Разработка и психометрический анализ методики «Опросник кризисной идентичности» (Оки)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 159.9. 072
Dmitrieva N.V., Perevozkin S.B., Perevozkina J.M., Samojlik N.A. WORKING OUT AND THE PSYCHOMETRIC ANALYSIS OF THE TECHNIQUE «QUESTIONNAIRE OF CRISIS IDENTITY» (OCI). In work stages and the psychometric analysis of a developed technique In work stages and the psychometric analysis «Questionnaire of crisis identity» are described. The presented results about reliability and validity techniques, show, that a technique & quot-Od"-, being reliable and under the maintenance valid the psychometric tool, gives the chance to reveal in a complex indicators of fear and aggression of the person.
Key words: crisis, identity, reliability, validity, discrimination, a complexity index, test norms.
Н. В. Дмитриева, д-р психол. наук, проф., зав. каф. психологии личности и специальной психологии ГОУ ВПО НГПУ, г. Новосибирск, E-mail: dnv2@mail. ru- С. Б. Перевозкин, канд. психол. наук, доц. каф. практической психологии НОУ ВПО НГИ, г. Новосибирск, E-mail: per@bk. ru- Ю. М. Перевозкина, канд. психол. наук, доц. каф. практической психологии НОУ ВПО НГИ, г. Новосибирск, E-mail: per@bk. ru- Н. А. Самойлик, соискатель, ассистент каф. психологии ГОУ ВПО КузГПА, г. Новокузнецк, E-mail: nat_asp@mail. ru
РАЗРАБОТКА И ПСИХОМЕТРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ МЕТОДИКИ «ОПРОСНИК КРИЗИСНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ» (ОКИ)
В работе описаны этапы и психометрический анализ разрабатываемой методики «Опросник кризисной идентичности». Представленные результаты о надежности и валидности методики, демонстрируют, что методика «ОКИ», являясь надежным и по содержанию валидным психометрическим инструментом, дает возможность комплексно выявить индикаторы.
Ключевые слова: кризис, идентичность, проблемная ситуация, надежность, валидность, дискриминативность, индекс сложности, тестовые нормы.
Актуальность исследования обусловлена тем, что в настоящее время изменчивость современного мира, особенности развития российского общества, в частности изменения, вызванные геополитическими и социально-экономическими преобразованиями в государстве, неизбежно ставят перед субъектом проблему идентичности. В этих условиях особое значение приобретает проблема изучения идентичности, обусловленной кризисными ситуациями, кроме того при исследовании идентичности целесообразно определять не только отдельные виды идентичности (семейная, профессиональная, гендерная, личностная и т. д.), но и совокупность этих видов в структуре идентичности. В контексте вышеизложенного становится необходимым разработка надежного диагностического инструментария, обеспечивающего исследование кризисной идентичности личности.
Обзор методов исследования идентичности показывает, что на сегодняшний день в западной и отечественной психологии, методики, изучающие феномен идентичности разработаны довольно слабо, они представлены в ограниченном количестве и либо они изучают конкретные аспекты идентичности, либо носят проективный характер, что затрудняет обработку и интерпретацию, внося элемент субъективности. Авторами настоящей работы ранее был представлен подробный обзор методик, направленных на исследование феномена идентичности личности [1]. Безусловно, методики обладают
несомненной диагностической ценностью, однако в большей степени они направлена на диагностику, статусов идентичности, возрастных нормативных кризисов и т. д. Тогда как проблема исследования кризисной идентичности обусловленной проблемной ситуацией остается открытой. С этой целью авторами настоящей работы в качестве нового метода сбора информации в рамках исследования кризисной идентичности, детерминированной проблемными ситуациями, была предпринята разработка диагностического инструмента. С помощью этого метода возможно выявление значимых для респондентов содержательных компонентов кризисной идентичности, отражающих индикаторы кризиса личностной идентичности, неудовлетворенность человека основными сферами своей жизни и связанные с этим негативные переживания. В этой связи авторами настоящей работы был разработан конструкт кризисной идентичности, под которой понимается психическая организация, характеризующаяся нарушением интеграции в когнитивной, эмоциональной, ценностносмысловой сферах, что сопровождается повышенной тревожностью, ощущением растерянности, неуверенностью в себе, депрессией, уходом от реального мира [1]. При этом кризисная идентичность рассматривалась как результат воздействия триггеров: внутренних (внутриличностный конфликт, дисгармония в ценностно-мотивационной, эмоциональной и т. д. сферах) — внешних (социально-демографические факторы).
Таблица 1
Теоретический конструкт кризисной идентичности
Кризисная идентичность
Компоненты Содержание
Личностный компонент Ценностно-смысловой аспект (ЦСА) Сниженная самооценка трудности в самоопределении, внешний локус контроля, смысловой вакуум
Эмоциональный аспект (ЭА) Повышенная тревожность, депрессивный фон настроения
Поведенческий аспект (ПА) Неспособность преодолевать трудности, одиночество
Социальный компонент Детско-родительские, семейные отношения (ДСО) Конфликтные отношения, физическое и психологическое насилие
Межличностные и профессиональные отношения (МПО) Конфликтные взаимоотношения, профессиональная неудовлетворенность
Сексуальный аспект (СА) Неудовлетворенность своей плоролевой принадлежностью
Триггеры Стрессовые факторы (СФ) Негативные (развод, увольнение с работы, потеря близкого человека, болезнь и т. д.), позитивные (рождение ребенка, женитьба, поступление в институт и т. д.)
Представленные в таблице 1 аспекты кризисной идентичности и триггеры составили шкалы опросника, к которым была добавлена еще одна шкала — социальная желательность (СЖ). Таким образом, было получено восемь шкал составляющих структуру опросника. После чего была сформирована информационная база исследования — разработка тестовых утверждений в соответствии с выделенными восьмью шкалами (более подробно см. [1]. Для каждой шкалы было сформулировано от 25 до 35 утверждений, что в общем составило 209 утверждений исходного варианта психодиагностической методики «Опросник кризисной идентичности» (ОКИ) с учетом баланса между прямыми и обратными ответами. Утверждения предполагают дихотомическую оценку: да — респондент выражает согласие с утверждением, нет — выражает не согласие. По каждой шкале в соответствии с ключом высчитывается суммарное количество баллов. Общий показатель шкалы (выраженность кризисной идентичности (ОКИ) подсчитывается путем сложения балов по всем шкалам. После чего была осуществлена экспериментальная проверка на пилотажном этапе исследования [1]. В целом результаты пилотажного исследования исходного варианта методики ОКИ показали, что методика обладала высокой внутренней согласованностью, имела высокую пригодность пунктов (утверждения с низкими дискриминантностью, индексом избирательности и эффективности отбрасывались или были переформулированы).
Методика и процедура исследования
Целью данной работы является обсуждение окончательных результатов исследования в разработке методики «Опросник кризисной идентичности». Методика направлена на выявление особенностей идентичности личности, степени выраженности кризисной идентичности в различных сферах: детско-родительских, семейных отношениях- ценностносмысловой сфере- эмоциональной сфере- сфере поведения- социальной сфере- сфере сексуальности. Помимо этого методика позволяет оценить степень стрессогенности личности.
В настоящей работе представлены результаты исследования, включающего три этапа проверки методики ОКИ. Первый этап предполагал изучение надежности методики с внесенными изменениями, после пилотажного исследования. Второй этап включал формирование окончательной версии опросника и выборки испытуемых. На третьем этапе производилось построение диагностической модели и определение ее диагностической значимости (оценку дискриминативности, сложности и корреляции утверждений теста с общим показа-
телем, а также предварительные результаты надежности методики).
Экспериментальной базой исследования послужили ВУЗы г. Новокузнецка: Кузбасская государственная педагогическая академия (КузГПА) и Кузбасский институт федеральной службы исполнения наказания (КИФСИН), а также различные учреждения и организации г. Новокузнецка. Экспериментальная выборка составила 303 человека, из них 95 студентов первого и четвертого курсов очного отделения различных факультетов, остальные представители различных профессий (193 респондента) и временно безработные (18 человек). Всего 161 женщина и 142 мужчины в возрасте от 17 до 57 лет. Все респонденты были диагностированы по шести методикам: окончательный вариант методики ОКИ, «Методика диагностики структуры и статусов эгоидентичности» СЭИ-тест (Е.А. Солдатова), «Тест эго-идентичности» (стандартизированное интервью Эриксона-Марсиа) — «Многоуровневый личностный опросник» (МЛО) разработан А. Г. Маклаковым и С. В. Чермяниным, «Опросник самоотношения» (ОСО) авторы В. В. Столин, С. Р. Пантилеев, «Опросник установок к сексу» EIAS (Айзенк Г). Полученные результаты подвергались статистической обработки с использованием программ Statistic for Windows 6.0 и «Psychometric Expert 6». Для окончательных выводов использовались только значимые результаты.
Учитывая, что основная цель первого этапа отбор утверждений обладающих способностью дифференцировать обследуемых относительно «максимального» и «минимального» результата теста, в этой связи был проведен анализ дискри-минативный анализ. Дискриминативность отдельных пунктов методики предполагала вычисление индекса дискриминации (rpb) — мера соответствия успешности выполнения одного задания всему тесту, который варьируется в диапазоне от -1 до +1, при этом высокий положительный коэффициент свидетельствует об эффективности деления испытуемых [2- 3]. Анализ индексов дискриминации отдельных пунктов свидетельствует о хорошей и высокой дискриминации большинства пунктов, вместе с тем имеются утверждения характеризующиеся низкой дискриминативностью (табл. 2). Так по шкалам ДСО, ЭА, ПА недискриминативных утверждений не было обнаружено. Вместе с тем по ниже приведенным шкалам были определены утверждения, с низкой дискриминативно-стью (индекс дискриминативности составлял менее 0,2 и был не значим):
Шкала ЦСА:
№ 42 — Меня раздражает, если кто-нибудь расспрашивает меня о моём характере (грЬ = -0,25) —
№ 34 — Я имею чёткое представление о своих достоинствах и недостатках (грЬ = -0,50).
Шкала МПО:
№ 69 — Большинство знающих меня людей относятся ко мне хорошо (грЬ = 0,08).
Шкала С А:
№ 14 — Меня возмущает отношение к моему полу в обществе (грЬ = 0,10).
Шкала С Ф:
№ 31 — Я женился (вышла замуж) в этом году (грЬ = 0,04).
Шкала С Ж:
№ 8 — В общественных местах я веду себя, так же как и дома (грЬ = 0,09).
№ 32 — Я всегда перехожу дорогу по пешеходному переходу (грЬ = 0,07).
№ 152 — Бывало так, что я притворялся больным, чтобы избежать неприятностей (грЬ = -0,04).
Все выше приведенные пункты были удалены из опросника.
Кроме того, для оценки пригодности отдельных пунктов ности (г-Пирсона) отражает взаимосвязь ответа на утвержде-
были использованы еще два критерия: индекс сложности (и) ние и итогового балла по шкале [2].
представляет собой долю правильных ответов (соответст- Анализ пригодности пунктов методики ОКИ с индексом
вующих ключу) на конкретное утверждение, взятую в процен- сложности ниже 20 и выше 80 демонстрирует, что по слетах от общего количества ответов- коэффициент избиратель- дующим шкалам имеются утверждения обладающие низкой
сложностью.
Шкала ДСО:
№ 113 — Выражать жалость было не принято в нашей семье (И = 0,15).
№ 25 — В детстве, когда я чувствовал себя обиженным, то имел привычку фантазировать (И = 0,15). Шкала ЦСА:
№ 58 — Порой мне кажется, что я не знаю кто я такой (И = 0,19).
№ 2 — Я интересуюсь своими характеристиками, качествами (И = 0,18).
Шкала Э А:
№ 147 — Я вполне удовлетворён состоянием своего здоровья (И = 0,83).
№ - 115 — В последнее время у меня часто бывают головные боли (И = 0,16).
Шкала МПО:
№ 29 — Люди плохо ко мне относятся, т.к. ненавидят мой стиль жизни (И = 0,19).
№ 61 — Вряд ли я вызываю симпатию у большинства моих знакомых (И = 0,16).
№ 85 — Меня не понимают в кругу моих знакомых (И = 0,15).
Шкала С А:
№ 62 — Я удовлетворен своими взаимоотношениями с партнером противоположного пола (И = 0,17).
№ 14 — Меня возмущает отношение к моему полу в обществе (И = 0,05).
Шкала С Ж:
№ 40 — Иногда я могу похвастаться (И = 0,18).
Шкалы П А и СФ неэффективных вопросов не имеют. верждение и итогового балла по шкале. Вместе с тем были
Все выше приведенные пункты были удалены из опросника. обнаружены утверждения плохо коррелирующие с общим
Анализ пунктов по всем шкалам опросника для опреде- результатом по шкале (коэффициент избирательности ниже
ления коэффициента избирательности показал, что большин- 0,2 и статистически незначим).
ство утверждений имеют хорошую взаимосвязь ответа на ут-
Шкала ДСО:
№ 145 — Я считаю, что в семье человек меньше всего может рассчитывать на уважение (г = 0,19).
№ 9 Будучи ребенком, я любил фантазировать (г = 0,15).
Шкала ЦСА:
№ 34 — Я имею чёткое представление о своих достоинствах и недостатках (г = -0,36).
№ 42 — Меня раздражает, если кто-нибудь расспрашивает меня о моём характере (г = -0,20).
Шкала МПО:
№ 85 — Меня не понимают в кругу моих знакомых (г = 0,18).
№ 69 — Большинство знающих меня людей относятся ко мне хорошо (г = 0,09).
Шкала С А:
№ 158 — У меня вызывает дискомфорт проезд в транспорте в час пик (г = 0,14).
№ 118 — Среди моих близких друзей нет представителей другого пола (г = 0,14).
№ 126 — Я испытываю тревогу при формировании взаимоотношений с окружающими (г = 0,12).
№ 78 — Большинство людей в какой-то мере обманываются в своих ожиданиях относительно брака (г = 0,09). Шкала С Ф:
№ 95 — В ближайшие полгода моя должность не изменилась (г = 0,19).
№ 31 — Я женился (вышла замуж) в этом году (г = 0,05).
Шкала С Ж:
№ 32 — Я всегда перехожу дорогу по пешеходному переходу (г = 0,05).
№ 144 — Подавать милостыню, значит баловать попрошаек (г = 0,03).
№ 152 — Бывало так, что я притворялся больным, чтобы избежать неприятностей (г = -0,03).
По шкалам ЭА, ПА, низко коррелирующих утверждений с общим результатом по шкале нет. Все выше приведенные пункты были удалены из опросника.
Таким образом, были все пункты с низкими психометрическими характеристиками тщательно проанализированы и все из обозначенных пунктов были исключены из методики. В общей сложности, после психометрической проверки утверждений опросник включал 136 утверждений: ДСО — 17 утверждений- ЦСА — 18- ЭА — 18, ПА — 20- МПО — 16- СА -14- СФ — 18- СЖ — 15.
Затем для исследования пригодности результатов окончательной версии теста был использован показатель согласо-
ванности пунктов коэффициент ггКьюдера-Ричардсона, позволяющий проанализировать всю совокупность пунктов, относящихся к данной шкале в целом, используемый, когда пункты измеряются по дихотомической шкале (да — нет) [3]. Кроме того, применялся коэффициент гй-Спирмена-Брауна, для оценки надежности эквивалентных половин теста (задания делились на четные и нечетные). Результаты расчета коэффициента ггКьюдера-Ричардсона и гй-Спирмена-Брауна в целом по опроснику на окончательной версии показали очень высокое значение коэффициента г = 0,81 и гй = 0,84 (табл. 1).
Таблица 2
Надежность шкал методики ОКИ
Порядковый номер и наименование шкалы Коэффициенты надежности
Кьюдера- Ричардсона Спирмена- Брауна
1. Детско-родительские, семейные отношения (ДСО) 0,45 0,42
2. Ценностно-смысловой аспект (ЦСА) 0,47 0,58
3. Эмоциональный аспект (ЭА) 0,73 0,75
4. Поведенческий аспект (ПА) 0,47 0,55
5. Межличностные и профессиональные отношения (МПО) 0,73 0,77
6. Сексуальный аспект (СА) 0,54 0,51
7. Стрессовые факторы (СФ) 0,44 0,43
8. Социальная желательность (СЖ) 0,53 0,58
9. В целом по методике 0,81 0,84
Помимо исследования внутренней согласованности пунктов в целом по методике, была исследована гомогенность по каждой шкале (табл. 2). Результаты исследования показали, что надежность 1, 2, 4, 6, 7, 8 шкал умеренная (0,42 0,58). А
надежность 3 и 5 шкал — высокая (0,73 0,77). Это позволяет
говорить, что в целом методика ОКИ обладает высокой внутренней согласованностью и является достаточно точным измерительным инструментом для диагностики кризисной идентичности личности.
Оценка внутренней гомогенности окончательной версии методики ОКИ производилась посредством вычисления коэффициента г-Спирмена между всеми шкалами и интегративным показателем. Гипотеза исследования предполагает, что
Корреляционная
шкалы методики ОКИ будут умеренно взаимосвязаны между собой и тесно взаимосвязаны с интегративным показателем.
Анализ результатов (табл. 3) позволяет заключить о высокой степени однородности методики — все шкалы тесно связаны с интегративным показателем ОКИ (г = 0,5 0,7 при р
& lt- 0,01). Между собой все шкалы имеют умеренную положительную корреляцию (г = 0,4 + 0,5 при р & lt- 0,01). У двух шкал наблюдаются слабые положительные корреляции с остальными шкалами методики (г = 0,1 + 0,4 при р & lt- 0,01) — «Стрессовые факторы» (СФ) и шкала «Социальная желательность» (СЖ), что является закономерным, поскольку последний параметр не направлен на диагностику кризисной идентичности (табл. 3).
Таблица 3
матрица (г-Спирмен)
Шкалы ДСО ЦСА ЭА ПА МПО СА СФ СЖ ОКИ
ДСО 1,00
ЦСА 0,35 1,00
ЭА 0,35 0,42 1,00
ПА 0,43 0,35 0,44 1,00
МПО 0,34 0,44 0,46 0,38 1,00
СА 0,32 0,36 0,25 0,29 0,36 1,00
СФ 0,28 0,26 0,36 0,21 0,40 0,24 1,00
СЖ 0,27 0,24 0,15 0,27 0,18 0,24 0,21 1,00
ОКИ 0,60 0,69 0,70 0,62 0,72 0,58 0,54 0,49 1,00
Анализ взаимосвязей между шкалами методики ОКИ позволяет говорить об однородности методики, все шкалы умеренно взаимосвязаны друг с другом (г = 0,3−0,6 при р & lt- 0,04). Это с одной стороны отражает, что шкалы в определенной степени диагностируют разные аспекты кризисной идентичности, а с другой стороны, что все шкалы представляют признаки, являющиеся компонентами кризисной идентичности. Полученные результаты подтверждают, что при построении диагностической модели методики ОКИ использовался критериально-ключевой способ компоновки специальным образом отобранных и оцененных диагностических признаков (вариантов ответов на задания теста) в диагностический показатель.
Кроме того для изучения устойчивости показателей методики ОКИ при повторных измерениях была рассчитана
ретестовая надежность, получаемая путем повторного обследования испытуемых по одной и той же методике [4]. С этой целью были диагностированы дважды студенты второго курса различных факультетов КузГПА по методике ОКИ. Временной интервал между первым и вторым тестированием составил один месяц, что, по мнению Л. Ф. Бурлачука [4], является оптимальным. Между результатами первого и второго тестирования рассчитывался коэффициент корреляции г-Спирмена.
Результаты корреляционного анализа демонстрируют высокую ретестовую надежность (табл. 4).
Таблица 4
Коэффициенты корреляции между первым и вторым тестированием (г-Спирмен)
Шкалы ДСО ЦСА ЭА ПА МПО СА СФ СЖ ОКИ
г 1,00 1,00 0,99 1,00 1,00 0,98 0,96 0,99 0,99
р-іеуеі 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001 0,0001
Коэффициент корреляции по всем шкалам методики ОКИ варьируется от 0,96 до 1, что отражает очень тесную взаимосвязь и свидетельствует об устойчивости всех шкал методики ОКИ к временному показателю и как следствие об стабильности кризисной идентичности личности.
Поскольку надежность отражает устойчивость результатов диагностической процедуры относительно испытуемых, является необходимым, но недостаточным условием, для проверки теста использовался показатель валидности, который с точки зрения А. Анастази и С. Урбины «предусматривает прямую проверку того, насколько хорошо тест выполняет свою функцию» [5, с. 23]. Валидность отражает меру пригодности теста для измерения конкретного показателя и меру эффективности [3].
Факторная валидность методики ОКИ не определялась, поскольку все шкалы опросника взаимосвязаны друг с другом (см. табл. 2) и измеряют один и тот же конструкт.
Валидность по критерию предполагала соответствие результатов тестирования по методике ОКИ характеристикам кризиса идентичности по другим методикам (эмпирическая валидность), а также объективными социальнодемографическими фактами (консенсусная валидность).
Консенсусная валидность в нашем случае означала меру соответствия между результатами методики ОКИ и внешними критериями, в качестве которых выступили наличие изменений в жизни испытуемых: новая работа, учеба, изменение семейного положения и т. д., которые являются стрессовыми факторами. Производилось сравнение респондентов с наличием изменений и без них по критерию 1-Стьюдента (нормальность распределения по всем шкалам подтверждена, табл. 9).
Проверялось предположение, что респонденты с наличием каких-либо изменений в жизни будут иметь более выраженную кризисную идентичность, по сравнению с субъектами не имеющими в ближайшее время изменений в жизни.
Результаты сравнительного анализа демонстрируют, что зависимости от наличия или отсутствия изменений в жизни большинство шкал имеют статистически значимые различия в испытуемых (табл. 5).
Таблица 5
Сравнение результатов по методике ОКИ у респондентов с наличием или отсутствием изменений в жизни (критерий 1-
Стьюдента)
Шкалы 1-уа1ие р-1еуе1 Среднее значение
Есть N = 179 Нет N = 124
ДСО 2,95 0,003 9,60 8,68
ЦСА 3,98 0,000 12,11 10,84
ЭА 3,34 0,001 9,89 8,64
ПА 0,74 0,460 8,17 7,95
МПО 1,28 0,200 8,64 8,16
СА 1,83 0,031 9,07 8,49
СФ 2,13 0,034 6,63 6,15
СЖ 0,82 0,411 11,77 11,52
ОКИ 3,49 0,001 75,89 70,43
Так по шкалам ДСО, ЦСА, ЭА, СА, СФ и общему показателю кризисной идентичности (КИ) испытуемые с наличием каких-либо изменений произошедших с ними в течение последнего времени имеют более высокие показатели, по сравнению с респондентами, не имеющими таковых с вероятностью ошибки менее 5% и 1% (табл. 5).
Кроме того, в качестве внешних критериев выступили следующие факторы: наличие детей, семейное положение. Предполагалось, что отсутствие детей, партнера (одиночество) может выступать стрессовым фактором для кризисной идентичности личности. Результаты исследования показали,
что кризисная идентичность как в целом, так и по отдельным шкалам (ДСО, ЭА, МПО, СФ) более выражена у респондентов с отсутствием детей, и не состоящих в браке, что подтвердило наше предположение (табл. 6).
Также для изучения способа построения диагностической модели было произведено сравнение по полу исходных результатов методики (критерий 1-Стьюдента для независимых групп) который выступил в виде внутреннего биологического критерия [3].
Таблица 6
Сравнение выраженности кризисной идентичности в зависимости от наличия или отсутствия детей (1-Стьюдент)
Шкалы Среднее значение (дети) 1-уа1ие р-1еуе1 Среднее значение (состоит в браке) 1-уа1ие р-1еуе1
Нет N = 156 Есть N = 144 Да N = 134 Нет N = 169
ДСО 9,69 8,67 3,32 0,001 8,57 9,74 -3,79 0,000
ЦСА 11,79 11,34 1,39 0,165 11,30 11,82 -1,62 0,106
ЭА 10,09 8,53 4,29 0,000 8,63 9,98 -3,63 0,000
ПА 8,05 8,13 -0,25 0,803 8,02 8,13 -0,36 0,717
МПО 8,98 7,80 3,30 0,001 7,74 9,00 -3,50 0,001
СА 8,83 8,76 0,22 0,824 8,69 8,94 -0,79 0,431
СФ 6,73 6,08 2,91 0,004 6,01 6,76 -3,34 0,001
СЖ 11,91 11,35 1,92 0,056 11,47 11,83 -1,21 0,228
ОКИ 76,07 70,65 3,57 0,000 70,44 76,20 -3,73 0,000
Были выдвинута гипотеза о том, что женщины будут отличаться более выраженной кризисной идентичностью в отличие от мужчин. Анализ результатов различий показывает (табл. 7), что женщины в исследуемой выборке обладают в отличие от представителей мужского пола более выраженной кризисной идентичностью в целом (1 = 3,68 при р = 0,000),
которая проявляется в детско-родительских, семейных отношениях (1 = 2,52 при р = 0,012), в эмоциональной сфере (1 = 5,97 при р = 0,000), межличностных отношениях (1 = 2,33 при р = 0,02) и относительно стрессовых факторов (1 = 2,62 при р = 0,009).
Таблица 7
Сравнение по полу выраженности кризисной идентичности (1-Стьюдент)
Шкалы Среднее значение (пол) 1-уа1ие р-1еуе1
Женский N = 161 Мужской N = 142
ДСО 9,59 8,81 2,52 0,012
ЦСА 11,81 11,34 1,48 0,141
ЭА 10,38 8,25 5,97 0,000
ПА 8,28 7,86 1,43 0,155
МПО 8,84 7,99 2,33 0,020
СА 9,02 8,62 1,28 0,200
СФ 6,71 6,12 2,62 0,009
СЖ 11,68 11,65 0,10 0,924
ОКИ 76,31 70,64 3,68 0,000
Полученные результаты подтверждают консенсусную валидность методики ОКИ.
В рамках эмпирической валидности были выбраны показатели тестов для измерения статусов идентичности и в том числе кризиса идентичности, психометрические характеристики, которых уже установлены: методика диагностики структуры и статусов эгоидентичности — СЭИ-тест (Е.А. Солдатова) и тест эго-идентичности для диагностики статусов идентичности (Э. Эриксон и Дж. Марсиа). Для установления меры соответствия вычислялись коэффициенты корреляции
по критерию г-Спирмена) между указанными методиками и шкалами методики ОКИ. Была выдвинута гипотеза, что признаки методики ОКИ будут умеренно положительно связаны с параметрами и статусами демонстрирующими наличие кризиса идентичности, и отрицательно с параметрами отражающими достигнутую идентичность. Результаты корреляционного анализа показали, что все признаки методики ОКИ статистически значимо (р & lt- 0. 05) взаимосвязаны со шкалами опросника СЭИ и теста Эго-идентичности (табл. 8).
Таблица 8
Значимые коэффициенты корреляций шкал ОКИ и признаков СЭИ и Эго-идентичности (критерий г-Спирмена)
Взаимосвязанные переменные Spearma п p-1eve1 Взаимосвязанные переменные Spearm -т p-1eve1
ДСО & amp- Т С Сомнения -0,32 0,032 МПО & amp- Автономия -0,47 0,004
ДСО & amp- Диффузия 0,33 0,029 МПО & amp- Сомнения 0,56 0,000
ЦСА & amp- Автономия -0,32 0,038 МПО & amp- Т С Автономия -0,42 0,033
ЦСА & amp- Сомнения 0,42 0,030 МПО & amp- Т С Сомнения 0,47 0,002
ЦСА & amp- С Э Сомнения 0,43 0,024 МПО & amp- С Э Сомнения 0,45 0,009
ЦСА & amp- О Ж Автономия -0,42 0,033 МПО & amp- Э З Автономия -0,46 0,004
ЦСА & amp- П Н Автономия -0,43 0,019 МПО & amp- Э З Сомнения 0,51 0,000
ЦСА & amp- П Н Сомнения 0,47 0,004 МПО & amp- П Н Автономия -0,48 0,001
ЦСА & amp- Мораторий 0,49 0,001 МПО & amp- П Н Сомнения 0,62 0,000
ЭА & amp- Автономия -0,35 0,010 МПО & amp- С С Сомнения 0,48 0,002
ЭА & amp- Сомнения 0,57 0,003 МПО & amp- С С Фиксация 0,43 0,029
ЭА & amp- О Ж Автономия -0,46 0,006 МПО & amp- Мораторий 0,45 0,000
ЭА & amp- Э З Автономия -0,46 0,005 МПО & amp- Достигн. идент. -0,56 0,005
ЭА & amp- Э З Сомнения 0,45 0,007 СФ & amp- Автономия -0,41 0,049
ЭА & amp- П Н Сомнения 0,47 0,004 СФ & amp- О Ж Автономия -0,46 0,004
ЭА & amp- Мораторий 0,47 0,003 СФ & amp- О Ж Фиксация 0,42 0,039
ПА & amp- Сомнения 0,49 0,001 СФ & amp- Э З Автономия -0,32 0,035
ПА & amp- Т С Сомнения 0,43 0,023 СЖ & amp- Э З Автономия 0,43 0,026
ПА & amp- С Э Автономия -0,43 0,020 СЖ & amp- Э З Сомнения -0,45 0,007
ПА & amp- С Э Сомнения 0,26 0,050 КИ & amp- Сомнения 0,44 0,012
ПА & amp- О Ж Автономия -0,43 0,025 КИ & amp- О Ж Автономия -0,46 0,006
ПА & amp- О Ж Сомнения 0,42 0,037 КИ & amp- П Н Сомнения 0,43 0,019
ПА & amp- П Н Сомнения 0,42 0,038 КИ & amp- Мораторий 0,61 0,000
ПА & amp- Мораторий 0,45 0,011
Обнаруженные положительные корреляции шкал методики ОКИ и общего показателя кризисной идентичности с такими признаками как сомнение и фиксация (соответствуют собственно критической фазе идентичности, по Е.Л. Солдатовой), диффузия, мораторий (г = 0,33 + 0,61 при р = 0,05 0,000) свидетельствуют, что респонденты с высокой кризисной идентичностью характеризуются высокими отрицанием, сомнением, отказом от отношений, неверием в себя- самоизоляцией, обесценивание собственных ценностей, потерей смысла, одиночеством пониженным самоуважением. Диффузная идентичность может сопровождаться чувством выраженного психологического дискомфорта, страхом, желанием смерти, а статус мораторий отражает кризис идентичности, который личность пытается разрешить. Полученные отрицательные корреляции параметров методики ОКИ с автономией (соответствует фазе адаптации и принятия собственной идентичности) и достигнутой идентичностью (г = -0,32 + 0,62 при р = 0,04 + 0,000) демонстрируют, что личности характеризующиеся различными аспектами кризисной идентичности отличаются несформированной системой ценностей и убеждений. Такие
люди не знают, кто они, к чему нужно стремиться, что следует делать. Им обычно свойственно чувство не доверия, пессимизма в отношении будущего, а осознание трудностей еще больше уменьшает стремления придерживаться избранного направления. Свои цели, ценности и убеждения такой субъекты рассматривают как чуждые, что обеспечивает смысловой вакуум.
Кроме того для установления эмпирической валидности были рассмотрены взаимосвязи между шкалами методики ОКИ и отдельными признаками следующих методик: «Многоуровневый личностный опросник» (МЛО), «Опросник са-моотношения» (ОСО), «Опросник установок к сексу» БІАБ (табл. 9).
Результаты исследования показали, что зафиксированы статистически значимые положительные корреляции между большинством шкал методики ОКИ и такими показателями как депрессия, психастения, сексуальная невротичность, внутренняя неустроенность (г = 0,24 + 0,53 при р = 0,01
0,000).
Таблица 9
Коэффициенты корреляции шкал ОКИ и отдельных признаков методик МЛО, БІАБ и ОСО (Цифра выделенная жирным шрифтом, демонстрирует что корреляция значима на уровне р & lt- 0,01)
Личностный адаптационный потенциал Депрессия Психастения Сексуальная невротичность Отвращение к сексу Самоуважение Аутосимпатия Внутренняя неустроенность
ДСО -0,25 0,01 0,25 0,24 0,07 0,08 -0,01 0,24
ЦСА -0,33 0,34 0,41 0,39 0,13 -0,33 -0,47 0,34
ЭА -0,44 0,38 0,50 0,33 0,19 -0,05 -0,08 0,34
ПА -0,42 0,34 0,41 0,10 0,16 -0,11 -0,01 0,32
МПО -0,49 0,44 0,53 0,37 0,36 -0,40 -0,32 0,40
СА -0,27 0,32 0,33 0,39 0,43 -0,02 0,04 0,09
СФ -0,11 0,09 0,29 0,28 0,13 0,04 0,04 0,07
СЖ -0,06 -0,01 0,06 0,09 0,04 0,02 0,11 0,08
ОКИ -0,49 0,39 0,53 0,40 0,11 -0,10 -0,07 0,49
Две шкалы опросника межличностные и профессиональные отношения и сексуальный аспект положительно коррелируют с параметром «отвращение к сексу», это свидетельствует о том, что кроме нарушения кризисной идентичности в сексуальном аспекте, дисгармония в сексуальных отношениях связана и с межличностным взаимодействием. Помимо этого были обнаружены отрицательные корреляции с ряда шкал с личностно-адаптационным потенциалом, самоуважением и аутосимпатией (г = -0,25 + 0,49 при р = 0,01 + 0,000).
Итак, выявленные статистически значимые корреляции шкал методики ОКИ и показателей шести других тестов свидетельствуют о высокой эмпирической валидности методики ОКИ.
Валидность по возрастной дифференциации предполагала возможность использования методики ОКИ для разных воз-
растных категорий. Данный вид валидности «предусматривает согласование изменений результатов выполнения методики с ожидаемыми изменениями, претерпеваемыми изучаемым конструктом в возрастной динамике при переходе на новые этапы развития» [3, с. 86]. Измерение данного вида валидности осуществлялось посредством сравнительного анализа. Все респонденты были разделены на три группы соответствующие трем возрастным периодам: юность (17−20 лет), молодость (21−40 лет) и зрелость (41−57 лет). Сравнение производилось посредством однофакторного дисперсионного анализа (однородность дисперсий подтверждалась по критерию Ливен р & gt-
0,05, табл. 10). Результаты дисперсионного анализа демонстрируют, что по большинству шкал (исключение составили ЦСА, ПА и СА) обнаружены статистически значимые различия (р & lt- 0,01).
Таблица 10
Сравнение разных возрастных групп по шкалам методики ОКИ (ANOVA) и проверка на однородность — Leven (Значок * рядом с цифрой означает достоверность отличий данной группы от других групп на уровне р & lt- 0,05 по критерию LSD, использованного для парного сравнения групп после отклонения нулевой гипотезы)
Шкалы ОКИ ANOVA Leven Среднее значение
F p F p Юность N= 96 Молодость N=108 Зрелость N=99 Вся выборка
ДСО 7,42 0,001 0,60 0,550 10,07* 8,96 8,69 9,22
ЦСА 1,75 0,176 0,89 0,411 11,89 11,71 11,17 11,59
ЭА 8,78 0,000 2,01 0,136 10,47* 9,11 8,62 9,38
ПА 1,34 0,263 1,20 0,420 8,25 7,76 8,27 8,08
МПО 5,20 0,006 1,69 0,187 9,28* 8,17 7,93 8,44
СА 0,44 0,646 1,11 0,331 8,97 8,64 8,91 8,83
СФ 4,13 0,017 0,52 0,596 6,90* 6,29 6,14 6,43
СЖ 4,93 0,008 2,07 0,128 12,33* 11,29 11,44 11,67
ОКИ 8,10 0,000 1,49 0,228 78,16* 71,93 71,17 73,65
В период юности респонденты обнаружили наиболее высокую кризисную идентичность в целом (М = 78,16 баллов), а также отдельно по шкалам (М = 6,9 + 12,33) по сравнению с испытуемыми в период молодости и зрелости (табл. 10, рис. 1).
Полученные результаты объясняются тем, что все респонденты периода юности испытывают в большей степени влияние внешних стрессовых факторов (учатся либо на пер-
вом курсе в институте, либо первый год работают). Кроме того, по нашим данным [1] и данным ряда авторов [6, 7], триггером кризисной идентичности может выступать начало учебы или работы, в этом случае респонденты в период юности в большей степени переживают становление профессиональной идентичности, следовательно, находятся в кризисе.
Plot of Means and Conf. Intervals (95,00%)
Возраст
-о- ДСО
-о- ЭА
-& lt-** МПО
-о- СФ СЖ
Рис. 1. Различия по шкалам ОКИ в зависимости от возраста
В то же время респонденты периода молодости и взрослости находятся на более стабильном этапе и значимых различий не имеют. Данное указывает, что для периода юности необходимо отдельное построение норм, тогда как молодость и зрелость допускают общие нормативные показатели.
Таким образом, полученные результаты согласуются с представлением авторов о выраженности кризиса идентичности в юношеском возрасте и учет особенностей данного возрастного диапазона для построения норм повышает точность индивидуального прогноза.
Таблица 11
Сравнение эмпирического распределения по шкалам методики ОКИ с теоретическим (іі-Колмогорова-Смирнова)
Шкалы N К-С (d) Уровень значимости (р) Вывод
ДСО 303 0,17 p & lt-, 10 нормально
ЦСА 303 0,11 p & gt-. 20 нормально
ЭА 303 0,10 p & gt-. 20 нормально
ПА 303 0,11 p & gt-. 20 нормально
МПО 303 0,10 p & gt-. 20 нормально
СА 303 0,10 p & gt-. 20 нормально
СФ 303 0,14 Р & lt-, 20 нормально
СЖ 303 0,11 p & gt-. 20 нормально
ОКИ 303 0,09 p & gt-. 20 нормально
Проверка типа распределения полученных тестовых балов (критерий іі-Колмогорова-Смирнова) по шкалам и интегративному показателю (КИ) предварительной версии методики ОКИ показала, что эмпирические распределения по всем восьми шкалам и интегративному показателю приближены к нормальному виду (р & gt- 0,05- табл. 11). Следовательно, по
шкалам данной методики и интегративному показателю могут быть построены репрезентативные тестовые нормы.
Учитывая, что по полу и по возрасту были обнаружены значимые различия по большинству шкал, то были отдельно рассчитаны нормы для женщин и мужчин в период юности, и женщин и мужчин в период взрослости и молодости (табл. 12).
Таблица 12
Нормы для методики ОКИ
Шкалы Юность Взрослость
Ж М Ж М
N = 75 N = 52 N = 76 N = 100
М ст М ст М ст М ст
ДСО 10,08 2,58 10,05 3,07 9,16 2,56 8,60 2,70
ЦСА 12,09 2,49 11,14 2,65 11,57 2,95 11,37 2,90
ЭА 11,12 2,63 8,14 2,61 9,73 3,33 8,26 3,21
ПА 8,59 2,14 7,05 1,99 8,01 2,72 8,00 2,73
МПО 9,68 3,23 7,86 2,69 8,10 3,08 8,02 3,11
СА 9,33 2,41 7,67 1,98 8,74 2,43 8,79 3,09
СФ 7,05 1,92 6,33 1,49 6,41 1,76 6,08 2,13
СЖ 12,13 2,31 13,05 1,83 11,29 2,45 11,41 2,79
ОКИ 80,08 11,67 71,29 11,18 73,02 14,38 70,53 13,42
Основываясь на данных, представленных в таблице 12, осуществляется перевод сырых баллов в стандартную 7-шкалу (1), а затем перевод в Т-баллы (2):
2 _Х. -Мх
1) 2) Т=10*г1+50
Выводы
1) Таким образом, основные этапы экспериментальной работы по конструированию и психометрической проверки методики успешно завершены. В целом результаты исследования окончательного варианта методики ОКИ демонстрируют высокую пригодность пунктов, были отобраны утверждения, обладающие высокой способностью дифференцировать обследуемых относительно & quot-максимального"- и & quot-минимального"- результата теста. Все отобранные пункты теста коррелируют с общим суммарным показателем.
2) Оценка внутренней гомогенности методики показала, что методика ОКИ обладает высокой внутренней согласованностью и является достаточно точным инструментом для диагностики кризисной идентичности личности, что позволит ее использовать в экспериментальных исследованиях. Все шкалы методики, за исключением социальной желательности, имеют тесную взаимосвязь с интегральным показателем кризисной идентичности и умеренно взаимосвязаны между собой.
3) Результаты выполненных статистических процедур подтверждают критериальную валидность методики и две ее разновидности — консенсусную и эмпирическую валидности. Положительные взаимосвязи с параметрами и статусами де-
Библиографический список
монстрирующими наличие кризиса идентичности, и отрицательные с параметрами отражающими достигнутую идентичность, демонстрируют, что в основе методики лежит конструкт кризисной идентичности.
4) Проверка типа распределения полученных тестовых балов по всем шкалам и интегративному показателю (ОКИ) окончательной версии методики ОКИ показала, что эмпирические распределения по всем восьми шкалам и интегративному показателю приближены к нормальному виду, что позволило построить репрезентативные тестовые нормы, а учет особенностей данного возрастного диапазона в рамках валидности по возрастной дифференциации для построения норм повышает точность индивидуального прогноза методики.
5) Следовательно, методика ОКИ, являясь надежным, конструктно и по содержанию валидным психометрическим инструментом, представляет возможность комплексно выявить индикаторы личностной идентичности и позволит своевременно диагностировать кризис, что является необходимым условием понимания механизма действия кризиса в развитии личности.
1. Дмитриева, Н. В. Разработка методики «Опросник кризисной идентичности» (ОКИ) / Н. В. Дмитриева, С.Б. Перевоз-кин, Ю. М. Перевозкина, Н. А. Самойлик // Гуманитарные науки и образование в Сибири. — 2010. — № 6.
2. Бююль, А. Искусство обработки информации. Platinum Edition / А. Бююль, П. Цёфель- пер. с нем. — СПб., 2005.
3. Митина, О. В. Разработка и адаптация психологических опросников. — М.: Смысл, 2011.
4. Бурлачук, Л. Ф. Психодиагностика: учебник для вузов. — СПб.: Питер, 2005.
5. Анастази, А. Психологическое тестирование. — СПб.: Питер, 2005.
6. Солдатова, Е. Л. Нормативные кризисы развития личности взрослого человека: автореф. дис. … д-ра психол. наук. -Екатеринбург, 2007.
7. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис. — М., 2006.
Bibliography
1. Dmitrieva, N.V. Razrabotka metodiki «Oprosnik krizisnoyj identichnosti» (OKI) / N.V. Dmitrieva, S.B. Perevozkin, Yu.M. Perevozkina, N.A. Samoyjlik // Gumanitarnihe nauki i obrazovanie v Sibiri. — 2010. — № 6.
2. Byuyulj, A. Iskusstvo obrabotki informacii. Platinum Edition / A. Byuyulj, P. Cyofelj- per. s nem. — SPb., 2005.
3. Mitina, O.V. Razrabotka i adaptaciya psikhologicheskikh oprosnikov. — M.: Smihsl, 2011.
4. Burlachuk, L.F. Psikhodiagnostika: uchebnik dlya vuzov. — SPb.: Piter, 2005.
5. Anastazi, A. Psikhologicheskoe testirovanie. — SPb.: Piter, 2005.
6. Soldatova, E.L. Normativnihe krizisih razvitiya lichnosti vzroslogo cheloveka: avtoref. dis. … d-ra psikhol. nauk. — Ekaterinburg, 2007.
7. Ehrikson, Eh. Identichnostj: yunostj i krizis. — M., 2006.
Статья поступила в редакцию 26. 06. 11
УДК 378: 147. 227
Polyakova G.A. ORGANIZATION AND PEDAGOGICAL CONDITIONS COMPETENCE FORMING IN PEDAGOGiCaL EDUCATIONAL ESTABLISHMENTS. The article views approaches to the category «reflexive compe-tence», analyzes its structure- lays bare organization and pedagogical conditions of reflexive competence forming in pedagogical educational establishments.
Key words: competence approach, the system of higher pedagogical education, reflective competence, organization and pedagogical conditions of reflexive competence forming.
Г. А. Полякова, аспирант ТГПИ, г. Таганрог, E-mail: dek_inform@mail. ru
ОРГАНИЗАЦИОННО-ПЕДАГОГИ)ЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РЕФЛЕКСИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИ) ЕСКИХ ВУЗОВ
В статье рассматриваются подходы к категории «рефлексивная компетентность», анализируется ее структура, рассматриваются организационно-педагогические условия ее формирования.
Ключевые слова: компетентностный подход, система высшего педагогического образования, рефлексивная компетентность, организационно-педагогические условия формирования рефлексивной компетентности.
Компетентностный подход в обучении является приоритетным направлением модернизации систем обучения в мировом образовательном пространстве, выступая средством повышения качества образования. С введением компетентно-стного подхода в профессионально-педагогическое образование связывается качественное изменение системы подготовки специалистов, так как возникает потребность оценивать результаты не только по уровню знаний, но и успешности и полезности деятельности личности, эффективно взаимодействующей с окружающими [1].
Актуальность проблемы формирования рефлексивной компетентности студентов в педагогическом вузе связана со значимостью рефлексивного компонента в профессиональной деятельности, позволяющего педагогу найти свой индивидуальный стиль, достигнуть адекватной профессиональноличностной самооценки, прогнозировать и анализировать результаты своего труда. Исследования Г. И. Давыдовой [2], Л. Е. Калининой [3], Ю. В. Кушеверской [4], В. А. Метаевой [5], И. А. Стеценко [6] подтверждают положение о том, что рефлексивная компетентность выступает как необходимая составляющая профессионального педагогического образования.
Однако необходимо критическое переосмысление категории «рефлексивная компетентность», ее структуры, позволяющее выявить систему организационно-педагогических условий формирования рефлексивной компетентности у студентов педагогических вузов.
Категория «рефлексивная компетентность» трактуется неоднозначно исследователями, что объясняется различными подходами к ее определению. По мнению Ю. В. Кушеверской [4] рефлексивная компетентность — системообразующий компонент профессиональной педагогической деятельности и качество личности, позволяющее наиболее эффективно и адекватно осуществлять рефлексию, что обеспечивает развитие и
саморазвитие, способствует творческому подходу в учебной и профессиональной деятельности, достижению их максимальной эффективности и результативности. В. А. Метаева [5] выделяет рефлексивную компетентность как акмеологиче-ский феномен, способствующий достижению наивысших результатов в деятельности, и определяет как метакомпетентность.
Анализ различных подходов к содержательному наполнению понятия «рефлексивная компетентность» и трактовка И. А. Зимней [7, с. 8] компетентности «как актуального проявления компетенции» позволили нам сформулировать следующее определение: рефлексивная компетентность — это интегративное качество личности, характеризующее степень освоения совокупности рефлексивных компетенций, включающая характеристику профессионально-личностных качеств педагога, его готовность и способность к рефлексивной деятельности с использованием знаний, умений, навыков, профессионального и жизненного опыта.
Исследованием структуры рефлексивной компетентности как профессионального качества личности занималась Г. И. Давыдова [2]. Основными компонентами структуры профессиональной рефлексивной компетентности, по мнению Г. И. Давыдовой [2], являются следующие: «Я — как компетентный субъект межличностного общения" — «Я — как компетентный субъект профессионально-деловых отношений" — «Я — как
компетентный субъект культурно-ценностных отношений», а также «Я — как компетентный субъект рефлексивных отношений», характеризующихся позитивным регулирующим отношением к себе и познавательно-осмысленным отношением к окружающему миру.
Исследователи Ю. В. Кушеверская [4] и Л. Е. Калинина [3] в структуре рефлексивной компетентности выделили следующие компоненты: когнитивный, операциональный и личностный. По нашему мнению, в представленной структуре

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой