на первые образцы русского публицистического стиля.

Несколько иначе ощущал себя в мире французский писатель и критик XIX в. Т. Готье: Теофиль Готье всюду входил завоевателем и чувствовал себя единственным обитателем страны, где находился в данную минуту. «Я отправился в Константинополь, чтобы быть мусульманином в свое удовольствие- в Грецию — для Парфенона и Фидия, в Россию — для снега, икры и византийского искусства, в Египет — для Нила и Клеопатры, в Неаполь — для Помпейского залива, в Венецию — для Сан Марко и Дворца дожей. Ассимилироваться с нравами и обычаями страны, которую посещаешь, — мой принцип- и нет другого средства все видеть и наслаждаться путешествием» (Н.С. Гумилев. Теофиль Готье).

Уже в XVIII в. русские путешественники осознавали необходимость толерантности в отношении определенных «болевых точек», в частности религии. Е. Р. Дашкова пишет сыну: Относительно религюзныхъ мн^нт, где бы ты не соприкасался съ ними, долженъ уважать ихъ. Серьезное или шуточное опровержеше ихъ, каковы бы они ни были, оставляетъ по себе самое горькое и оскорбительное впечатлеше на человеке и никогда не забывается (Записки княгини Е.Р. Дашковой). Обратим внимание на такой момент: очень важно оставить после себя хорошее впечатление, поскольку оно касается не только конкретного путешественника, но и распространяется на весь народ и страну, которым путешественник принадлежит.

И еще одно очень важное и своевременное предостережение: … непростительно грубо и несправедливо судить об одномъ народе по мерке другого (Записки княгини Е.Р. Дашковой).

12

Раздел I. Теория коммуникации

Ограниченность объема статьи не позволяет полностью раскрыть заявленную в заглавии проблему, обратимся к роли хронологического фактора в восприятии народа и страны — Германии и немцев.

А. С. Пушкин отмечал: Мы не принадлежим к числу подобострастных поклонников нашего века, но должны признаться, что науки сделали шаг вперед, умствования великих европейских мыслителей не были тщетны и для нас. Теория наук освободилась от эмпиризма, возымела вид более общий, оказала более стремления к единству. Германская философия особенно в Москве нашла много молодых, пылких, добросовестных последователей, и хотя говорили они языком малопонятным для непосвященных, но тем не менее их влияние было благотворно и час от часу становится более ощутительно (А.С. Пушкин. Мнение М. Е. Лобанова о духе словесности как иностранной, так и отечественной].

В романе «Евгений Онегин», «энциклопедии русской жизни» (В.Г. Белинский], с Германией наиболее тесно связан Ленский: С душою прямо геттингенской… / Поклонник Канта и поэт. / Он из Германии туманной / Привез учености плоды… Под небом Шиллера и Гете / Их поэтическим огнем / Душа воспламенилась в нем (А.С. Пушкин. Евгений Онегин]. В его произведениях ясно прослеживается субстрат немецкой романтической поэзии: Он пел разлуку и печаль, / И нечто, и туману даль, / И романтические розы (А.С. Пушкин. Евгений Онегин], строфы XXI-XXIII -имитация унылой поэзии 20-х годов XIX в.: … как одна / Безумная душа поэта / Еще любить осуждена: / Всегда, везде одно мечтанье, / Одно привычное желанье, / Одна привычная печаль (А.С. Пушкин. Евгений Онегин]. Следовательно, Ленский, получивший образование в одном из лучших университетов Европы Геттингене, усвоил основы немецкой классической философии и поэзии, его мировоззрение укладывалось в рамки классического периода развития немецкой культуры. Интересно, что Пушкин характеризует Германию как туманную, обычно этот эпитет применяют к Англии.

Помимо Ленского, приверженцами немецкой философии в романе являются «архивны юноши» — молодые писатели Д. В. Веневитинов, В. Ф. Одоевский, И.В. и Н. В. Киреевские (на то, что имеются в виду данные чиновники Министерства иностранных дел, указывают комментарии к роману].

В литературно-критических произведениях А. С. Пушкин также относит указанных писателей к одной школе: Автор (И.В. Киреевский. — Л.И.] принадлежит к молодой школе московских литераторов, школе, которая основалась под влиянием новейшей немецкой философии и которая уже произвела Шевырева, заслужившего одобрительное внимание великого Гете, и Д. Веневитинова, так рано оплаканного друзьями всего прекрасного (А.С. Пушкин. Рец. на: Денница. Альманах на 1830 год, изданный М. Максимовичем]. Возможно, идеи этой школы как-то перекликались с мировоззрением героя романа — Ленского.

Л.П. Иванова

13

Как нам известно [Иванова 2006], культура России начала XIX в. являлась составной частью мировой культуры. В романе, помимо русской, представлены пять языковых стихий, в том числе и варваризмы немецкого происхождения, в той или иной мере упомянуты писатели, ученые, общественные деятели Европы и Востока, что состаляет культурный фон «Евгения Онегина». Германия представлена в нем пятью именами: Бюргер, Гердер, Гете, Кант, Шиллер.

Младший современник А. С. Пушкина Н.В. Гоголь пишет о немцах: Даже немцы — ну, кто бы мог подумать, что немцы, этот основательный, этот склонный к глубокому эстетическому наслаждению народ, — немцы теперь играют и пишут водевили, переделывают и клеят надутые и холодные мелодрамы! (Н.В. Гоголь. Петербургские записки 1836 года]. О великом Шиллере русский писатель говорит с восторгом: Кому при помыш-ленье о Шиллере не предстанет вдруг эта светлая, младенческая душа, грезившая о лучших и совершеннейших идеалах, создавшая из них себе мир и довольная тем, что могла жить в этом поэтическом мире? (Н.В. Гоголь. Выбранные места из переписки с друзьями].

Н. В. Гоголь не приемлет религиозную власть Запада: … где самодержавный папа, как будто невидимою паутиною, опутал всю Европу своею религиозною властью, где его могущественное слово прекращало брань или возжигало ее, где угроза страшного проклятия обуздывала страсти и полудикие народы. Здесь монастыри были убежищем тех людей, которые кротостью и незлобием составляли исключение из общего характера и века (Н.В. Гоголь. Взгляд на составление Малороссии].

Русский писатель посвятил очень интересную статью взаимовлиянию мировоззрения, религии как составной его части, и архитектуры. В ней он подчеркивает близость немецкого градостроительства, а в контексте статьи — мировоззрения: Старинный германский городок сузеньки-ми улицами, с пестрыми домиками и высокими колокольнями имеет вид, несравненно более говорящий нашему воображению (Н.В. Гоголь. Об архитектуре нынешнего времени]. Обилие уменьшительно-ласкательных суффиксов не только указывает на величину объектов, но и передает отношение к ним автора.

Начало Х Х в. ознаменовано войной с Германией. Д. С. Мережковский в отчаянии от революционных событий пишет: Господи! Хоть бы шведы нас взяли! Хоть бы немцы прикончили! О, если б проснуться! (Д. Мережковский. Больная Россия]. Восклицательные предложения, синтаксический параллелизм однозначно передают настроение автора.

В связи с проведенной ретроспекцией видения немцев русскими очень интересна самооценка, извлеченная нами из «Франкфуртских лекций» Г. Белля, которого по праву можно считать совестью нации: Немцы -народ с ущербным образованием- эта ущербность создает благодатнейшую почву для демагогии, порождает сословные перегородки, повышенную

14

Раздел I. Теория коммуникации

обидчивость и раздражительность. Посмотрите только, каков был образовательный уровень ведущих национал-социалистов: сплошь ущербные недоучки и неудачники- но если вы поинтересуетесь, каким образом эти недоучки и неудачники сумели прибрать к рукам университеты, вы обнаружите весьма неприглядную картину. Образованные круги в их самом чистом для немцев выражении и воплощении — университетские профессора — не то чтобы оказались бессильными перед этой узурпацией — нет, они вообще не воспользовались своей силой, просто уступили насилию дорогу- …я обозначил послушание и подчинение как единственную общественную реальность, созданную всей предшествующей историей немцев- говоря проще: немцы подчиняются столь же охотно, сколь охотно требуют подчинения (Г. Белль. Франкфуртские лекции].

Боль автора очевидна. Ему мучительно стыдно за свою страну, он даже пишет об утрате Родины. Интересно наблюдение Г. Белля: Страна только тогда обитаема и пригодна для жилья, когда человек может тосковать по ней (Г. Белль. Франкфуртские лекции].

Естественно, образ Германии и немцев в русском языковом сознании — проблема огромная и очень интересная, мы наметили лишь отдельные точки, позволяющие сделать некоторые наблюдения.

Теория коммуникации должна опираться на прочный фундамент лингвоимагологии, поскольку последняя дает информацию о том, как изменяется общение во времени, какие факторы влияют на указанные процессы, в частности, роль фактора адресата и адресанта.

В процессе межкультурной коммуникации необходимо учитывать сложившиеся традиции общения и процесс их формирования, о чем дает информацию лингвоимагология.

Наши данные свидетельствуют о том, что представителям русского народа присуще толерантное отношение к другим народам и государствам, в частности, немцам и Германии, в то время как сами немцы говорят о своем народе довольно резко. В результате разысканий мы пришли к выводу, что негативная самооценка часто зависит от самого оценивающего.

Список литературы

1. Иванова Л. П. Отображение языковой картины мира автора в художественном тексте (на материале романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин»): учебное пособие к спецкурсу. 2-е изд., доп. Киев: Освита Украины, 2006. 140 с.

2. Маслова В. А. Современные направления в лингвистике: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Академия, 2008. 272 с.

Источники

1. Белль Г. Франкфуртские лекции / публ. А. Карельского // Вопросы литературы. 1988. № 5. С. 169−214.

2. Гоголь Н. В. Собрание сочинений. В 6 т. Т. 6. Избранные статьи и письма. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1950. 359 с.

Л.П. Иванова

15

3. Гумилев Н. С. Стихи. Письма о русской поэзии. М.: Художественная литература, 1990. 447 с.

4. Записки княгини Е. Р. Дашковой. Репр. воспроизведение изд. 1859 г. М.: Наука, 1990. 528 с. (Россия XVIII столетия в изданиях Вольной русской типографии А. И. Г ерцена и Н. П. Огарева).

5. Мережковский Д. Больная Россия. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1991. 272 с.

6. Пушкин А. С. Собрание сочинений: в 10 т. М., 1959−1962.

References

1. Ivanova L.P. Otobrazhenie yazykovoj kartiny mira avtora v hudozhestvennom tekste (na materiale romana A.S. Pushkina «Evgeniy Onegin& quot- [Display of the linguistic worldview of the author in a literary text (based on the novel «Eugeny Onegin» by Alexander Pushkin)], 2nd ed. Kiev, Osvita Ukrainy, 2006. 140 p.

2. Maslova V.A. Sovremennye napravleniya v lingvistike: uchebnoe posobie dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedeniy [Modern trends in linguistics: a textbook for students of higher educational institutions]. Moscow, Akademija, 2008. 272 p.

Sources

1. Belle G. Frankfurt lectures [Frankfurtskie lektsii], publ. by A. Karelskiy. Voprosy literatury — Questions of literature, 1988, no. 5, pp. 169−214.

2. Gogol N.V. Sobranie sochineniy. V 6 t. T. 6. Izbrannye statji i pisma [Collected Works in 6 vol. Vol. 6. Selected articles and letters]. Moscow, Gosudarstvennoe izdatel'-stvo hudozhestvennoj literatury, 1950. 359 p.

3. Gumilev N.S. Stikhi. Pisma o russkoj poezii [Poems. Letters on Russian poetry]. Moscow, Hudozhestvennaya literatura, 1990. 447 p.

4. Zapiski knyagini E.R. Dashkovoj [Memoirs of Princess E.R. Dashkova], reprint edition by 1859. Moscow, Nauka, 1990. 528 p.

5. Merezhkovskii D. Bolnaya Rossiya [Ailing Russia]. Leningrad, Izd-vo Leningr. un-ta, 1991. 272 p.

6. Pushkin A.S. Sobranie sochinenij: v 10 t. [Collected Works in 10 vol.]. Moscow, 1959−1962.

L.P. Ivanova Kiev, Ukraine

LINGVOIMAGOLOGY AS A CORNERSTONE OF THEORY OF COMMUNICATION AND PRACTICAL PRINCIPLES OF INTERCULTURAL COMMUNICATION

Problems of communication were actual since the creation of a human language, but communication theory as the direction of linguistics was formed in the second half of the twentieth century. A few decades later intercultural communication was created wearing mainly applied function: how to communicate without offending the interlocutor-carrier of another culture, how to avoid culture shock by communicants, etc. The process of intercultural communication should be put on a solid historical and theoretical foundation, which lingvoimagology is aimed to create.

16

Раздел I. Теория коммуникации

This linguistic branch studies an image (hence the term) — the image of one nation or the country in the perception of another. This image is verbalized by assessing, precedent phenomena, paralinguistic situation.

The material for lingvoimagological analysis is epistolary, memoirs, publicist and literary texts.

The article is devoted to the image of Europe and its part — Germany verbalized in Russian linguistic consciousness. The image of Germany is analyzed on the material of A. Pushkin’s poetry and publicist works, Nikolay Gogol’s publicist works, D.S. Merezhkovskiy’s letters. Germany is presented positively by the authors. A. Pushkin especially appreciates its philosophy, N. Gogol — poetry and architecture.

Our data indicate that Russian people are tolerant towards other peoples and states, in particular Germany and the Germans, while the Germans speak rather negatively of themselves

Thus, the theory of communication should be based on a solid foundation of lingvoimagology because the latter gives information on changes of communication during time, which factors influence upon these processes, in particular the role of the sender and recipient factor. During the process of intercultural communication one should consider the established traditions of dialogue and the process of their formation- lingvoimagology provides information on these processes.

Key words: lingvoimagology, communication theory, intercultural communication, Germany, Germans, self-conception.

Сведения об авторе:

Иванова Людмила Петровна, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка

Институт иностранной филологии Национального педагогического университета им. М. П. Драгоманова 1 054, Украина, Киев, ул. Тургеневская, 8/14

E-mail: lupiv@mail. ru

About the author:

Ivanova Ljudmila Petrovna, Doctor of Philology, professor of Russian language Chair

Institute of Foreign Philology of National Pedagogical Dragomanov University

8/14 Turgenevskaya ul., Kiev, 1 054, Ukraine

E-mail: lupiv@mail. ru

Дата поступления статьи 19. 06. 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой