Ляхово – элегический образ среднепоместной усадьбы начала xix века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЛЯХОВО — ЭЛЕГИЧЕСКИЙ ОБРАЗ СРЕДНЕПОМЕСТНОЙ УСАДЬБЫ НАЧАЛА XIX ВЕКА
ХАЙРУЛЛИНА Альбина, директор архитектурных и реставрационных мастерских
Аннотация: в статье рассматривается история и проект научной реставрации усадьбы Ляхово — среднепо-местной усадьбы Домодедовского района Московской области. Скромный облик усадебного дома с декором из белого камня являет собой только часть некогда обширного архитектурно-паркового комплекса. Сохранившиеся страховые планы усадьбы, старые фотографии позволяют воссоздать образ «дворянского гнезда», сколь типичного, столько же и уникального.
Ключевые слова: архитектурно-усадебный комплекс, интерьер, парадный двор, натурные исследования, страховой план, проект реставрации.
Abstract: The article discusses the history of the project and the scientific restoration of Lyakhovo estates in Domodedovo district, Moscow region. The modest appearance of the manor house with decor of white stone represents the only part of the once vast architectural park complex. The remaining insurance plans and old photos of the manor allow to recreate the image of the «noble nest» how typical, the same and unique. Keywords: architectural manor complex, interior, front yard, field studies, the insurance plan, the restoration project.
i 4
Усадебный комплекс Ляхово расположился в одноименной живописной деревушке Домодедовского района Московской области (илл. 1). По данным исследования Г. Ф. Гарина, в начале 70-х годов XVI века на речке Восте восточнее с. Ильинского стояла д. Ляхово с четырьмя крестьянскими дворами, которые погибли при очередном набеге крымцев на Москву [9]. В писцовой книге Коломны 1577−78 годов она записана как «пустошь, что была деревня» в поместье за дворянином Григорием Сидоровым. Более века землями пустоши пользовались разные помещики. Позже одно из первых упоминаний о сельце Ляхово обнаружено в отказной книге 1699 года. При переписи 1709 года сельцо с двором вотчинника и четырьмя крестьянскими дворами, переведенными из Михайловского уезда, значится как новопоселённое за представителем древнего рода Федором Васильевичем Наумовым. Федор Васильевич развернул активную деятельность по обустройству деревни, и уже в 1719 году число
крестьянских душ выросло до 52. К середине XVIII века за сельцом числилось 310 десятин пашни и 10 покосов. После смерти Федора Васильевича сельцо несколько лет принадлежало его дочери Анне Фёдоровне, бывшей замужем за князем A.M. Белосельским [9].
В 1773 году А.Ф. Белосель-ская продала сельцо генеральше П. И. Поздняковой, при которой здесь и стала складываться помещичья усадьба через овраг от крестьянских дворов. К концу века её центром являлся пятикомнатный, соснового леса господский
Илл. 1. Общий вид главного дома и флигеля. Фотография 2010 года. Электронный ресурс http: //deni-m. livejournal. com/3202. html
7VF аЕстшкмэадунаррдного шстигла дщикацулгА
(Чир искусств
дом, крытый и обшитый снаружи тёсом. Комнаты с изразцовыми печами были богато меблированы, стены их обиты дорогими обоями, а в простенках развешаны иконы. Напротив главного дома стояла людская с тремя комнатами, и под одну связь к ней пристроена кухня с кирпичным очагом и чугунным котлом, а позади её находился погреб. Недалеко от этих строений имелись также несколько летних флигелей, конюшня на 12 стойл и каретный сарай. Весь двор был огорожен решётчатым забором. Рядом с двором находился старый плодовый сад, а против него имелись три пруда, засаженных рыбой, тут же стоял скотный двор с полусотней голов крупного рогатого скота, десятками овец. На реке Восте работала мельница с одним поставом.
Генеральша Позднякова скончалась в 1800 году, а её наследники продали всё имение генерал-лейтенанту Григорию Алексеевичу Васильчикову. Именно при нём ещё до Отечественной войны 1812 года сформировался образ новой каменной усадьбы: старые ветхие постройки главного дома и служебных построек были заменены на кирпичные.
Сельцо с 124 душами крепостных унаследовал племянник Григория Васильчикова, участник Бородинского сражения, в котором был ранен, позднее командовавший кавалерийским корпусом генерал от кавалерии Илларион Васильевич Васильчиков — родоначальник граф-ско-княжеского рода Васильчиковых (илл. 2). С 1823 года он стал членом Госсовета, а чуть позже возведен в графское достоинство.
В 1844 году имение у генерала купила жена губернского секретаря Александра Денисьевна Залив-ская. В 1857 году в сельце числилось шесть дворовых людей и 99 крестьян в 25 дворах, большинство из которых состояло на барщине и немногие на оброке. В годы крестьянской реформы в надел крестьянам было выделено 297 десятин земли, а 153 десятины остались за помещицей. Надельная земля находилась в даче сельца и пустоши Витуново (бывшая деревня), а помещичья за усадьбой и пустошью Благовой. После реформы крестьянские усадьбы стали называться деревней Ляхово. В 1873 году вся деревня сгорела, чтоб отстроиться вновь, многие хозяйства продали скот и даже пожитки. За деревней накопились большие недоимки.
Усадьбой после Заливской владел секретарь судебной палаты Н. А. Агапов. В 1886 году за ним числилось 320 десятин земли, в т. ч. 20 под усадьбой и огородом, 106 пахотной, 71 покоса по заливным лугам, полям и оврагам, 40 строевого леса и 60 кустарника. Всё хозяйство вёл сам владелец, нанимая временных рабочих на период страды. На конюшне и скотном дворе имелось четыре упряжных и 12 рабочих лошадей, более 40 голов крупного рогатого скота, 35 овец и две свиньи. Из собственного молока вырабатывали до 20 пудов масла.
Последним владельцем усадьбы был Алексей Алексеевич Варгин, который в 1910 году построил здесь дом с мезонином. В 1914 году в 35 дворах деревни насчитывалось 226 жителей.
ВЛАДЕЛЬЦЫ:
НАУМОВ ФЕДОР ВАСИЛЬЕВИЧ:
Фёдор Васильевич Наумов (1692−1757[1]) — русский государственный деятель из рода Наумовых: действительный тайный советник, сенатор, член Ревизионной коллегии, генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга (1740−1744). Владелец обширных поместий в губерниях Нижегородской (Ветлуга, Помра и др.) и Московской (Киясово, Ляхово и др.).
Получил домашнее образование. С 1708 года служил в московском Судном приказе, а с 1711 был адъютантом Я. Ф. Долгорукова, возглавлявшего кригс-комисса-риат. С 1717 — ревизор-кригс-комиссар.
В 1719 году Наумов был возведён в статские советники, а после смерти Петра I назначен в 1726 году в Москву — членом Комиссии о коммерции. В 1727 году был пожалован в действительные статские советники- в 1727—1728 годы был министром-советником при гетмане Данииле Павловиче Апостоле.
После возвращения в Петербург 12 июля 1728 года был награждён орденом Св. Александра Невского и пожалован в тайные советники.
В 1730 году был отправлен на строительство Но-во-Закамской (Черемшанской) линии крепостей.
В 1737 году вернулся в Москву и был назначен главным судьёй Судного приказа, а в 1738 году — петербургским вице-губернатором.
В 1739 году принял участие в суде над князьями Долгоруковыми и Артемием Волынским.
Большую часть усилий Наумову пришлось тратить на восстановление фактически разогнанного в 1740 году штата столичной полиции. Обязанности «стражей порядка» в этот период выполняли солдаты столичного гарнизона, которые не слишком-то уважительно относились к генерал-полицмейстеру.
Основные заслуги Наумова:
• Ввёл запрет на кулачные бои.
• Издал приказ: не иметь в домах на центральных улицах битых оконных стекол.
• Предложил использовать участок перед Зимним дворцом под пастбище для коров дворцовой фермы.
• Кроме того, генерал-полицмейстер возобновил отлов нищих, борьбу с преступностью и, наконец, надзор за казенным строительством.
17 декабря 1744 года Фёдор Васильевич Наумов был снят со своей должности, однако сохранил за собой звание сенатора до 1753 года, когда подал в отставку и получил от императрицы в качестве «прощального подарка» чин действительного тайного советника с соответствующей пенсией.
Наумов был одним из постоянных благотворителей Успенского Брусенского женского монастыря: построил вокруг монастыря кирпичную ограду- пожертвовал обители земли в окрестностях Коломны.
ИСТОЧНИКИ: https: //ru. wikipedia. org
ВЛАДЕЛЬЦЫ:
ИЛЛАРИОН ВАСИЛЬЕВИЧ ВАСИЛЬЧИКОВ.
Князь (с 1839 года) Илларион Васильевич Васильчиков (1776 — 5 марта 1847, Санкт-Петербург) — фаворит Николая I, генерал от кавалерии, председатель Комитета министров и Государственного совета (18 381 847), родоначальник княжеской ветви рода Васильчиковых.
Родился в семье Василия Алексеевича Васильчикова (1754−1830) и Екатерины Илларионовны, урождённой Овцыной (умерла в 1832). Детство провёл в новгородском имении Выбити. Его сестра Татьяна была женой московского губернатора Д. В. Голицына. Братья Дмитрий и Николай Васильчиковы — генералы.
Получил домашнее образование. На службу поступил в 1792 году унтер-офицером в лейб-гвардии Конный полк. В 1793 произведён в корнеты, а в 1801 был уже генерал-майором и генерал-адъютантом. В 1803 назначен командиром Ахтырского гусарского полка. В 1807 участвовал в сражениях при Сероцке, Пултуске и др.
В начале кампании 1812 года постоянно был в арьергарде Второй армии до соединения её с Первой. Раненый под Бородином, Васильчиков был произведён в генерал-лейтенанты, затем назначен командиром 4-го кавалерийского корпуса, с которым участвовал в сражениях под Тарутиным и Вязьмой. Орденом Св. Георгия 3-го кл. № 265 награждён 31 января 1813 года: «В воздаяние отличнаго мужества и храбрости, оказанных в сражениях против французских войск в течение нынешней кампании».
В кампании 1813 года он был в сражениях под Бауценом, при Кай-зерсвальде (где вторично ранен), под Кацбахом и Лейпцигом. После Лейп-цигской битвы преследовал французов с кавалерией до самого Рейна.
В 1814 году Васильчиков показал отличие в сражениях при Бри-енне, Монмирале, Краоне, Лаоне и Фер-Шампенуазе. Орденом Св. Георгия 2-го кл. № 61 награждён 17 января 1814 «За отличие в сражении при Бриенне».
В 1817 году Васильчиков вступил в командование отдельным гвардей-
ским корпусом, которым и начальствовал в течение пяти лет. В 1823 году он произведён в генералы от кавалерии.
В 1828 году в ходе русско-турецкой войны сопровождал императора Николая I в поездке в действующую армию, где принял участие в военном совете, на котором было принято решение о Забалканском походе русских войск. В 1831—1838 годах — командующий войсками в Санкт-Петербурге и окрестностях.
Именным Высочайшим указом от 6 (18) декабря 1831 года член Государственного совета, генерал-адъютант, генерал от кавалерии Илларион Васильевич Васильчиков возведён, с нисходящим его потомством, в графское Российской империи достоинство.
В 1833 году назначен генерал-инспектором кавалерии и шефом Ах-тырского гусарского полка.
В правление императора Павла I в 1799 году был назначен действительным камергером, что позволило ему сблизиться с великим князем Александром Павловичем. В 1821 году стал членом Государственного совета. В 1826—1827 годах — член комитета для рассмотрения действий комиссариатского ведомства. Также был членом комитета «6 декабря 1826 года».
Во время восстания декабристов 14 (26) декабря 1825 года на Сенатской площади находился при императоре Николае I и убедил его принять жёсткие меры против восставших, настоял на применении картечи, хотя среди восставших находился его дальний родственник Николай Александрович Васильчиков (17 991 864). Входил в состав Верховного уголовного суда по делу декабристов.
В 1838 году назначен председателем Государственного совета и Комитета министров. Год спустя, именным Высочайшим указом от 1 (13) января 1839 года, председатель Государственного совета и Комитета министров, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, граф Илларион Васильевич Васильчиков возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское Российской империи достоинство.
Васильчиков был одним из самых доверенных лиц Николая I, входил в
Илл. 2. Портрет И. В. Васильчикова в мундире Лейб-гвардейского Драгунского полка. Копия Е. Ботмана с картины Ф. Крюгера (1840-е гг.). Музей Гвардии (С. -Петербург)
ближайший круг его общения. «Это был прекрасный и благородный человек, но малосведущий в делах и не государственного ума», — свидетельствовал сенатор К. Н. Лебедев. На похоронах Васильчикова присутствовал сам император, наследник и все великие князья. Барон Модест Андреевич Корф писал в своих воспоминаниях:
«Для императора Николая I эта потеря была тем же, что потеря Лефорта для Петра Великого. Князь Васильчиков был единственный человек в России, который по всем делам и во всякое время имел свободный доступ и свободное слово к монарху… Император Николай I не только любил его, но и чтил его, как никакого другого».
НАГРАДЫ:
• Орден Святого Георгия 3 степени
(1813)
• Орден Святого Георгия 2 степени
(1814)
• Орден Святого Александра Невского (1813)
• Орден Святого Владимира 1 степени (1821)
• Орден Святого Андрея Первозванного (1826)
ИСТОЧНИК: https: //ru. wikipedia. org/
Илл. 3. Северный фасад главного дома. Фотография 2015 года
Начало XIX века отмечено появлением небольших усадеб, где лишь центральный дом выдавался своим размером и был оформлен неизменным колонным портиком. Для усадеб такого типа характерно снижение парадности и более простое оформление хозяйственных построек и флигелей. Уездные помещики не возводили в своих имениях грандиозных дворцов, отличавших усадьбы богатых дворян. Они строили небольшие усадебные дома (чаще одноэтажные или одноэтажные с мезонином на высоком каменном цоколе), стараясь скрыть в гуще садов и рощ. Исходя из целесообразности и практической выгоды в пределах «хозяйского глаза» располагались все служебные постройки: службы, флигеля, амбары, скотные и птичьи дворы. Поодаль от усадьбы находились господские и крестьянские поля и деревенька с двумя десятками дворов, а то и меньше [12]. Владелец зачастую сам являлся архитектором и планировщиком своей усадьбы, обустраивая ее на свой лад и по своему вкусу, исходя из практических соображений. Вместе с тем при наличии денежных средств в усадьбе могли появиться замечательные парковые
сооружения и украшательства фасадов и интерьеров господского дома. В помощь домостроителям в конце XVIII — начале XIX веков были изданы практические руководства по разбивке садов и парков. Красивый вид из окна и живописность расположения усадьбы являлись одними из основных критерий выбора ее месторасположения.
Именно такой в начале XIX века была усадьба Ляхово. По данным краеведов Домодедовского района, на месте существующего ныне каменного дома располагался деревянный обшитый тесом пятикомнатный дом генеральши П. И. Поздняковой. Среднепоместные дворяне были людьми практичными и перестраивать еще крепкий, но несколько устаревший в архитектурном плане дом не спешили. По всей вероятности, старый дом П. И. Поздняковой обветшал вовсе, и новый хозяин имения Г. А. Ва-сильчиков решил выстроить усадьбу вновь в кирпиче. От старой же деревянной усадьбы остался регулярный парк и каскадные пруды.
Жилой комплекс расположился на прямоугольнике парадного двора, въезд на который обозначали парные пилоны ворот. Свободная живописная планировка
отстроенной усадьбы необычна для ансамблей классического периода. Также одной из особенностей стало и то, что главный дом и флигель были выстроены по красной линии, лишая владельцев парадного курдонёра перед главным фасадом. Хозяйственный двор из вытянутых в ряд построек служебных корпусов и конюшни был отнесен на северо-восток имения и отсечен от центральной зоны пограничной посадкой из лип.
Художественным и композиционным центром Ляхова был и остается компактный, гармонично сложенный одноэтажный с мезонином на поперечной оси, прямоугольный в плане главный дом, выстроенный в стиле позднего классицизма (илл. 3). Здание сложено из кирпича и оштукатурено. Основными декоративными элементами являлись белокаменные детали. Фасадное решение было симметричное: центральные части северного и южного фасадов выделены четырехколонным белокаменным тосканским портиком, поддерживающим лоджию мезонина. Мезонин был украшен восьмигранными нишами, разомкнутым карнизом, освещен торцевыми окнами. Изящная веер-
Илл. 4. Остатки веерной расстекловки окон мезонина. Электронный ресурс http: //is-tok. ru/publ/domodedovo_v_kino/ domodedovo_v_kino_pechalnyj_raj/41−1-0−566
ная расстекловка окон (илл. 4) по сторонам двупольных балконных дверей дополняла общую стилистику здания. Боковые же части северного и южного фасадов украшают композиции с тройными палладианскими окнами, ложным люнетом и медальонами. Некогда медальоны были заполнены лепниной в виде цветов, а ложные люнеты, вероятнее всего, рокайльными орнаментами и зубчатыми лентами (сохранились по сей день) по изгибу арки (илл. 5). Глухие торцы боковых фаса-
дов оживлены неглубокими прямоугольными нишами ложных оконных проемов и чердачными окнами. Парадные фасады здания фланкируют угловые рустованные лопатки. Окна, как и полагается зданиям классического периода, имели восьмистеколь-ное членение.
Традиция украшать здания белокаменными деталями уходит глубоко в историю. Белый камень -известняк — древнейший строительный материал, применявшийся в Северо-Восточной Руси. Традиция
Илл. 5. Палладианское окно главного дома. Старая фотография
использования белого камня продолжалась до начала ХХ века, когда практически во всех храмах, дворцах и дворянских усадьбах, не зависимо от их стиля (барокко, русский классицизм, ампир, модерн), использовались белокаменные детали.
Добываемый в карьерах белый камень разделялся на три сорта: стенной (для кладки), известковый (для обжига на известь), бутовый (мелкая колотая плита). В свою очередь, различали и восемь видов стенного камня — по его длине, толщине, форме и чистоте обработки:
Илл. 6 — 7. Схематичные обмеры главного дома
, ^Щ^Р ВЕстикмэадидасщиого шстигла йнгм& lt-а"иг!АТА
13) 2016
Илл. 8. Лестница в мезонин. Электронный ресурс http: // superman2014. livejournal. com/180 754. html
аршинныи, трехчетвертной, полуаршинный, логовой, точковый, мостовой, тесаный, ступенной. Кроме того, изготовляли полусаженные плиты для престолов, каменные коробки, надгробия, большие брусья и прочую белокаменную продукцию. Одним из наиболее мягких и поэтому наиболее легких в обработке известняков являлся мячковский белый камень — его использовали для изготовления карнизов, художественной резьбы, статуй [Ю].
Вероятнее всего, именно из мяч-ковского белого камня были вырезаны декоративные карнизы, капители, сложены колонны портика. Цоколь и междуоконные вставки могли быть выполнены из камня, привезенного из другого карьера (к примеру, Подольского) ввиду необходимости более высокой прочности материала.
Планировкой большинства провинциальных усадеб была осевая (коридорная), что позволяло максимально утилитарное использование помещений. Однако в главном доме рассматриваемой нами усадьбы была обустроена круговая анфиладная планировка (илл. 6−7). Это косвенно свидетельствует в пользу состоятельности владельца, поскольку на
отопление таких помещений уходило больше дров. Три комнаты этой относительно симметричной круговой анфилады являлись парадными. Первоначально вход в здание, согласно натурным исследованиям, предполагалось сделать по центральной поперечной оси. Однако, вероятно в процессе строительства, проект был пересмотрен, и вход в здание разместился слева от центральной оси северного фасада. В результате
этого появился небольшой тамбур и деревянная крутая лестница сложной конфигурации для подъема в мезонин (илл. 8).
Двухэтажный флигель (выстроенный Г. А. Васильчиковым) выложен из кирпича, побелен и расположен ровно, как и главный дом, по красной линии (илл. 9). Четы-рехколонный дорический портик украшает глухой фасад с двумя окнами в центральной части, выходящий на основную дорогу, вместе с главным зданием оформляя парадный въезд. Это здание, несмотря на свои габаритные преимущества, повторяя архитектурные приемы главного дома, подчинено ему полностью: в отделке здания были использованы белокаменные элементы (карнизы, подоконники, колонны и аттик портика), база портика рустована, а арочные окна чердака повторяли элегантную арку лоджии мезонина. Монотонные длинные фасады с рядами окон и ниш являются лишь фоном для восприятия главного дома.
Прямоугольный объем флигеля разделен визуально на три части: две поперечные стены отделяют две достаточно большие комнаты от сеней с П-образной лестничной клеткой. Вероятнее всего, первый этаж флигеля предназначался для размещения поварских, второй в
Илл. 9. Современное состояние флигеля. Фотография 2015 года
Илл. 10. Скотный двор № 1. Старая фотография
качестве людской для проживания дворовых, а пространство под лестницей служило чуланом.
Первоначально между главным домом и флигелем располагался забор с воротами и въездными пилонами. Основной вход во флигель был организован со стороны главного дома во дворике.
В северо-восточной части разместился хозяйственный комплекс усадьбы, представленный амбаром, скотным двором, конюшней и флигелем для служивых. Архитектура скотного двора № 1 (илл. 10) имела вытянутую прямоугольную форму, что перекликается с архитектурой главного дома и флигеля. Об этом свидетельствуют и угловые рустованные лопатки, белокаменный карниз, арочное чердачное окно. Предположительно здание являлось флигелем для служивых. Скотный двор № 2 (илл. 11), как и скотный двор № 3 (илл. 12), имел в плане так же сильно вытянутый прямоугольник и белокаменный цоколь. Здание,
Илл. 13. Деревянный флигель. Старая фотография
Илл. 11. Скотный двор № 2. Старая фотография
симметричное с прямоугольными вытянутыми окнами, белокаменными подоконниками и арочными воротами, вероятнее всего, первоначально служило конюшней. Центральная часть, где был организован вход в здание, и углы были украшены рустованными лопатками. Помимо каменных строений существовали и деревянные, к примеру, одноэтажный на белокаменном фундаменте бревенчатый обшитый тесом флигель с портиком (илл. 13). Он предположительно служил квартирой управляющего имением.
Так усадьба выглядела в начале XIX века, однако на этом история ее развития не заканчивается. В начале XX века усадьба была перестроена новым владельцем Алексеем Алексеевичем Варгиным. Он застраивает хозяйственный двор новыми деревянными постройками, разместив за ними фруктовый сад. В 1910 году в юго-западной части усадьбы возводится деревянный рубленый дом с мезонином для матери хозяина, а перед домом будет разбит садик.
3 ноября 1910 года имение было застраховано на 43 500 рублей, в связи с этим составлен подробный страховой план усадьбы (илл. 14). В описании также указано, что обрабатывается более трети посевной площади за счет лица, ведущего хозяйство в имении. Вот как описываются существующие строения согласно схеме домовладения:
Баня бревенчатая, 1-этажная, крытая железом, на каменном фундаменте. Длина 4 саж., ширина — 31/3 саж. Карнизы и наличники
Илл. 12. Скотный двор № 3.
Старая фотография
с резными украшениями, украшены так же и стены снаружи, окрашенные масляной краской. Внутри капитальные стены продольные и поперечные. Полы и потолки дощатые с черным накатом. Двери и оконные рамы сосновые, окрашенные масляной краской с железными приборами. Изразцовая банная печь и котел и в ванной водонагре-вательная железная печь с кранами и душ.
Под лит. а: сени деревянные, крытые железом с деревянными полами и потолками. Фасады украшены четырьмя колоннами.
Дом каменный, одноэтажный, с мезонином, крытый железом. Длина 8 саж., ширина 42/3 саж. Внутри капитальных стен две поперечных, высотой 6 и 10 аршин. Стены снаружи оштукатурены и побелены, стены внутри и потолки оштукатурены, с ложными карнизами. Комнаты частью окрашены масляной краской, частью оклеены хорошими обоями, их девять комнат. Полы в трех комнатах паркетные из дубового дерева, в остальных — сосновые дощатые с черным накатом, окрашенные масляной краской. Двери и оконные рамы сосновые, точно так же и лестница в мезонине, окрашена масляной краской с медными приборами. Печей три голландских изразцовых и мраморный камень.
Под лит а, б: террасы 2-этажные, каменные, крытые железом на каменных колоннах и вверху арками с железными решетками и частью наверху со стеклянными рамами. Колонны оштукатурены и побелены. 5700 р.
Флигель каменный, 2-этажный, крытый железом. Длина 81/3 саж., ширина 4 саж. Внутри капитальных стен две поперечных, высотой 8 аршин. Стены снаружи побелены, стены внутри и потолки оштукатурены. Внизу занято поварской с каменным полом и изразцовой плитой, и людской с каменным полом и русской кирпичной печью. В середине — сени с чуланами с деревянной лестницей во второй этаж. Второй этаж занят жилыми помещениями, где комнаты частью окрашены масляной краской и частью оклеены обоями. Полы их дощатые с черным накатом, частью окрашены масляной краской. Печей две голландских изразцовых. Двери и окна с зимними рамами, сосновые, окрашены масляной краской с железными приборами. 4000 р.
Скотный двор и конюшня. Строение каменное, крытое железом. Длина 191/3 саж., ширина 41/3 саж., высотой 5 аршин. Капитальных внутренних стен две поперечных.
Под лит а: конюшня и каретный сарай с деревянными полами и по-
толками, 6 дощатыми денниками и отделением для сбруй и кучерских одежд.
Лит. б: коровник с деревянным полом и потолком и дощатыми стойлами. В нем устроен водопровод с кранами и баком. 4500 р.
Свинарник бревенчатый, крыт железом, на каменном фундаменте. Длина 41/2 саж., ширина 4 саж. Карнизы и наличники с резными украшениями, окрашены. Двери и оконные рамы малого размера сосновые, окрашены масляной краской. Полы и потолки дощатые. В нем устроены денники с каретами. Кирпичная печь с котлом.
Под лит а: курятник бревенчатый, крытый железом, на каменном фундаменте. Дл. и шир. по 2 саж. С деревянным полом и потолком, решетчатыми перегородками и деревянными ящиками для гнезд.
Строение каменное, одноэтажное, крытое железом, длина и ширина по 22/3 саж. и деревянным полом и потолком. Окна с зимними рамами по три штуки и дверь
сосновая с железными приборами, кирпичная печь.
Под лит. а: сени деревянные, крытые железом. 400 р.
Амбар каменный, крытый железом. Длина 81/3 саж., ширина 22/3 саж. С деревянным полом и потолком и закромами для ссыпки хлеба. Вышина по 51/2 аршин.
Коровник каменный и сарай, крытый железом. Длина 21 саж., ширина 41/3 саж., высотой 6 аршин. Без потолков, полы земляные, с тремя двустворчатыми воротами.
Строение каменное, одноэтажное, крытое железом, длина 9 саж., ширина 41/3 саж., высотой 6 аршин. Внутренних капитальных стен две поперечных. Стены внутри и потолки оштукатурены. Полы дощатые. Двери и оконные рамы сосновые, окрашены, с железными приборами. Печей две русских кирпичных. Внутренняя отделка простая. Занято квартирами рабочих. 1500 р.
Строение бревенчатое, одноэтажное, крытое железом, на ка-

| Илл. 14. Страховой план усадьбы 1910 г. Пир искусств
менном фундаменте. Длина 42/3 саж., ширина 22/3 саж. Цоколь облицован белым камнем, стены снаружи обшиты тесом, местами с разными украшениями, окрашенными масляной краской. Комнаты оштукатурены и окрашены масляной краской. Полы дощатые с черным накатом, окрашены. Двери и окна с зимними рамами, сосновые, окрашены масляной краской, с медными приборами. Высота 8 аршин.
Под лит. а: терраса каменная с деревянными колоннами, крытая железом.
Лит. б: терраса деревянная, крытая железом, с деревянным полом и потолком, дл. 22/3 саж., шир. 11/2 саж., с трех сторон со стеклянными рамами, снаружи и внутри окрашены масляной краской. 1200 р.
Кухня. Строение бревенчатое, крытое железом. Длина 21/2 саж., ширина 13/4 саж. Полы и потолки дощатые с черным накатом. Двери и окна с зимними рамами, сосновые, окрашены масляной краской с железными приборами. Одна русская кирпичная печь с плитой. При ней сени дощатые, крытые железом с деревянными полами и потолком. 400 р.
Навес деревянный, крытый железом, для сельскохозяйственных орудий. Без потолка, пол земляной.
Погреб бревенчатый, крытый тесом в двух отделениях, с полами из накатника, без потолка с двумя входными дверьми, длина 52/3 саж., ширина 22/3 саж. и высотой аршин.
Кладовая бревенчатая. Крытая тесом, длина и ширина по 2 саж., с каменным полом и дощатым потолком. Дверь.
Сарай деревянный, крытый дранью, без потолка, пол земляной, ворота.
Оранжерея бревенчатая, из дубового дерева, и крыта железом и со стеклянными рамами, длина 5 саж., ширина 21/3 саж. Стены снаружи оштукатурены. Пол земляной, оранжерейная печь с боровами. 200 р.
Погреб каменный в земле, крытый дерном. Не страхуется.
Дом бревенчатый одноэтажный с частью двумя этажами, на каменном фундаменте, цоколь облицован белым камнем, длина и ширина по 7 саж., высотой 61/2 аршин и 12
Илл. 15. «Формула любви», реж. М. Захаров, 1984 год. Кадр из фильма
аршин. Крытый железом, внутренние стены все капитальные. В нем комнаты, передняя, коридор и кухня и наверху две комнаты. Стены снаружи с резными карнизами и наличниками, окрашенными масляной краской. Полы дощатые клееные и потолки с черным накатом. Стены внутри, потолки и полы покрыты обрешеткой, будут оштукатурены. Двери и окна с зимними рамами большого размера, сосновые, столярной работы, окрашены масляной краской, с медными и железными приборами. Лестница во второй этаж сосновая, с балясинами, полированная. В доме устроены ватерклозеты. Печей четыре голландских изразцовых и одна каменная и одна русская изразцовая и плита. Под лит. а: терраса деревянная, крытая железом, на каменном фундаменте, с резными колоннами и украшениями и с 3-х сторон со стеклянными рамами, с деревянным полом и потолком, снаружи и внутри окрашены масляной краской. Снаружи с деревянными ступенями и балясинами.
Лит. б: сени тесовые, крытые железом, с чуланами, деревянным полом и потолком. Дл. 4 аршин, шир. 31/2 аршин.
Лит. в: парадное крыльцо деревянное, крытое железом, украшено масляной краской.
Лит. г: балкон деревянный при 2-м этаже. 12 000 р.
Строение бревенчатое, одноэтажное, крытое железом, на каменном фундаменте, длина 4 саж., ширина 22/3 саж. Полы и потолки дощатые с накатом, перегородка дощатая, изразцовая печь. Двери и окна с зимними рамами по четыре штуки, сосновые, окрашенные масляной краской и железными приборами.
Под лит. а: сени с чуланом. 700 р.
Сарай и коровник бревенчатый, крытый дранью, длина 5 саж., ширина 21/3 саж., с бревенчатым полом и потолком, с двумя стойлами.
Молотильный сарай на дубовых столбах, обшитый тесом, крытый соломой. Без потолка, пол земляной. Длина 9 саж., ширина 5 саж. При нем под лит. а — пристройка дощатая, крытая соломой, без потолка, пол земляной.
Лит. б — сарай открытый на дубовых столбах, крытый соломой, без потолка, пол земляной, дл. 12 саж., шир. 5 саж.
Строение деревянное (дощатое) восьмиугольное, крытое железом, для конного привода, пол земляной, без потолка.
Сенной сарай плетневый, крытый соломой. Не страхуется.
Примечание: строения частью новые и частью старые, но фундаментально ремонтированные и содержатся в порядке. Огнеопасных заведений в самих строениях нет.
Илл. 16. Герои фильма «Формула любви» на фоне Северного фасада усадебного дома
В близком расстоянии соседских строений нет никаких.
Помимо существующих объектов недвижимости, была застрахована мебель в главном доме и доме матери Варгина.
Главный дом:
спальня: зеркальный шкаф — 100 р., мебель мягкая — 100 р.- кабинет: золотая мебель — 300 р., письменный стол — 50 р., библиотека — 400 р., часы куранты — 200 р., секретер — 50 р. -
гостиная: бронзовые часы с канделябрами — 100 р., 3 картины в
рамах — 150 р., рояль 400 р., 2 ореховых зеркала — 80 р., рояль 400 р., палисандровая мебель — 500 р.
Дом матери: 3 больших зеркала -150 р., 2 ореховых кровати — 80 р., зеркальный шкаф — 100 р., ореховая мебель — 100 р., буфет ореховый — 50 р.
После революции 1917 года на базе усадьбы образовался совхоз с одноименным названием, который по договору в 1922 году был передан московской обувной фабрике «Парижская коммуна» на девять лет. В послевоенные годы усадьба была передана опытному хозяйству
«Ильинское» НИИКХ — в постройках организовано общежитие, а в доме с мезонином разместился детский сад, позже поселились квартиранты. Хозяйственный двор был частично перестроен, в нем новые хозяева разместили домашний скот [9].
С 1970-х годов началась постепенная утрата составляющих ансамбля. Вначале сгорели дом Вар-гиной и уединенный флигелек, с 1990-х годов постепенно исчезает хозяйственный комплекс. На протяжении последних десятилетий почти полностью разобран на кирпич жилой флигель Васильчиковых.
Интересен тот факт, что даже в обветшалом состоянии усадьба представляла собой интерес как образец среднепоместной усадьбы не только в качестве хрестоматийного пособия для историков и архитекторов, но в качестве съемочной площадки для исторических фильмов. В 80-х годах ХХ столетия она стала съемочной площадкой для музыкальной комедии режиссера Марка Захарова «Формула любви» (илл. 15−16). А в 1986 году здесь снимали очередную кинокомедию — «Проделки в старинном духе» режиссера Александра Панкратова (илл. 17). В 90-х годах усадьба стала местом съемок уже драматического фильма «Печальный рай» режиссера Аркадия Красильщикова.
Илл. 17. Южный фасад усадебного дома в фильме «Проделки в старинном духе», реж. А. Панкратов, 1986 год

Историко — культурный опорный план
Объект культурного наследия федерального значения Усадьба & quot-Ляхово"-, конец XVIII — начало XIX вв. Ансамбль
------
-:
J• «Г. «^^^^'-* • *'-•'-¦*¦ Л-*'-АЛ*
. • '- В. *
**

^ @ и Штш
I I. -
И
(r)
ло
огород! дис& amp-оороъ! тор^д
я°иИ)'-
УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ:
дорога в д. Ляхово —
___о
I___
I___
ЕЕВ

Постройки:
— Сохранившиеся объекты культурного наследия федерального значения Усадьба & quot-Ляхово"-, конец XVIII — начало XIX вв.
— Сохранившиеся рустованные объекяы культурного наследия федерального значения Увадьба & quot-Ляхово"-, коннц XVIII — начало XIX вв.
— Утраченные усадебные портройки первой половины XIX в.
— Руинированные хрзяйственные постр ойки нн территории усадебного анрам бля середа[ны ХХ века:
— Утраченные усадебные ворота первой половины X][X в.
Планировочнаяструктура:
— Исторические границы террмтгории усадьбы конец XVIII -начало Х! Хв.
• Предлагаемая граница территории объекта ку льтурного наследия
• СохранившиесяиcтoрачеcIcаз дороги и подъезды
к усадебному ансамблю, конец XVIII — начало XIX в. в ¦ Не сохранившиеся истор ичес кие дороги и подъезды конца XIX- начала ХХв. j — Сохранившаяся частично аллейная посадка деревьевКв.
1 — Не сохранившаяся аллейная посадка деревьев кoнецXVIII -?начало XIX в.в.
Историческое зонирование:
— Не сохранившаяся площадь перед главным домом и флигелем конца XIX — начала ХХв.в.
— Скотный двор первой половины XIX — начала ХХв^.
— Хозяйственный двор конца XIX — начала ХХв.в.
— Фруктовый сад первой половины XIX в.
Тер ритория, используемая под выгул скота во второй половине ХХв.
— Парк с прудами XIX в.
Современная окружающая территория:
— Индивидуальная жилая застройка за исторической границей усадебного ансамбля
— Земли сельскохозяйственного использования за исторической границей усадебного ансамбля
— Сервитут
ЭКСПЛИКАЦИЯ: Сохр он ивширся oбъеаты куль турного лоcлараI:
1. Гло вный дом.
Усадьба & quot-Ляхово"-, куниц XVIIi — сгчгло C0IX вв. Объект яyльгузнoгo нгcлараI федерального злгчалая
2. Флигель.
Усадьба & quot-Ляхово"-, конец XVIII — нгчсл]г XIX вв. Объект ягльтузнoгo нocлeрав федерального аночсна[я ф Зуаназoвоннoч cocтoвнаи).
Утраченные объекты аcтoзичecязГусадьбы:
3. Погреб пертой сaлaвины XIX В:
4. Сорой г ялгрaвaiГ паз. сaл. X[X в.
5. Коровник, конюшня, яозатаая пер^ол^К в.
6. Сванозния, яузятная пор. пол. XIX д.
7. Каминное хозяйственная сacтзaГяо пер-пол. XIX в.
8. Сенной сорой язытыГ caлaчaГ пер^^Х^ в.
9. Квозтазо зобaчах пер^^Х^ в.
10. Кoзoвнаяанз. сoл. XDC в.
11. Новес пер^ол^К в.
12. Амбозсeз. сaл. XIX в.
13. Мoлooаoьньш сорой и новес пор. пол. CI[CC в.
14. Флигель деревянный сeз. сaл. X[X в.
15. Кухня сeз. орл. XIX X.
16. Боня сeз. сaл. XIX в.
17. Оранжерен пер. пол. XIX в.
18. Пaгзeбсeз. сaл. CC[X в.
19. Дом матери деревянный с чeзoланaм сeз. сaл. X[X в.
20. Сорой и яaзaвная бревениный пер. пол. XIX в.
21. Деревянный флигель пер). пол. XIX в.
22. Вaззто первой половины XIX в. пер-пол. X[Xв.
Руины хозяйственных сacтзaeя середины ХХ веко:
У3. Ферма
УЛ. Хозяйственная постройка УТ. Вaрaносaзнов бошня с резервуаром Лоншофтноя cтзуятузо: @ - Террасные пруды Х[Хв.
(r) — Рвы ХКв. ® — Обволaвяо ХКв. (c) — Домбо ХКв.
(Д — Деревья, отдельно стоящие (солитеры) но
тeззатaзаа усадебного онcочблв, вaззоcтaм более свтарecвта лет @ - Назано ® — Коново ХХв.
Илл. 18. Исто-рико-архитек-турный опорный план
71Л& gt- аестик мэцдународтаго шступуи «нптаяця»
(Чир искусств
и
и
Илл. 19. Южный фасад главного дома. Фотография 1970 года. Архив государственного музея имени А.В. Щусева
Постановлением РСФСР в 1974 году главный дом, флигель, конный двор и парк с прудами были отнесены к памятниками истории и культуры федерального значения, а в 1998 году Приказом Комитета по культуре Московской области в ряды выявленных памятников вошли оставшиеся служебные постройки — скотные дворы и хозяйственный флигель.
На сегодняшний день от обширной усадьбы сохранился лишь главный дом, руины флигеля Василь-чиковых и территория парка. Все иные объекты, ранее формировавшие усадебный комплекс, утрачены (илл. 18).
Долгое время усадьба «Ляхово» являлась объектом федеральной собственности, но в 2014 году была передана в собственность Московской области и тем самым получила уникальную возможность участия в программе губернатора «Усадьбы Подмосковья».
Губернаторская программа
льготной аренды усадеб Подмосковья, принятая постановлением Правительства Московской области в 2013 г., предполагает аренду памятников сроком до 49 лет. По условиям программы, арендная плата составляет 1 рубль за 1 кв. м. в год в том случае, если аренда-
тор проведет за свой счет научную реставрацию памятника. Срок реставрации арендуемого объекта не должен превысить 7 лет.
15 сентября 2015 года инвестором усадьбы «Ляхово» стало некоммерческое партнерство «Единая система возрождения русских усадеб». С этого момента началась новая история этого объекта.
НАТУРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Реставрация памятников -это обширный комплекс действий, включающий в себя и простой ремонт, и консервацию в существующем состоянии и восстановление утраченного архитектурного образа. Любым работам на памятнике предшествует сложнейшая научно-исследовательская работа по изучению как самого памятника архитектуры, историко-ар-хивных материалов, так технологии старых зодчих.
Подчас архитектор-реставратор по отдельным фрагментам сооружения должен мысленно и графически представить себе
первоначальный вид памятника в целом, а также проследить его изменения. Несомненно, это одна из самых интересных и захватывающих стадий проекта.
На усадьбе Ляхово сотрудниками ЗАО «Сетевая компания «Энерготехника» комплексные научные исследования были начаты в октябре 2015 года. В рамках этих работ были проведены детальные обмеры памятника, изучены исторические материалы.
Рассматриваемая усадьба, как показал анализ опубликованных и неопубликованных источников, исследовалась и прежде: в 1975−78 годы был составлен подробный паспорт на все сохранившиеся на тот момент усадебные объекты, в 1991 году производственным бюро по охране и реставрации памятников истории и культуры Московской области подготовлен комплект документации по Предварительным работам, а в 2001 году ГУП «МОК Центр» была составлена Инвентаризационная опись памятника.
На момент нашего исследования главный дом находился в удручающем состоянии. Лоджия южного фасада была утрачена еще до
Илл. 20. Центральная часть южного фасада главного дома. Фотография 1978 года
объекта 1978 года портик утрачен, и на его месте появляется металлическая эвакуационная лестница, устроенная, по-видимому, для нужд детского сада (илл. 20), располагавшегося в здании. Данная лестница прослужила недолго и
1м4л*[1||& lt-1тш | и
уже к съемкам фильма 1984 года была заменена на металлический балкон. Утрачена большая часть архитектурно-лепного декора и столярных оконных заполнений. Сопоставляя фотографии паспорта объекта 1978 года и кадры фильма «Формула любви», исследователи пришли к выводу об утрате заполнений медальонов над палладианскими окнами между 1978 и 1984 годами. Неизменными, пусть и в покосившемся состоянии, сохранились до наших дней белокаменный портик и лоджия северного (паркового) фасада — главный натурный материал, который в будущем позволит воссоздать портик южного фасада. Интерьеры главного дома пострадали от рук вандалов — все печи были разворочены,
Илл. 22. Двери из книги Игоря Киселева «Московские двери. Дверные проемы и заполнения (конец XVIII — первая половина XIX веков)»
Илл. 21. Сохранившиеся двери главного дома. Фотография 2015 года
1970 года, белокаменный портик того же фасада утрачен между 1970 и 1978 годами — на фотографии из государственного музея имени А. В. Щусева 1970 года портик еще существовал (илл. 19), в то время как на фотографии паспорта
ш _ __ '-г1"™1
Илл. 23. Западный фасад главного дома. Фотография 2015 года
Илл. 24. Вид в парк с лоджии мезонина. Фотография 2015 года
а паркет парадных комнат, о которых было упоминание в страховой описи, был разобран и вынесен. Вероятнее всего, сохранившиеся двери не представляли для грабителей ценности, поэтому почти все остались на своих местах (илл. 21). Исследуя данные двери, мы обратились к аналогам этого периода. В книге Игоря Киселева «Московские двери. Дверные проемы и заполнения (конец XVIII — первая половина XIX веков)» были обнаружены похожие двери, которые украшали усадьбу Абрамцево (1790-е гг.), а также городской дом в Москве по ул. Мясковского, 10 (1810−1820 гг.) (илл. 22).
Таким образом, сравнительный анализ этих дверей дает возможность предположить, что существующие на сегодня двери в главном доме усадьбы Ляхово являются подлинными дверями периода строительства объекта Васильчи-ковыми.
Одним из графических данных, свидетельствующих о внешнем виде объекта, является упомянутый выше фильм Марка Захарова. На кадрах этого фильма западный фасад украшают окна. Но лишь внимательный зритель сможет понять, что это — роспись-декорация, заботливо выполненная художниками-кинематографистами в существующих нишах. К слову, роспись
в нишах и по сей день частично сохранилась. На данном фасаде, к сожалению, очередной вандал прорубил большой проем, используя одну из комнат памятника для размещения автомобиля (илл. 23).
Также на объекте сохранилась на вид аварийная, но на деле абсолютно крепкая крутая лестница в мезонин. Поднявшись по ней, посетитель попадает в две небольшие комнаты, одна из которых ориентирована на север, а другая — на юг. Выйдя на северную лоджию, можно любоваться великолепным видом на полный очарования парк. Хотя от парка осталась лишь небольшая часть в виде раскидистых
елей, покосившихся под грузом лет лип и почти высохшего пруда, это не сказалось на красоте и энергии места. Попадая сюда, человек погружается в поэтический мир русской усадьбы (илл. 24).
От хозяйственной части усадьбы сегодня сохранился лишь флигель, стоящий на одной линии с главным домом. Хотя и этому флигелю досталось немало — до 1970 года были обустроены контрофорсы со стороны восточного, дворового и южного фасадов. На момент паспортизации объекта в 1975—1978 годы в здании располагалось общежитие. На одной из фотографий 1975 года на фасаде, выходящем
во двор, обнаружен аварийного вида балкон с металлической лестницей над дверью в центральной части (илл. 25). Очевидно, что балкон был выполнен для целей эвакуации жителей. На фотографии 1978 года данный балкон уже отсутствует. К паспорту объекта также были приложены схематичные обмеры планов (илл. 26−27)здания, на которых указана та самая лестница, что была упомянута в описи страхования. Насколько эта лестница была подлинной, остается догадываться, так как фотографии интерьеров здания не были выполнены. После расселения жителей данный
памятник начал рассматриваться местными жителями как бесплатный строительный материала, поэтому за последующие тридцать лет была разобрана большая часть несущих стен, а от тосканского парадного портика сохранились лишь три белокаменные колонны.
ЭСКИЗНЫМ ПРОЕКТ РЕСТАВРАЦИИ
Подытожив полученные в результате всестороннего изучения памятника исходные данные, проектная группа во главе с главным
Илл. 25. Дворовый фасад флигеля. Фотография 1975 года
архитектором проекта должна будет решить, на какой оптимальный, т. е. представляющий наибольшую историко-архитектурную ценность, период в жизни усадьбы ее следует восстановить. Разумеется, весьма заманчиво, освободив здание от поздних наслоений, выявить его первоначальный замысел. Но это не всегда целесообразно, так как нередко последующие этапы в жизни памятника представляют не меньший интерес. Теоретики и практики научной реставрации историко-архитектурного наследия за последнее время все яснее сознают необходимость уточнения многообразных связей отдельного и комплексного памятника с окружающей его пространственной средой. Эти связи также являются одним из основных факторов, которые следует учитывать при сохранении тех или иных позднейших наслоений, независимо от степени их историко-художественной ценности. Решая вопрос о характере и объеме реставрации здания или комплекса, архитектор-реставратор должен исходить из оценки реальной возможности создания
| Илл. 26 — 27. Схематичные обмеры флигеля 1975 год
13) 2016
наиболее тесной связи между памятником и его сложившимся окружением [11].
Реставрация усадебного комплекса в д. Ляхово неминуемо поставит вопрос о воссоздании утраченных служебных построек, так как целостное восприятие усадьбы как четкой иллюстрации помещичьего быта является наиболее интересным явлением. Комплексные научные исследования позволили выявить два основных этапа развития усадьбы: период строительства при Васильчиковых и период реконструкции при Варгине. Учитывая тот факт, что наиболее интересным
периодом является период строительства, следует ли восстанавливать утраченные постройки начала ХХ века? На этот вопрос архитекторам-реставраторам предстоит найти правильный ответ по итогам всех проведенных исследований.
Несмотря на многие вопросы по возвращению усадьбе ее утраченной архитектурно-планировочной среды, по существующим ныне главному дому и флигелю остается все меньше и меньше вопросов. Так, уже сегодня выявлены все периоды строительства и перестроек этих объектов, наиболее ценная планировочная структура зданий и
их внешний облик (илл. 28). Подготовлены первоочередные планы по приспособлению усадьбы. Конечно же, она станет очередным отправным пунктов в формируемом группой компаний ASG туристическом кластере — Усадебном кольце Подмосковья, объединившись в единый маршрут с соседней усадьбой Кузьминское. Кинематографическое прошлое усадьбы будет также учтено в новой функции зданий, тем самым создавая симбиоз преемственности поколений, став очередной обретенной жемчужиной истории Подмосковья и отечественной культуры.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ:
1. Музей архитектуры им. А. В. Щусева. Фототека негатив № 50 951, Общий вид дворового фасада, автор М. М. Чураков 1970 гг.
2. Усадьба «Ляхово»: Паспорт. 1975 г. Ткаченко С. Б. 13 листов
3. Усадьба «Ляхово». Главный дом: Паспорт. 1975 г. Ткаченко С. Б. 14 листов
4. Усадьба «Ляхово». Флигель № I: Паспорт. 1975 г. Ткаченко С. Б. 18 листов
5. Усадьба «Ляхово». Скотный двор № I: Паспорт. 1975 г. Ткаченко С. Б. 8 листов
6. Усадьба «Ляхово». Скотный двор № II: Паспорт. 1975 г. Ткаченко С. Б. 8 листов
7. Усадьба «Ляхово». Скотный двор № III: Паспорт. 1975 г. Ткаченко С. Б. 10 листов
8. ЦИАМ. Ф. 299 оп. 1 д. 364. Дело по страхованию строений и движимого имущества А. А. Варгина. Московская губерния.
ОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ:
1. Гарин Г. Ф. К истории Домодедовских поселений. 2009 г. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: tok. ru/publ/derevnja_ljakhovo/5−1-0−293 (Проверен 25. 03. 16)
2. Звягинцев Л. И., Викторов А. М. Белый камень Подмосковья. — М.: Недра, 1989. — 118с.
3. Либсон В. Я. Возрождённые сокровища Москвы. — М.: Московский рабочий, 1983. — 256 с.
4 Полякова М. А., Савинова Е. М. Русская провинциальная усадьба XVII-начало ХХ веков — М., 2011. — 264с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой