Лучше быть идиотом, чем Антоном Сорокиным!». Об «Екклезиасте писательском

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Русская литература ХХ-ХХ1 веков: направления и течения
СУБЪЕКТЫ ТРАНСГРЕССИИ: ПОГРАНИЧНОСТЬ И ПЕРЕХОДНОСТЬ
И.Е. ЛОЩИЛОВ
(г, Новосибирск, Россия)
УДК 821. 161. 1−3(Сорокин А. С.)
ББК Ш33(2Рос=Рус)6−8,444
«ЛУЧШЕ БЫТЬ ИДИОТОМ,
ЧЕМ АНТОНОМ СОРОКИНЫМ!».
Об «Екклезиасте писательском» 1
Аннотация. Статья предваряет публикацию неизданного произведения омского писателя и драматурга Антона Семеновича Сорокина (1884 — 1928). Произведение было написано в 1922 году и называется «Книга Екклезиаст, или Проповедник для писателей Антона Сорокина». Антон Сорокин известен в первую очередь как мастер литературного скандала, провокации, плагиата и рекламы. Менее известны его литературные произведения. В историю литературы он вошел как личность, оказавшая влияние на несколько значительно более известных писателей (Всеволод Иванов, Леонид Мартынов). Памфлет «Книга Екклезиаст» сохранилась в персональном архивном фонде сибирского писателя Кондратия Никифоровича Урманова (Тупикова- 1894 — 1976), хранящемся в Городском Центре истории Новосибирской Книги (Новосибирск). Известно, что в 1926 году Сорокин читал это свое сочинение на собрании писателей. Фрагмент одной фразы неоднократно цитировали мемуаристы: «Лучше быть идиотом, чем Антоном Сорокиным»). Он стал одной из «визитных карточек» писателя в культуре. Публикация полного текста «Книга Екклезиаст» проясняет необходимые для понимания этих слов контексты.
Ключевые слова: памфлет, литературный скандал, стилизация, сибирская литература, Омск, Антон Сорокин, Леонид Мартынов
Имя омского писателя и драматурга Антона Семеновича Сорокина (1884 — 1928) в первую очередь связано со стихией литературного скандала, провокации, злостного плагиата и безудержной саморекламы. Его
1 Работа подготовлена в рамках интеграционного проекта СО — УрО РАН «Х. 106. 53. Литература и история: сферы взаимодействия и типы повествования».
Русская литература XX—XXI вв.еков: направления и течения
деятельность — непрерывный акт трансгрессии, при этом вопрос о художественных достоинствах сочинений писателя снят им самим: всему, что выходит из-под его пера, изначально приписан статус «гениальных творений» [см.: Девятьярова 1999- Гончарова 2001- Goncharova 2002- Лощилов 2008- Мищенко 2009- Лощилов, Рапоппорт 2011].
А.П. Оленич-Гнененко писал в неизданном мемуарном очерке «Всеволод Иванов и Антон Сорокин (Воспоминания)»: «В идейном отношении для Антона Семеновича было характерно сочетание своеобразного толстовства с сектантством молоканского толка и каким-то „своим“ опосредованием анархизма, и особенно — непримиримая ненависть к „золоту“ — капиталистическому стяжательству во всех его проявлениях, к угнетению и истреблению человека человеком» [ГАНО. Ф. 272 (Н. Н. Яновский). Оп. 1. Д. 278. Л. 14].
Современный исследователь отмечает: «Все пишущие о нем в основном пересказывают „чудачества“ и „шалости“ писателя (эти рассказы кочуют из книги в книгу, вариативны по структуре и содержанию, что заставляет предполагать существование устойчивого претек-ста-инварианта, автором которого был, несомненно, сам Сорокин) и попадают в сферу бытования мифа, видимо, не подозревая особой „мистифицирующей“ природы „сорокинского“ текста, невольно втягиваясь в „игру“, придуманную много лет назад» [Гончарова 2001: 249].
Первая же из известных нам публикаций писателя носила скандальный характер, хоть еще и не была связана с литературой [Сорокин 1908]. В характерной для Сорокина «взвинченной стилистике» [Беленький 1987: 231] будущий писатель выражал протест против коммерческой деятельности предпринимателя Осипова, покровительствуемой Омским Биржевым комитетом и его председателем Филиппом Филипповичем Штумпфом (1864 — 1921). Претензии — не беремся судить, насколько справедливые, — касались спекуляций солью.
С. Н. Марков вспоминал о последней встрече с писателем весной 1928 года: «…Он с увлечением говорил о выходе своей книги, которую должен был выпустить Сибкрайиздат. — Когда книга выйдет, я выпущу верблюдов с объявлениями. О, я сумею ее продвинуть, -покашливая, говорил А. Сорокин» [Марков 1928].
Между этими двумя «точками» — фантастическая двадцатилетняя вереница писательских выходок, среди которых печатное объявление о собственном самоубийстве, выдвижение своих сочинений на Нобелевскую премию, рассылка их правящим особам всего мира, громкие скандалы, аресты, выпуск скандальных листовок и манифестов, наконец, денежных знаков, обеспечиваемых именем писателя.
В 1926 году, еще при жизни Сорокина, Л. Н. Мартынов писал:
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
«Однажды он выкинул над центральной улицей своего „стольного града“ Омска плакат, извещающий, что „лучше быть идиотом, чем Антоном Сорокиным“» [Мартынов 1926].
Странноватая фраза, ставшая заголовком это заметки, воспринимается как оборванная, несколько «куцая» синтаксическая конструкция. Уже в наше время, на одной из посвященных писателю страниц в Интернете, пользователь, скрывшийся под сетевым псевдонимом, подчиняясь, вероятно, языковому чутью, самочинно довел ее до интонационно-смысловой завершенности: «Лучше быть полным идиотом, чем Антоном Сорокиным» [Вертер де Гете 2011- курсив мой. — И.Л.].
В мемуарной новелле «Зеленая рука» начала 1970-х годов Л. Н. Мартынов вспоминает о плакате-вывеске более подробно. Мало того — признает, что инициатива выходки принадлежала ему, а не Сорокину: «. Александр Павлович & lt-Оленич-Гнененко>- склонен был в какой-то мере резонерствовать и поучать, как бы указуя пальцем на некий не всегда достижимый для него самого идеал. И в одно из таких посещений Оленича-Гнененко у меня по ассоциации с его указующим перстом возник этот блестящий, как мне казалось, план — украсть и употребить в дело ту зеленую металлическую, уже порядочно заржавевшую руку, которая все еще указывала на бывшую аптеку Явельбер-га с угла Учебной и Волковской улиц. & lt-… >- Я взвалил ее на плечи и понес к Антону Сорокину. & lt-… >- - Придумайте надпись! — сказал я. -Дело маленькое! — ответил Антон Семенович, развел краски, взял кисть и, почему-то печально вздохнув, вывел на металлической руке хорошо знакомую мне формулу: „Лучше быть идиотом, чем Антоном Сорокиным!“» [Мартынов 1977: 128−129].
Формульный характер фразы не вызывает сомнения: точно в том же виде воспроизведена она и в воспоминаниях Г. Ф. Дружинина [Дружинин 19б5: 99].
Контекст, однако, оставался неясным, пока в персональном фонде писателя К. Н. Урманова (Тупикова- 1894 — 1976) автору этих строк не довелось познакомиться с машинописной копией сорокинской «Книги Екклезиаст» (1922) — неопубликованного по сей день сочинения писателя. Оно живо свидетельствует не только о рефлексивном, «философском» характере его скандальной деятельности, но и о своеобразном литературном мастерстве.
Автору заметки известно лишь одно упоминание об «Екклезиасте» в печати. В конце 1926 года омская газета «Рабочий путь» сообщала: «В воскресенье пятого декабря на квартире писателя А. Сорокина состоялось собрание омского отделения союза сибирских писателей. Были заслушаны: отрывок из повести Сорокина „Алтай и города“, памфлет
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
того же автора „Экклезиаст писателя“ и маленький доклад Леонида Мартынова „О творчестве художника Н. Мамонтова“ (Литературная тема в живописи). Собрание прошло весьма оживленно» [Л. 1926].
Читатель обратит внимание на стих 18 Главы 1 «Екклезиаста», подтверждающий предположение о (намеренном?) обрыве запомнившейся современникам формулы: «Лучше быть идиотом, чем Антоном Сорокиным, потому что каждый идиот посмеется над мудростью, не утруждая ума».
Источник предлагаемой в Приложении публикации: ГЦиНК. Персональный фонд К. Н. Урманова. КУ-Р. Оп. 3. № 1−9. Машинописная копия на 9 листах бумаги большого формата (22,2×35) не авторизована, но с большой вероятностью была изготовлена автором. Известно о существовании экземпляра «Книги Екклезиаст» в личном фонде А. С. Сорокина [ГИАОО. Ф. 1073 (А.С. Сорокин). Оп. 1. Д. 561. Л. 1−13], но публикатору, к сожалению, пока не удалось ознакомиться с ним. Текст воспроизводится с сохранением характерных особенностей оригинала (например, «сбои» в нумерации «стихов», вариативность написания Екклезиаст и Экклезиаст). Выражаю признательность Н. И. Левченко (Новосибирск) за разрешение на публикацию этого материала.
Приложение
АНТОН СОРОКИН
6 мая 1922 г.
КНИГА ЕККЛЕЗИАСТА, или
ПРОПОВЕДНИК ДЛЯ ПИСАТЕЛЕЙ АНТОНА СОРОКИНА
Глава 1
1. Слова Екклезиаста писательского Антона Сорокина первого короля шестой державы2.
2 В различных декларативных текстах (манифесты, листовки, автобиографии, завещания) Антон Сорокин систематически именовал себя Королем Шестой Державы. «В России в XIX в. появляется взамен английского выражения „четвертое сословие“ выражение „шестая держава“. „Шестой державой“ пресса была названа в противовес пяти великим державам, входившим в так называемый европейский концерт (Россия, Англия, Франция, Германия, Австро-Венгрия). Выражение „шестая держава“ должно было подчеркнуть независимость и могущество прессы» [Ашукин, Ашукина 1955: 610]. В. В. Розанов в «Уединенном» и в «Опавших листьях» приписывал авторство метафоры Наполеону.
Русская литература ХХ-ХХ1 веков: направления и течения
2. Суета сует в писательстве и искусстве, сказал Екклезиаст писательский Антон Сорокин. Все суета сует.
3. Что пользы писателю от его книг. Гонорар за строчку, превращенный в хлеб и квартиру, не счастливее ли его всякий ремесленник.
4. Приходят и уходят писатели, печатаются и исчезают книги, и вновь печатаются.
5. Восходит и заходит солнце. Приходят писатели, и уходят, и их многолетний труд что дела однодневки-поденки.
6. Идет ветер к югу и переходит к северу, и кружится на ходу своем, слова и мысли не ветер ли в мозгах человеческих, не возвращаются ли обратно мысли, уже прошедшие.
7. Все реки текут в море, но море не переполняется. Все книги читаются, и умом люди не переполняются.
8. Не может писатель рассказывать всего, что писалось и что будет писаться. Ничего не напишешь нового, чего не было написано ранее.
9. Бывает о чем говорят — смотри, вот это новое- но это было написано ранее.
10. Не помнят долго мыслей писателя, и что будет написано — недолговечно.
11. Я екклезиаст писательский был королем шестой державы в Омске.
12. И продал я душу и сердце мое тому, чтобы исследовать и испытывать мудростью все, что делается под солнцем. Это тяжелое занятие для писателя, и упражнялся в нем.
13. Много я перечитал книг, и вижу: все суета и томление духа.
14. Кривое нельзя назвать прямым, и чего не написано, нельзя читать.
15. Говорил я в сердце моем так: вот я возвеличился и приобрел мудрости больше всех писателей, которые были до меня, и душа моя видела много мудрости и знания.
16. И предал я сердце и душу мою тому, чтобы познать мудрость, а познал безумие и глупость, узнал, что и это — томление духа.
17. Потому что во многой мудрости много печали, и кто умножает познание — умножает скорбь.
18. Лучше быть идиотом, чем Антоном Сорокиным, потому что каждый идиот посмеется над мудростью, не утруждая ума.
2014__________УРАЛЬСКИЙ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК__________________№ 4
Русская литература ХХ-ХХ1 веков: направления и течения
Глава 2
1. Сказал я в душе своей: дай я испытаю тебя весельем, и писал я юмористику для смеха, в Сатириконе и Будильнике печатался, но и это
3
все суета.
2. О смехе сказал я глупость.
3. Вздумал я усладить себя славой, и душу сделать глупой. Мои рекламы были остроумны и многочисленные, как рекламы о гильзах Катыка4.
4. Предпринял я большие дела. В мыслях я владел всем миром.
5. Выстроил дворцы, насадил парки, сотворил новых людей и жизни.
6. Я был всесилен в творчестве, я вел войска в битву, я творил новые неведомые миры, и я был всесилен, как Бог, и богат, как Соломон.
7. Мудрость моя пребывала со мной.
8. Чего бы ни пожелала душа моя, все я мог сделать и удовлетворить ненасытную душу. Питал я ее и стихами, и драмами, и романами, и рассказами, рисовал картины.
9. Мудрость моя была еще большей, чем бывших до меня.
10. Сократ, Эзоп, Магомет, Шекспир — все это нищие духом, перед моей мудростью.
11. Чего не пожелала душа моя, все исполнял я, и радовалась душа моя, и это было отрадой в трудах моих.
12. Оглянулся я на все дела свои. Вот я написал 24 тома по 320 страниц, напечатал за 20 лет 2000 рассказов по 200 строчек, и вижу: все суета сует. Семя, брошенное на камень, не дает плода.
13. И обратился я к самовосхвалению и рекламе, ибо что может еще сделать писатель сверх того, что уже сделано мною.
14. И увидел я преимущество глупости над мудростью. Глупым жизнь дает упитанное жиром тело, а мудрость сушит тело.
15. У мудрого глаза в душе, а глупый не видит мозгами, но одинакова участь у обоих. Душой я писал сценарии для кино, и мои глаза души через экран были достоянием глупцов.
3 Публикации Сорокина в журналах «Сатирикон» и «Будильник» неизвестны.
4 О распространенности рекламы папиросных гильз торговой фирмы «А. Катыка и К°» (Москва) свидетельствуют частые упоминания в художественной и мемуарной литературе. Основатель и глава фирмы — коммерсант Абрам Ильич Катык (1860 — 1936), уроженец г. Евпатория, караим.
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
16. Для чего же я стал мудрым, за 5 рублей можно купить 24 тома Льва Толстого и перечувствовать мыслями гения. Так дешева мудрость.
17. Умные книги таскаются на толчке вместе с глупыми, и погибают наравне.
18. И возненавидел я искусство.
19. И возненавидел я сотворенную жизнь в своих книгах.
20. И не знаю я, кто мои читатели. Кто заплатит рубли за книгу, и десять копеек попадут мне, а остальные издательству, наборщикам, корректору, бумажным фабрикантам, а за десять копеек возьмут мои мысли, как цветы, и бросят под грязные ноги.
20. & lt-8іе>- Бесплодны блудницы, не таковы ли и книги, общедоступные по цене, захватанные грязными руками. Зараза на грязных страницах, на загнутых уголках, а книги в библиотеках с подклеенными листами, не то же ли, что защекатуренные белилами и закрашенные румянами морщины блудниц.
21. И обратился я, чтобы внушить душе своей отречься от всего труда и уничтожить, не хотел я так дешево продавать свою мудрость.
22. Трудился я с знанием и мудростью, и должен сделать свои мысли публичными.
23. И что я буду иметь за это. Меньше, чем лавочник и калашница с обжорки.
24. Все дни мои скорби, мои труды, беспокойство, и даже ночью душа моя не знала покоя и творила новые жизни.
25. И все-таки моя мудрость не питала меня, и послала считать на счетах в здравотдел Омдора5.
26. Копил я мысли, как ростовщик золото, чтобы за копейки отдать идиотам.
Глава 3
1. Всему свое время. Всякая книга необходима в свое время.
2. Время выпускать книгу, время продавать в магазине, время тащить на толчок, и время нести страницы в мусорную яму.
3. Время творить и время молчать.
4. Время юмористике, время футуристическим книгам, и имажинистическим, символическим, время порнографии. Всякой книге свое
5 Сорокин много лет служил счетоводом в Омском управлении железной дороги (Омдор). В последние годы жизни, после «сокращения штатов», работал регистратором в пригородной больнице.
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
время. Время призывать к убийству и время призывать к мирным трудам.
5. Время рассылать книги приложением к журналам, и время переплетать их и ставить на библиотечные полки.
6. Время получать гонорар за строчку, и время покупать на эти деньги пищу для новых мыслей.
7. Время молчать. Иногда молчание писателя следовало бы оплачивать гонораром по часам и дням.
8. От пищи зависят мысли, какова пища, таковы и книги.
9. Книги воскрешают прошедшее, и не 50 лет живет человек, а тысячи лет, благодаря книгам. Мы знаем мысли и персов, и египтян, и всех народов.
10. Бездарного и талантливого писателя одинаково судят идиоты и критики, неудавшиеся писатели.
11. И сказал я в душе своей. Писатели, помните теорию Дарвина. Вы животные, умеющие писать книги, но участь ваша одна, и нет преимущества перед скотом. Что пользы тебе, известному писателю, свои мысли навязывать другим и выражать своими мыслями мозги другого. Каждая собака счастливее тебя. Она думает только для себя, не для других. Все суета сует.
12. Наступит время, и мертвыми будут твои книги.
13. Настанет время, и никто не вспомнит твои книги, и будут курить на толкучках свернутые странички, собачьи ножки с вонючей махоркой.
14. И так увидел я, что нет ничего лучше, как наслаждаться писателю мыслями своими, ибо это доля его, ибо доживают писатели до того, что видят мертвые свои мысли на барахолках и в пыли архивов, библиотек. Не лучше ли от позора сохранить свои мысли.
Глава 4
1. И обратился я, и увидел всякие угнетения. Вот слезы угнетенных, и утешителя у них нет, в руке угнетающих их сила, редактора и издатели морят талантливых писателей голодом, а бездарные живут сыто.
2. И ублажают мертвых, которые давно умерли с голода, издают их книги в сафьяновых переплетах с золотым обрезом на бумаге Верже с иллюстрациями на меловой бумаге, а живые таланты мерзнут и голодают, и их мысли никому не нужны, пока живы сами писатели, а потом, когда они умрут, с них напишут биографии, опишут жизнь такой, какой они не знали, и издадут их, и поставят рядом с классиками.
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
3. И блаженнее их всякий лавочник и парикмахер.
4. Видел я, что слава писателю приносит и врагов, вражду и зависть.
5. Бездарные живут лучше талантливых, потому что бездарных читателей больше.
6. Лучше один хлеб, заработанный любым ремеслом, чем вино и масло, заработанные писательством.
7. И увидел я еще одну суету на земле.
8. Писатель бездарный, а читателей у него много, и платят ему деньги за бездарные мысли.
9. Легко порвать одну нитку, и не порвать втрое скрученную. Легко читать бездарные книги, и тяжело писать талантливые, и потому многих талантливых писателей знают по имени, а книг их не читают.
10. Лучше талантливая книга, изданная на плохой бумаге, чем бездарная на бумаге Верже.
11. Береги свои мысли, и не отдавай самые ясные, а то останешься с опустошенной душой.
Глава 5
1. Пиши меньше, а то я видел многотомные писания тех, кто гонялся за построчным гонораром, и утопил душу свою в многословии.
2. Ибо как сновидения бывают от множества забот, так и глупые книги познаются по множеству лишних слов.
3. Лучше не писать никаких книг.
4. Не дозволяй устам осуждать прежних твоих мыслей. Старик вспоминает дни детства, так и ты относись к прежним мыслям.
5. В множестве сновидений, как и в множестве снов & lt-8іе>-6, много суеты.
6. Если видишь притеснение талантливого писателя и нарушение справедливости, не удивляйся — бездарные всегда дружно действуют против талантливых.
7. Кто любит золото, не насытится золотом, и кто любит мысли, и того не насытят мысли, и это суета.
8. Умножаются книги писателя, умножаются и читатели, и какое благо для создавшего книги.
9. Пресыщенный мыслями не заснет спокойно.
10. Есть мучительный недуг: богатство мыслей во вред телу.
11. Родит талантливый писатель сына, и будет он бездарным.
6 Возможно, опечатка- логичнее было бы: во множестве слов.
Русская литература ХХ-ХХ1 веков: направления и течения
12. Какая же польза писателю трудиться на ветер.
13. Для живота трудится писатель.
14. Талант пища для человека, и наслаждение.
Глава 6
1. Есть зло, которое видел я на земле, и оно часто бывает между людьми.
2. Писатель талантливый — голодает, а наслаждение жизнью получает издатель.
3. Если какой бы человек родил сто детей, и прожил многие годы, и тело его не насладилось бы довольством, я бы сказал, что собака счастливее его.
Если бы писатель написал сто томов, а не пользовался бы платой, и его книги не издавались бы, я бы сказал: переписчик счастливее его.
4. Напрасно приходил такой писатель, и отошел в небытие.
5. Все труды писателя для рта его, и душа не насыщается.
6. Какое же преимущество писателя перед читателем, разве только одно: писатель получает деньги за мысли, а читатель платит за книгу.
7. Лучше видеть глазами, чем иметь обнаженную душу, чувствующую боль человеческую, как глаз свет.
8. Ибо кто знает, что хорошо для писателя во все дни суетной жизни, и кто скажет писателю, что будет с его произведениями после смерти его.
Глава 7
1. Доброе имя писателя дает больше дохода.
2. Писатели страхов и ужасов заработают больше, чем юмористы, помните это.
3. Обличение дает доход, писателю, а потому не бойтесь обличать.
5. & lt-81е>- Видел я такую суету: нравственный писатель ради денег сеет разврат, не делайте этого.
6. Лучше читать книги мудрых обличающих, чем слушать песни смеха и веселья глупцов.
7. Творчество юмористов то же, что треск тернового хвороста под котлом. И это суета.
8. Притесняя писателей, известный писатель делается глупым, а гонорар повышенный убивает творчество.
Русская литература ХХ-ХХ1 веков: направления и течения
9. Не пиши книги в гневе, будет глупая книга.
10. Не говори, что прежде писателям жилось лучше, это не от мудрости.
12. & lt-81е>- Хорошо быть писателем богатым.
13. Потому что золото дает жизнь мыслям.
14. Во дни благополучия писатель не создает талантливых книг.
15. Всего насмотрелся я в жизни, талант гибнет, а графоманы наслаждаются жизнью.
16. Не говори много о мудрости своей, это, кроме врагов, ничего тебе не даст.
17. Хорошо, если кроме писательского ремесла, ты знаешь еще какое-нибудь.
18. Скромность мудрого делает его мудрость в десять раз больше.
19. Читатели, не обращайте внимания на всякое слово, если бы его написал и известный писатель. Бывают писатели рабы читателей.
20. Ты должен знать, что и ты бываешь рабом талантливого писателя.
21. Кто говорит: я мудр, — мудрость и талант далеки от него.
22. Кто исследует мудрость и разум — найдет глупость и безумие.
Сорные травы растут среди пшеницы, бойтесь таких сорных мыслей.
23. Никогда не пиши про любовь, пусть о любви пишут бездарные.
24. Вот что я нашел и сказал, Экклезиаст писательский Антон Сорокин.
Глава 8
1. Писатель не властен над творчеством, чтобы удержать свои мысли нет спасения в борьбе творчества с здравым смыслом.
2. Бывают времена, когда творчество властвует над человеком и делает его как бы безумным.
3. Не скоро открываются вредные мысли в книгах, и потому не страшатся писатели говорить все, что не следует.
4. Есть и такая суета на земле: талантливых писателей постигает то, чего бы заслуживали графоманы.
5. И сказал: нет ничего лучше заработать больше денег, продать мысли и купить пищи и веселья, и это даст опять новые мысли.
6. Тогда я обратил сердце мое на то, чтобы постигнуть мудрость, и обозрел дела, которые делаются на земле, то нашел, что многие писатели утруждают себя непосильными мыслями, и должны лечиться в доме сумасшедших, от яркого света слепнут глаза, от многой мудрости слепнет душа.
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
7. Сколько бы писатель ни писал, всего он не запишет, даже своих мыслей.
Глава 9
1. Всему и всем одно, одна участь таланту и бездарности.
2. Это-то и худо. Во всем, что делается на земле, иногда писателя злого, безумного делают известностью, потому что много безумцев на земле.
3. Писатель бездарный читаемый живет лучше, чем талантливый нечитаемый. Собаке живой лучше, чем мертвому льву.
4. Пройдет время, и нет чести писателю, и никто не читает их книг, итак, пей, ешь, веселись, пока читают твои книги.
5. Наслаждайся жизнью, ибо трудно ремесло писательское.
6. Пиши больше, пока оплачиваются твои рукописи, потому что если ты не будешь работать, к чему ты способен, ты не знаешь ничего делать, даже переписчиком, и то не способен быть.
7. И видел я, что не проворным достается успешный бег, не храбрым победа, не мудрым хлеб, и не у разумных богатство, и не искусным — благорасположение, но время и случай для всех их.
8. Ибо человек не знает своего времени, рыбы попадаются в сеть, птицы запутываются в силках, так и писатели гибнут от многословия.
9. Вот какую мудрость видел я под солнцем.
10. Выпускает писатель небольшую книжку, и книга ходит, тысячи книг, пишут, печатаются тысячи писателей, и небольшая книжка кормит сотни тысяч людей.
11. Мудрость лучше силы, и слова мудрых, высказанные сжато и спокойно, читаются лучше, чем истерические выкрики глупцов.
12. Мудрость сильнее оружия, и часто книги превращаются в грохот орудий, потому нужно писать книги обдуманно.
Глава 10
1. Мертвые мухи портят и делают зловонной благовонную масть мироварника, то же делает небольшая глупость известного писателя.
2. Книги мудрости пишутся писателем годами, глупые книги тянутся днями.
3. Дурака не спрашивай — сам скажет, глупую книгу узнаешь по многословию.
4. Видел я бездарных писателей, живущих богато, и талантов, живущих голодом.
Русская литература ХХ-ХХІ веков: направления и течения
5. Критики, злословящие молодой талант, обречены на гибель.
6. Легче таскать камни, чем читать глупые книги.
7. Злоязычные книги опаснее змей.
8. Слова мудрого дороже денег, слова глупого — убыток.
9. Начало книги глупость, и конец безумие.
10. Глупый бросает слова, и радуется больше, чем богач, помогающий деньгами.
11. Труд глупого утомление для его тела.
12. Горе тебе, земля, ты обременена книгами. Фундамент культуры — книга.
13. Книга облетает мир, как птица.
14. Благо тебе, земля, когда люди не имеют книжных листов, засиженных черными точками, гигантскими мухами ротационок.
15. & lt-81е>-
Глава 11
1. Рассылай книги свои для отзыва, по прошествии времени увеличится требование на книги.
2. Бывают книги, переполненные жалостным чувством, и читающие проливают слезы.
3. Кто следит за читателем, тому не писать, а кто наблюдает за продажей книг, тому не издавать.
4. Никто еще не знает пути творчества.
5. Пиши каждый день, мысли — улетающие птицы.
6. Книга-царица может сердцам повелеть.
7. Приятно читать хорошо изданную в переплете.
8. Бывают вечные книги, и никто не знает их долговечность. Тайна, когда умирают дети и живут старики.
9. Удаляй печаль от сердца своего, когда пишешь книгу.
Глава 12
1. Придет время, и скажет писатель: Нет мне радости от моих книг, для чего я потерял время.
2. И умрет писатель, и понесут его гроб три-четыре человека, а умрет блудница, повезут ее на катафалке и провожать будут сотни человек- она награждала болезнью, и ее провожают, писатель сеял слова разума, и никто его не провожает.
3. Суета сует, сказал Экклезиаст писательский Антон Сорокин король шестой державы.
Русская литература ХХ-ХХ1 веков: направления и течения
4. Кроме того, что Экклезиаст был мудр, он учил писателей к дружной жизни, он испытал много: был купцом, счетоводом, фотографом, художником — 18 было у него профессий.
5. Старался Экклезиаст приискать слова мудрости и изящные символы.
6. Слова его, как вбитые гвозди.
7. А что сверх всего этого, то берегись составлять много книг -конца не будет, и много читать утомительно для тела.
8. Сущность творчества — красота и краткость.
9. Слушай суфлера и повторяй слова, таково творчество- душа -театр, творчество — суфлер, пьеса — книга, читатели — зрители.
10. Всякая книга — слова души человека, и потому не суди строго глупых книг, как ты не осуждаешь идиотов.
ЛИТЕРАТУРА
Ашукин Н. С., Ашукина М. Г. Крылатые слова: Литературные цитаты. Образные выражения. М.: ГИХЛ, 1955.
Беленький Е. И. Антон Сорокин // Сорокин А. С. Хохот Желтого дьявола. Повесть, рассказы- Вяткин Г. А. Возвращение. Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987 (Серия «Литературные памятники Сибири»). С. 226−254.
Вертер де Гете. Антон Сорокин. «Тридцать три скандала Колчаку» (7 апреля 2011 г.). иЫЬ: http: //fantlab. ru/blogartiele11224 (дата последнего обращения: 12. 06. 2014).
Гончарова О. М. «Игра» в жизни и творчестве Антона Сорокина // Культура и текст. Славянский мир: прошлое и современность. Сб. научн. трудов / под ред. Г. П. Козубовской. — Барнаул: Изд-во БГПУ, 2001. С. 249−259.
Девятьярова И. Г. Дом писателя Антона Сорокина. Омск: Омский областной музей изобразительных искусств им. М. А. Врубеля, 1999 (Культура, искусство, история города Омска в памятниках и исследованиях).
Дружинин Г. Ф. В начале века // Простор. 1965. № 4. 1965. С. 92−105.
Л. У сибирских писателей // Рабочий путь. 1926. № 286 (1635), 12 дек. С. 2.
Лощилов И. Е. Антон Сорокин: творчество как скандал и скандал как «творчество» // Творчество вне традиционных классификаций гуманитарных наук: Материалы конференции / под ред. Ю. С. Степанова,
В. В. Фещенко. М. -Калуга: И П Кошелев А.Б.- Издательство «Эйдос», 2008. С. 265−282.
Русская литература XX—XXI вв.еков: направления и течения
Лощилов M.S., Раппопорт А. Г, «Это не литература, это вне литературы. Тем хуже для нее.» // Сорокин А. С. Тридцать три скандала Колчаку / сост., прим. и предисл. И. Е. Лощилова, А. Г. Раппопорта. СПб.: Красный матрос, 2011. С. 7−24.
Марков С. Кем же был он? Памяти Антона Сорокина // Читатель и писатель: Еженедельник литературы и искусства. 1928. № 15, 14 апр. С. 7.
Мищенко А. В. Биографический миф Антона Сорокина как модель жизнетворчества сибирского писателя-футуриста // Experiment / Эксперимент: A Journal of Russian Culture: Annually for the Institute of modern Russian culture at Blue Lagoon. Vol. 15: Siberian Modernism / ed. -in-chief: John E. Bowlt. Los Angeles: University of Southern California, 2009. P. 45−50.
Мартынов Л. Н. Дон Кихот сибирской литературы // Советская Сибирь. 1926. № 117 (1955), 23 мая. С. 4.
Мартынов Л. Н. Собр. соч.: В 3 т. Т. 3: Проза. М.: Художественная литература, 1977.
Омские озорники: Графика 1910-х — 1920-х годов из собрания Омского областного музея изобразительного искусства им. М. А. Врубеля: По материалам выставки к 100-летию со дня рождения поэта Леонида Мартынова (май, 2005) / авт. -сост. И. Г. Девятьярова, Т. В. Еременко, науч. ред. Ф. М. Буреева. Омск: Издательско-
полиграфический комбинат «Омскбланкиздат», 2010.
Сорокин А. Письмо в редакцию // Омское слово. 1908. № 10, 30 дек. С. 3.
Goncharova О. «Igra» u zivotu i stvaralastvu Antona Sorokina // Mis-tifikacija, Parodija. Zagrebacki pojmovnik kulture 20. stoljeca / urednici Sonja Ludvig, Aleksandar Flaker. Zagreb: Areagrafika, 2002. S. 134−145.
Архивы
ГАНО — Государственный архив Новосибирской области (Новосибирск).
ГИАОО — Государственный Исторический архив Омской области (Омск).
ГЦиНК — Городской Центр истории Новосибирской книги (Новосибирск).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой