Разработка и исследование иммунолипосомальных конструкций in vitro

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы


ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ… 19
УДК 577. 115:615. 277.3. 015. 44:616−092. 4
1 2 1 2 1 1 М. Т. Зангиева, A.A. Матюшин, Д. В. Соколова, О. В. Хугаева, М. А. Барышникова, А.Ю. Барышников
РАЗРАБОТКА
И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ IN VITRO
1ФГБУ «РОНЦим. Н.Н. Блохина», Москва 2Первый МГМУ им. И. М. Сеченова, Москва
Контактная информация
Зангиева Мадина Тотразовна, младший научный сотрудник лаборатории экспериментальной диагностики и биотерапии опухолей НИИ ЭДиТО
адрес: 115 478, Москва, Каширское шоссе, 24- тел. +7(499)324−10−65 e-mail: Zangievamadina@mail. ru
Статья поступила 08. 02. 2014, принята к печати 04. 04. 2014 Резюме
В настоящее время широко исследуется возможность использования липосом для доставки противоопухолевых веществ к опухолям различных типов. В связи с особенностями опухолевого неоангиогенеза липосомы обеспечивают пассивное накопление препарата в опухоли. Активную доставку веществ в опухоль обеспечивают иммунолипосомы. В ФГБУ «РОНЦ им. H.H. Блохина» разрабатываются иммунолипосомальные препараты для таргетного транспорта противоопухолевых субстанций. Большая коллекция моноклональных антител, созданных нашем Центре, позволяет разрабатывать иммунолипосомы, направленные против антигенов различных типов опухолей. В работе использовали мышиные МКА IC0−80 против обще-Т-клеточного антигена CD5, экспрессиро-ванного на Т-клеточных лейкозах и B-клеточном ХЛЛ- IC0−25 против муциноподобного антигена MUC-1, экс-прессированного на опухолях молочной железы и яичника- IC0−180 против антигена CD20, экспрессированного на B-клеточных лимфомах- IC0−1 против антигена HLA-Dr, экспрессированного на антиген-презентирующих клетках и меланоме кожи- гуманизированные антитела Фитогерма против антигена Her2/neu, представленного на клетках рака молочной железы. В качестве препаратов использовали доксорубицин и митоксантрон. Липосомы получали методом обращения фаз с последующей загрузкой доксорубицина или митоксантрона против градиента сульфата аммония с одновременной конъюгацией МКА. Очистку дисперсий от не включившегося в везикулы препарата и неприсоединившихся антител проводили методом гель-фильтрации. Средний размер полученных иммунолипосом составил 140−152 нм. В липосомы включалось 92−98% препарата. В реакции иммунофлюорес-ценции иммунолипосомы, нагруженные доксорубицином, реагировали с 96−98% антиген-положительных клеток и не связывались с антиген-негатиными. Оценку цитотоксической активности иммунолопосом проводили в МТТ-тесте. Иммунолипосомальные конструкции доксорубицина и митоксантрона in vitro были более цитотоксичны или сравнимы по цитотоксичному действию с липосомальной формой. Более сильное цитотоксическое действие наблюдалось у иммунолипосом против рецепторов, способных к интернализации после связи с антителом. Это важно учитывать при выборе мишени иммунолипосом.
Ключевые слова: иммунолипосомы, доксорубицин, митоксантрон.
M.T. Zangieva1, A. A. Matyushin2, D.V. Sokolova1, O.V. Khugaeva2, M.A. Baryshnikova1, A. Yu. Barishnikov1 DEVELOPMENT AND INVESTIGATION OF IMMUNOLIPOSOMAL FORMS IN VITRO
1FSBI «N.N. Blokhin RCRC» RAMS, Moscow
2I.M. Sechenov First Medical State University, Moscow
Abstract
Nowadays the possibility of liposomes for delivery of antineoplastic substances to various types of tumors is widely investigated. Because of the features of tumoral neoangiogenesis the liposomes provide passive accumulation of drug in a tumor. Immunoliposomes promote active delivery of substances into a tumor. In «N.N. Blokhin RCRC» immunoliposomal preparations are developed for target transportation of antineoplastic substances. A big collection of monoclonal antibodies created in «N.N. Blokhin RCRC», allows to develop the immunoliposomes directed for antigenes of various types of tumors. In this study we used mouse monoclonal antibodies of ICO-8O against the general T — a cellular antigene of CD5, expressed on T-cellular leukosis and B cellular chronic lymphoid malignancy- ICO-25 against an antigene of MUC-1, expressed on tumors of mammary gland and an ovary- ICO-180 against an antigene of CD20, expressed on B-cellular lymphoma- ICO-1 against an antigene of HLA-Dr, expressed on an antigene-presented cells and a skin melanoma- the humanized antibodies Phitohermab against an antigene of Her2/neu presented in cancer cells of a mammary gland. Doxorubicine and mitoxantrone were employed as drugs. Liposomes were obtained using the method of phase reversal with the subsequent loading of doxorubicine or mitoxantrone against a gradient of ammonium sulfate with simultaneous conjugation of monoclonal antibodies. Immunoliposomes were separated from un-trapped drugs and unattached antibodies by gel filtration. The average size of the immunoliposomes received varied from 140 to 152 nanometers. Liposomes included 92−98% of the drug. In reaction of immunofluorescence the immunoliposomes loaded with doxorubicine, reacted with 96−98% antigene-positive cells and were not interacted with the antigene-negative cells. The assessment of immunoloposomes cytotoxic activity were carried out by means the MTT-test. Immunoliposomal forms of doxorubicine and mitoxantrone in vitro were more cytotoxic or comparable in cytotoxic effect with an effect of liposomal forms. The stronger cytotoxic effect was observed in immunoliposomes against the receptors capable to internalization after internalisation with an antibody. It is important to consider this fact while selecting the immunoliposome target.
Key words: immunoliposomes, doxorubicine, mitoxantron.
№ 2/tom 13/2014 РОССИЙСКИЙ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
Введение
Актуальной проблемой онкологии является создание новых и совершенствование старых противоопухолевых лекарственных средств [2−5- 14- 20- 25−27- 29−32- 43- 101- 110−113]. В настоящее время широко исследуется возможность использования липосом для доставки препаратов в различные типы опухолей [35−42- 44−50- 52−68- 71−75- 80−83- 87- 88- 90−94- 100]. Это обусловлено особенностями неонгиогенеза опухоли, при котором в эндотелии кровеносных сосудов имеются отверстия, через которые наночастицы могут проникать в опухоль [23- 24- 76- 78- 86- 116−122] Особенности кровоснабжения обеспечивает пассивное накопление в опухоли липосом размером до 200 нм [28- 52]. Более специфическое накопление препарата в опухоли достигается с помощью иммунолипосом [1- 7- 9- 11- 21- 33- 37- 51- 69- 70- 77- 78- 84- 85- 98]. Для нацеливания иммунолипосом на опухолевые клетки очень важно использовать МКА против антигенов, присутствующих только на поверхности клеток-мишеней, что позволило бы отличать их от клеток здоровых тканей [7- 9- 11- 18]. Иммунолипо-сомы способны эффективно проникать в клетку посредством рецептор-опосредованного эндоцитоза [9- 11- 18- 98].
Доставка лекарственных веществ с помощью иммунолипосом осуществляется в две стадии.
Вначале стерически стабилизированные ли-посомы медленно накапливаются в опухолевой ткани, достигая высоких концентраций, благодаря эффекту повышенной проницаемости и удержания [28- 115]. Для этого не требуется взаимодействия антиген-антитело, и на этом этапе преимущество иммунолипосом никак не проявляется.
Взаимодействие иммунолипосом с поверхностью клетки активирует следующую стадию — ин-тернализацию липосом в клетку посредством эндоцитоза, а также дальнейшее разрушение липосом и высвобождение лекарства в цитоплазму [17- 18].
Присоединение молекул антител к поверхности «классической» липосомы приводит к их быстрому удалению из кровотока клетками ретикулоэн-дотелиальной системы [97]. Для преодоления захвата липосом клетками РЭС были разработаны липосомы-невидимки: поверхность липосомы модифицировали полиэтиленгликолем — полимером с гибкой гидрофильной цепью, для этого ПЭГ-липидные конъюгаты встраивают в липидный бис-лой [114- 115].
Молекулы антител могут быть ковалентно связаны с поверхностью липосомы посредством короткого якоря [99- 108] или прикреплены к дис-тальным концам ПЭГ-цепей [96- 105]. Использование ПЭГ как линкера между липосомой и антителом является более предпочтительным, т.к. антитело не экранировано пространственным барьером из нитей полимера и может свободно взаимодействовать с антигеном на поверхности клетки-мишени. Было разработано несколько методов нековалент-ного (через образование комплекса биотин-авидин) и ковалентного присоединения молекул антител к ПЭГ. Для этого использовали ПЭГ-липидные конъюгаты с концевыми группами, активированными посредством биотина [103- 114], гидрозидад К-3'-(пиридилдитио)пропионата [110], малеимида [103- 107], сукцинилового эфира [95]. Кроме того, антитела могут быть присоединены к концевым карбоксильным группам ПЭГ карбодиимидным методом [99]. Все перечисленные методы требуют
предварительной модификации антител или подразумевают использование токсичных реагентов. Для одностадийного присоединения лигандов, содержащих NH2-rpynny (включая белки, пептиды и другие молекулы), к дистальным концам цепей ПЭГ в отсутствии каких-либо токсических реагентов было предложено использовать п-нитрофениловый эфир ПЭГ-липидного конъюгата (pNP-PEG-Lipid) [114]. п-нитрофенилкарбонил-ПЭГ-липидный конъюгат связывается с любым NH2-coдepжaщим лигандом с образованием стабильной и нетоксичной карбомат-ной (уретановой) связи [109- 115].
В НИИ ЭДИТО ФГБУ «РОНЦ им. H.H. Бло-хина» разрабатываются иммунолипосомальные препараты с использованных собственных МКА [6- 10- 12- 13- 22- 33- 34- 77- 79- 85- 88]. Целью данной работы стало обобщение результатов исследований по созданию иммунолипосом и определению их цитотоксического действия in vitro.
ICU-80-иммунолипосомы
против антигена CD5
В первых исследованиях по созданию иммунолипосом были использованы МКА ICO-80 против антигена CD5 [10]. Антиген CD5 является мономерным гликопротеидом с молекулярной массой 67 кДа, экспрессированным на все этапах диффе-ренцировки Т-лимфоцитов. Плотность антигена на поверхности Т-клеток повышается в процессе диф-ференцировки. Он также представлен на субпопуляции B-клеток и B-клеточном ХЛЛ. Важной характеристикой антигена является его интернализа-ция после связывания с антителом. Это может способствовать проникновению липосом в клетку и, тем самым, доставлять лекарственное средство в цитоплазму.
AHTH-CD5-HMMyHonHnocoMbi получали по следующей методике. Липосомы были приготовлены ИЗ ЛИПИДОв: PC, Chol, 1,2-дистеароил^п-глицеро-3-фосфатидилэтаноламин-^-[метокси (полиэтиленгликоля) (mPEG2000-DSPE), в мольном соотношении 2: 1: 0,15 [82]. Для этого липидную пленку суспендировали в буферном растворе, содержащем 5 мМ HEPES, 140 мМ NaClc pH 7,4 и озвучивали в течение 20 мин при слабом нагревании, затем пропускали последовательно через поликабонатные мембраны с диаметром пор 200 и 100 нм (Nuclepore) посредством мини-экструдера (Avanti Polasr Lipids). Для предотвращения экранирования молекул антител цепями полимера mPEG2000, расположенного на поверхности липосомы и защищающего ее от действия клеток РЭС, использовали полимерный линкер pNP-PEG3400 между липидом и антителом, превышающий по своей длине полимерные нити mPEG2000 [109- 115].
Для присоединения МКА IC0−80 к липосо-мам их растворяли в карбонатном буферном растворе (pH 9,0), добавляли к 1,2-диолеоил^п-глицеро-3-фосфатидилэтаноламин-Лг-[п-нитрофенилкарбонил] (pNP-PEG3400-D0PE), растворенному в Na-цитратном буферном растворе (pH 5,0), содержащем 10 мг/мл п-октил-бета-D-глюкопирозид, варьируя мольное соотношение белок: pNP3400-D0PE от 1: 20 до 1: 40. Реакционную смесь инкубировали при pH 8,8 в течение суток при +4 °С и постоянном перемешивании. Образование продукта контролировали методом высокоэффективной жидкостной хроматографии.
Несвязанные молекулы антител и п-октил-бета^-глюкопироназила удаляли посредством диализа против буферного раствора, содержащего 5
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
мМ ИЕРЕ8, 140 тМ №С1, рН 7,4, в течение суток при температуре +4 °С и постоянном перемешивании. При этом использовали диализные мешки с диаметром пор 300 кДа. Удаление свободного белка проверяли методом гель-фильтрации на носителе 8ерЬаго8е СЬ-4Б. Размер полученных липосом определяли методом динамического светорассеи-вания с помощью анализатора размера частиц. Общая концентрация липидов составила 5+20 мг/мл, размер полученных иммунолипосом — 140±10 нм.
Проверку сохранения специфической активности МКА в иммунолипосомах проводили в реакции поверхностной иммунофлюоресценции на Т-клеточной линии МОЬТ-4 и лимфоцитах здорового донора. Для этой цели МКА 1С0−80 метили кар-боксифлюоросцеином [84]. К одной липосоме прикреплялось 33+82 молекулы иммуноглобулинов в зависимости соотношения белок: ПЭГ-липид и от концентрации каждого из компонентов. Было обнаружено, что иммунолипосомы специфически связывались с СБ5+ клетками МОЬТ4 и Т-лимфоцитами периферической крови здоровых доноров и не связывались с СБ5- клетками. Специфичность связывания иммунолипосом проверяли также методом блокады СБ5-рецептора немечеными антителами 1С0−80. Оказалось, что блокирование рецептора препятствует соединению иммунолипосом с клетками. В то же время присутствие избытка немеченых антител против антигена СБ20 В-лимфоцитов человека не мешало связыванию иммунолипосом. Липосомы, не содержащие моно-клональные антитела, не связывались с клетками.
Иммунолипосомы,
нагруженные доксорубицином
или митоксантроном
В последующем Д. В. Соколова и соавт. [77] разработали новую технологию получения стери-чески стабилизированных иммунолипосом, нагруженных доксорубицином. Технология включала получение больших многослойных и малых однослойных липосом- инкапсулирование препарата в везикулы с одновременной конъюгацией молекул векторных МКА, очистку иммунолипосом от не включившегося препарата и не связавшихся антител. Затем следовало определение основных параметров полученных иммунолипосом (размер везикул, включение препарата и количество МКА, связанных с липосомой). По этой технологии было получено и охарактеризовано несколько иммуно-липосомальных препаратов, нагруженных доксорубицином и митоксантроном. В качестве вектора в иммунолипосомах использовались МКА против антигенов МИС-1. СБ20, ИЬА-БЯ, Нег2/пеи.
!СО-25-иммунолипосомы
против антигена МиС-1
Первой разработанной по этой технологии иммунолипосомальной конструкции была анти-МиС-1 [77]. Муциноподобный антиген МиС-1 является одной из привлекательных мишеней для направленной доставки противоопухолевых препаратов. Экспрессия гликопротеина выявлена в ма-лигнизированных тканях молочной, щитовидной и предстательной желез, яичников, толстой и прямой кишок, тела матки, легких, пищевода, желудка и почек [104]. Гиперэкспрессия антигена, как правило, сопровождается плохим прогнозом, что может быть обусловлено антиадгезивным действием гли-копротеида, облегчающим процесс метастазирова-ния. Против антигена МиС-1 направлены МКА
ICO-25 [13- 104].
Иммунолипосомы получали методом обращения фаз. Точные навески PC, Chol, аммониевой соли DSPE-PEG2000 и pNp-PEG3000-lipid в мольных соотношениях 7,0: 4,0: 0,15: 0,05 растворяли в хлороформе. Смесь упаривали в круглодонной колбе на роторном испарителе под вакуумом при температуре не выше +32±2 °С до образования липид-ной пленки. Пленку сушили под вакуумом в течение 40−50 мин. Далее липидную пленку гидратиро-вали 125 мМ раствора сульфата аммония при постоянном перемешивании до полного исчезновения пленки со стенок колбы и образования белой эмульсии (дисперсия многослойных липосом). Для получения однослойных липосом ее последовательно экструдировали через мембранные фильтры «Nucleopore» с диаметрами пор 400- 200 и 100 нм при помощи ручного мини-экструдера. На выходе получали дисперсию малых однослойных липосом. Инкапсулирование доксорубицина в липосомы и иммунолипосомы осуществляли по принципу активной загрузки [102] с одновременной конъюгацией МКА ICO-25, добавленных исходя из мольного соотношения белок: pNP-PEG3000-nnnnfl 1: 40. Весовое соотношение препарат: липид составило 0,16: 1,0.
Очистку дисперсии от не включившегося в везикулы препарата и неприсоединившихся антител проводили методом гель-фильтрации, основанном на различной скорости диффузии молекул с разной молекулярной массой. Сошедшие фракции собирали в стерильные флаконы и подвергали спектрофото-метрическому анализу. Средний размер полученных иммунолипосом составил 140±5 нм.
Оценку эффективности включения доксорубицина в везикулы проводили путем определения содержания препарата в исходной дисперсии, внесенной в колонку, а также в первой фракции, полученной на выходе из колонки. Для определения содержания препаратов в липосомальной и иммунолипосомальной конструкциях применяли метод спектрофотометрии с использованием PCO доксорубицина при v 252±2 нм. Компоненты, входящие в состав везикул (липиды, МКА и др.), в этой области практически не поглощают. Измерение оптической плотности спиртовых растворов проводили относительно 95%-ного этилового спирта в кюветах с толщиной оптического слоя 10 мм. Содержание препаратов (X, мг) рассчитывали по формуле:
X =
D ¦ a • C D0 D
, где
D — оптическая плотность исследуемого раствора- Do — оптическая плотность PCO препаратов- C — величина разбавления исследуемого раствора- Co — величина разбавления PCO препаратов- а — навеска PCO препаратов, мг.
Эффективность включения цитостатиков в везикулы рассчитывали по формуле:
B =
D • C • V,
•100%, где
D ¦ C ¦ V
Б1 — оптическая плотность раствора фракции с очищенными липосомами или иммунолипосомами- О — оптическая плотность раствора исходной дисперсии- С1 — величина разбавления фракции с очищенными липосомами или иммунолипосомами-
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
С — величина разбавления исходной дисперсии-
У1 — объем фракции с очищенными липосомами или им-
мунолипосомами, мл-
V — объем исходной дисперсии, нанесенной на хромато-графическую колонку, мл.
Эффективность включения доксорубицина в исходной дисперсии липосом была 80,5−91%, в исходной дисперсии иммунолипосом — 92−94,9%, в 1 фракции липосом — 89,5−91,0%, в 1 фракции иммунолипосом — 92−94,9%.
Среднее количество белка во всей очищенной фракции пустых иммунолипосом составило 0,292 мг. Известно, что одна липосома диаметром 100 нм состоит из 100 000 молекул липидов [89]. На липосому диаметром 140 нм приходится 140 000 молекул липидов. Если учесть, что количество липидов в препарате составило в среднем 9,48 мг, а М ^О] составляет 146 тыс. Ба, зная соотношение фосфолипидов и белка в полученном препарате можно вычислить число молекул антител, приходящихся на одну липосому, по формуле:
шИ 4
N --, где
м
N — число молекул, т — масса вещества, взятого согласно методики приготовления иммунолипосом, М — молекулярная масса.
Таким образом, в среднем на одну иммуно-липосому приходилось 23 молекулы конъюгиро-ванных антител 1СО-25.
Специфическое связывание анти-МиС-1 иммунолипосом определяли на клеточной линии SKOV3, экспрессирующей МиС-1 антиген. Для снижения неспецифического связывания липосом с клетками инкубацию с везикулами проводили при +4 °С [77]. При использовании МКА 1СО-25 к МиС-1 антигену выявлено 98% положительных клеток. При инкубации клеток с липосомальной формой доксорубицина не выявили специфического связывания, тогда как пустые иммунолипосомы связывались с 95% клеток. Иммунолипосомы, нагруженные доксорубицином, реагировали с 97±2% клеток SKOV3. Свечение клеток определялось как за счет аутофлюоросценции доксорубицина, так и за счет окрашивания антителами, меченными ИТС [86].
Оценку цитотоксической активности анти-МиС-1 иммунолопосом проводили в МТТ-тесте. В качестве контроля использовали липосомальную форму доксорубицина, доксорубицин в традиционной лекарственной форме, пустые иммунолипосомы и МКА 1СО-25, так как они сами могут оказывать цитотоксическое действие. Каждый препарат исследовался в 5 концентрациях. По результатам теста строили кривые выживаемости клеток и определяли значение ИК50. Было обнаружено, что 1СО-25 не влияли на жизнеспособность клеток SCOV3. Доксорубицин в традиционной лекарственной форме и иммунолипосомальный доксорубицин оказывали одинаковое цитотоксическое действие. Выживаемость клеток при концентрации доксорубицина 18 мкг/мл составила 45,8±5,5% а для иммунолипосомального доксорубицина — 49,9±12%. При концентрации доксорубицина 7,5 мкг/мл выживаемость составила 60,9±3,05 и 66,8±5,23% соответственно. Для липосомального доксорубицина в этих концентрациях ИК50 не достигнуто. Таким образом, иммунолипосомальная
лекарственная форма доксорубицина более цито-токсична по сравнению с липосомальной лекарственной формой.
1СО-1-иммунолипосомы
против антигена НЬЛ-БЯ
По этой же технологии на основе МКА 1СО-1 против антигена НЬА-БЯ были получены 1СО-1-иммунолипосомы [8]. Антигены главного комплекса гистосовместимости II класса (НЬА-БЯ) экс-прессированы на антиген-презентирующих клетках, таких как дендритные клетки, макрофаги, моноциты и В-лимфоциты. Антиген определяется при В-клеточных лимфопролиферативных заболеваниях, а также на опухолевых клетках больных мела-номой кожи.
Диаметр 1СО-1-иммунолипосом составил 152 нм. Среднее количество белка в очищенной фракции пустых 1СО-1-иммунолиполсом составило 0,302 мг. МКА 1СО-1 являются иммуноглобулинамиО 3 класса с М 170 тыс. Ба. Расчеты, описанные выше, показали, что в среднем на одну 1СО-1-иммунолипосому приходилось 21 молекула антител [8].
Специфичность связывания 1СО-1-иммунолипосом с клетками определяли на В-клеточной линии ЛБР-2, экспрессирующей НЪА-Бт антигены. Для снижения специфического связывания липосом с клетками, инкубацию с везикулами проводили при +4 °С. С помощью МКА 1СО-1 в популяции клеток ЛБР-2 выявлено 97% позитивных по экспрессии НЬА-Бг антигена клеток. При инкубации клеток с пегилированными липосомами, не конъюгированными с МКА, связывание было незначительным (0,5% клеток неспецифически связывали антитела). С пустыми иммунолипосомами связывались 97% клеток-мишеней. 1СО-1-иммунолипосомы реагировали с 98% клеток ЛБР-2. При этом свечение клеток было как за счет МКА, меченных ИТС, так и за счет аутофлюоресценции доксорубицина. Это указывает на то, что к клеткам-мишеням присоединились именно иммунолипосомы, а не одни антитела. 1СО-1 -иммунолипосомы не связывались с клетками, не экспресси-рующими НЬА-Бг антигены.
Цитотоксическое действие 1СО-1 -иммунолипосом изучали на клетках ЛБР-2 в МТТ-тесте. Лучший цитотоксический эффект на этих клетках проявлял свободный доксорубицин. Эффект был дозо-зависимым и при увеличении концентрации препарата уменьшалось количество выживших клеток. ИК50 для традиционного доксорубицина гидрохлорида составила 2,5 мкг/мл. ИК50 для 1СО-1-им-мунолипосом была близка к липосомальной форме доксорубицина, 5,5 и 6,1 мкг/мл соответственно. Эти результаты отличаются от результатов цитотоксиче-ского действия анти-МиС-1 иммунолипосом, которые оказывали лучший эффект по сравнению с ли-посомальным доксорубицином. Это может объясняться тем, что НЬА-Бг антиген не способен к внутриклеточной интернализации после связывания с антителами. Поэтому высвобождение препарата идет во внеклеточное пространство и нет преимущества иммунолипосом доставлять препарат в антиген-положительную клетку.
1СО-18в-иммунолипосомы
против антигена СБ20
Анти-СБ20-иммунолипосомы создавали по той же самой методике, что и анти-МиС-1-иммунолипосомы. В качестве вектора использовали 1СО-180 против СБ20 антигена [88]. Антиген СБ20 экспрессирован на зрелых этапах дифферен-цировки В-клеток, а также на опухолевых клетках
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ

ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ… 23
при В-клеточных лимфопролиферативных заболеваниях [6]. В качестве противоопухолевого препарата использовали антирациклиновый антибиотик митоксантрон, который загружается в липосомы подобно доксорубицину [86- 88].
После очистки иммунолипосом от митоксан-трона и не связавшихся МКА 1С0−180 включение препарата в иммунолипосомы составило 98±05%. Среднее количество белка во всей очищенной фракции пустых анти-СБ20-иммунолопосом составило 0,107 мг. Количество молекул МКА, приходящееся на одну липосому -18.
Исследование специфичности связывания анти-СБ20-иммунолопосом показало, что они реагируют с 98% клеток В-клеточных линий Яа_д и БаиШ и не связываются с клетками Т-клеточной линии 1игка1
Цитотоксическое действие анти-СБ20-иммунолопосом также исследовали в МТТ-тесте. Было обнаружено, что анти-СБ20-иммунолопосо-мы оказывали цитотоксическое действие на клетки Яа_д после инкубации в течение 72 ч. Иммунолипо-сомальная конструкция митоксантрона проявляла цитотоксическое действие, соизмеримое с таковым липосомальной формы препарата, которое отличалось только при самых низких концентрациях, и составило 55 и 65% для липосомального митоксантрона и 65% и 81% для анти-СБ20-иммунолопосом. Небольшие различия в цитотоксическом действии липосом и иммунолипосом, возможно, также связаны с тем, что комплекс СБ20 антиген-антитело не интернализуется. Это указывает на то, что при выборе мишени иммунолипосом необходимо учитывать способность антигена к интернализации.
Иммунолипосомы с гуманизированными МКА Фитогермаб против Нег2/пеи антигена
Перспективным в создании иммунолипосо-мальных конструкций является использование гуманизированных моноклональных антител, на которые
не образуется иммунный ответ, и нет риска развития аллергических реакций на повторное введение препарата. В НИИ ЭДиТО ФГБУ «РОНЦ им. H.H. Бло-хина» получены гуманизированные МКА Фитогермаб против Her2/neu антигена [106]. Последний является рецептором эпидермального фактора роста и экспрессирован на опухолевых клетках рака молочной железы и яичника. После контакта с МКА антиген интернализуется.
Анти-Нег2/пеи-иммунолипосомы получили по вышеуказанной методике за исключением того, что МКА добавляли не одновременно с химиопре-паратом, а отдельно [32−34]. Анти-Нег2/пеи-им-мунолипосомы нагружали доксорубицином. В качестве модели для изучения связывания и цитоток-сического действия иммунолипосом использовали клетки линии SCBR3, экспрессирующие антиген Her2/neu.
Анти-Нег2/пеи-иммунолипосомы специфически связывались с 95% антиген+ клеток SCBR3 и не реагировали с антиген- клетками.
В МТТ-тесте анти-Нег2/пеи-иммунолипосо-мы дозо-зависимым образом оказывали цитотоксическое действие на клетки SCBR3. Анти-Нег2/пеи-иммунолипосомы были более эффективны по сравнению с пегилированным липосомальным доксорубицином.
Выводы
1. Разработана технология получения имму-нолипомальных противоопухолевых препаратов доксорубицина или митоксантрона на основе МКА против антигенов CD5, MUC-1, CD20, НЬА-Dr и Нег2/пеи.
2. Иммунолипосомы специфически связывались с антиген+ клетками и не реагировали с антген- клетками.
3. Иммунолипосомы оказывали цитотоксическое действие на антиген+ клетки-мишени.
Литература
1. Алексеева A.C., Апкаева М. Р., Щегловитова О. Н. и др. Специфическое связывание и накопление в эндотелиальных клетках цитотоксических липосом с лигандом селектинов сиалил-Люис-Х // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 58.
2. Алъбассит Б., Зангиева М. Т., Барышникова М. А. и др. Липосомальный противоопухолевый препарат ОР-2011 из класса нитрозомочевины для лечения меланомы // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 59.
3. Алъбассит Б., Барышникова М. А., Игнатьева Е. В. и др. Разработка липосомальной лекарственной формы нового соединения из класса нитрозоалкилмочевины // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 2. — С. 5.
4. Афанасьева Д., Барышникова М. А., Соколова 3.А., Косорукое B.C. Разработка липосомальной конструкции, содержащей лизат опухолевых клеток // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. -Т. 12, № 2. — С. 5.
5. Балаев А. Н., Осипов В. Н., Федоров В. Е. и др. Синтез и изучение цитотоксической активности анала-гов гипоталамического гормона соматостатина // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. -Т. 11, № 4. — С. 47−53.
6. Барышников А. Ю. Моноклональные антитела серии ИКО к дифференцировочным антигенам лимфоцитов человека // Гематология и трансфузиология. — 1990. — № 8. — С. 4.
7. Барышников А. Ю. Наноструктурированные липосомальные системы как средство доставки противоопухолевых препаратов // Вестник РАМН. — 2012. — № 3. — С. 23−30.
8. Барышников А. Ю., Блохина Н. Г., Кадагидзе З. Г. и др. Моноклональные антитела ИКО-1 против константной части Ia-подобных антигенов // Экспер. онкология. — 1984. — № 6. — С. 123−5.
9. Барышников А. Ю., Барышникова М. А. Иммунолипосомы и мишени их действия // Российский химический журнал. Журнал Российского химического общества им. Д. И. Менделеева 2012. — Т. LVI, № 3−4. — C. 60−7.
10. Барышников А. Ю., Карпов И. А., Чимишкян К. Л., Кадагидзе З. Г. Моноклональные антитела против обще-Т-клеточных антигенов человека // Вестник ВОНЦ АМН СССР. — 1991. — № 1. — C. 7−9.
11. Барышников А. Ю., Оборотова H.A. Иммунолипосомы — новое средство доставки лекарственных препаратов // Современная онкология. — 2001. — Т. 3, № 2. — С. 4.
№ 2/том 13/2014 РОССИЙСКИЙ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
12. Барышников А. Ю., Тупицын H.H., Крыжанов М. А. и др. Панель моноклональных антител и антисывороток для диагностики гемобластозов человека // Доклады А Н СССР. — 1985. — Т. 282, № 3. — С. 753−9.
13. Барышников А. Ю., Якубовская Р. И., Казачкина Н. И. и др. Изучение интегрального антигена мембран жировых глобул женского молока // Экспер. онкология. — 1990. — Т. 12, № 4. — С. 61−5.
14. Барышникова М. А., Алъбассит Б., Сапрыкина Н. С. и др. Противоопухолевая активность нового соединения из класса нитрозометилмочевин // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 2. — С. 8.
15. Барышникова М. А., Ахматова Н. К., Карамзин A.M. Иммуномодулирующая активность сублин-гвальной формы галавита // Российский биотерапевтический журнал. — 2007. — Т. 6, № 2. — С. 55−8.
16. Барышникова М. А., Доненко Ф. В., Шубина И. Ж. и др. Влияние сублингвальной формы галавита на иммунофенотип и фукциональную активность иммунокомпетентных клеток мышей // Российский биотерапевтический журнал. — 2006. — Т. 5, № 4. — С. 43−6.
17. Барышникова М. А., Грищенко Н. В., Полозкова А. П. Влияние лекарственных форм аранозы на индукцию апоптоза // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 64.
18. Барышникова М. А., Зангиева М., Барышников А. Ю. Взаимодействие липидных капсул с клеткой // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 1. — С. 11−5.
19. Барышникова М. А., Орлова О. Л., Полозкова А. П. и др. Разработка лекарственной формы цифелина для перорального применения // Российский биотерапевтический журнал. — 2004. — Т. 3, № 2. — С. 12.
20. Барышникова М. А., Орлова О. Л., Шпрах З. С. и др. Разработка лекарственной формы галавита в виде сублингвальных таблеток // Российский биотерапевтический журнал. — 2006. — Т. 5, № 1. — С. 86−90.
21. Блохин Д. Ю., Чмутин Е. Ф., Иванов П. К. Молекулярнык мишени для противоопухолевой терапии: факторы роста, ангиогенеза и апоптоза // Российский биотерапевтический журнал. — 2011. — Т. 10, № 3. — С. 17−24.
22. Боценовский В. А., Барышников А. Ю. Молекулы клеточной адгезии // Успехи современной биологии.
— 1994. — Т. 114, № 6. — С. 741.
23. Вартанян A.A., Григорьева И. Н., Домбровский B.C. И др. Блокирование NOTCH- сигнального пути стабилизирует васкулогенную мимикрию при меланоме // Российский биотерапевтический журнал. -2012. — Т. 11, № 2. — С. 3−7.
24. Григорьева И. Н., Харатешвили Т. К., Барышников А. Ю. Васкулогенная мимикрия: альтернативный механизм кровоснабжения опухоли? // Российский биотерапевтический журнал. — 2011. — Т. 10, № 3.
— С. 25 — 30.
25. Грищенко Н. В., Барышникова М. А., Полозкова А. П. и др. Липосомальные противоопухолевые препараты не используют CD95−3aBHCHMbra сигнальный путь апоптоза // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 37−42.
26. Грищенко Н. В., Алъбассит Б., Барышникова М. А. и др. Сравнение цитотоксического действия двух лекарственных форм противоопухолевых препаратов из класса нитрозомочевины // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 49−54.
27. Гулякина Н. Д., Санарова Е. В., Ланцова A.B. и др. Разработка наноструктурированной модели лекарственной формы производного индолкарбазола — ЛХС-1208 // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 78.
28. Гуревич Д. Г., И. Г. Меерович И.Г., ГА. Меерович Г. А. и др. Влияние размеров липосом на уровень и селективность накопления тиосенса в опухоли // Российский биотерапевтический журнал. — 2007. -Т. 6, № 2. — С. 45−9.
29. Дмитриева М. В., Оборотова H.A., Санарова Е. В. и др. Наноструктурированные системы доставки противоопухолевых препаратов // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 4. — С. 21−7.
30. Дмитриева М. В., Оборотова H.A., Орлова О. Л. и др. Липосомальная лекарственная форма борхло-рина // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 37−42.
31. Дмитриева М. В., Полозкова А. П., Оборотова H.A. и др. Качественный анализ липосомальной лекарственной формы борхлорина // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 81.
32. Зангиева М. Т., Игнатьева Е. В., Оборотова H.A., Барышников А. Ю. Разработка оптимального состава пространственно стабилизированных липосом, нагруженных доксорубицином // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 18.
33. Зангиева М. Т., Барышникова М. А., Игнатьева Е. В. и др. Разработка состава пространственно стабилизированных иммунолипосом направленных против Her-2 рецептора // Российский биотерапевтический журнал. — 2014. — Т. 13, № 1. — С. 85.
34. Зангиева М. Т., Игнатьева Е. В., Косорукое B.C. Оценка эффективности включения доксорубмцина в иммунолипосомы, направленные против Her-2 рецептора // Российский биотерапевтический журнал.
— 2013. — Т. 12, № 2. — С. 31.
35. Козеев С. Г., Барышникова М. А., Полозкова А. П., Оборотова H.A. Разработка наноструктурированной лекарственной формы аранозы // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 24.
36. Козеев С. Г., Барышникова М. А., Афанасьева Д. и др. Сравнение цитотоксического действия двух лекарственных форм аранозы // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 24.
37. Коняева О. И., Кульбачевская Н. Ю., Ермакова Н. П. и др. Доклиническое изучение общетоксмческого действия лиофилизированной липосомальной формы тиосенса (ЛЛЛФТ) // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 2. — С. 43.
38. Кортава М. А., Палкина Т. Н., Толчева Е. В. и др. Подходы к созданию иммунолипосом на примере доксорубицина // Российский биотерапевтический журнал. — 2003. — Т. 2, № 1. — С. 6.
39. Кортава М. А., Рябова А. З., Игнатьева Е. В. и др. Изучение эффективности включения фотосенса в пространственно стабилизированные липосомы // Российский биотерапевтический журнал. — 2005. -Т. 4, № 4. — С. 96−101.
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
40. Кортава М. А., Оборотова H.A., Меерович Г. А. и др. Значение коэффициента преломления для эффективной фотодинамической терапии при лечении аденокарциномы молочной железы Са755 у мышей двумя инфракрасными фотосенсибилизаторами // Российский биотерапевтический журнал. -2006. — Т. 5, № 4. — С. 64−7.
41. Костин К В., Игнатьева Е. В., Тазина Е. В. и др. Технология получения и анализ липосомальной лекарственной формы лизомустина // Химико-фармацевтический журнал. — 2011. — Т. 45, № 7. — С. 44−7.
42. Komoea Е.А., Смирнова З. С., Краснюк И. И. и др. Противоопухолевое действие липосомальной формы цифелина на лейкоз Р-388 // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 2. — С. 46.
43. Краснов В. П., Левит Г. Л., Барышникова М. А. и др. Нитрозомочевины на основе аминокислот: оригинальный противоопухолевый препарат лизомустин // Российский биотерапевтический журнал. -2013. — Т. 12, № 1. — С. 11−5.
44. Краснополъский Ю. М., Балабанъян В. Ю., Шаболов Д. Л., Швец В. И. Липосомальные лекарственные препараты в онкологии // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 2. — С. 48.
45. Краснополъский Ю. М., Степанов А. Е., Щвец В. И., Щахмаев А. Е. Липосомальные препараты для вспомогательной терапии в онкологии // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 3. — С. 29.
46. Кулъбачевская Н. Ю., Коняева О. И., Ермакова Н. П. и др. Изучение «хронической» токсичности лио-филизированной липосомальной лекарственной формы тиосенса на крысах // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 30.
47. Ланцова A.B., Барышникова М. А., Санарова Е. В. и др. Изучение в системе in vitro наноструктуриро-ванной лекарственной формы лизомустина // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 31.
48. Ланцова A.B., Оборотова H.A., Перетолчина Н. М. и др. Сравнительное изучение противоопухолевой активности липосомальных лекарственных форм препаратов производных нитрозоалкилмочевины // Сибирский онкологический журнал. — 2005. — № 2. — С. 25−9.
49. Ланцова A.B., Полозкова А. П., Перетолчина Н. М. и др. Разработка и изучение стерически стабилизированной липосомальной формы лизомустина // Российский биотерапевтический журнал. — 2004. -Т. 3, № 4. — С. 19−23.
50. Ланцова A.B., Сапрыкина Н. С., Оборотова H.A., Барышников А. Ю. Противоопухолевая активность наноструктурированной формы лизомустина на мышах с солидной опухолью меланома В-16 // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12,№ 2. — С. 52.
51. Левачева И. С., Барышникова М. А. Направленная доставка противоопухолевых препаратов липосо-мами // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 32.
52. Матюшин A.A., Барышникова М. А., Барышников А. Ю., Караулов A.B. Липосомы: организм, опухоль, клетка // Физиология и патология иммунной системы. Иммунофармакогеномика. — 2013. — Т. 17, № 6. — С. 3−10.
53. Мееревич И. Г., Кубасова И. Ю., Мееревич Г. А. и др. О возможности использования бактериохлор-филлид-серина в качестве фотосенсибилизатора для флюоресцентного определения новообразований // Российский биотерапевтический журнал. — 2003. — Т. 2, № 4. — С. 9−13.
54. Меерович И. Г., Меерович Г. А., Оборотова H.A., Барышников А. Ю. Распределение света по глубине опухолевого очага и эффективность использования терапевтического излучения при фотодинамической терапии // Российский биотерапевтический журнал. — 2006. — Т. 5, № 3. — С. 93−7.
55. Меерович И. Г., Оборотова H.A. Применение липосом в фотохимиотерапии: 1. Липосомы в ФДТ // Российский биотерапевтический журнал. — 2003. — Т. 2, № 4. — С. 3−8.
56. Меерович И. Г., Оборотова H.A. Применение липосом в фотохимиотерапии: 2. Липосомальные формы для создания фотоактивируемых липосомальных препаратов в фотобиологических исследованиях // Российский биотерапевтический журнал. — 2004. — Т. 3, № 1. — С. 6−12.
57. Мещерикова В. В., Тазина E.B., Полозкова А. И. и др. Противоопухолевый эффект включенного в тер-молипосомы доксорубицина в условиях гипертермии // Медицинская радиология и радиационная безопасность. — 2008. — Т. 53, № 4. — С. 7−12.
58. Михайлова Т. В., Барышникова М. А., Клименко О. В. и др. Разработка липосомальной противоопухолевой вакцины // Российский биотерапевтический журнал. — 2011. — Т. 10, № 4. — С. 62−6.
59. Михайлова Т. В., Барышникова М. А., Багирова Н. С. и др. Стерилизация многослойных протеолипосом // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 1. — С. 9−12.
60. Михайлова Т. В., Барышникова М. А., Бурова О. С. и др. Сравнение экспрессии HSP70 на клеточных линиях меланомы // Российский биотерапевтический журнал. — 2010. — Т. 9, № 1. — С. 43−8.
61. Моисеева Е. В., Кузнецова Н. Р., Аронов Д. А. и др. Противоопухолевое действие липосом с липофиль-ным пролекарством комбрет астанина A4 на модели острого Т-клеточного лейкоза мышей // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 1. — С. 3−10.
62. Моисеева Е. В., Кузнецова Н. Р., Ситников Н. С. и др. Противоопухолевый эффект наноразмерных липосом с липофильным пролекарством комбретастатина A4 на мышиной модели острого Т-лейкоза // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 36.
63. Оборотова H.A. Направленная доставка противоопухолевых препаратов // Антибиотики и химиотерапия. — 1991. — Т. 36, № 10. — С. 47.
64. Оборотова H.A. Липосомальные лекарственные формы противоопухолевых препаратов (обзор) // Химико-фармацевтический журнал. — 2001. — Т. 35, № 5. — С. 30.
65. Оборотова H.A., Барышников А. Ю. Липосомальные лекарственные формы в клинической онкологии // Успехи современной биологии. — 2009. — Т. 121, № 5. — С. 464.
66. Оборотова H.A., Санарова Е. В. Роль новых фармацевтических технологий в повышении избирательности действия противоопухолевых препаратов // Российский химический журнал. — 2012. — № 3−4. — С. 33−40.
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
67. Оборотова H.A., Смирнова 3.С., Полозкова А. П., Барышников А. Ю. Фармацевтические аспекты разработки липосомальных лекарственных форм для внутривенного введения гидрофобных цитостати-ков // Вестник РАМН. — 2002. — № 1. — С. 42−5.
68. Осипчук Ю. С., Дрожжина B.C. Фотодинамическая терапия саркомы М-1 крыс с использованием нового фотосенсибилизатора борхлорин липосомальный лиофилизат // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 4. — С. 47−50.
69. Рапопорт Н. Я. Направленный таргеттинг химиотерапевтических средств ы полимерных мицеллах и наноэмульсиях: мифы и реальность // Российский биотерапевтический журнал. — 3014. — Т. 13, № 1. -С. 122.
70. Саквина О. И., Барышников А. Ю. Липосомы в направленной доставке противоопухолевых препаратов // Российский биотерапевтический журнал. — 2008. — Т. 7, № 4. — С. 80−5.
71. Санарова Е. В., Оборотова H.A., Смирнова З. С. и др. Применение липосомальных систем доставки для создания нового эффективного противоопухолевого фотосенсибилизатора // Российский биотерапевтический журнал. — 2013. — Т. 12, № 2. — С. 72.
72. Смирнова З. С., Кубасова И. Ю., Макарова O.A. и др. Доклиническое изучение липосомальной лекарственной формы фотосенсибилизатора для фотодинамической терапии // Российский биотерапевтический журнал. — 2003. — Т. 2, № 4. — С. 40−5.
73. Смирнова З. С., Меерович И. Г., Лукъянец Е. А. и др. Фенилтиозамещенные фталоцианины — новые фотосенсибилизаторы ближнего инфрокрасного диапозона // Российский биотерапевтический журнал.
— 2004. — Т. 3, № 1. — С. 54−60.
74. Смирнова З. С., Оборотова H.A., Макарова O.A. и др. Эффективность и фармакокинетика липосомальной лекарственной формы фотосенсибилизатора «Фотосенс» на основе сульфафталоцианина // Химико-фармацевтический журнал — 2005. — Т. 39, № 7. — С. 3−7.
75. Смирнова З. С., Санарова Е. В., Борисова Л. М. и др. Противоопухолевая активность фотодинамической терапии с липосомальной лекарственной формой тиосенса на перевиваемых опухолях мышей // Российский биотерапевтический журнал. — 2011. — Т. 10, № 4. — С. 56−60.
76. Соломко Э. Ш., Степанова Е. В., Абрамов М. В. и др. Ингибиторы ангиогенеза растительного происхождения: перспективы использования в клинической онкологии // Российский биотерапевтический журнал. — 2010. — Т. 9, № 4. — С. 3−10.
77. Соколова Д. В., Тазина Е. В., Kopmaea М.А. и др. Ahth-MUC-1 иммунолопосомальная конструкция доксорубицина для направленной доставки в опухоль// Российский биотерапевтический журнал. -2011. — Т. 10, № 3. — С. 99−103.
78. Соколова Д. В., Трещалинв Е. М., Андронова Н. В. и др. Модели для доклинического изучения in vivo противоопухолевой активности таргетных препаратов против антигена MUC-1 // Российский биотерапевтический журнал. — 2010. — Т. 9, № 3. — С. 55−60.
79. Степанова Е. В., Барышников А. Ю., Личиницер М. Р. Оценка ангиогенеза опухолей человека // Успехи современной биологии. — Т. 120, № 6. — С. 599.
80. Тазина Е. В., Игнатьева Е. В. Полозкова А.П. и др. Технология получения и анализ термозависимой липосомальной лекарственной формы доксорубицина // Химико-фармацевтический журнал. — 2008.
— Т. 42, № 12. — С. 30−5.
81. Тазина Е. В., Костин К В., Оборотова H.A. Особенности инкапсулирования лекарственных препаратов в липосомы // Химико-фармацевтический журнал. — 2011. — Т. 45, № 8. — С. 30−40.
82. Тазина Е. В., Оборотова H.A. Селективная доставка препаратов в опухоль с помощью термочувствительных липосом и локальной гипертермии // Российский биотерапевтический журнал. — 2008. — Т. 7, № 3. — С. 4−12.
83. Тазина Е. В., Мещерякова В. В., Игнатьева Е. В. и др. Биофармацевтические исследования термочувствительной липосомальной лекарственной формы доксорубицина // Российский биотерапевтический журнал. — 2009. — Т. 8, № 1. — С. 40−7.
84. Толчева E.H., Барышников А. Ю., Оборотова H.A. и др. Анти-СБ5-иммунолипосомы как транспортная система для направленной доставки лекарственных препаратов к СБ5+клеткам // Российский биотерапевтический журнал. — 2005. — Т. 4, № 4. — С. 38−43.
85. Толчева Е. В., Оборотова H.A. Липосомы как транспортное средство для доставки биологически активных молекул // Российский биотерапевтический журнал. — 2006. — Т. 5, № 1. — С. 54−61.
86. Франциянц Е. М., Комарова Е. Ф., Верескунова М. И. Состояние некоторых маркеров ангиогенеза и пролиферации в ткани опухолей репродуктивной системы // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 2. — С. 58.
87. Хугаева О. В., Kopmaea М.А., Зангиева М. Т. и др. Химико-фармацевтические исследования липосомальной формы митоксантрона. // Российский биотерапевтический журнал. — 2012. — Т. 11, № 4. — С. 41−6.
88. Хугаева О. В., Яворская Н. П., Голубева И. С. и др. Сравнительное изучение противоопухолевой активности различных лекарственных форм метаксантрона. // Российский биотерапевтический журнал. -2010. — Т. 9, № 3. — С. 51−4.
89. Цибулькина Е. А. Иммунолипосомальные системы направленного транспорта малых интерферирующих РНК в клетки-мишени: Автореф. дисс. … канд. хим. Наук. — 2008. — 24 с.
90. Чан Тхи Хай Иен, Поздеев В. И., Меерович Г. А. и др. Липосомальная лекарственная форма фотодита-зина // Российский биотерапевтический журнал. — 2010. — Т. 9, № 2. — С. 105−7.
91. Шоуа И. Б., Перетолчина Н. М., Полозков А. П. и др. Исследование противоопухолевого эффекта ли-посомального циклоплатама // Сибирский онкологический журнал. — 2005. — № 4. — С. 39−42.
92. Шоуа И. Б., Полозкова А. П., Оборотова H.A. и др. Действие липосомального доксорубицина на клетки линии, экспрессирующие активный pgp170 // Российский биотерапевтический журнал. — 2004. -Т. 3, № 1. — С. 20−3.
93. Шадрина A.B., Перетолчина Н. М., Полозкова А. П. и др. Биофармацевтические исследования липосомального лизомустина // Россиский биотерапевтический журнал. — 2004. — Т. 3, № 1. — С. 20−30.
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ
ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ РАЗРАБОТКА И ИССЛЕДОВАНИЕ ИММУНОЛИПОСОМАЛЬНЫХ…
94.
95.
96.
97.
98.
99.
Шадрина A.B., Полозкова А. П., Шпрах З. С. и др. Подходы к химико-фармацевтической стандартизации пегелированной лекарственной форме лизомустина // Российский биотерапевтический журнал. -2004. — Т. 3, № 3. — С. 40.
Abuchowski A., Kazo G.M., Verhoest C.R. et al. Cancer therapy with chemically modified enzymes. 1. Antitumor properties of polyetilene glycol-asparageninase conjugates // Cancer Biochem. Biophys. — 1984. — 7. — P. 175−86. Allen T., Brandeis E. Hansen C.B. et al .A new strategy for attachment of antibodies to sterically stabilized liposomes resulting in efficient targeting to cancer cells // Biochim. Biophis. Acta. — 1995. — 1237. — P. 99−108. Aragnol D., Leserman L.D. Immune clirence of liposomes inhibited by an anti-Fc receptor antibody in vivo // Proc. Nanl. Acad. Sci. USA. — 1986. — 83. — P. 2699−703.
BaryshnikovA. Yu., BaryshnikovaM.A. Immunoliposomes and their targets // Russian J. General Chemistry. — 2013. — 83(12). — P. 2565−70.
Bogdanov A.A., KlibanovvA.L., Torchilin V.P. Protein immobilization on the surface of liposomes via car-bodiimide // FEBS Lett. — 1988. — 231(2). — P. 381−4.
100. Chikinewa N.A., Smirnova Z.S., Orlova O.L. et al. Creation and characterizationof a liposomal form the antitumor drug ciphelin // Pharmaceutical chemistry Journal. — 2001. — 35(8). — P. 439−41.
101. Derkacheva V.M., Meerovich G.A., Meerovich I.G. et al. Heterooxyaluminium tetra-3-phenyl thiophta-locianin is a new effective photosentizer for phodinamic therapy and fluorescent diagnosis // Bulleten Experimental Biology and Medicine. — 2005. — 139(4). — P. 422−30.
102. Haran G., Cohen R., Bar L.K. et al. Transmembrane ammonium sulfate gradients in liposome produce efficient and stable entrapment of amphipathic weak bases // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. — 1993. — 1151(2). — P. 201−15.
103. Huwyler J., Wu D., Pardrige W.M. Brain drug delivery of small molecules using immunoliposomes // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. — 1996. — 93. — P. 14 164−9.
104. Jakubovskaia R.I., Baryshnikov A. Yu., Karmakova T.A. et al. An immunohistochemical study using monoclonal an-tibidies against the antigen of fat globule membranes in human milk // Архив патологии. — 1991. — 53. — С. 11.
105. Kirpotin D., Pasrk J. W., Hong K. et al. Sterically stabilized anti-HER2 immunoliposomes: design and tar-getting to human breast cancer cells in vitro // Biochemistry. — 1997. — 36. — P. 66−75.
106. Komarova T.V., Kosorukov V.S., Frolova O.Y. et al. Plant-made trastuzumab (herceptin) inhibits HER2/Neu+ cell proliferation and retards tumor growth // PLoS ONE. — 2011 — 6(3). — e17541.
107. Lukyanov A.N., Elbayoumi T.A., Torchilin V.P. et al Tumor-target liposomes: doxrorubicin-loaded long-circulating liposomes modified with anti-cancer antibody // J. Control. Reliase. — 2004. — 100. — P. 135−44.
108. Marujama K., Holmerg E., Kennel S.J. et al. Characterization of in vivo immuneliposome targeting to pulmonary endothelium // J. Pharm. Sci. — 1990. — 79. — P. 978−84.
109. Martin F.J., Papahadjopoulos D. Irreversible coupling of immunoglobulin fragments to performed vesicles. An improved method for liposome targeting // J. Biol. Chem. — 1982. — 257. — P. 286−8.
110. Meerovich I.G., Smirnova Z.S., Oborotova N.A. et al. Hydroxyaluminium tetra-3-phenylthiophthalocyanine is a new effective photosensitizer for photodynamic therapy and fluorescent diagnosis// Bulletin of experimental biology and medicine. — 139(4). — P. 427−30.
111. Meerovich I. G., Oborotova N.A., Baryshnikov A. Yu. et al. Study of manganese bacteriopheophtorabide as a potential contrast agent for magnetic resonance tomography // Bullenin of Experimental Biology and Medicine. — 2007. — 143(4). — P. 452−4.
112. Oborotova N.A., Polozkova A.P., Lapatin V.P. et al. Technical and chemical pharmaceutical characterization of the new antitumor cytoplatam in lyophilized form for antravenus infision // Pharmaceutical chemistry Journal. — 2001. -35(8). — P. 442−8.
113. Smirnova Z.S., Oborotova N.A., Makarova O.A. et al. Efficiency and pharmacokinetics of photosense: a new liposomal photosensitizer formulation based on alluminium sulfophtalocyanine // Pharmaceutical Chemisrty Journal. — 2005. — 39(7). — P. 341−4.
114. Torchilin V.P., Levchenko T.S., Lukyanov A.N. et al. p-Nitrophenilcarbonil-PEG-OE-liposomes: fast and simple attachment of specific ligands, including monoclonal antibodies, to distal ends of PEG chains via p-nitrophenilcarbonil groups // Biochem. Biophis. Acta. — 2001. — 1511. — P. 397−411.
115. Torchilin V.P., Weissig V. Liposomes. A patyikal approach. — Oxford University Press, 2003. — 424 p.
116. Vartanian A.A., Baryshnikov A. Yu. Crosstalk between apoptosis and antioxidants in melanoma vasculogenic mimicry // Advances in Experimental Medicine and Biology. — 2007. — 601. — P. 145−53.
117. Vartanian A.A., Burova O.S., Stepanova E. V. et al. The involement of apoptosis in melanoma vasculogenic mimicry // Melanoma Research. — 2007. — 17(1). — P. 1−8.
118. Vartanian A.A., Burova O.S., Stepanova E.V. et al. Melanoma vasculogenic mimicry is strongly related to reactive oxygen species level // Melanoma Research. — 2007. — 17(6). — P. 370−9.
119. Vartanian A.A., Gatsina G., Grigorieva I. et al. The involvement of NOCH signalimg in melanoma vasculogenic mimicry // Clinical and Experimental Medicine. — 2012. — P. 201−9.
120. Vartanian A.A., Stepanova E.V., Gutorov S.V. et al. Prognostic significance of periodic acid-schiff-positive patterns in clear cell renal carcinoma // The Canadian Journal of Urology. — 2009. — 16(4). — P. 4726−32.
121. Vartanian A.A., Stepanova E.V., Grigorjeva I. et al. VEGFR1 and PKCa signaling control melanoma vasculogenic mimicry in a VGFR2 kinasa-idependent manner // Melanoma Resorch. — 2011. — 21(2). — P. 91−8.
122. Vartanian A.A., Stepanova E.V., Grigorieva I. et al. Melanoma vasculogenic mimicry capillary-like structure formation depends on integrin and calcium signaling // Microcirculation. — 2011 .- Vol. 18.- № 5.- P. 390 — 399.
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ
ПЭГ — полиэтиленгликоль
РЭС — ретикулоэндотелиальная система
PCO — рабочий стандартный образец
№ 2/том 13/2014
РОССИИСКИИ БИОТЕРАПЕВТИЧЕСКИИ ЖУРНАЛ
Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Противоопухолевая терапия: от эксперимента к клинике» Москва, 20−21 марта 2014
Р.В. Карпова1, Е.В. Бочаров2, H.H. Касаткина1, М.В. Уткина1, O.A. Бочарова1
ПРИ ЛЕЧЕБНОМ ВОЗДЕЙСТВИИ КОМПЛЕКСНОГО ФИТОАДАПТОГЕНА ЗАМЕДЛЯЕТСЯ РАЗВИТИЕ ОПУХОЛЕЙ ПЕЧЕНИ У ВЫСОКОРАКОВЫХ МЫШЕЙ
1ФГБУ «РОНЦим. H.H. Блохина» РАМН, Москва 2ФГБУ НИИ общей патологии и патофизиологии РАМН, Москва
Задачи исследования. Изучить лечебное воздействие комплексного фитоадаптогена на частоту возникновения спонтанных гепатокарцином, их количество и размер у мышей высокораковой линии СВА. Материалы и методы. Комплексный фитоадаптоген фитомикс-40 включает компоненты 40 растительных экстрактов- обладает иммуномодулирующим, адгезиогенным, интерфероногенным, антимутагенным, антиоксидант-ным, радиопротекторным эффектами. В работе использовали 140 мышей линии СВА, предрасположенных к спонтанному гепатоканцерогенезу: 1 группа (n=70) — контрольная- 2 группа (n=70) — мыши получали фитомикс-40 с питьевой водой курсами в лечебном режиме с 6-месячного возраста (периода возникновения первых гепатокарцином) до естественной гибели животных. Определяли число мышей с опухолями, число опухолей на мышь и их размер. Статистический анализ результатов проводили с использованием программы STATISTICA 6.0. Результаты. В позднем онтогенезе (22 месяца) у всех мышей контрольной группы были выявлены опухоли. Частота возникновения опухолей была равна 100%. При этом число гепатом на мышь составило 2,7±0,3. У мышей опытной группы выявлено снижение частоты возникновения спонтанных опухолей на 30% по сравнению с мышами контрольной группы (р& lt-0,001). Количество опухолей на мышь в опытной группе сравнимо с контрольной группой (1,6±0,2, р=0,06). Средний объём одного опухолевого узла у животных контрольной группы оказался равным 381,9±62,0 мм³. При этом средний объём опухолевой массы у одного животного был равен 1043,9±193 мм3. У мышей опытной группы средний объём гепатокарциномы уменьшился статистически не достоверно (115,7±30,2 мм³, p=0,06) по сравнению с контрольной группой. Средний объём опухолевой массы на мышь в опытной группе был ниже на 82,3% по сравнению с контрольной группой (185,1±67,4 мм³, р& lt-0,05).
Выводы. Долговременное лечебное воздействие комплексного фитоадаптогена, начиная с периода возникновения первых гепатокарцином, замедляет развитие спонтанных гепатом у мышей высокораковой линии СВА, уменьшает частоту их образования и объем опухолевой массы.
Ф
Ф
НАУЧНЫЕ ЖУРНАЛЫ РОНЦ ИМ. H.H. БЛОХИНА РАМН
I

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой