Особенности трансформации политической системы российской Федерации на этапе становления

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТЕМА НОМЕРА
Г. В. Агеев, А. К. Сковиков, Б.Ф. Усманов
ОСОБЕННОСТИ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ЭТАПЕ СТАНОВЛЕНИЯ
Аннотация
В преддверии парламентских и президентских выборов рассмотрены особенности трансформации российской политической системы на этапе ее становления. Аргументировано, что характерной чертой политической системы России на этапе ее становления является протекание процесса трансформации в рамках авторитарных методов управления. Данная тенденция является закономерным следствием исторического и культурного развития российского общества, особенностью менталитета российского народа. Обосновано, что в результате проводимых реформ общество потеряло доверие к власти, что, в свою очередь, сказалось на стабильности самого общества, утратившего устойчивость перед лицом кризиса. Подобного рода деятельность власти создала неустойчивую конструкцию политической системы, вызывающую политическое недовольство населения и как следствие — кризис самой политической системы. В современной России есть потребность в формировании эффективных институтов гражданского общества, которые могли бы поддерживать политическую систему в относительно устойчивом состоянии.
Ключевые слова:
Россия, государство, гражданское общество, политические интересы, политическая система, трансформация.
G. Ageev,
A. Skovikov,
B. Usmanov
FEATURES OF TRANSFORMATION OF POLITICAL SYSTEM OF
THE RUSSIAN FEDERATION AT A FORMATION STAGE
Abstract
In the run-up to parliamentary and presidential elections features of transformation of the Russian political system at a stage of her formation are considered. It is reasoned that characteristic feature of political system of Russia at a stage of her formation is course of process of transformation within authoritative methods of management. This tendency is a natural consequence of historical and cultural development of the Russian society, feature of mentality of the Russian people. It is proved that as a result of the carried-out reforms society has lost trust to the power that, in turn, has affected stability of the society which has lost stability in the face of crisis. Activity of the power of this sort has created the unstable design of political system causing political discontent of the population and as a result — crisis of the most political system. In modern Russia there is a need for formation of effective institutes of civil society which could support political system in rather steady state.
Key words:
Russia, state, civil society, political interests, political system, transformation.
Вопросы трансформации политических систем рассмотрены политологами — В. И. Буренко [1- 2], О. Е. Гришиным [3- 4- 5], О. Ф. Шабровым [9- 10- 11- 12] и др. Однако современные политические события на мировом политическом поле требуют научного осмысления нашего исторического прошлого с целью минимизации негативных проявлений в преддверии новых парламентских и президентских выборов в 2016—2017 гг. Действительно российская политическая система ранима ввиду отсутствия эффективных институтов гражданского общества.
Становление политической системы России, на наш взгляд, необходимо рассматривать с момента избрания Б. Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР и изменений, произошедших в системе государственного управления страной. По его инициативе Ельцина в РСФСР были сформированы альтернативные структуры власти по отношению к СССР. На протяжении 1990−1991 гг. был провозглашен суверенитет России- избран глава государства — Президент Российской Федерации- создан Российский государственный банк- приняты республиканский бюджет и ряд законов, в том числе закон о собственности в РСФСР- началось формирование российской судебной власти, причем с установлением приоритета российских законов над союзными- была принята программа экономических преобразований в стране.
События августа 1991 г. формально послужили оправданием политики Президента России, роспуска КПСС и ее Центрального комитета, что отразилось на изменениях в государственно-партийных структурах Советского Союза.
Социально-экономические преобразования в 90-е годы ХХ века осуществлялись в условиях диспропорций в системе управления государством. С момента формирования республиканских органов власти не был продуман и реализован механизм взаимодействия исполнительной и законодательной ветвей власти. Верховный Совет, с одной стороны, и Президент России — с другой, претендовали на монопольное управление и не стремились к формированию нормативной правовой базы, позволяющей на уровне закона определить пределы своей компетенции. Это не могло не отразиться и на взаимодействии центральных и региональных органов власти. Л. Шевцова отмечала, что «система власти, образованная в 1991 г. в России на основе искусственного склеивания институтов, принадлежавших различным эпохам, не могла быть функциональной» [13, с. 146].
Противоречия, имевшие место перед исполнительной и законодательной ветвями власти, вылились в вооруженное столкновение и силовое подавление одной из сторон. Президент Российской Федерации и его окружение одержали победу и впоследствии стали определять вектор дальнейшего развития политической системы.
Российская политическая элита 90-х годов прошлого столетия оказалась неспособной выйти из кризиса путем структурных изменений прежней тоталитарной системы в русле модернизации и гуманизации под лозунгами демократизации, ускорения и гласности. Это, в частности, обусловлено отношением россиян к демократии.
Обратимся к социологическим исследованиям, которые провели ВЦИОМ и ФОМ в начале 90-х годов прошлого столетия с целью выяснения отношения россиян к демократическим преобразованиям в стране. Большинство российских граждан затруднялись в определении характерных демократических черт. В частности, согласно исследованиям ВЦИОМ в июне 1993 г. лишь 9%, в октябре 1994 г. лишь 13% заявляли о том, что знают, что такое демократия, 41−46% - имели общее представление о демократии, 50% в 1993 г. и 43% в 1994 г. заявили о том, что мало знают, что это такое или вообще затруднялись ответить. К 1996 г. ситуация изменилась мало. Ясное представление о демократии имели 12%, общее представление — 46% и мало знали или затруднялись ответить 41% респондентов. Более того, 57% согласились с формулировкой, что «главная проблема становления демократии в России — люди сами не знают, что для них было бы лучше» [7, с. 32−33]. Это отчасти объясняется менталитетом российского народа, а также отсутствием политико-правовой культуры, обусловленной, в том числе, пробелами в системе политологического образования.
В России, как и в ряде других государств на постсоветском пространстве, многие социально-политические институты были быстро разрушены, в то время как новые еще не были сформированы в том объеме, чтобы заполнить образовавшийся вакуум с целью консолидации общества вокруг базовых ценностей. Произошла трансформация ценностей, причем на начальном этапе становления политической системы новая система ценностей не сложилась, так как в обществе проявились негативные явления в виде коррупции, преступности, распространения наркомании в молодежной среде, проституции и т. п. Новая политическая власть не имела возможностей оказать влияние на минимизацию последствий негативных социальных явлений. Россияне в начале 90-х годов прошлого столетия «поняли, что современный западный капитализм предоставляет
обычному человеку гораздо больше материальных благ и услуг, чем социализм в СССР. Поэтому для советских людей демократическая система стала привлекательной не в силу особой притягательности ее ценностей, а потому что она оказалась более эффективной в социальном плане. Это и привело к утверждению в массовом сознании инструментального отношения к демократии» [8, с. 33]. Россияне связывали демократию с повышением личного благосостояния, комфортности и с предоставлением условий для самореализации.
На этапе становления политической системы России в российском обществе не существовало консенсуса в представлении о демократическом устройстве государства, большинство населения, как и политическая элита, находилось в состоянии неопределенности в выборе вектора развития политической трансформации. Таким образом, «в ситуации неспособности власти решать проблемы простых людей происходит возврат к традиционным представлениям советского и дореволюционного прошлого, некоторые из которых носят и вовсе архаичный характер» [7, с. 34].
В результате трагических событий октября 1993 г. произошло устранение «двоевластия» в политической системе. Отсутствие оппозиционных сил, а также влиятельных институтов гражданского общества позволило Президенту России инициировать принятие новой Конституции, оформившей структуру политической системы, в которой был ослаблен институциональный механизм сдержек и противовесов, полномочия определять вектор политического развития были предоставлены главе государства. Наработки ученых в области моделирования социальных процессов с целью сохранения Советского Союза и выхода на новый уровень социально-экономического развития в результате большого «рывка» в экономике не нашли поддержки среди федеральной политической элиты.
Борьба политических элит за власть закончилась победой реформаторов «новой волны» над прежней политической элитой (с помощью поддержки народа против путчистов), а затем — усилением политической роли президента при принятии решений и определении политического курса.
Возникновение Российской Федерации как самостоятельного государства после распада СССР — это принципиально новое историческое явление в сравнении с тем, что происходило в стране на предшествовавших этапах. Тем не менее, ученые до сих пор спорят, произошла в России социальная революция или нет. Например, Т. Заславская считает, что новой социальной революции в России не было. «В действительности имела место эволюция, в основе которой лежало, однако, не постепенное и последовательное развитие, а цепочка сменяющих друг друга кризисов… Ради-
кальные либерально-демократические реформы фактически вылились в ограбление общества горсткой, в общем, случайных людей. Начавшаяся затем спонтанная трансформация в условиях отсутствия у правящей элиты стратегии и политической воли имела следствием… крайнее ослабление государства и тотальную криминализацию общества» [6, с. 189].
Узаконив право частной собственности и перейдя от плановой экономики к рыночной, ликвидировав воплощавшуюся во властной монополии КПСС политическую и идеологическую однополюсность и учредив выборный законодательный институт парламентского типа, формируемый на многопартийной основе, т. е. изменив системные параметры развития общества, Россия тем самым произвела социальную революцию. Все революции первоначально приводят к ослаблению государства, социальному хаосу и криминализации общества, а впоследствии, как правило, новая политическая элита, заинтересованная в сохранении политической власти, посредством усовершенствования системы управления властных институтов всех уровней, а также путем изменения нормативной правовой базы пытается установить стабильную политическую систему.
Российская Конституция, принятая на референдуме в 1993 г., впервые в отечественной истории провозгласила первичность по отношению к государству прав и свобод человека, объявив их «высшей ценностью» и признав их естественную, природную обусловленность: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ст. 2). До этого права и свободы могли быть только дарованы «отеческой» властью «сверху», будь то самодержавно-монархическая или советско-коммунистическая. Кроме того, права и свободы впервые стали главным источником формирования новой власти и соответственно ее легальности и легитимности. Общенародные, прямые выборы не только депутатов Государственной Думы, но и главы государства с определением сроков действия их полномочий означали юридически фиксированный разрыв с российской традицией властвования, предполагавшей приоритет государства над обществом и его правами.
Многовековая политическая традиция единовластия, как свидетельствует социально-политическая реальность, при этом почти не была поколеблена. Единовластие, если можно так выразиться, стало избираемым и перестало быть пожизненным с учетом специфически формирующегося института «преемничества». Оставив в прошлом старые формы, отечественное единовластие обрело новые черты. Следует обратить внимание на то, что неформальный институт «преемничества» не оказывает, как показывает практика, какого-либо негативного деформирующего влияния на
сложившуюся политическую систему, скорее наоборот, — придает ей стабильность, а легитимность политической власти подтверждается формированием ее представительных органов на основе демократической процедуры — открытых выборов.
Вместе с тем, как считает А. Рябов, «одна из главных особенностей трансформации. заключается в том, что устойчивых процедур власти до сих пор не существует. политический процесс. подчинен выяснению вопроса о том, кто будет следующим Президентом России и какая у него будет команда» [8, с. 42].
Утратив опору в общих идеологических принципах как религиозных, так и светских, власть сохранила свою прежнюю суть в юридических полномочиях главы государства. По Конституции 1993 г. под монопольным контролем Президента Р Ф находится федеральная исполнительная власть и ее формирование, он обладает правом отклонять принимаемые парламентом законопроекты и значительными возможностями влиять на состав органов суда и прокуратуры. Президент не представляет ни одну из трех ветвей власти, но в той или иной степени возвышается над каждой из них и всеми вместе в качестве четвертой ее ветви: именно он «определяет основные направления внутренней и внешней политики государства» и «является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина» (ст. 80). На практике оказалось, что гарантируется, прежде всего, право самой власти или ее персонификации в лице президента.
В постсоветской России воспроизведена властная модель, во многом схожая с той, которая существовала в стране в последнее досоветское десятилетие: полномочия российского президента близки к полномочиям российского самодержца в 1906—1917 гг. В этом контексте новая Конституция Р Ф была «личным кодексом» Б. Ельцина и использовалась как инструмент борьбы за власть.
Примечательно, что еще в период подготовки проекта Конституции и работы Конституционного совещания Б. Н. Ельцин не отрицал, что полномочия президента действительно значительные, объясняя это сложившимися традициями и менталитетом граждан России. В принципе он был прав. Всякая форма правления имеет свои преимущества и недостатки. Вопрос о том, какая из них — президентская или парламентская — подходит для России, может еще дискутироваться, но бесспорно одно — исторический «выбор» оказался в русле традиционного архетипа российского политического сознания, отдавшего предпочтение «родной колее» самодержавной государственности.
Однако с самого начала функционирования политической системы и практик осуществления политического режима возникло противоречие между организацией власти (системными параметрами) и способом осуществления власти. Власть президента постепенно начала брать под свой контроль все политические организации российского общества: исполнительную, законодательную и судебную власти, партийную систему и общественно-политические организации, разрушая тем самым демократические функции политического процесса, механизмы артикуляции, агрегации интересов, формирующие требования на «входе» политической системы для реализации их в качестве принятия государственных решений на «выходе». Оказалось, что власти не нужны требования народа, ей нужна только его поддержка.
А. Рябов отмечает: «. вполне закономерно, что для общественной системы, где государство не просто организация для обслуживания интересов населения, а некая самодостаточная и самодовлеющая субстанция, формирующая цели, смыслы и программы, неизбежным является ограничение конкуренции… через определенные циклы развития, государство предпринимает целенаправленные усилия для ограничения конкуренции в различных сферах общества — в политике, экономике, общественных отношениях, позднее — СМИ. Поэтому постепенное сокращение конкуренции в политической системе становится еще одним проявлением воспроизводства традиции» [8, с. 51].
Власть реализуется исходя из своих собственных потребностей и интересов. Обратная связь между властью и обществом оказалась нарушенной. В политической системе все взаимосвязано, поэтому деформации подверглись системные функции процесса: коммуникации из диалога превращаются в монолог власти с обществом, демократические процессы рекрутирования новых политических лидеров заменяются подбором своих по принципу знакомства и личной преданности.
Политическая система России стала определяться демократически-авторитарным режимом. Эволюция всей политической системы — это последовательное укрепление демократически-авторитарного режима.
Воспользовавшись политической неопытностью большинства российского электората, новая власть навязала обществу свои правила игры. Президент пытался взять инициативу демократических преобразований на себя, нередко игнорируя роль представительской ветви власти. Таким образом, в России не был осуществлен один из важнейших принципов парламентаризма — построение системы сдержек и противовесов, позво-
ляющий осуществлять как взаимодействие ветвей власти, так и их взаимный контроль за деятельностью друг друга.
Главой российского государства и исполнительной ветви власти является Президент Российской Федерации. По Конституции 1993 г. он получил очень широкие полномочия по сравнению с Конституцией 1978 г. В качестве главы государства он определяет политику, назначает с согласия Государственной Думы Председателя Правительства Российской Федерации, принимает решение об отставке правительства, федеральных министров, представляет кандидатуры для назначения на должности судей Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Генерального прокурора РФ, является Верховным Главнокомандующим. По Конституции Президент Р Ф сосредоточивает в своих руках всю полноту исполнительной власти. Ему непосредственно подчиняются правительство, силовые министерства и ведомства. Кроме того, он наделен существенными законодательными полномочиями, правом на издание указов, правом на отлагательное вето в отношении решений Федерального Собрания, правом роспуска Государственной Думы в случае троекратного отклонения ею предложенной Президентом Р Ф кандидатуры премьер-министра. В то же время отмена президентского вето Государственной Думой практически невозможна, так как для этого в двух палатах при повторном голосовании необходимо набрать не менее 2/3 голосов.
Согласно структуре государственного управления высшим законодательным органом является Федеральное Собрание, состоящее из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы. В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации. К предметам ведения Совета Федерации относятся: назначение выборов Президента и отстранение его от должности, назначение на должности судей Конституционного суда, Верховного суда, Высшего Арбитражного суда, Генерального прокурора Российской Федерации, утверждение изменений границ между субъектами Федерации, утверждение указов Президента о введении чрезвычайного положения и т. д.
К предметам ведения Государственной Думы относятся: решение вопроса о доверии Правительству, выдвижение обвинения против Президента для отрешения его от должности, объявление амнистии, назначение и освобождение от должности председателя Центрального банка и т. д. Все федеральные законы принимаются Государственной Думой и в течение пяти дней передаются на рассмотрение Совета Федерации. Обязательному рассмотрению в Совете Федерации подлежат принятые Государственной Думой федеральные законы по вопросам бюджета, налогов,
сборов, валютного, финансового, таможенного регулирования, денежной эмиссии, ратификации и денонсации международных договоров, а также вопросы границы, войны и мира.
Исполнительную власть в России непосредственно осуществляет Правительство Российской Федерации. Оно состоит из Председателя Правительства, его заместителей и ряда федеральных министров. Правительства издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. Председатель Правительства Р Ф назначается Президентом Р Ф с согласия Государственной Думы и организует работу Правительства, временно исполняет обязанности Президента, если тот не в состоянии их выполнять.
Судебная власть в Российской Федерации представляет собой согласно Конституции соединение трех структур: Конституционного суда Российской Федерации и не связанных с ним конституционных судов отдельных республик в составе Российской Федерации- Высшего Арбитражного суда и системы арбитражных судов- Верховного суда и системы судов общей юрисдикции.
Таким образом, Конституция 1993 г. заметно ограничила функции парламента, в результате возник дисбаланс силы в пользу президента, получившего самые большие полномочия по сравнению с президентами других государств. Одновременно в этот период вместо Советов в субъектах Федерации образовались такие же органы трех ветвей власти — законодательной, исполнительной и судебной.
Конституция России формально определила необходимые параметры развития новой политической системы по пути демократии. Вместе с тем она отличается от западноевропейских тем, что согласно основным законам стран Старого Света главным субъектом социально-политических процессов являются граждане, а институты гражданского общества оказывают влияние на проведение политического курса.
Демократия как ориентир послужила в России процессу обновления и осовременивания российской власти, но и одновременно сохранению ее «особости» как самодержавной — самодержавной, по сути, и демократической лишь по форме. Конституция Р Ф, официально признанная демократической, юридически утверждает президента главным субъектом политического процесса и наделяет его огромными полномочиями.
В год принятия Основного закона государства — Конституции Р Ф фондом «Общественное мнение» было проведено исследование, согласно которому в 1993 г. лишь 22% признали установившийся режим в России демократическим (против были 52%), в 1995 г. — 63% считают, что демо-
кратия в России необходима, и 73% отмечают, что находящиеся у власти компрометируют эту форму правления [7, с. 33].
Ю. Левада на основе анализа социологических исследований пришел к выводу, что «постоянное невыполнение властью своих обещаний: невыплаты зарплаты и т. п. вызывают у россиян скорее не протест и возмущение, а стремление приспособиться к ситуации и уклониться, в свою очередь, от исполнения собственных обязательств: уплаты налогов… и т. п.» [7, с. 35]. Он прав, когда говорит, что в общественном мнении большинства россиян на этапе становления политической системы была уверенность в том, что в новых социально-экономических реалиях нельзя жить, не нарушая законы. При этом слабость институтов политической власти приводила к невыполнению властью своих обещаний, а это, в свою очередь, влекло ответную реакцию граждан, у которых появилось моральное право обманывать власть.
За годы руководства первого Президента России утвердилась тенденция отчуждения власти от общества. К концу первого этапа развития трансформации политической системы в России сложилась система власти, которой присущи следующие черты: сконцентрировав большие полномочия в руках главы государства и начав перестройку системы управления, ей не удалось сбалансировать отношения между всеми ветвями власти- президент не смог выстроить систему власти, которая могла бы работать в сложившихся условиях, поэтому в основном все усилия системы были направлены на борьбу внутри нее самой- наличие, по сути, неограниченной президентской власти предопределило неэффективность управления, с одной стороны, а с другой — позволило дистанцироваться власти от общества.
В результате проводимых реформ общество потеряло доверие к власти, что, в свою очередь, сказалось на стабильности самого общества, утратившего устойчивость перед лицом кризиса. Подобного рода деятельность власти создала неустойчивую конструкцию политической системы, вызывающую политическое недовольство населения и как следствие — кризис самой политической системы. В современной России есть потребность в формировании эффективных институтов гражданского общества, которые могли бы поддерживать политическую систему в относительно устойчивом состоянии.
Литература
1. Буренко В. И. Консерватизм и традиционализм в политическом процессе современной России // Вестник Университета (Государственный университет управления). 2014. № 7.
2. Буренко В. И. Россия от властвования — к политической системе // Научные труды Московского гуманитарного университета. 2015. № 3(171).
3. Гришин О. Е. Устойчивость политической системы: понятие, подходы, регуляторы // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1.
4. Гришин О. Е. Взаимосвязь государства и политической системы: теоретический аспект // Евразийский юридический журнал. 2015. № 4(83).
5. Гришин О. Е. Политическая система: некоторые подходы к анализу, функционированию и адаптации // Евразийский юридический журнал. 2015. № 5(84).
6. Заславская Т. И. Социетальная трансформация российского общества. М.: Дело, 2002.
7. Образы российской власти: от Ельцина до Путина. М., 2008.
8. Рябов А. Взаимосвязь преемственности традиций и политических изменений в практике современной российской трансформации. // Современная Россия. М., 2008.
9. Шабров О. Ф. Стандарты качества в государственном управлении и политике // Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование. 2009. Т. 2. № 4.
10. Шабров О. Ф. Испытание разнообразием: пределы управления в современном мире // Государственная служба. 2007. № 2.
11. Шабров О. Ф. Политическая система: демократия и управление обществом // Государство и право. 2004. № 5.
12. Шабров О. Ф. Неоднозначный потенциал русской матрицы // Власть. 2014. № 2.
13. Шевцова Л. Режим Бориса Ельцина. М., 1999.
References
1. Burenko V.I. Konservatizm i traditsionalizm v politicheskom protsesse sovremennoi Rossii. Vestnik Universiteta (Gosudarstvennyi universitet uprav-leniya). 2014. № 7.
2. Burenko V.I. Rossiya ot vlastvovaniya — k politicheskoi sisteme. Nauch-nye trudy Moskovskogo gumanitarnogo universiteta. 2015. № 3(171).
3. Grishin O.E. Ustoichivost'- politicheskoi sistemy: ponyatie, podkhody, regulyatory. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2015. № 1.
4. Grishin O.E. Vzaimosvyaz'- gosudarstva i politicheskoi sistemy: teo-reticheskii aspekt. Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2015. № 4(83).
5. Grishin O.E. Politicheskaya sistema: nekotorye podkhody k analizu, funktsionirovaniyu i adaptatsii. Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2015. № 5(84).
6. Zaslavskaya T.I. Sotsietal'-naya transformatsiya rossiiskogo ob-shchestva. M.: Delo, 2002.
7. Obrazy rossiiskoi vlasti: ot El'-tsina do Putina. M., 2008.
8. Ryabov A. Vzaimosvyaz'- preemstvennosti traditsii i politicheskikh izme-nenii v praktike sovremennoi rossiiskoi transformatsii. Sovremennaya Rossiya. M., 2008.
9. Shabrov O.F. Standarty kachestva v gosudarstvennom upravlenii i politike. Problemnyi analiz i gosudarstvenno-upravlencheskoe proektirovanie. 2009. T. 2. № 4.
10. Shabrov O.F. Ispytanie raznoobraziem: predely upravleniya v sovre-mennom mire. Gosudarstvennaya sluzhba. 2007. № 2.
11. Shabrov O.F. Politicheskaya sistema: demokratiya i upravlenie ob-shchestvom. Gosudarstvo i pravo. 2004. № 5.
12. Shabrov O.F. Neodnoznachnyi potentsial russkoi matritsy. Vlast'-. 2014. № 2.
13. Shevtsova L. Rezhim Borisa El'-tsina. M., 1999.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой