Лишение избирательных прав населения Северо-Осетинской автономной области в период перевыборной кампании 1926/1927 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47). 084. 5
А.Т. Царикаев
канд. ист. наук, доцент, кафедра Новейшей истории и политики России, ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет
им. К.Л. Хетагурова»
ЛИШЕНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРО-ОСЕТИНСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД ПЕРЕВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ 1926/1927 гг.
Аннотация. В статье на основе документов Центрального государственного архива РСО-Алания (ЦГА РСО-А) рассматривается практика лишения избирательных прав части населения Владикавказа и сельских округов Северной Осетии в перевыборную кампанию 1926/1927 гг. Автор устанавливает количество лиц, пораженных в правах, анализирует категории «лишенцев» и динамику их увеличения. Особое внимание уделяется фактам нарушения избирательного законодательства.
Ключевые слова: выборы, избирательное законодательство, «лишенец», лишение избирательных прав, поражение в правах, советы.
A.T. Tsarikaev, North Ossetian State University
DISFRANCHISEMENT OF THE POPULATION OF NORTH OSSETIAN AUTONOMOUS REGION DURING
THE ELECTION CAMPAIGN OF 1926−1927
Abstract. The article based on archive data of Central State Archive RNO-Alania examines the practice of disfranchisement of part of the population of Vladikavkaz and rural districts of North Ossetia during the election campaign of 1926−1927. The author analyzes some categories of disfranchised persons, dynamics of their increase. The special attention is paid to the facts of violation of electoral laws.
Keywords: election, electoral laws, disfranchised person, disfranchisement, defeat in Rawaha, soviets.
В истории избирательных кампаний периода новой экономической политики особое место занимают выборы в Советы конца 1926 — начала 1927 гг. Во-первых, они проходили в условиях ужесточения политического режима в стране и начавшегося свертывания НЭПа. Во-вторых, перевыборы 1926/1927 гг. проводились под пристальным контролем высших партийных руководителей. В-третьих, это были первые выборы, организованные на основе новых избирательных инструкций, принятых осенью 1926 г., которые существенно расширили и детализировали категории лиц, лишавшихся избирательных прав. Наконец, они были отмечены массовыми нарушениями прав граждан, а зачастую и откровенным произволом работников избиркомов всех уровней. Результатом этой выборной кампании стал троекратный рост количества «лишенцев» в СССР: с 1 040 тыс. в 1926 г. до 3 038 тыс. в 1927 г.
Общесоюзная тенденция увеличения численности лиц, лишенных избирательных прав, отчетливо проявилась и в Северо-Осетинской автономной области. Если во время перевыборов сельсоветов в 1925/1926 гг. в списки «лишенцев» было включено 807 человек, то в 1926/1927 гг. — уже 3 381 (5,5% избирателей) [1]. Увеличение количества лиц, пораженных в правах, происходило за счет категории «бывших» (белое офицерство, служители религиозных культов), так называемых «нетрудовых элементов» (торговцы, зажиточные крестьяне) и их иждивенцев. Кроме того, по сравнению с предшествующими кампаниями «значительно лучше велся учет лиц, подлежавших лишению избирательных прав» [2, л. 112]. Одним из наиболее значительных был рост числа «лишенцев» в Притеречном округе Северной Осетии: со 100 человек в 1926 г. до 411 в 1927 г. [3, л. 63 об.]. При этом первоначально в списках, лишенных избирательных прав по пяти населенным пунктам округа, оказалось 504 человека. Архивные документы свидетельствуют, что эта цифра стала результатом грубого нарушения общесоюзного избирательного законодательства.
Недостаточная проработка инструкции ВЦИК со стороны станичных избиркомов, а в некоторых случаях очевидная нацеленность местных властей на увеличение количества «лишенцев» привели к тому, что отдельные сельчане были поражены в правах по мотивам, не предусмотренным действовавшими инструкциями, например, «проститутки», «знахари», «лакеи», «порочные элементы» [4, л. 17]. Широкое распространение получила практика, согласно которой, при лишении граждан их избирательных прав, сельские комиссии руково-
дствовались не документальными данными, как того требовало законодательство, а просто заявлениями одного или двух членов избиркома, причем, сильное влияние имели субъективные личные мнения и взгляды.
Ситуация с грубыми нарушениями избирательных инструкций в Притеречном округе не являлась исключением, но была типичной и для других районов автономной области. Так, в Дзауджи-кауском округе избирком села Фиагдон включил в список «лишенцев» лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста [5, л. 26]. В селе Брут Правобережного округа «за связь с эмиграцией» были лишены избирательных прав отец и два его сына. «Связь» эта выражалась только в том, что они получили письмо от брата, находившегося в эмиграции [6, л. 320].
Во Владикавказе, непосредственно подчиненном Северо-Кавказскому крайисполкому, по итогам перевыборной кампании 1926/1927 гг., так же, как и в округах, фиксировался значительный рост численности лиц, лишенных избирательных прав. Согласно сводке Владикавказского окружного исполкома, в списки «лишенцев» были включены 3 703 человека против 2 024 человек в 1925/1926 гг. [7, л. 28, 75]. Абсолютное большинство из них составили торговцы и посредники — 1 591 чел. (43%) и лица в возрасте от 18 лет, жившие на иждивении «лишенцев» — 1 159 (31,3%) [7, л. 15]. С 45 человек в 1925/1926 гг. до 81 человека в 1926/1927 гг. увеличилось количество лиц, устраненных от выборов, как представителей духовенства. Заметный рост численности «лишенцев» из числа священнослужителей объяснялся тем, что впервые в правах были поражены проповедники многочисленных сектантских общин Владикавказа. Довольно значительную группу владикавказских «лишенцев» составили и бывшие белые офицеры — 175 человек. В массовом порядке избирательных прав их лишили именно в перевыборную кампанию 1926/1927 гг.
Нарушения избирательных инструкций во Владикавказе были аналогичны окружным. Однако имелась и своя специфика. Так, например, широкое распространение в городе получило незаконное поражение в правах торговцев из числа персидских поданных. Фиксировались и факты, когда восстановленные Северо-Кавказским крайизбиркомом люди продолжали числиться в городских и сельских списках «лишенцев».
Перевыборная кампания 1926/1927 гг. стала этапной в развитии практики «лишенчест-ва» в Северной Осетии и во Владикавказе. Начиная с момента ее проведения и вплоть до конца 1920-х гг., количество лиц, лишенных избирательных прав, будет неуклонно и значительно возрастать, равно как и расширяться категория граждан, устраняемых от участия в выборах. Массовое поражение в правах бывших белых офицеров Северной Осетии, впервые произошедшее в 1927 г., резкое увеличение числа «лишенцев"-священнослужителей стали отражением политики развернутого наступления против «классовых врагов» и прологом к их последующему уничтожению в годы Большого террора.
Список литературы:
1. Власть Труда. 1927. 29 марта.
2. ЦГА РСО-А. Ф. Р. 47. Оп. 1. Д. 695.
3. ЦГА РСО-А. Ф. Р. 51. Оп. 2. Д. 2.
4. ГАНИ РСО-А. Ф. Р. 211. Оп. 1. Д. 42.
5. ЦГА РСО-А. Ф. Р. 294. Оп. 1. Д. 3.
6. ЦГА РСО-А. Ф. Р. 45. Оп. 1. Д. 49.
7. ЦГА РСО-А. Ф. Р. 47. Оп. 1. Д. 532.
List of references:
1. Vlast Truda. 1927. March 23.
2. CGA RSO-A. F. R. 47. Op. 1. D. 695.
3. CGA RSO-A. F. R. 51. Op. 2. D. 2.
4. GANI RSO-A. F. R. 211. Op. 1. D. 42.
5. CGA RSO-A. F. R. 294. Op. 1. D. 3.
6. CGA RSO-A. F. R. 45. Op. 1. D. 49.
7. CGA RSO-A. F. R. 47. Op. 1. D. 532.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой