Особенности виктимизации этнических меньшинств

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вишневецкий Кирилл Валерьевич
доктор юридических наук, доцент начальник кафедры криминалистики Краснодарского университета МВД России
(тел.: 88 612 583 831)
Особенности виктимизации этнических меньшинств
Аннотация
Статья посвящена особенностям виктимизации этнических меньшинств. В ней дается определение понятий стабильная и лабильная виктимность, раскрывается проблема негативного отношения к этническим меньшинствам, в том числе и в аспекте детерминации криминальных посягательств, а также определены факторы изменения параметров виктимности отдельных социальных страт и групп населения в современных условиях напрямую связанных с глобализацией.
Annotation
This article is devoted to the peculiarities of victimization in ethnic minorities. The definition of such notions as stable and lable victimity, the problem of negative attitude to the ethnic minorities are discussed in this article, the factors of changes of victimity in different social population groups in modern conditions are connected with globalization.
Ключевые слова: виктимность, виктимизация, степень виктимности, факторы виктимизации, криминальная виктимность, криминогенная виктимизация, толерантность, этнические меньшинства, глобализация.
Key words: victimity, victimization, degree of victimity, factors of victimization, criminal victimity, criminal victimization, tolerance, ethnic minorities, globalization.
Степень виктимности может различаться в зависимости от типа общественного
устройства, обуславливающего положение в обществе женщины, ребенка, старика. Однако представители данных категорий будут неизменно отличаться высокой степенью уязвимости в силу того, что особо значительную роль здесь играют факторы внесоциального происхождения. Такая виктимность может быть определена как стабильная.
Лабильной может быть названа криминальная виктимность, в формировании которой определяющую роль играют социальные факторы: положение в обществе- система общественных отношений, обусловливающих характер и способы взаимодействия с представителями конкретных социальных групп- уровень толерантности в обществе и др. Так, толерантное (и даже дружелюбное) отношение населения к мигрантам-гастарбайтерам,
характерное для Германии первого послевоенного десятилетия, в 80-е годы сменилось резко враждебным отношением [1].
Проблема негативного отношения к этническим меньшинствам, в том числе и в аспекте детерминации криминальных посягательств, была одной из наиболее острых в любом обществе. Уже первые формы самоорганизации социума были связаны с идентификацией по принципу & quot-свой"- - & quot-чужой"-. Формирование крупных многонациональных государств, появление мировых религий, развитие философских представлений об универсальности этических категорий — все это способствовало появлению принципов взаимоотношения этносов на основе начал толерантности и закреплению соответствующих норм в стереотипах социального поведения личности и в практике государственно-правового строительства. В ХХ вв., особенно после Второй мировой войны, в Западной Европе, несколько позже в США, в СССР и других социалистических государствах,
23
как на уровне общественного сознания, так и государственно-правовой идеологии, прочно закрепляются представления о толерантном отношении к личности, независимо от ее расовоэтнического происхождения, формируется негативное отношения ко всем формам проявления ксенофобии [2].
Усиление национально-ориентированных ценностей в глобализирующемся мире неправильно было бы вместе с тем рассматривать лишь в свете подобных экстремальных и агрессивных форм национализма. Как и локализация, оно играет роль своего рода противовеса, ограничивающего негативные, дегуманизирующие и десоциализирующие, последствия глобализации.
З. Бауман полагает, что современный национализм представляет собой & quot-возрождение этничности& quot-: он связан не с национальногосударственными приоритетами, но, напротив, с ослаблением роли национального государства и отражает & quot-денационализацию государства& quot- и & quot-приватизацию национальности& quot-, иными словами, & quot-разрыв между государством и нацией… Этничность становится одним из символических центров, вокруг которых формируются гибкие и свободные от санкций общности, конструируются и утверждаются индивидуальные идентичности& quot- [3].
Очевидно, это далеко не всегда так: и в современных условиях национализм нередко принимает весьма жесткие, в том числе огосударствленные, формы. Однако, по-видимому, З. Бауман прав в том, что усиление роли этно-национальных ориентаций — не столько политическая, сколько социально-культурная и социально-психологическая тенденция, представляющая собой ответ личности на вызов глобализации. Являющийся одним из следствий этого рост межэтнической напряженности выступает виктимизирующим фактором в глобальном масштабе и, так сказать, в стратегической перспективе.
Представляют интерес результаты анализа степени и характера виктимизации женщин, относящихся к различным этническим группам, предпринятые американским криминологами в 2003 г. [4], хотя следует отметить, что в целом здесь мы имеем дело с малоисследованным аспектом данной проблемы. В западной литературе можно обнаружить сравнительно немного новых источников, где приводились данные соответствующих социологических исследований о факторах, которые влияют на риск насилия для женщин различных рас и этнических групп в связи с различиями в их культуре, особенностях поведения, специфике
правосознания [5]. Вместе с тем оправданным и перспективным представляется сам подход, при котором вопросы этнических и гендерных факторов виктимизации рассматриваются в системном единстве. Культурные различия этносов проявляются через различия в образе жизни, стереотипах поведения, системе ограничения или предоставления определенных свобод их представителям мужского и женского пола.
Если суммировать имеющиеся данные, то можно выделить следующие закономерности. При отмечаемой практически всеми исследователями за последнее десятилетие тенденции снижения риска насилия для всех женщин независимо от расового или этнического происхождения, риск все же продолжает быть выше для чернокожих женщин по сравнению с белым, и для испаноговорящих женщин по сравнению с неиспаноговорящими [6]. Общий уровень виктимизации чернокожих женщин выше, чем белых и испаноговорящих женщин. Различия являются наибольшими для такого преступления как ограбление: число чернокожих жертв женского пола относится к числу белых женщин-жертв за период 1995—1998 гг. — примерно пять к одному. Причиной повышенной виктимности цветных женщин может являться как сохраняющийся довольно высокой уровень расистских настроений в американском обществе, так и виктимный характер поведения представителей этнических меньшинств (частая смена места жительства, нестандартные формы бытового поведения, склонность купотреблению алкоголя или наркотиков и т. п.).
Представляется важным при разработке общей модели виктимизации женщин учитывать расовые и этнические культурные различия, не только опираясь на житейский опыт, здравый смысл или общетеоретические дедуктивные выводы, но используя данные соответствующих социологических исследований. В таком случае можно составить с большой долей вероятности прогнозы возможных актов насилия и использовать их для виктимологической профилактики насильственной преступности. Например, учитывая, что азиатские женщины могут быть более уязвимы в случае занятости на производстве и то, что они в основном подвергаются стихийному насилию, имеют самую высокую пропорцию инцидентов в общественных местах, совершенных трезвыми незнакомцами, с оружием или группой, можно предположить, что преступление, скорее всего, произойдет в течение их обычного движения к месту работы и от него. Поэтому в местах
24
ВЕСТНИК КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ • 2010 • № 4
компактного проживания и работы иммигрантов из азиатских стран было признано целесообразным усилить уличное патрулирование в утренние и вечерние часы.
В целом выделяются следующие особенности жертв преступлений, совершаемых на почве расовой или религиозной ненависти, на почве негативного отношения к другой культуре, или, повторяя выражение Ю. Хабермаса, к & quot-другому"-. Эти преступления имеют тенденцию быть совершенными многократными обидчиками в отношении незнакомых лиц, которые имеют четко выраженную принадлежность к той или иной этической, религиозной и т. п. группе. Они обычно совершаются в местах, хорошо знакомых жертве, которая с высокой долей вероятности будет испытывать после инцидента опасение повторного нападения. Жертвы насилия будут в большей степени и в течение более длительного периода времени переживать последствия н, а с и л и я, в о з м о жн ы бо л ее г л у б о кие психологические травмы, чем для жертв аналогичных преступлений, не связанных с культурологическими факторами [7].
В целом ксенофобия, нетерпимость продолжают оставаться значимой проблемой для современного общества. В том числе и проблемой криминологического порядка, поскольку ксенофобия нередко оборачивается насилием по отношению к этническим меньшинствам. Ее главной особенностью в эпоху глобализации является
& quot-опосредствование культурой& quot-: представитель этнического меньшинства вызывает ненависть уже не просто как & quot-чужой"-, а как носитель чуждой культуры — как & quot-другой"-. Вместе с тем до настоящего времени нерешенной остается проблема учета особенностей культуры как преступников, так и жертв в уголовном процессе, в судопроизводстве, в практике индивидуальной профилактики
правонарушений.
Подводя итог можно сказать, что факторы изменения параметров виктимности отдельных социальных страт и групп населения в современных условиях напрямую связаны с глобализацией, с криминогенными и виктимогенными обстоятельствами, сопровождающими ее процессы [8]. Изменение культурной среды воспроизводства большинства страт, процессы миграции,
формирование транснациональной системы стратификации (& quot-параллельной"- по отношению к традиционной), характерное для глобализации изменение культурологических параметров социальной среды — все это может усилить или, наоборот, снизить уровень виктимизации социального статуса. Степень влияния факторов, связанных с глобализацией, на виктимность социальных групп и статусов будет напрямую зависеть от того, являются ли доминирующими для ее представителей в процессе виктимизации социальные или же внесоциальные факторы, зависит ли виктимность в большей степени от образа жизни потенциальной жертвы или же от отношения к ней представителей других социальных страт.
1. Макарян А. С. Глобализация и человеческий потенциал. М., 2003. С. 93 — 94.
См. подробнее: Шалин В. В. Толерантность (Культурная норма и политическая необходимость). Ростов-на-Дону, 2000.
2. Бауман З. Глокализация, или Кому
глобализация, а кому локализация / Глобализация: Контуры XXI века:
реферативный сборник. Ч. 1. М.: РАН ИНИОН, 2002. С. 133.
3. Dugan L., Apel R. Op. cit.
4. См.: Abraham M. Speaking the Unspeakable: Marital Violence among South Asian Immigrants in the United States. New Brunswick, N.J.: Rutgers University Press, 2000- Block C. R. The Chicago Women'-s Health Risk Study Risk of Serious Injury or Death in Intimate Violence a Collaborative Research Project. New Report. Chicago: Illinois Criminal Justice Information Authority, 2000- Craven D. Sex Differences in Violent Victimization. BJS Special Report Washington, D.C.: Bureau of Justice Statistics, U. S. Department of Justice, 1997.
5. Rennison C. M. Violent Victimization and Race. Special Report. Washington, D.C.: Bureau of Justice Statistics, U. S. Department of Justice, 2001.
6. Sgarzi J., McDevitt J. Victimology: a study of victims and their roles. New Jersey, 2003. Р 201 — 202.
7. См.: Криминология. Учебник/Под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. М., 2004. С. 343 — 344.
25

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой