Размерно-возрастная структура эвфаузиид северной части Охотского моря в весенний период 2010 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2012
Известия ТИНРО
Том 168
УДК 591. 524. 12(265. 53) Р.П. Гришан*
Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр, 690 091, г. Владивосток, пер. Шевченко, 4
РАЗМЕРНО-ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА ЭВФАУЗИИД СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ОХОТСКОГО МОРЯ В ВЕСЕННИЙ ПЕРИОД 2010 Г.
Данные по размерно-возрастной структуре эвфаузиид были получены в ходе комплексной экспедиции ТИНРО-центра в весенний период 2010 г. В результате обработки 263 планктонных проб определена численность яиц, личиночных и взрослых стадий трех видов эвфаузиид: Thysanoessa raschii, Th. longipes, Th. inermis. Получены данные по их размерной структуре в 9 биостатических районах. Изучена размерная структура. Максимальные значения биомассы и численности имела Th. raschii, а минимальные — Th. inermis (встречались единично). Размерный диапазон особей эвфаузиид варьировал от 7 до 30 мм. Выделены 4 размерные группы Th. raschii: & lt- 10, 10−15, 15−20, & gt- 20 мм. Основу популяции Th. longipes составляли 4 размерные группы: 10−15, 15−20, 20−25 и более 25 мм. Популяция Th. inermis состояла из неполовозрелых особей размером 14−20 мм. У Th. raschii размножение происходит в период с апреля по май, а для остальных двух видов рачков нерест наступает в более поздние сроки. Проанализирован валовой запас эвфаузиид за период с 1997 по 2010 г. В северной части Охотского моря весной 2010 г. общий запас эвфаузиид находился на уровне, характерном для 20 062 009 гг. В 1997—1998 гг. валовой запас был самым низким, а в промежуточный период (1999−2005 гг.) — выше в несколько раз.
Ключевые слова: эвфаузииды, зоопланктон, размерно-возрастная структура, Охотское море, численность, биомасса, валовой состав.
Grishan R.P. Size-age structure of euphausiids in the northern Okhotsk Sea in the spring, 2010 // Izv. TINRO. — 2012. — Vol. 168. — P. 232−242.
The data for estimation of the euphausiids size-age structure were obtained in the Pacific Fish. Res. Center (TINRO) survey conducted in the spring of 2010 where 263 samples of plankton were collected and processed with calculation of the eggs, larvae and adults number for three species: Thysanoessa raschii, Th. longipes, and Th. inermis. Th. raschii had the highest abundance and biomass and Th. inermis had the lowest ones. Length of euphausiid individuals varied from 7 to 30 mm, at that Th. raschii had the size groups & lt- 10, 10−15, 15−20, and & gt- 20 mm and Th. longipes — 10−15, 15−20, 20−25, and & gt- 25 mm. Spatial differences of the size structure are described by averaging in 9 biostatistic areas. Only small young individuals of Th. raschii were found in the Shelikof Bay, the immature animals with the size 12−19 mm prevailed in the northwestern and northeastern parts of the Okhotsk Sea, and bimodal size structure presenting both immature and mature individuals from two generations was observed in other areas. Small (& lt-10 mm) individuals of Th. longipes were seldom in the spring of 2010 and adults of this species with the size & gt- 20 mm prevailed almost everywhere. Reproduction of Th. raschii occurred during the survey, in April-
* Гришан Руслан Павлович, научный сотрудник, e-mail: tinro@tinro. ru.
May, whereas two other species obviously spawned later. Fluctuations of the total stock of euphausiids in the northern half of the Sea in 1997−2010 are estimated: it was the lowest in 1997−1998, was in several times higher in the period from 1999 to 2005, and had a medium level since 2006, including 2010.
Key words: euphausiid, zooplankton, size structure, Okhotsk Sea, zooplankton abundance, zooplankton biomass, zooplankton stock.
Введение
При оценке состояния кормовой базы основных промысловых объектов важно учитывать общие данные по биомассе зоопланктона, его фракций, групп и массовых видов с учетом ранних стадий развития (яйца и личинки). Также немаловажно исследование размерной структуры массовых видов зоопланктона и её особенностей применительно к стандартным биостатистическим районам, выделенным в ТИНрО-центре в 1984 г. (Шунтов, 1986- Волвенко, 2003).
В Охотском море один из основных объектов пищи нектона — эвфаузииды. Здесь обитают 5 видов эвфаузиид: Euphausia pacifica, Thysanoessa longipes, Th. raschii, Th. inermis, Th. inspinata. В северной части в мелководных и шельфовых районах доминирует Th. raschii, а в глубоководных — Th. longipes, Th. inspinata (Журавлев, 1984- Чучукало и др., 1996- и др.).
Горизонтальное распределение эвфаузиид в Охотском море имеет квазиста-ционарный характер, их скопления приурочены к одним и тем же районам. Отчетливо прослеживается горизонтальная неравномерность размерно-возрастной структуры (Афанасьев, 1985- Чучукало и др., 1996- Волков, 2002), что связано с локальностью зон размножения и динамикой вод. В результате происходит пространственная дифференциация особей разных размерных групп.
Несмотря на значительное количество исследований по составу и распределению эвфаузиид и их роли в питании нектона в Охотском море, их размерновозрастная структура изучена недостаточно, в литературе встречаются лишь разрозненные данные (Журавлев, 1976, 1984- Ломакина, 1978- Погодин, 1990- Пономарева, 1990- Кузнецова, 1996- Волков, 2002- Горбатенко, 2009- и др.).
Материалы и методы
В основу настоящей статьи положены данные планктонной съемки в северной части Охотского моря на НИС «Профессор Кагановский» в период с марта по июль 2010 г. Всего было выполнено 263 планктонологических станции (рис. 1).
Рис. 1. Расположение планктонных станций весной 2010 г. Цифрами обозначены стандартные биостатистические районы Fig. 1. Location of plankton stations in the spring of 2010. Biostatistic areas are marked by numbers
Планктон облавливался сетью БСД (площадь входного отверстия 0,1 м², капроновое сито с ячеей 0,168 мм) тотальными ловами в слое 0−200 м или 0 м — дно при глубинах менее 200 м. Пробы были обработаны по методике, применяемой в TИHPO-центре (Волков, 2008), с использованием поправок на уловис-тость. Схема биостатических районов, по которым усреднялись гидробиологические данные, приведена на рис. 1, а их наименования по региональной принадлежности, площади и средние глубины (по: Волвенко, 2003) — в табл. 1.
Tаблица 1
Морфометрические характеристики стандартных биостатистических районов
Охотского моря
Table 1
Morphometric parameters of biostatistics areas in the Okhotsk Sea
Pайон Шзвание района Площадь поверхности, тыс. км2 воды дна Средн всей толщи яя глубина, м слоя слоя 0−200 0−50
1 Зал. Шелихова 122,61 122,61 101 98 48
2 Ямско-тауйский 65,04 65,04 175 138 50
3 Охотско-лисянский 83,63 83,63 136 134 50
4 Аяно-шантарский 119,98 119,98 116 116 49
5 Ионо-кашеваровский 160,00 160,01 503 196 50
6 Впадина ТО^О 98,97 98,97 465 200 50
7 Северо-западнокамчатский 54,10 54,10 162 110 45
8 Юго-западнокамчатский 45,16 45,16 233 140 48
10 Восточносахалинский шельф 131,31 131,33 343 137 49
Для получения осредненных по этим районам показателей и размерно-весовых характеристик исследуемых видов эвфаузиид в соответствии с рекомендациями (Волков, 2008) были созданы «интегральные» пробы. Формирование таких проб компенсирует нехватку массового материала, поэтому после обычной обработки каждой пробы ее крупная фракция сливалась в общие для каждого района емкости отдельно для дневных и ночных проб. После завершения работ в районе из каждой «интегральной» пробы отбирались эвфаузииды, рассортировывались по видам и проводился промер их длины с шагом 1 мм. Для сравнения данных по зоопланктону крупной фракции использовались стандартные поправки на улови-стость (Волков, 2008).
Результаты и их обсуждение
В исследуемой части моря с конца марта и по конец мая 2010 г. эвфаузииды были представлены тремя видами: Thysanoessa raschii, Th. longipes, Th. inermis. Е. ра^^а встречалась только в 8-м районе, поскольку основная зона обитания этого вида в Охотском море располагается южнее, в 12-м и 13-м районах (Чучу-кало и др., 1996).
В весенний период 2010 г., как и в другие годы, максимальные значения биомассы имела Th. raschii — 1100 мг/м3, а минимальные — Th. inermis — 170 мг/м3 (Авдеев, 2010). Полученные в ходе съемки количественные показатели распределения ранних стадий эвфаузиид в акватории приведены в табл. 2 и на рис. 2.
С большой долей вероятности данные, приведенные в табл. 2, относятся к Th. raschii, так как размножение двух других видов (Th. longipes, Th. inermis) происходит в более поздние сроки (Горбатенко, 2009).
Численность яиц и науплий рачка Th. raschii в весенний период была высокой и варьировала в пределах соответственно 1333−5193 и 250−2679 экз. /м2 (табл. 2). Максимальная численность яиц эвфаузиид отмечалась в северо-вос-
Таблица 2
Численность яиц и личинок эвфаузиид Охотского моря в апреле-мае 2010 г., экз. /м2
Table 2
Number of the euphausiid eggs and larvae in the northern Okhotsk Sea in April-May 2010, ind. /m2
Район Яйца Euphausiacea Науплии Euphausiacea Calyptopys Euphausiacea Furcilia Euphausiacea Кол-во станций
1 5193 1677 0 2 46
2 3643 1357 0 0 28
3 3743 2671 0 0 6
4 1333 250 0 0 6
5 3658 1766 0 1 38
6 2409 2568 0 11 44
7 5118 1221 29 0 34
8 0 2679 0 0 28
10 3917 1396 0 0 24
Nauplius Euphausiacea
150 155~
Рис. 2. Распределение яиц (А) и личинок эвфаузиид (В) в Охотском море весной 2010 года, экз. /м2
Fig. 2. Distribution of the euphausiid eggs (А) and larvae (В) in the northern Okhotsk Sea in spring of 2010, ind. /m2
точной части, а науплий — в центральной части Охотского моря (рис. 2). Следующие стадии — калиптописы и фурцилии — встречались редко, их количество не превышало 30 экз. /м2 (табл. 2). В период съемки эвфаузииды находились на начальном этапе размножения, имели невысокую численность более взрослых стадий развития и, вероятно, калиптописы и фурцилии появились в результате раннего нереста некоторой части особей Th. raschii. Численность возрастных групп будет расти в летне-осенний период (Чучукало и др., 1996- Горбатенко, 2009).
В весенний период 2010 г. показатель численности Th. raschii в 3-м районе достигал 110 экз. /м2 (табл. 3). С апреля по май Th. raschii была представлена особями длиной от 7 до 25 мм, которые могут быть разделены на 4 размерные группы. Первая была представлена неполовозрелыми особями длиной от 7 до 10 мм, уже закончившими личиночное развитие- вторая и третья — неполовозрелыми длиной 10−15 и 15−20 мм, а четвертая — взрослыми длиной 20−25 мм (табл. 3). В 4-м районе размерный диапазон был наиболее широким — от 7 до 23 мм (табл. 3).
Основу численности популяции Th. raschii в весенний период 2010 г. составляли неполовозрелые особи (10−15, 15−20 мм), которые также, возможно, будут участвовать в этом году в нересте, но в более поздние сроки.
В шельфовых районах (1−4) доминирование Th. raschii было практически абсолютным (табл. 3). В зал. Шелехова (1) преобладали особи с размерами от 8
1
2
З
4
5
6
7
8
О
1
2
З
4
5
6
7
8
О
1
2
З
4
5
6
7
8
Размерный ряд и численность массовых видов звфаузиид в северной части Охотского моря в апреле-мае 2010 г. (исходные данные без поправок на уловистость сети БСД), экз. /м2
Size range and abundance of the euphausiid species in the northern Okhotsk Sea in April-May, 2010 (raw data without correction on catchability of Jeday planktonic net), ind. /m2
Длина, мм
7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
0 45 54 31 26 16 12 0 0 Thysanoessa raschii 3 4 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 2 1 16 8 4 3 10 3 0 1 0 0 1 0 0
0 0 0 0 0 50 0 50 70 60 110 0 55 0 0 0 0 0 0 0 0
15 0 0 50 105 5 30 0 35 20 15 15 55 20 0 0 10 0 0 0 0
0 2 2 37 42 19 10 9 20 8 6 6 3 5 0 1 1 0 0 0 0
0 0 0 0 0 6 0 6 9 8 14 0 7 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 2 2 0 5 11 0 11 13 3 3 2 0 1 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 2 2 4 2 0 0 0 0 0 0
0 0 0 36 8 7 0 0 1 2 1 3 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 Thysanoessa longipes 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 2 1 1 3 1 1 4 1 3 3 0 1 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 5 5 5 0 0 15 15 10 30 20 20 0 5 5 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 1 3 0 0 2 1 2 2 3 1 1 0 0 0 0 1
0 0 0 0 0 1 1 1 0 0 2 2 1 4 3 3 0 1 1 0 0
0 0 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 0
0 0 0 0 1 0 0 0 3 1 1 2 2 7 5 0 1 2 2 2 2
0 0 0 0 0 0 0 0 3 1 0 1 1 2 3 2 1 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 Thysanoessa 0 0 inermis 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 2 2 0 2 1 0 1 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 1 1 0 0 1 0 0 0 0 0 0 0 0 0
0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0 0
до 10 мм (рис. 3), а в ямско-тауйском (2) районе численность была относительно невысокой, а размерный ряд состоял из особей 15−20 мм.
Рис. 3. Распределение размерных групп эвфаузииды Thysanoessa raschii & lt- 10 мм (А), 10−15 мм (В), 15−20 мм ©, & gt- 20 мм (D) в Охотском море весной 2010 г., экз. /м2
Fig. 3. Distribution of Thysanoessa raschii in the northern Okhotsk Sea in the spring of 2010, by size groups, ind. /m2: & lt- 10 mm (А), 10−15 mm (В), 15−20 mm ©, & gt- 20 mm (D)
В охотско-лисянском (3) и шантарском (4) районах численность рачков была наиболее высокой. Здесь встречались особи длиной & lt- 10, 10−15, 15−20 и & gt- 20 мм (табл. 3), но преобладали экземпляры 10−15 и 15−20 мм (рис. 3). Особи последней размерной группы летом достигнут половозрелости.
В центральной части моря (5-й и 6-й районы) Th. raschii также была представлена двумя размерными рядами. Первый ряд состоял из особей длиной 810, 10−15, 15−20, & gt- 20 мм- второй — 10−15, 15−20 мм (рис. 3). В восточном направлении (район 7) преобладали особи 15−20 мм, как и в 8-м районе (табл. 3). В присахалинских водах выделялись две размерные группы — 10−15 и 1520 мм (рис. 3).
В целом видно, что в зал. Шелихова обитали только мелкие эвфаузииды. В охотско-лисянском районе, впадине ТИНРО, северо-западнокамчатском и югозападнокамчатском районах (3, 6, 7, 8) размерный ряд представлен одновершинной кривой, состоящей в основном из неполовозрелых особей длиной 11−20 мм (рис. 4). Двухвершинная кривая эвфаузиид размерами от 15 до 25 мм показывает наличие двух генераций. Половозрелые особи (20 мм и крупнее) встречены во 2, 4, 5, 7 и 8-м районах (рис. 4).
Разобщение размерных групп Th. raschii позволяет предположить существование схемы использования биотопа этим видом: к весне особи первой группы (& lt- 10 мм) постепенно покинут зону размножения и перейдут в зону нагула, где заменят особей второй группы (10−15 мм), которые переместятся в зону размножения для нереста.
т
? 150 —
Н
О 2 100 —
fl 503 0 ¦? 300
н и
° «Is 200 -00 S
Ej S 100 —
1 ¦-6 р-н

¦7 р-н
О & quot-1| 40
У -¦-8 р-н
¦ ¦
¦ ¦ ¦
5
S 2
¦ 1р-н
*
5? 2
Л Л ¦ 2 р-н
-ф- -¦- J —
7 9 11 13 15 17 19 21 23 25
Длина, мм
Рис. 4. Размерный ряд и численность Thysanoessa raschii по районам весной 2010 г., экз. /м2
Fig. 4. Size range and abundance of Thysanoessa raschii in the spring of 2010, ind. /m2, by biostatistic areas
Тотальная оценка численности и биомассы Th. raschii в северной части Охотского моря приведена в табл. 4.
Нерест Th. longipes, по данным В. М. Журавлева (1984), К. М. Горбатенко (2009), начинается в июне-августе, следовательно, ранние стадии: яйца, науп-лии, калиптописы, фурцилии — в период съемки отсутствовали.
Численность этого вида была значительно ниже, чем Th. raschii (см. табл. 3), основу популяции составляли 4 размерные группы: 10−15, 15−20, 20−25 и
238
Таблица 4
Тотальная оценка численности (млрд экз.) и биомассы (тыс. т) Thysanoessa raschii
в северной части Охотского моря
Table 4
Total abundance (109 ind.) and biomass (103 t) of Thysanoessa raschii in the northern Okhotsk Sea
Показатель 1 2 3 4 Район 5 6 7 8 10 Всего
Численность 63 974 27 172 251 726 257 957 125 900 37 237 22 673 4516 24 511 815 667
Биомасса 580 1013 7154 8458 2774 1058 806 241 388 22 472
Доля по чис-
ленности, % 7,8 3,3 30,9 31,6 15,4 4,6 2,8 0,6 3,0 100
Доля по
биомассе, % 2,6 4,5 31,8 37,6 12,3 4,7 3,6 1,1 1,7 100
Примечание. Все станции ночные, с поправками на уловистость сети БСД.
& gt- 25 мм. Последняя и предпоследняя группа состояли из половозрелых особей, часть рачков из группы размером 15−20 мм к моменту нереста, надо полагать, также станет половозрелой и войдет в репродуцирующую часть популяции этого года.
В 1-м и 4-м районах П. ongipes отсутствовала, а в 7-м встречалась единично. Максимальная численность наблюдалась на восточносахалинском шельфе — 360 экз. /м2 (рис. 5). Невысокие значения были характерны для глубоководных 5-го и 6-го районов. В этой части акватории выделялись группы рачков длиной 10−15, 15−20 и 20−25 мм (рис. 5).
145& quot- 150& quot- 155& quot- 160& quot-
Рис. 5. Распределение размерных групп эвфаузииды Thysanoessa longipes 1015 мм (А), 15−20 мм (В), 20−25 мм © в Охотском море весной 2010 г., экз. /м2
Fig. 5. Distribution of Thysanoessa longipes in the northern Okhotsk Sea in the spring of 2010, by size groups, ind. /m2: 10−15 mm (А), 15−20 mm (В), 20−25 mm (С)
В юго-западнокамчатском (8) районе основу популяции Th. longipes составляли особи размером 10−15, 15−20 мм (рис. 5), а доля более крупных (20−25 мм) была невысокой (табл. 3).
Мелкие особи (до 10 мм) Th. longipes в весенний период 2010 г. в северной части Охотского моря отсутствовали (табл. 3). Одновершинные кривые были характерны для 2, 3, 5−7-го районов, где преобладали взрослые особи с длиной тела более 15 мм, а в 8-м и 10-м районах (двухвершинные кривые), доминировали неполовозрелые (13−17 мм) и взрослые (более 20 мм) особи (рис. 6).
¦ 5 р-н
=- ^ ^-
2 ъ
— * -¦-7 р-н

Длина, мм
Рис. б. Размерный ряд и численность Thysanoessa longipes по районам в весенний период 2010 г., экз. /м2
Fig. б. Size range and abundance of Thysanoessa longipes in the spring of 2010, ind. /m2, by biostatistic areas
К осени длина молодых особей генерации текущего года достигает 8−10 мм. Таким образом, рачки второй размерной группы появляются в результате нереста П. ongipes в первую половину сезона размножения — в июне-августе, а особи с меньшими размерами — в результате нереста во второй половине сезона размножения. Особи третьей размерной группы в этом году будут участвовать в нересте.
Основная часть половозрелых особей была встречена в восточной части моря. В. М. Журавлев (1984) полагает, что Th. longipes размножается преиму-
щественно в восточной части моря, находящийся под воздействием вод тихоокеанского происхождения.
Для оценки общего состояния запасов эвфаузиид по сравнению с другими видами за последние полтора десятилетия подсчитан их запас (табл. 5). Валовой запас эвфаузиид в северной части Охотского моря в 2010 г. находился на уровне, характерном для 2006−2009 гг. В 1997—1998 гг. валовой запас был самым низким, а в промежуточный период (1999−2005 гг.) наблюдалось увеличение общих запасов эвфаузиид в несколько раз (табл. 5).
Таблица 5
Валовой запас эвфаузиид эпипелагиали Охотского моря в весенний период 1997—2010 гг., тыс. т
Table 5
Total stock of euphausiids in the epipelagic layer of the northern Okhotsk Sea
in springs 1 7 9 9 of -2010, 103 t
Год 1 2 3 4 Район 5 6 7 1−7 8 Сумма
1997 2800 1500 4300 3500 1400 300 2400 16 200 2100 34 500
1998 2400 1900 2200 5500 600 2300 1300 16 200 1000 33 400
1999 9700 9600 15 100 24 400 1300 5800 14 700 80 600 5400 166 600
2000 10 706 9296 18 466 10 788 9011 8887 7598 74 752 8217 157 721
2001 2746 2327 6894 6172 2939 5868 9404 36 350 2709 75 410
2002 4145 7195 10 422 10 703 6613 6770 5357 51 205 1477 103 887
2004 3241 4711 8323 12 996 3379 4646 2501 39 797 3016 82 609
2005 5423 2829 15 183 42 030 6306 2667 2134 76 572 2484 155 628
2006 2400 1030 4714 5959 3000 548 1039 18 690 1999 39 379
2007 5401 3046 4522 Нет 3875 5564 436 22 843 2138 47 824
2008 2400 1800 4200 12 800 1200 1300 4100 27 800 4300 59 900
2009 3200 1400 1000 6800 3700 1200 1800 19 100 700 38 900
2010 580 1013 7154 8458 2774 1058 806 21 843 241 43 927
Сред- нее 4242 3665 7883 12 509 3546 3608 4121 38 612 2752 80 938
Thysanoessa inermis встречалась единично в ямско-тауйском, ионо-кашева-ровском, северо- и юго-западнокамчатском районах. Популяция П. inermis состояла из неполовозрелых особей размером 14−20 мм (см. табл. 3).
Выводы
В весенний период 2010 г. в северной части Охотского моря встречались три вида эвфаузиид: Thysanoessa raschii, П. ongipes, П. inermis. По численности и биомассе доминировали Th. raschii и Th. longipes, П. inermis встречалась единично.
Численность ранних стадий (яйца и науплии) Th. raschii была высокой. Калиптописы и фурцилии в весенний период 2010 г. только начали появляться, и их количество было незначительным.
В весенний период 2010 г. П. raschii была представлена особями длиной тела от 7 до 25 мм, которых можно разделить на несколько размерных групп. Первая была представлена неполовозрелыми особями длиной от 7 до 10 мм, вторая и третья — неполовозрелыми 10−15, 15−20 мм, а четвертая — взрослыми длиной 20−25 мм и более. Основу популяции Th. longipes составляли 4 размерные группы: 10−15, 15−20, 20−25 и & gt- 25 мм.
В зал. Шелихова обитали только мелкие эвфаузииды. В охотско-лисянс-ком районе, впадине ТИНРО, северо-западнокамчатском и юго-западнокамчатском (3, 6, 7, 8) районах размерный ряд характеризовался одновершинной кривой, состоящей в основном из неполовозрелых особей 11−20 мм. Двухвершинная кривая эвфаузиид с размерами от 15 до 25 мм показывает наличие двух
генераций. Половозрелые особи (20 мм и крупнее) встречены во 2, 4, 5, 7 и 8-м районах.
Мелкие особи (до 10 мм) Th. longipes в весенний период 2010 г. в северной части Охотского моря отсутствовали. Одновершинные кривые были характерны для 2, 3, 5, 6, 7-го районов, где преобладали взрослые особи с длиной тела более 20 мм, а в 8-м и 10-м районах (двухвершинные кривые) доминировали неполовозрелые (13−17 мм) и взрослые (более 20 мм) особи.
Валовой запас эвфаузиид в северной части Охотского моря в 2010 г. находился на уровне, характерном для 2007 г.
Список литературы
Авдеев Г. В. Отчет о рейсе НИС «Профессор Кагановский» в Охотское море по оценке биологических ресурсов в марте-мае 2010 г. / ТИНРО-центр. № 26 859. — Владивосток, 2010. — 403 с.
Афанасьев Н. Н. Макропланктон северной части Охотского моря: автореф. дис. … канд. биол. наук. — М., 1985. — 31 с.
Волвенко И. В. Морфометрические характеристики стандартных биостатистичес-ких районов для биоценологических исследований рыболовной зоны России на Дальнем Востоке // Изв. ТИНРО. — 2003. — Т. 132. — С. 27−42.
Волков А. Ф. Биомасса, численность и размерная структура эвфаузиид северной части Охотского моря в весенний период 1998—2001 гг. // Изв. ТИНРО. — 2002. — Т. 130. — С. 336−355.
Волков А. Ф. Методика сбора и обработки планктона и проб по питанию нектона (пошаговые инструкции) // Изв. ТИНРО. — 2008. — Т. 154. — С. 405−416.
Горбатенко К. М. Сезонные изменения размерного состава массовых видов зоопланктона (эвфаузиид, гипеериид, сагитт и крылоногих) Охотского моря и прилегающих вод // Изв. ТИНРО. — 2009. — Т. 156. — С. 174−191.
Журавлев В. М. Продолжительность жизненного цикла эвфаузиид Охотского моря // Тр. ВНИРО. — 1976. — Т. 110. — С. 97−103.
Журавлев В. М. Экология эвфаузиид Охотского моря: монография. — М.: ВНИ-РО, 1984. — 73 с.
Кузнецова Н. А. Некоторые черты биологии Euphausia расШса в субарктических водах северо-западной части Тихого океана // Изв. ТИНРО. — 1996. — Т. 119. — С. 224−255.
Ломакина Н. Б. Эвфаузииды Мирового океана (Euphausiacea): монография. — Л.: Наука, 1978. — 222 с.
Погодин А. Г. Euphausia расШса в северной части Японского моря // Биология морского планктона. — Владивосток, 1990. — С. 92−101.
Пономарева Л. А. Биология эвфаузиид Мирового океана: монография. — М.: Наука, 1990. — 210 с.
Чучукало В. И., Кузнецова Н. А., Напазаков В. В. Сезонное распределение эв-фаузиид в Беринговом и Охотском морях и прилежащих водах Тихого океана // Изв. ТИНРО. — 1996. — Т. 119. — С. 256−281.
Шунтов В. П. Состояние изученности многолетних циклических изменений численности рыб дальневосточных морей // Биол. моря. — 1986. — № 3. — С. 3−14.
Поступила в редакцию 27. 05. 11 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой