Логико-философская интерпретация и лингвистический аспект категории времени

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81: 1+8136
ЛОГИКО-ФИЛОСОФСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИМ АСПЕКТ КАТЕГОРИИ ВРЕМЕНИ
© Э. А. Насырова
Башкирский Государственный университет Россия, Республика Башкорстостан, 450 074 г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.
Тел.: +7 (347) 273 28 42.
E-mail: elina_nasyrova@mail. ru
Статья посвящена проблеме интерпретации категории времени. Вопрос о природе времени, о существовании объективного времени, независимого от человеческого сознания, и субъективного времени, воспринимаемого и переживаемого человеком, на протяжении веков решался по-разному. Исходя из традиций философской мысли, следует различать время онтологическое (бытийное) и перцептуальное (субъектное). В последнее время наряду с философией и естественными науками интерес к категории времени возрос и в лингвистике. В статье рассматриваются способы выражения категории времени в современном языке, обосновывается актуальность дальнейшего исследования данной проблемы.
Ключевые слова: время, онтологическое время, перцептуальное время, космологистическая концепция, антропологистическая концепция, языковое время, темпоральность, временной дейксис.
Категория времени принадлежит к числу универсальных понятий, играющих ключевую роль в современной науке, во всех ее дисциплинарных комплексах: как естественных, так и социальногуманитарных. Ни одна сфера человеческой деятельности не обходится без соприкосновения с реальностью времени: все, что движется, изменяется, живет, действует и мыслит, в той или иной форме пронизано временем. Но несмотря на, казалось бы, очевидность времени как объективного феномена, данного нам в ощущениях, чему несомненным подтверждением является и наш индивидуальный опыт, концептуальное осмысление времени как в истории философии, так и в науке, порождает множество различных, подчас противоположных подходов и результатов.
Анализ категории времени -одна из наиболее активно разрабатываемых тем в отечественной и зарубежной науке. Проблема интерпретации времени привлекает не одно поколение исследователей своей неисчерпаемостью и многогранностью. Оставаясь традиционной в науке, она никогда не потеряет своей актуальности, поскольку понятие времени, наряду с понятиями пространства и движения, является одной из важнейших категорий теории познания. Трактовка времени неразрывно связана с самыми фундаментальными представлениями человека о действительности — с трактовкой бытия, смысла жизни, всей человеческой деятельности — как познавательной, так и практической.
Философская интерпретация времени исходит, как известно, из разграничения 1) времени бытийного как формы реального бытия и 2) времени, отраженного в культуре, обществе и индивидуальном сознании, т. е. как самостоятельного параметра духовной жизни общества и личности. Эта вторая форма известна как время перцептуальное. Перцептуальное время играет исключительную роль среди когнитивных структур и процессов, участ-
вующих в восприятии реального мира. С его помощью реальный мир трансформируется в «проецируемый мир», который и является доступным человеческому сознанию. Перцептуальное время содержит поэтому большой субъективный элемент- с ним связано прежде всего наше «чувство времени», ощущение прошлого, настоящего и будущего, связанное со сменой переживаний, мыслей, воспоминаний и т. д. Однако, согласно диалектическому материализму, наши ощущения являются образами, копиями вещей, существующих объективно, независимо от человека. Перцептуальное время, следовательно, отражает объективно существующее, действительное время. Человеческие представления о времени и пространстве носят, несомненно, относительный характер, но из этих относительных представлений складывается абсолютная истина, эти относительные представления в своем развитии приближаются к абсолютным истинам.
Данные психологии и физиологии также убедительно подтверждают, что, во-первых, перцептуальное время не является чем-то самостоятельным (обособленным), но всегда основывается на объективных факторах и неразрывно связано с протеканием реальных процессов и, следовательно, с реальным временем, во-вторых, перцептуальное и реальное время в основном соответствуют друг другу, так как порядок смены ощущений отражает порядок смены реальных явлений [1]. Однако несмотря на то что наше человеческое перцептуальное время тесно связано с реальными физическими свойствами времени, оно далеко не всегда в точности соответствует реальному времени, которое измеряется с помощью часов, но отличается от времени физического именно в силу своей реляционной, «проецируемой» природы. Таким образом, перцептуальное время рассматривается здесь как отражение всеобщей временной связи явлений объективной действительности. Определение перцеп-
туального времени включает интерпретацию его как системы понятий, адекватно отражающих как свойство объективного времени, так и субъективное преломление их в сознании.
Весомый вклад в изучение времени внесли философы-экзистенциалисты (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А. Камю, Г. Марсель), рассматривавшие эту категорию не с физической, а с духовной, нравственной, эстетической точек зрения. Жить во времени — вот экзистенциональный лозунг, способный снять множества проблем. Жить во времени, значит жить не только в собственном становлении с его непредсказуемой изменчивостью желаний и настроений, но и в изменяющейся среде желаний и настроений.
По Хайдеггеру, время должно рассматриваться как самая существенная характеристика бытия (в экзистенциализме проблема времени становится одной из центральных). Утверждая единство времени и бытия, М. Хайдеггер доказывает, что ничто сущее, кроме человека не знает о своей конечности, а значит только человеку ведомо временность, а с нею и само бытие. Причем время неразрывно связано не просто с бытием, а именно с человеческим бытием. Сущность можно раскрыть лишь в его отношении к человеку [2, с. 327].
Перцептуальное (психологическое) время связано с восприятием и переживанием времени индивидом: время то «бежит», то «замедляется», что зависит от тех или иных конкретных ситуаций. Это субъективное чувство времени и оно лишь в целом соответствует реально-физическому времени. Психологическое включает: оценки одновременности, последовательности, длительности, скорости протекания различных событий жизни, их принадлежности к настоящему, удаленности в прошлое и будущее, переживания сжатости и растянутости, прерывности и непрырывности, ограниченности и беспредельности времени. Психологическое время по многим направлениям определяется физическим временем.
Представленные в различных науках концепции времени можно разделить на два класса: космологистические (описание времени безотносительно к человеку) и антропологистические (описание времени через восприятие и понимание его человеком).
Космологистические концепции времени предлагают нам естественные науки, прежде всего, физика. Основным объектом ее исследований является материя. Законы физики действуют безотносительно к человеку.
Выдающиеся физики — Г. Галилей, Г. Лоренц, Д. Максвелл, И. Ньютон, А. Эйнштейн — классики современной науки, выдвигали различные физические концепции времени, в которых время предстает перед нами то как «вместилище самих себя и всего существующего» [3, с. 117] у И. Ньютона, то как «априорное формальное условие всех явлений
вообще» [3, с. 118] у Э. Канта, то как четвертое измерение у А. Эйнштейна. Значения данной величины в зависимости от теории то абсолютны, то относительны. «In der Physik ist die Zeit eine nach allen Erfahrungen unbeeinflussbare, jedoch nach der Relati-vitatstheorie vom Bewegungszustand eines zeitmes-senden Beobachters abhangige Grundgrofie» [4, с. 23].
Несмотря на различные толкования времени в теориях физики, господствующих в ту или иную эпоху, ученые-физики едины в одном — в определении З форм проявления времени: упорядоченность, измеримость и топологичность.
Космологистические концепции времени обладают только вышеназванными тремя свойствами, если им присваиваются иные свойства, то мы рассматриваем другие концепции. При этом любая другая концепция вторична по отношению к космологистическим, поскольку лишь дополняет их, проецируя то или иное свойство воспринимающей системы на само время.
Поскольку человеческое сознание и есть воспринимающая система, проецирующая собственные свойства на сам объект, то есть на время, мы и называем данные концепции антропологистиче-скими. О неадекватности такой проекции писал Виттгенштейн: «Eine eigentumliche logische Manipulation, die Personifizierung der Zeit» [5, с. 139].
В своей работе Гюнтер Дукс исследует представление человека о времени. Его определение времени относится именно ко времени антрополо-гистических концепций: «Zeit ist diejenige kognitive Organisation, mit der wir in der Dauer des Universums dessen Wechsel erfassen» [6, с. 36].
Порядок настоящее — прошлое — будущее, выражающий качественный аспект временной последовательности, служит определенным выражением структуры бытия как развивающейся материи. «Время (в философии), необратимая, неповторимая последовательность, характеризующаяся длительностью и актуальна переживаемая как непрестанно становящееся „теперь“ (настоящее) в единстве моментов „еще не“ (будущее) и „уже не“ (прошлое)» [7, с. 129].
Именно относительно человека, из-за развития его сознания время получает дополнительное свойство — направленное движение. Именно из направленности антропологистических концепций времени проистекает разделение на настоящее, прошедшее и будущее. В разных концепциях направление движения разное, также разнятся и мнения о том, какие временные планы реальны, а какие — нет. Августин Аврелий считал, что реальным является только настоящее и время движется из прошлого в будущее: «Совершенно ясно теперь одно: ни будущего, ни прошлого нет, и неправильно говорить о существовании трех времен: прошедшего, настоящего и будущего. Правильнее было бы, пожалуй, говорить так: есть три времени: настоящее прошедшего, настоящее настоящего и настоящее бу-
дущего. Некие три времени эти существуют в нашей душе, и нигде в другом месте я их не вижу: настоящее прошедшего — это память- настоящее настоящего — его непосредственное созерцание- настоящее будущего — его ожидание» [3, с. 117].
Можно встретить и иные подходы, утверждающие, что прошлое реально, потому что оно уже состоялось, в то время как будущее и настоящее еще не состоялись.
На основе физического времени, чьи свойства описаны в космологистических концепциях, человек создает свое собственное внутреннее время. Он изменяет структуру свойств физического времени, накладывая ограничивающие факторы, рожденные сознанием и восприятием, на эти свойства. «Человек живет и функционирует не только в пространстве и времени реального физического, социально -го мира, а еще в своих личных индивидуальных пространстве и времени, зависимых от него, им же обусловленных, без него невозможных, но объективно реальных так же, как объективно реально существует сам субъект» [3, с. 119].
Если философов и естествоиспытателей проблемы времени занимают уже несколько тысячелетий, то интерес к ним со стороны лингвистов возник сравнительно недавно. Под лингвистическим аспектом категории времени понимается, как правило, отображение некоторой модели реального времени в языке. Невозможно глубоко раскрыть общее понятие времени, не учитывая характер восприятия временных отношений человеческим сознанием и оформления их средствами языка. Время в языке можно отнести к числу категорий, с помощью которых определяется соотношение между лингвистической и экстралингвистической деятельностью человека. Время относится к числу таких понятий, которые не только описываются при помощи языка, а выявляются в нем самом, в его лексике и грамматическом строе [8].
Время, передаваемое средствами языка, это отражение реального времени через посредство времени перцептуального, а организация его обусловлена закономерностями реального мира и обладает в то же время своеобразием, порожденным особенностями механизма отражения времени в языке.
Время языковое выражает своими формами отношения времени реального осуществления обозначаемых этими формами действий к моменту речи о них. В этом смысле языковое время связано с выражением объективного времени. Но семантика временных форм не исчерпывается соотнесением событий с объективным временем в его свойствах, а включает в себя их логико-языковое осмысление. Выражаемые языковыми средствами временные отношения, хотя и существуют объективно и независимо от говорящих, тем не менее непосредственно связаны с участниками и ситуацией общения. В отличие от пространства, которое
предметно и статично, время событийно. Поэтому важная особенность языкового времени — его си-туативность. Действительно, временной дейксис говорения неизбежно эгоцентричен, так как всегда определяется самим говорящим, который, собственно, и произносит «сейчас», «теперь», т. е. точкой отсчета в темпоральном дейксисе выступает Я, представленное говорящим. С другой стороны использование форм языкового времени обусловлено объективно, и говорящий, выбирая соответствующие единицы, действует по принуждению объективной реальности. Точка отсчета, выступающая как момент речи для говорящего, понимается при этом не как реальное время акта речевой коммуникации, а как некая «грамматическая идеализация, отражающая это время, как „элемент коммуникативной модели“» [9, с. 47]. Момент речи постоянно присутствует в сознании говорящего при восприятии и осознании им реального времени, выступая как критерий выделения временных сфер «настоящее», «прошлое» и «будущее» и создавая потенциальные семы у временных форм. Так как в семантике языковых форм отражаются не только и не столько субстанциональные свойства физического времени, сколько отношения человека к реальному времени, время языковое выступает отраженной формой времени, а будучи отраженным, оно может приобретать относительную самостоятельность от реальных временных характеристик описываемых событий.
В языке проблема лингвистического выражения времени находит отражение в понятии темпо-ральности.
Темпоральность в широком смысле понимается как концептуальная категория, в основе которой лежит временная характеристика действия или состояния, которая опирается на различные морфологические, синтаксические, лексические и прочие средства языкового выражения времени. «Являясь векторной категорией, темпоральность отражает специфику временного дейксиса, обозначающего как внеязыковой момент речи, так и другие возможные точки отсчета, например, точки пространства, представляющие собой вторичные модификации временных отношений» [10, с. 10].
Темпоральность-это категория, соотнесенная, с одной стороны, с объективным (реальным) временем, с другой стороны, с отражением временных характеристик и отношений действительности в сознании людей. Необходимо подчеркнуть, что эта категория не существует вне языковых средств ее выражения [11, с. 249−250]. Следовательно, темпо-ральность (языковое время) -это своеобразная двуплановая объективно-субъективная категория, которую можно представить как особую форму познания мира, сочетающую в себе свойства реального и субъективного времени.
Совокупность языковых средств, объединенных на основе общего семантического признака,
изучается в рамках теории функциональносемантической грамматики. Грамматическая категория времени глагола образует центр (грамматическое ядро) функционально-семантической категории темпоральности. А. В. Бондарко определяет понятие темпоральности следующим образом: «Рассматриваемая семантическая категория отражает языковую интерпретацию восприятия человеком времени обозначаемых ситуаций по отношению к моменту речи говорящего или иной исходной точке отсчета» [12, с. 473].
Е. В. Терехова отмечает: «Модель темпораль-ности можно представить как спроецированную на языковую плоскость спираль, охватывающую все уровни языка» [13, с. 7]. Другими словами, время входит в содержательную сторону языка, присутствуя на всех уровнях языкового пространства. Вместе с тем, темпоральность — это базирующееся на категории времени функционально-семантическое поле, охватывающее грамматические (морфологические и синтаксические), лексические, а также комбинированные (лексико-синтаксические) средства языка, используемые для выражения данной категории в языке.
Неодинаковое количество временных форм в различных языках объясняется тем, что семантика этих форм неоднородна в том смысле, что формы одного языка выражают только временное значение (настоящее, будущее или прошедшее), т. е. отношение между временными отрезками- в некоторых языках на временные значения могут накладываться модальные признаки, а также темпоральные значения форм могут быть осложнены таксисными значения (значения предшествования, одновременности и следования). «Разное количество временных форм в разных языках и различные комбинации семантических признаков в плане содержания каждой из форм и образуют идиоэтническую специфику категории времени в разных языках» [14, с. 161].
Таким образом, категория времени является объектом систематического изучения целого ряда наук и находит свое отражение в различных концепциях, сформулированных специалистами раз-
ных научных направлений. Исходя из философской интерпретации времени, различают время онтологическое как форму отражения объективно существующего бытия и время субъективное (перцептуальное), выраженное в культуре, языке, обществе и индивидуальном человеческом сознании. Наряду с философами и естествоиспытателями, большой интерес к исследованию проблемы времени возник в последнее время и среди лингвистов. Под лингвистическим аспектом категории времени понимается отображение в языке реального физического времени с помощью различных языковых средств.
ЛИТЕРАТУРА
1. Мостепаненко А. М. Проблема универсальности основных свойств пространства и времени. Л.: Наука, 1969. 232 с.
2. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. 447 с.
3. Потаенко Н. А. Время в языке (опыт комплексного описания). // Логический анализ языка. Язык и время. М.: Издательство «Индрик», 1997. C. 113−121.
4. Der Brockhaus multimedial 2006 premium. Mannheim: Bib-liographisches Institut & amp- F.A. Brockhaus AG, 2006. URL: http: //www. brockhaus-multimedial. de
5. Wittgenstein L. Tractatus logico-philisophicus. Tagebucher 1914- 1916. Philisophische Untersuchungen, Werkausgabe Band 1. Baden-Baden: Suhrkamp, 2001. 621 S.
6. Dux G. Die Zeit in der Geschichte. Ihre Entwicklungslogik vom Mythos zur Weltzeit. Baden-Baden, Suhrkamp, 1999. 483 S.
7. Новая иллюстрированная энциклопедия. Кн. 4. М.: Большая российская энциклопедия, 2001. 255 с.
8. Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1945. 288 с.
9. Веденькова М. С. Временная дифференциация и временная детерминированность глагольного действия // Глагол в германских и романских языках. Днепропетровск: 1982. С. 46−57.
10. Петрянина О. В. Локативность как периферийное средство выражения. Самара: Изд-во СамГПУ, 2007. 26 с.
11. Насырова Э. А. Функционально-семантическое поле фу-туральности в современном немецком языке // Актуальные проблемы современной лингвистики глазами молодых ученых. Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. С. 249−254.
12. Бондарко А. В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка. М.: Языки славянской культуры, 2002. 736 с.
13. Терехова Е. В. Лексические средства выражения темпоральных понятий в немецком языке. М., 2000. 209 с.
14. Мурясов Р. З. Типология глагола в разноструктурных языках. Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. 328 с.
Поступила в редакцию 14. 10. 2011 г. После доработки -13. 12. 2011 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой