Лица и поколения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

----- ЗОЛОТОЙ ФОНД МГИМО
Лица и поколения*
А.В. Шестопал
В воспоминаниях автора о крупных ученых и педагогах, выпускниках МГИМО, прослеживается становление традиций и связь поколений МГИМО, формирование научных школ МГИМО, влияния ученых МГИМО на возрождение и развитие отечественной философии, социологии и политологии.
Эдвард Артурович Араб-Оглы (19 252 001). Окончил МГИМО. Один из основоположников отечественной глобалистики и футурологии. В 60−70-годы ХХ века читал спецкурсы и участвовал в научных проектах МГИМО.
Я познакомился с Эдвардом Артуровичем в середине 60-х гг. В молодости и в пожилые годы он производил впечатление внешней и внутренней утонченности, корректности при самых горячих спорах. Споров он не избегал. Но даже если противоречия не сглаживались, компромисс не находился, от споров с ним оставалось приятное ощущение изящной постановки вопросов и доброжелательности.
Встречались мы в ту пору на разных & quot-площадках"-: на семинарах и & quot-круглых столах& quot- Комитета молодежных организаций, Международного союза студентов в Москве и в Праге, в редакции & quot-Нового времени& quot- у Наталии Сергеевны Сергеевой, чьи редакционные летучки славились у московских международников. Встретились однажды во Франции у гостеприимного Вадима Собакина, представлявшего СССР в ЮНЕСКО, мы потом с Эдвардом Артуровичем неоднократно вспоминали. Во-первых, это был действительно праздник, который всегда с тобой, особенно Прага — любимица Араб-Оглы. Во-вторых, тогда складывалось политическое и философское поколение при всех внутренних различиях круга тем, моделей, понятий, с которыми нам предстояло пройти в последующие годы. В России, по аналогии с XIX в., это поколение & quot-шестидесятников"-, за рубежом оно известно как & quot-поколение 68-го года& quot-. Араб-Оглы был одним из ярких его представителей. Эдвард
Артурович не только разбирался в оттенках молодежных движений того времени, но он знал лидеров & quot-новых левых& quot-, их непростые отношения с руководством традиционных левых партий. В разгар бурных событий он умел отличать словесные эскапады, риторику и эпатаж левых радикалов от действительно серьезных проблем, вставших перед молодежью того времени в связи с развитием новых технологий, изменениями в социальной структуре, системе образования, информации, управлении и так далее.
Араб-Оглы был знаком со многими крупными теоретиками «нового индустриального» и «постиндустриального» общества, и некоторые из них, в частности Раймон Арон, попали в поле зрения отечественного читателя во многом благодаря статьям и комментариям Эдварда Артуровича. Как ученый-публицист, Араб-Оглы стремился, чтобы у отечественной аудитории складывался полный образ современного мира, а не только благостные картинки развитых стран. Он поддерживал оживленные контакты с теоретиками из развивающихся стран. Меня, как латиноамери-каниста, конечно, интересовали связи Эдварда Артуровича с социологами, философами, экономистами из Латинской Америки, и особенно с патриархом латиноамериканской антропологии и демографии Жозуэ де Кастро, автором знаменитой & quot-Географии голода& quot-.
Эдвард Артурович одним из первых стал писать о поколении новых левых как о поколении с глобальным ощущением современности, но как о поколении, которое «с жиру бесится» (увы, так писали некоторые наши журналисты). В его понимании это было поколение, способное сопереживать жертвам
* Продолжение. Начало в «Вестнике МГИМО Университета» № 6 (15) 2010.
Шестопал Алексей Викторович — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии МГИМО (У) МИД России. E-mail: kfmgimo@gmail. com
А.В. Шестопал
мировой бедности, тревожиться о состоянии мировой атмосферы, мирового океана.
Он помогал налаживать диалог с теоретиками и политиками новых левых, часто преодолевая предрассудки и просто невежество некоторых & quot-домашних"- ортодоксов. Много лет спустя мы вспоминали, как в & quot-Правде"- появился & quot-подвал"- известного политического обозревателя, где утверждалось, что Герберт Маркузе — старый агент ЦРУ, сознательно вбивающий клин между студенческой молодежью и рабочим классом. В леворадикальной прессе разразился страшный скандал. И Араб-Оглы на свой страх и риск выступил на пресс-конференции, по существу, с опровержением & quot-Правды"-, разъясняя, что в годы Второй мировой войны Маркузе и другие представители Франкфуртской школы, оказавшиеся в США как эмигранты-антифашисты, действительно по заказу разведки США готовили психологические портреты лидеров третьего Рейха.
68-й год резко изменил весь политический пейзаж. Справедливости ради надо сказать, что еще до августовских событий в Праге отношения не только политические, но и личные стали складываться не лучшим образом, и не только с нашей стороны. Весной 68-го года я шел по Вацлавской площади и встретил одного нашего общего с Эдвардом Артуровичем пражского знакомого, бывшего молодежного лидера, ставшего видным деятелем & quot-Пражской весны& quot-. Он шел с группой немцев. Я его дружески поприветствовал, но он, что называется, прошел сквозь меня, хотя я отлично видел, что он меня узнал. Я как-то потом рассказал об этом Эдварду Артуровичу, он горько усмехнулся и сказал: & quot-Ну вы, конечно, обиделись и ввели танки& quot-.
Хуже всего, что с осени 68-го г. переставали узнавать друг друга и некоторые старые знакомые в Москве. & quot-Оттепель"- заканчивалась, но кое-где оставались & quot-проталины"-. Сохранялась в известных пределах возможность профессиональных дискуссий в Институте общественных наук, где мы и встречались с Эдвардом Артуровичем в 70-е
— 80-е годы. Парадокс заключался в том, что после 1968-го года дискуссии в этом Институте, где обучались представители более 60 левых партий (коммунистических, социалистических, народно-демократических), наоборот, чрезвычайно обострились. Ректором туда был назначен бывший ректор МГИМО Ф. Рыженко, приведший с собой большую & quot-команду"- мгимовцев, в том числе Замошкина, заведовавшего кафедрой философии, где я работал с 70-го г. и где Эдвард Артурович периодически читал спецкурс.
По-моему, именно в Институте общественных наук Араб-Оглы первым в СССР прочитал спецкурс по глобальным проблемам современности. Несколько позднее он начал
читать спецкурсы по глобалистике и участвовать в проектах Проблемной лаборатории системного анализа международных отношений в МГИМО. Араб-Оглы настойчиво добивался включения и внимательного обсуждения глобальных проблем на симпозиумах и конференциях, в Институте общественных наук и в МГИМО, на семинарах по прогнозированию международных отношений у Д. В. Ермоленко в МИДе, на & quot-круглых столах& quot- & quot-Вопросов философии& quot-, в Философском обществе, Социологической ассоциации, Ассоциации политических наук.
Работы Араб-Оглы носили комплексный характер, опирались на методологию гуманитарных и естественных наук. В его трудах по глобалистике («В лабиринте пророчеств» (1973), «Демографические и экологические прогнозы» (1978), «Обозримое будущее: социальные последствия НТР — год 2000» (1986) были подвергнуты содержательной критике прогнозы-предостережения Римского клуба. В них также были полемически развиты идеи постиндустриального общества, введена классификация различных видов глобальных прогнозов по их характеру и срокам.
Глобальные проблемы Араб-Оглы считал преимущественно техногенными, а, следовательно, не только порожденными человеком, но и потенциально разрешимыми им. Согласно Араб-Оглы, предотвращение отрицательных последствий научно-технического прогресса, стихийности и неравномерности общественного развития, недальновидной политики государств настоятельно требовали мобилизации всего «человеческого потенциала». По его мнению, дальнейшее сохранение и развитие жизни на Земле предполагало управляемую коэволюцию человечества и всей окружающей его среды.
Вскоре стали обозначаться два основных направления в развитии отечественной глобалистики. Они выкристаллизовывались при всех нюансах, связанных с индивидуальными исследовательскими интересами, отношениями с зарубежными коллегами, личными особенностями характеров ученых. В целом эти направления соответствовали основным тенденциям становления мировой глобалистики. Их условно можно обозначить как технократическое и гуманистическое.
Технократическое направление вполне вписывалось в брежневскую разрядку и было сконцентрировано на балансе сил мировых военно-технологических центров, на переговорных процессах между этими центрами и разделе зон влияния. В зонах влияния действовали достаточно унифицированные экономические, политические и культурные стандарты соответственно либеральной вестернизации и социалистической ориентации.
Гуманистическое направление настаивало на праве всех членов мирового сообщества
Золотой фонд МГИМО
принимать участие в выработке решений по глобальным экономическим, политическим, культурным, экологическим и прочим проблемам, контролировать выполнение этих решений, иметь гарантии против давления со стороны мировых центров силы. Араб-Оглы был активным сторонником и разработчиком именно этого направления, во многом легшего в основу нового политического мышления времен Горбачева.
Эдвард Артурович глубоко переживал события 90-х гг. — национальные и общемировые. Он оставался верен глобальным масштабам. Его тревожило и огорчало, что Россия теряет позиции не только в реальной мировой политике, но и в теоретическом осмыслении мировых проблем, что мы замыкаемся на узких национальных вопросах и не видим, что сами эти национальные проблемы требуют не провинциального, а планетарного подхода.
Эдвард Артурович выступил на первых Горчаковских чтениях в МГИМО с развернутым докладом, убедительно доказывая, что современный мировой кризис не может быть преодолен без решения национального кризиса в России. И что, в свою очередь, национальный кризис в России не может быть преодолен без нацеленности российской внешней политики на решение общемировых проблем. & quot-Изоляционистские, эгоистические подходы,
— говорил Араб-Оглы, — саморазрушительны для России, чужды российской истории, традициям и культуре& quot-.
Человек, которого зовут Эдвард, да еще Артурович и который носит фамилию Араб-Оглы, не может не задумываться над проблемами взаимоотношений Запада и Востока. Эта тема неоднократно присутствовала в наших беседах в разные периоды и с особой силой зазвучала в 90-х гг.
Эдвард Артурович крайне настороженно относился к попыткам противопоставить европейскую культуру миру ислама, считая, что эллинистическая античность, Ветхий и Новый Заветы, ислам составляют единое поле европейской истории и культуры. Кстати, отвлекаясь от общетеоретических рассуждений, еще раз скажу, что редко кто по своему складу, манере поведения, мышлению так соответствовал бы эталонам европейской культуры, как Араб-Оглы.
Проблемы взаимоотношения мировых религий и культур мы не раз обсуждали совместно с Араб-Оглы и другим мгимовцем, Николаем Ковальским, который с 70-х гг. в сотрудничестве с теологами Венского университета организовывал международные встречи марксистов и христиан.
Уже на первых таких встречах Эдвард Артурович говорил о том, что пробуждение социальной и политической активности мировых религий (причем тогда речь шла совсем
не об исламе, а о леворадикальной «теологии освобождения») представляет собой духовный вызов политическому рационализму Просвещения, и что на этот вызов нельзя дать узкофункциональный, технологически-силовой ответ.
Во второй половине 90-х гг. мы вместе с Араб-Оглы и Ковальским принимали участие в ряде конференций МГИМО и Дипломатической академии в рамках программы & quot-Духовно-нравственные основы внешней политики и международных отношений& quot-. Конечно, теперь разговор носил более откровенный характер и учитывал опыт прошедших лет. Духовно-нравственный компонент мирового и национального кризиса представлялся все более значительным, определяющим по отношению к другим аспектам социального развития.
Сопоставляя события 90-х и 60-х гг., мы размышляли о том, почему нравственный протест «новых левых» оказался столь непрочен, так быстро выродился в терроризм красных бригад, конформизм «новых правых», моральный релятивизм и цинизм теоретиков деконструкции. Мы говорили:
— об общей исчерпанности утопического сознания-
— о необходимости продолжения политического диалога светского гуманизма и современной теологии-
— о сохранении и переосмыслении наследия Просвещения-
— об опасности разрыва мировой и национальной традиций-
— об уникальности и взаимной дополняемости культур Севера и Юга, Востока и Запада-
— о построении новых моделей мирового сообщества.
Эдвард Артурович всегда прекрасно писал и выступал. Но больше всего я благодарен ему за эти десятилетия увлекательных бесед, в которых так ярко раскрывался талант его смелой и благородной мысли.
Shestopal A.V. Faces and Generations.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой