Особенности вербализации концепта «Святость» в церковнославянском и древнерусском языках: этический аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1'-37
Дмитриева Н. М., Пороль О. А.
Оренбургский государственный университет E-mail: rusfil@mail. osu. ru
особенности вербализации концепта «святость» в церковнославянском и древнерусском языках:
этический аспект
концепт «святость» содержит высокую этическую нагрузку, является вершиной ментальных нравственных ценностей. вербализация концепта, однако, мало изучена в лингвистике.
истоки этической нагрузки доминантных вербализаторов концепта «святость» кроется в церковнославянском и древнерусском языках. Обращение к словарям этого периода позволяет более точно определить этическую наполняемость концепта «святость», сформированного христианской идеологией. сравнительный анализ этических смыслов, характерных для доминантных вербализаторов концепта в церковнославянском и древнерусском языках (святость, святой, святитель, священство, свет) дает возможность выделить этические смысловые доли концепта «святость»: 1) «право верующий" — «посвященный" — «всесовершенный- праведный- живущий по правилам, предписанным верой" — «просвещенный светом евангельского учения" — «светлый, чистый непорочный», «причастный Богу" — 2) «обладающий святостью, непорочный, праведный" — «посвященный в духовный сан" — «священный, основанный на правилах веры" — «обладающий священным авторитетом, освящающей силой" — «связанный со святым, принадлежащий святому" — «святой, божественный- чистый, свободный" — «исполняющий Божьи заповеди" — 3) «то, что делает ясным, понятным мир" — «то, что делает радостной, счастливой жизнь" — «духовный свет" — «чистый, непорочный" — «благой, добрый" — «исполненный блаженства" — «просвещение (о крещении)" — «благочестие».
этические смысловые доли концепта «святость», реализованные в семантике доминантных вербализаторов, демонстрируют ментальную значимость концепта и его включенность в этическую концептосферу, наряду с концептами: Бог, вера, благодать, истина (христос), истина, правда, праведность, справедливость, соборность, радость, чудо, благочестие, честность, целомудрие и др. На протяжении всего исследуемого периода главные вербализаторы концепта и их дериваты отличаются высокой степенью этической значимости и постоянной положительной коннотацией. Однако среди вербализаторов отмечается ряд слов с этически «противоположными» значениями, наличие которых подчеркивает высокую значимость концепта в русской ментальности.
ключевые слова: концепт, вербализатор концепта, этическая нагрузка, этическая смысловая доля, ментальность, святость.
Статья посвящена анализу ключевого для русской ментальности этического концепта «святость» в диахронии. В нравственной литературе существует несколько определений святости. Для нас важно святоотеческое ее понимание как высшего, героического идеала духовного подвига, ведущего к богоуподобле-нию. Понятие святости уходит своими корнями в дохристианский период. Так, в славянском язычестве святость связана, по В. Н. Топорову, с таинственным избытком жизненной силы [14, с. 32]. В этимологическом словаре подчеркивается связь святости с цветением (процветающий), благочестием и жертвой [15, с. 585]. Однако, как считает В. Н. Топоров, представление о святости в ее христианском понимании могло возникнуть не ранее принятия христианства на Руси, а востребовано оно могло быть не ранее первых примеров канонизации.
Условием богоподобия в христианстве является жизнь по принципу Христовой любви. В общехристианском смысле святость мож-
но определить как существенное, необходимое условие богообщения, предполагающего свободную деятельность человека по совершенствованию в добродетелях, достигаемом в аскетическом подвижничестве. Однако нравственный облик святого неразрывно связан с национальной культурой и выражает существенные черты духовного самосознания народа. Особенностью русской святости является «светлая мерность» [16].
Русский святой гармонично соединяет в себе внутренний подвиг единения с Богом и путь деятельного милосердия к ближним, нравственного участия в духовном преображении всего тварного мира [17].
Интересно, что при схожести понимания доминантных категорий русской ментальности, святость выделяется далеко не всеми (ср. работы Ю. С. Степанова, В. В. Колесова и В. В. Воробьева, А. А. Зализняка и др.)
Истоки значимости концепта «святость» в русской ментальности и особенности его эти-
ческого наполнения следует искать в церковнославянском языке.
Обратимся к толкованию святости, зафиксированному в словаре церковнославянского языка г. Дьяченко, где встречается 72 слова с корнем сват-. Большое количество сложных слов с корнем сват- говорит об особой значимости концепта, с одной стороны, а с другой свидетельствует о существовании в средневековой культуре стойкого представления (веры) о том, что святое освящает все вокруг (свАтОБлаженный, свАтов^фанный, св#тогорецъ, св#тоградецъ, св#тод^ланный и др.).
Доминантным вербализатором концепта «святость» в церковнославянском языке является прилагательное св#тый, среди значений которого можно выделить следующие: посвященный- всесовершенный, праведный- живущий по правилам, предписанным верою- о действиях: основанный на правилах веры- святой, угодник Божий, наслаждающийся вечным блаженством. Значения слова демонстрируют христианское понимание святости: святость связана с Богом и верой в Бога. Этические смыслы содержатся практически во всех дериватах с корнем св#т-: сватда св#тыъ (неприкосновенный, чистый, святой), св#тилище (священное место богослужения, храм), свАТОБлдженный (ублажаемый, чествуемый за святость), св#тов^щанный (изреченный по вдохновению от Духа Святаго), св#тоградецъ (урожденец или житель святаго града, т. е. Иерусалима), св#тод^ллнный (свято созданный, на святое употребленный), свАтожительный (провождающий святую жизнь), свАтозрачный (имеющий вид святой) и др.
Интересно существование антонимично-го значения у слов св#тецъ (с одной стороны, святой, праведный человек, с другой — лицемер, святоша, ханжа), св#тоша (во-первых, святой, свято живущий, а во-вторых, притворяющийся святым, лицемер, ханжа). Данная антиномия раскрывает семантическую близость святости и искренности, истины, правды.
Необычно употребление слова с корнем сват- для названия болезни св#щенный недугъ (лютая проказа). Последнее, возможно, связано с пониманием болезней как особого изволения Бога для спасения души человека (сравним со-
хранившееся и в современном, чаще религиозном, дискурсе высказывание по поводу болезни человека — «Господь посетил»). Кроме того, название «священный недуг» по отношению к проказе может быть связано с евангельским сюжетом об исцелении Иисусом десяти прокаженных (Луки 7−11: 19).
Как особо страшный грех рассматривалось поругание святыни, святотатство, что обосновало существование следующих производных слов: св#токрадьство (поругание святыни, святотатство), св#тоненавистникъ (ненавистник святых, презритель всего священного), свАТОтатство (похищение таких вещей, которые посвящены Богу на службу), свАтохульникъ (презритель, хулитель, порицатель святыни).
В. Н. Топоров на основе анализа языковых употреблений индоевропейской семьи языков выводит связь слов «свят — свет — цвет». Об отнесенности света в сознании средневекового человека к божественному и его связь со святостью [1, с. 241−242].
Эта связь явственно прослеживается в церковнославянских словах с корнями сват- и св^т- [6, с. 457−475].
В словаре г. Дьяченко представлено 89 слов с корнем св^т-, из них почти половина обнаруживает свою связь со святостью, а в контексте в значении близком к пониманию святости могут употребляться и остальные слова. Так, например, св^тъ — евангельское учение и все просвещающее разум человека- Сын Божий- всякий проповедник евангелия- все светлое как чувственное, или вещественное, так и духовное. г. Дьяченко убежден, что свет и свят филологически тождественны, так как по древнейшему убеждению святой есть белый. Далее он объясняет, что сама стихия света есть божество, не терпящее ничего темного, нечистого, в позднем смысле — греховного. Автор словаря подчеркивает, что понятия светлого, благого божества и святости неразлучны. [6, с. 582] Сравните одно из имен Христа: «Свет невечерний». С таким пониманием света связаны слова: св^тл^тисА (делаться чистым, непорочным, то есть приближаться к святости), а также св^тоначальный (перво-светлый, первообразно испускающий свет), св^тоначальник (виновник, источник света),
светонаставник (руководитель к свету, просветитель), св^тонаставлеТе (указание света, наставление, как ходить во свете), св^тоносити (изливать свет), св^тоносица (носящая свет, светозарная), св^топрУемница (приявшая или вместившая в себя свет) св^тородительница (матерь света), св^товожд^ (свечу, указываю путь, веду, просвещаю), св^тодавецъ (светоносец, податель света, просветитель), св^тод^ржецъ (владыка света), св^тод^тель (творец света) и др. Сочетание Св^тъ Господний (Исаия 2: 5) — совокупность заповедей Господних, вообще учение Божие — подчеркивает связь святости, света и просвещения.
Итак, на основе анализа данных словаря церковнославянского языка, по методике Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова [2], [3] можно установить следующие этические смысловые доли концепта «святость» по слову «святой» и «свет»: «право верующий" — «посвященный" — «всесовершенный- праведный- живущий по правилам, предписанным верой», «просвещенный светом евангельского учения», «светлый, чистый непорочный», «все светлое, духовное».
В зону концепта входят понятия: Бог, святость, праведность, вера, свет, духовность.
В древнерусском языке сохраняется высокая этичность концепта «святость», об этом свидетельствует и распространенное словообразовательное гнездо, и этические значения дериватов.
Святость определяется в словаре как имманентное свойство Бога (при этом подчеркивается, что такое понимание свойственно христианскому вероучению), небесные силы, а применительно ко всему земному как причастность к Богу, как результат преображения людей и предметов под воздействием божьей благодати- в словаре указывается, что святость реализуется в даре освящения, чудотворения и др.) — кроме того, святость связывается в словаре с духовенством [11]. В большей степени этические смыслы «развернуты» в прилагательном «святой», выступающим в речи в качестве определения и, соответственно, наделяющим данным признаком различные предметы и явления.
Святая, святое (то, что обладает святостью, посвящено Богу, освящено- святое, святыня- святые дары (вино и хлеб в таинстве
причащения) — святилище- священнодействие, святейший (в составе титулования церковных иерархов- занимающий более высокую ступень в церковной иерархии- помазанный на царство- находящийся в ведении святейшего- в высшей степени святой, священный), святецъ (святой, праведный человек), святие (святилище, храм), святитель (духовное лицо высшего сана в христианской церкви- архиерей, причисленный церковью к лику святых- святитель- духовное лицо второй степени священства, священник, иерей- вообще священнослужитель- ветхозаветный священнослужитель или первосвященник), святити (сообщить кому-л., чему-л. святость, чистоту, силу божественной благодати- посвятить в духовный сан, рукоположить- посвящать себя Богу, приносить себя в жертву- почтить, прославить), свято (то, что свято- святое- праздник- свято, праведно, как святой- нерушимо), святовидецъ (боговидец, создатель славы Божьей) — святогорецъ (монах, живущий на Святой горе), святоисхождение (церковное шествие с крестами, хоругвями, иконами), святол^пие (красота, присущая святому- благолепие), святол^пно (как подобает святому, святыне- достойно святыни- благоговейно- божественно, прекрасно), святол^пный (соответствующий религиозным представлениям о святости- богоугодный- благообразный, почтенный- божественно, ангельски прекрасный), святомолевный (относящийся к святому молебну, связанный со святым молебном), святомудрый (обладающий божественной мудростью), святонаставший (вступивший на престол), святописание (вдохновленное Богом творчество- название ряда библейских книг), святопов^дник (тот, кто одержал победу в проповеди священных истин), святопов^децъ (божественный провозвестник), святоподов-ный (подобный, приличествующий святыне), святосиятельный (источающий божественный свет), святостный (относящийся к кому-л., чему-л. святому- относящийся к делам церкви), святостяжаный (созданный Святым Духом), святыня (то же, что святость- то, что обладает святостью (посвящено Богу, освящено) — святое, святыня- святые дары (причастие) — святилище (храм- освящение, очищение), святьва (святость, чистота- освящение), святящий (способный освящать, быть источником благо-
дати), свящати (освящать, очищать- совершать церковный обряд освящения- посвящать в духовный сан, рукополагать), священие (освящение, дарование святости- святость- посвящение в сан, рукоположение- священный предмет, святыня- праздник, прославление- прославление- святилище, храм), священноглагольникъ (тот, кто изложил основы христианского вероучения), священнострадательство (страдания священнослужителя за веру) [11]. Итак, в древнерусском языке все вербализаторы концепта с корнем свят- имеют этический смысл и все значения связаны с Богом и верой в Бога, как и в церковнославянском языке.
Среди представленных в словаре дериватов встречается несколько слов с антонимичным значением: святозавидецъ (ненавистник всего святого), святокрадение (кража, расточение церковного достояния, присвоение доходов церкви), интересно отметить, что в церковнославянском языке свАтокрадьство в большей степени связано с духовным пониманием (поругание святыни, святотатство), тогда как в древнерусском языке слово приобретает более конкретное значение.
Анализ словарных статей показал, что для языка древнерусского периода характерны три основные смысловые доли, каждая из которых обладает этической значимостью и включает в себя множество семантических оттенков: 1) «право верующий" — «посвященный" — «всесо-вершенный- праведный- живущий по правилам, предписанным верой», 2) обладающий святостью, непорочный, праведный- 3) обладающий священным авторитетом (в первую очередь — относящийся к духовенству).
Словарь русского языка Х1-ХУИ вв. фиксирует три омонимичных слова св^т1, первое из которых имеет этические смысловые доли, свойственные концепту «святость»: (перен.) «право верующий" — «посвященный" — «всесо-вершенный- праведный- живущий по правилам, предписанным верой», «просвещенный светом евангельского учения», «светлый, чистый непорочный», кроме того, слову свойственны этически нагруженные смыслы: жизнь в миру как противоположность монашеской жизни- «земля, вселенная, все страны- мир, мироздание, жизнь, человеческое общество», второй из которых имеет этическую наполненность,
связанную напрямую с этическим концептом -«соборность» [11]. С этим концептом может быть связан и второй омоним св^т2 — совет. Существование в языке омонима св^т3 в значении «цвет» подтверждает этимологически установленную В. Н. Топровым связь понятий «свят — свет — цвет» [14, с. 479].
Среди дериватов первого омонима многие сохраняют этическую смысловую долю «причастный к Богу», «праведный, чистый, непорочный»: св^тельство (блеск, сияние- свойство светиться- величие, знатность, блистательность- торжество- рай), св^тение (излучение света, горение- свечение, сияние- излучение духовного света- рассвет, восход солнца), свет^ти (светить, сиять, распространять духовный свет), свет^тися (светить, сиять- быть прославляемым), св^тиленъ (песнопение, обычно посвященное теме невещественного света, исполняемое в четыредесятницу после канона на утрени), светило (свет, источник света- небесное тело, излучающее свет- светильник, свеча, лампада- о Христе, апостолах, проповедниках христианства, великих людях) носитель духовного света) — о христианской вере- о посте, как средстве духовного просвещения- подсвечник- о глазе), св^тильникъ (светильник, свеча, лампада- небесное тело, излучающее свет- небесное светило- носитель духовного света- о чьих-либо приверженцах, сподвижниках, приспешниках- подсвечник), св^тити (светить, сиять- служить средством освещения- распространять духовный свет- просвещать- направлять лучи света куда-либо, делая ясно видимым- сверкать, сиять отраженным светом- светиться, освещать окружающее пространство- жечь, используя для освещения), св^тлодароносимый (получивший прекрасный дар), св^тлодушный (светлый душой, жизнерадостный), св^тлоозарение (просвещающий свет), светлость (свет- блеск, сверкание, сияние- красота, благолепие- великолепие- духовное просветление, благодать- радость- слава, величие- украшение- о князе, о царе- светлая, прозрачная часть окна- зрение), светлый (излучающий яркий свет, сияющий- источники освящения, светильники- сверкающий, блестящий- хорошо освященный, наполненный светом- белый или нетемный- (об одежде) праздничный, дорогой- о праведниках, облаченных в белую одежду- менее насыщен-
ный по цвету- (о жидкости, стекле, драгоценных камнях и т. п.) прозрачный, чистый- чистый, непорочный- о божестве, ангеле- исполненный высоких человеческих достоинств, добродетельный- о христианских святых, мучениках- (об уме, мыслях) ясный, проницательный- радостный, сияющий- (о лице, глазах, внешнем виде человека) просветленный, умиленный- знатный, славный, именитый- (о победе, воинской доблести) блестящий, великолепный, замечательный- (о деле, поступке) благой, добрый- исполненный блаженства- торжественный, праздничный- относящийся к церковным праздникам- названия крюковых знаков- (о глазах) видящий ясно, отчетливо- передача) [11]. Таким образом, данные словаря обнаруживают семантическую близость святости и света.
В словаре И. И Срезневского также указывается, что значение корня св#т- характерно некоторым словам с корнем св^т-, а именно: святилище (храм- крещальня), светило (святилище, храм), светильник (в первом значении: свеча, светильник- подсвечник- а в переносном смысле — духовный свет- а также просветитель, то есть тот, кто несет свет духовный) [12]. Слово св^т концептуально означает во-первых, противоположность тьме, свет- сияние, блеск- дневной свет- рассвет, утро. Сравним евангельское «Вы свет мира», обращенное к Апостолам (Матф- 5: 14).
Остальные значения слова св^т и его дериваты, приведенные в словаре, отражают цепочку метафорических переносов, связавшую концептуально св#т- и св^т: свет, как ласкательное выражение- светило, носитель духовного света- свет духовный- просвещение, просвещающая сила- божественное начало- мир, земля- мир, жизнь, св^тьлость (блеск, сверкание- сияние, красота- благодать- радость, торжество- слава, величие- высота, важность- богатство- титул князя), св^тьлотворити (наполнять духовным светом), св^тьлпи (сияющий, яркий- ясный, светлый- озаренный светом- блестящий, самоцветный- славный- радостный, ясный- то, что делает ясным, понятным мир- то, что делает радостной, счастливой жизнь- духовный свет- чистый, непорочный- благой, добрый- исполненный блаженствапросвещение (о крещении) — именитый, высокий- богатый- роскошный- празднично убранный- торжествен-
ный- название крюковых знаков), св^тьльство (блеск, сверкание- сияние- величие- знатность- торжество- (блеск, сверкание- сияние- величие- знатность- торжество- просвещение (о крещении) [12].
Итак, среди значений дериватов слова «св^т» высокой этической нагрузкой обладают смысловые доли: чистый, непорочный- божество, ангел- исполненный высоких человеческих достоинств, добродетельный- христианский святой, мученик- радостный, сияющий- благой, добрый- исполненный блаженства.
Сравнению святости и праведности как констант русской культуры посвящено две статьи в словаре Ю. С. Степанова, из которых хотелось бы выделить следующее.
В поле «Святое, священное» противопоставлены, с одной стороны, «обладающее этим качеством по самой своей природе, по сущности, следовательно — от богов» и, с другой стороны, «наделенное этим качеством в силу действия человека, но действия, произведенного «как положено», «по правилам», по ритуалу» [13, с. 878].
Здесь уместно привести наблюдение В. Н. Топорова: в славянских культурно-языковых традициях нет различия святого-положительного, связанного с присутствием в нем божественного начала, и святого-отрицательного, связанного с запретом для человека входить с ним в контакт.
Кроме того, автор отмечает, что в славянских языках для выражения святости используется слово, которое уже в языческую эпоху выступало как сакральное [14, с. 442].
Таким образом, анализ словарных дефиниций церковнославянского и древнерусского языков позволил выявить следующие этические смысловые доли (располагаются по степени убывания этического компонента в значении):
— «право верующий" — «посвященный" — «всесовершенный- праведный- живущий по правилам, предписанным верой», «просвещенный светом евангельского учения», «светлый, чистый непорочный», «причастный Богу»,
— «обладающий святостью, непорочный, праведный" — «посвященный в духовный сан" — «священный- основанный на правилах веры" — «обладающий священным авторитетом, освящающей силой» «связанный со святым, при-
надлежащий святому" — «святой, божественный- чистый, свободный" — «исполняющий Божьи заповеди»,
— «то, что делает ясным, понятным мир" — «то, что делает радостной, счастливой жизнь" — «духовный свет" — «чистый, непорочный" — «благой, добрый" — «исполненный блаженства" — «просвещение (о крещении)" — «благочестие».
Кроме того, можно утверждать, что концепт «святость» является базисным в этической кон-цептосфере русской языковой картины мира и имеет смежные смысловые поля с концептами: Бог, вера, благодать, Истина (Христос), истина, правда, праведность, справедливость, соборность, радость, чудо, благочестие, честность, целомудрие и др.
7. 12. 2015
Список литературы:
1. Вендина, Т. И. Средневековый человек в зеркале старославянского языка. — М.: Индрик, 2002. — 336 с.
2. Верещагин, Е. М. Церковнославянская книжность на Руси. Лингвотекстологические изыскания. — М.: Индрик, 2001. — 608 с.
3. Верещагин, Е.М., Костомаров, В. Г. Лингвострановедческая теория слова. — М.: Русский язык, 1980. — 320 с.
4. Виноградов, В. В. Истории слов: Ок. 1500 слов и выражений и более 5000 слов с ними связанных. — М.: ИРЯ, 2000. — 1138 с.
5. Воробьев, В. В. Лингвокультурология (теория и методы): Монография. — М.: Изд-во РУДН, 1997. — 331 с.
6. Дьяченко, г. Полный церковно-славянский словарь. — М.: Отчий дом, 2001. — 720 с. 5.
7. Зализняк, А.А., Левонтина, И.Б., Шмелев, А. Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира. Сб. ст. — М.: Яз. слав. куль-туры, 2005. — 540 с.
8. Колесов, В. В. Русская ментальность в языке и тексте. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. — 624 с.
9. Полный православный богословский энциклопедический словарь. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, 1913.
10. Славянские древности: этнолингвистический словарь под ред. Н. И. Толстого: в 5 т. — М.: Международные отношения, 1995.
11. Словарь русского языка XI — XVII вв. Выпуск 23. — М.: «Наука», 1996. — 253 с.
12. Срезневский, И. Словарь древнерусского языка. В 3 т. — Т. 3. — М.: Книга, 1989.
13. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. — М., 2001.
14. Топоров, В. Н. Святость и святые в русской духовной культуре: Том 1. Первый век христианства на Руси. — М.: Гнозис -Школа «Языки русской культуры», 1995. — 875 с.
15. Фасмер М. Этимологический словарь: В 4 т. Т.3. — М.: АСТРЕЛЬ-АСТ, 2003 — 832 с.
16. Федотов, г. П. Святые Древней Руси. — М.: Московский рабочий, 1991.
17. Этика: Энциклопедический словарь / Инст-т философии Рос. АН. — М., 2001.
Сведение об авторах: Дмитриева Наталья Михайловна, доцент кафедры русской филологии и методики преподавания русского языка Оренбургского государственного университета,
кандидат филологических наук 460 018, г. Оренбург, пр-т Победы, 13, ауд. 1106, тел.: (3532) 372 436, е-таП: гшШ@ mail. osu. ru
Пороль Ольга Анатольевна, доцент кафедры русской филологии и методики преподавания русского языка Оренбургского государственного университета, кандидат филологических наук 460 018, г. Оренбург, пр-т Победы, 13, ауд. 1106, тел.: (3532) 372 436, е-таП: гшШ@ mail. osu. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой