Особенности возникновения русского космизма на рубеже xix XX веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Bibliography
1. Sokolov, V.V. Istoricheskoe vvedenie v filosofiyu. — M., 2004.
2. Martin, Lyuter. O rabstve voli. Rotterdamskiyj Ehrazm. Filosofskie proizvedeniya. — M., 1986.
3. Spinoza, Benedikt. Izbrannihe proizvedeniya: v 2 t. — M., 1957. — T. I.
4. Kant, I. // Sobr. Soch.: v 8 t. — M., 1994. — T. III.
5. Maceyjna, Antanaks. Bog i svoboda (glava iz knigi) // Voprosih filosofii. — 2008. — № 4.
6. Losskiyj, N.O. Izbrannoe. — M., 1991.
7. Berdyaev, N.A. Mirosozercanie Dostoevskogo. Filosofiya kuljturih i iskusstva. Sochineniya: v 2-kh t.t. — M., 1994. — T. II.
8. Berdyaev, N.A. Samopoznanie. — M., 1990.
9. Tuljchinskiyj, G. Novaya antropologiya: lichnostj v perspektive postchelovechnosti // Voprosih filosofii. — 2009. — № 4.
Статья поступила в редакцию 22. 06. 12
УДК 1 (091)(470)
Lytkin V.V. PECULIARITIES OF RUSSIAN COSMISM' ORIGIN AT THE TURN OF THE XIX — XX-TH CENTURIES. This article is analyzed the cultural-historical and ideological causes that had led to the emergence in Russia at the turn of the 19th and 20th centuries the original philosophical teachings — Russian cosmism. Addresses the issue of continuity in the views of the Russian cosmism thinkers. Briefly examines the fundamental philosophical perceptions and their influence on later philosophical and common cultural tradition.
Key words: Russian cosmism, Russian philosophy, social philosophy.
В. В. Лыткин, канд. филос. наук, доц., зав. каф. социальной антропологии и сервиса Института социальных отношений Калужского гос. университета им. К. Э. Циолковского, г. Калуга, преп. Международного космического университета г. Страсбург, E-mail: lytkin@kaluga. ru- vlad-lytkin@yandex. ru
ОСОБЕННОСТИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РУССКОГО КОСМИЗМА НА РУБЕЖЕ XIX — XX ВЕКОВ
В статье анализируются культурно-исторические и мировоззренческие причины, которые привели к возникновению в России на рубеже XIX—XX вв.еков оригинального философского учения — русского космизма. Рассматривается вопрос о преемственности во взглядах русских космистов. Кратко анализируются их основные философские представления и их влияние на последующую философскую и общекультурную традицию.
Ключевые слова: русский космизм, русская философия, социальная философия
Вопрос о том, как и почему именно в России на рубеже XIX—XX вв. идея космизма, имеющая богатейшую историко-культурную традицию, оформилась в более или менее стройную теорий, нашедшую позднее воплощение в практических свершениях, является достаточно сложным, дискуссионным и требующим своего дальнейшего изучения. Космические философии в лице, прежде всего «русского космизма» начинают складываться и оформляться, в основном, на рубеже ХIХ-XX веков. При этом они формируются как широкие мировоззренческие и более узкие общетеоретические предпосылки обоснования возможности, необходимости и закономерности освоения космического пространства, ракетостроения и космонавтики как отрасли науки и техники, важной составляющей части современной культуры. В наиболее завершенном виде этот процесс происходил в России, в рамках «русского космизма». По нашему мнению, этот процесс носил глубоко закономерный и объективный характер.
Остановимся в начале более подробно на характеристике духовного развития русского общества конца XIX — начала XX вв. Это было время взрывообразного расцвета русской культуры. Не случайно этот период получил название «Серебряный век русской культуры». Оценивая ситуацию, сложившуюся в это время в духовной жизни России, Н. А. Бердяев писал: «Когда в XIX в. в России народилась философская мысль, то она стала, по преимуществу, религиозной, моральной и социальной. Это значит, что центральной темой была тема о человеке, о судьбе человека в обществе и в истории» [1, с. 118]. Эту тему можно проследить в творчестве Ф. М. Достоевского, создавшем своим гением образ «кающегося интеллигента», внемлющего идеалам ортодоксального православия. Об этом писал Л. Н. Толстой. Об этом же можно говорить, отмечая традиции космизма 60−70-х гг. XIX в. в искусстве (Флавицкий, Поленов, Маковский). В музыке наиболее ярким представителями этой традиции был А. Рубинштейн. В эту эпоху идеи либерализма неуклонно расшатывали стан консерваторов. Наиболее характерный пример здесь личность Ивана Аксакова, горячего публициста, славянофила, поборника свободы слова и воинствующего националиста.
В то же время в России совершаются замечательные открытия в области естествознания (Д.И. Менделеев, И. М. Сеченов, В.С. Ковалевский). В литературе блистают, наряду с Ф. М. Достоевским, такие титаны как И. С. Тургенев и Л. Н. Толстой. Но появляется и то, что позднее получит название «нигилизм». Его первым и наиболее ярким провозвестником был, несомненно,
Д. И. Писарев. Он оказал огромное влияние на формирование мировоззрения современников, прежде всего молодежи. К. Э. Циолковский вспоминал, что Писарев (его статьи) заставлял его «дрожать от радости и счастья», его он считал своим вторым «Я» [2, с. 58]. Мощную литературно-пропагандистскую деятельность вел в то время Н. Г. Чернышевский, а из-за границы неустанно звонил «Колокол» А. И. Герцена.
Таким образом, на духовной и общественной сцене России появились совершенно новые лица — народники-разночинцы. Их наиболее яркие выразители в литературе: Некрасов, Успенский, в живописи — передвижники во главе с Крамским и его «Христом в пустыне" — в музыке — Бородин, Мусоргский. Тогда же начинается массовое «хождение в народ» в 1873—1874 гг.
В философском осмыслении действительности наука той эпохи прочно становится на фундамент позитивизма, который отодвигал в область научно-непознаваемых ряд «проклятых» вопросов и доводил, в известных пределах, научное развитие до значительной высоты. Д. И. Менделеев в химии,
A.Г. Столетов в физике, К. А. Тимирязев в ботанике, Ф. М. Бредихин в астрономии, Н. И. Лобачевский в математике, И. М. Сеченов и И. П. Павлов, вот лишь некоторые имена, давшие русскому естествознанию и его представителям мировую известность. Достаточно назвать только их, чтобы показать, какой значительной высоты достигла в конце XIX — начале XX вв. разработка естественных наук в России. В исторической науке поистине замечательным явлением стали В. С. Соловьев,
B.О. Ключевский. В то же время, нарастание в среде интеллигенции ощущений неустроенности, неуверенности в будущем, порождало явления оккультного и мистического взгляда на жизнь. Это особенно ярко характеризуется появлением в России достаточно сильных теософских обществ. В 1903 г. появляется сборник «Проблемы идеализма», в значительной степени развивавший идеи неокантианства. Истинным родоначальником этого нового направления в русской философии следует считать В. С. Соловьева. Его философия абсолютного индивидуализма и добра, абсолютной красоты утверждала идею всеединства в принципе софийности [3, с. 624−625]. Это был, пожалуй, один из немногих истинно самобытных русских философов действительно титанического масштаба, стоявший на одном уровне с самыми замечательными философами в истории философии. По праву мы его относим и к раннему течению космизма [4, с. 12]. В начале XX в. оформляется как само-
стоятельное течение мысли толстовство с мировоззренческим стержнем в виде непротивления злу насилием, а в литературе восходит гениальная звезда А. Чехова и удивительного символизма В. Брюсова.
Таким образом, на рубеже XIX—XX вв. Россия вступила в новую историческую эпоху, а на ее общественной арене появились новые мощные силы, среди них — значительный по своему духовному потенциалу слой разночинной интеллигенции. Россия того времени — явление во многом уникальное и бесконечно интересное для исследователя. Вся она как бы соткана из противоречий. Противоречивая и бурная эпоха породила совершенно замечательную плеяду выдающихся мыслителей, действовавших в совершенно разных средах общественной жизни. «Серебряный век» России внес огромнейший вклад в сокровищницу человеческой цивилизации.
Где-то в середине XIX века, в пестром калейдоскопе всяческих теорий и философских систем, принимавших подчас форму мировоззрения той или иной группы русской интеллигенции, появляется и оформляется еще одна, связанная с пониманием закономерностей земной жизни как частных проявлений бытия космоса. Это направление философской мысли получило название «космизм». Необходимо оговорить: космизм как явление общественного сознания и духовной жизни России был очень широко представлен в своей мировоззренческой базе. Элементы космизма мы можем найти у таких различных мыслителей как Ф. М. Достоевский, В. С. Соловьев, Л. Н. Толстой,
A.С. Хомяков и др. Явные элементы космизма мы видим в творчестве В. Ф. Одоевского. В учениях более поздних мыслителей эта идея принимает большую конкретность и стройность («космическая философия» К. Циолковского, учение о ноосфере
B. Вернадского). Учение К. Э. Циолковского является и в настоящее время наиболее полно отражающим основные идеи космизма, в частности, он ярко подчеркивает идею антропокосмизма. В рамках космизма мирно уживались, дополняя и обогащая друг друга, различные мировоззренческие направления и философские течения. Одни из них угасали, так и не найдя дальнейшего развития, другие же, напротив, уже в наши дни существуют и укрепляют свои позиции.
Пожалуй, одну из первых попыток нарисовать мир будущего с точки зрения космизма предпринял В. Ф. Одоевский, замечательный писатель, философ, педагог, музыкальный критик. Его главной страстью были философия и литературная деятельность. Они счастливо соединились, породив в 1837—1839 гг. незаконченный роман «4338-й год. Петербургские письма», где яркие идеи космизма сопровождаются не менее интересными и значимыми для России предвидениями естественнонаучного характера. В этом произведении В. Ф. Одоевский высказывает идею о том, что космонавтика может стать средством разрешения проблем перенаселения Земли. В описываемый им период времени люди уже нашли «…способ сообщения с Луною — она необитаема и служит только источником снабжения Земли разными житейскими потребностями, чем отвращается гибель, грозящая Земле по причине ее огромного народонаселения. Эти экспедиции чрезвычайно опасны, опаснее, нежели прежние экспедиции вокруг света: на эти экспедиции единственно употребляется войско. Путешественники берут с собой разные газы для составления воздуха, которого нет на Луне» [5, с. 43]. Таким образом, по грандиозности замысла мы можем В. Одоевского по праву ставить рядом с Ж. Верном. В философском же отношении он нам интересен, прежде всего, своей идеей о возможности совершения космических путешествий. Уже на начальных стадиях оформления определилась характерная черта космизма — идея возможности достижения космического пространства и различных объектов вселенной.
С середины XIX в. в русской культуре важное значение начинает приобретать религиозно-литературная тематика. Сложилось так, что в России не было философов того же уровня и гения, каким обладали писатели Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский. Но в 80-е гг. XIX в., с началом выхода в свет журнала «Вопросы философии и психологии», происходило и нарастание потенциала религиозной философии. Особо отметим традицию философии всеединства. Датой ее возникновения можно условно считать 1874 г. — год защиты и опубликования В. С. Соловьевым магистерской диссертации «Кризис западной философии (против позитивистов)» [3, с. 135−137]. В этой работе уже намечена основная проблематика философии всеединства, которая в дальнейшем углублялась и расширялась (и не только Соловьевым). В дальнейшем это вылилось у философа в его учение о Софии — единстве всего и всех со всем и во всем. В этом учении всякий мог найти что-то важное для себя и всякий же мог увидеть что-то неприемлемое. Все отдельные философские на-
чала, все отдельные политические и нравственные принципы, нашедшие свое выражение в противоположных учениях, представляются недостаточными ввиду своей исключительности. Принимая одну сторону всеединой истины за целое, мы обращаем ее в ложь, т.к. истина многолика и противоречива. Учение о Софии, как всеобщем, всестороннем и мудром логосе — законе и начале, предельно космизировано во всех своих аспектах, ибо объединяет в единую систему едиными связями, прямыми и обратными, человека и космос. А это во многом созвучно другому учению, возникшему на русской почве и взявшему за свою основу идеи космизма.
Н. Ф. Федоров по праву считается автором одного из первых трудов в области теории космизма. Н. Ф. Федоров начинает работать над «Философией общего дела» с 60-х гг. XIX в. Это мыслитель, одним из первых создавший стройную систему взглядов, в основе которой лежала космизированная идея «супрамо-рализма», т. е. природорегуляции, воскрешения умерших поколений и расселения их в космосе. Тот факт, что уже в середине прошлого века Н. Ф. Федоров предпринял попытку создать некую более или менее стройную систему космизма, в которой идея единства Земли и вселенной является определяющей, показывает, что уже в то время существовала определенная общественная потребность представить земную жизнь как проявление жизни космоса. Весьма показательна оценка, данная его творчеству Н. А. Бердяевым: «Это был русский писатель всеобщего спасения. В нем достигло предельной остроты чувство ответственности всех за всех — каждый ответственен за весь мир и за всех людей, и каждый должен стремиться к спасению всех и всего» [1, с. 228]. Н. Ф. Федоров интересен еще и тем, что является не только непосредственным предшественником К. Э. Циолковского, но и мыслителем, оказавшим, пожалуй, наибольшее влияние на творчество основоположника теоретической космонавтики (т.е. К.Э. Циолковского) в эпоху становления его мировоззрения. Не поняв основных моментов в творчестве Н. Ф. Федорова, нам трудно будет оценить некоторые идеи, присутствующие в работах К. Э. Циолковского, прежде всего, идею достижения счастья путем расселения в космическом пространства и овладения силами природы.
Перед нами предстает достаточно ясно картина преемственности, традиционности взглядов русских космистов. Ее можно расширять и продолжать новыми оригинальными именами. Но важно то, что появление космизма в России было закономерным, было подготовлено всем ходом культурного развития страны на рубеже веков.
Специфическая заслуга «русского космизма» заключается в том, что он впервые попытался на высоком философском уровне осмыслить и объединить в себе различные, подчас, взаимно исключающие явления духовной культуры, так или иначе, в том или ином виде заключающие в себе идеи космизма. Более того, «русский космизм», в лице таких мыслителей как К. Э. Циолковский, впервые попытался не только создать более или менее стройную философскую концепцию, но и предпринял попытку найти пути к ее претворению в жизнь. Именно К. Э. Циолковский, задавшись вопросом о возможности достижения счастья для всего человечества, сделал вывод о том, что это достижимо через познание законов, управляющих жизнью Вселенной, а значит, и жизнью человека. Отсюда же ученым был сделан вывод о том, что первый шаг к познанию космоса лежит в начале его непосредственного изучения. Иными словами, земная цивилизация должна стать космоцивилизацией (а затем и астроцивилизацией). Именно исходя из этих основополагающих идей, К. Э. Циолковский, в самом конце XIX века, приступает к разработке математической теории космонавтики, а в 1926 году предлагает практический план реализации своих теоретических построений, План освоения космического пространства, состоящий из 16 пунктов [6].
Одна из важнейших проблем, поставленная представителями «русского космизма», это усиление значимости гуманистического начала в системе «человек — космос». Для них основополагающим, начальным моментом всех событий и целью бытия является именно человек, его интересы и потребности, их удовлетворение. Вся система их исследования строится, исходя из интересов человечества и отдельной человеческой личности. Цели таких размышлений могут быть самые разнообразные. Так, у Н. Ф. Федорова в его работе «Философия общего дела» — это богословско-этическая утопия, целью которой является достижение человечеством всеобщего счастья через создание системы природорегулирования (влияния на природные процессы в нужную для человечества сторону) и индивидуальное совершенствование, через воскрешение всех предков и расселение их в космическом пространстве [7, с. 5−6]. Философс-
кая система К. Э. Циолковского, являющаяся по своей сути социально-технократической утопией, ставит перед собою, в целом, аналогичные задачи. Этические идеалы (достижение счастья человеком и человечеством, а, через это, достижение счастья для всего космоса) являются для К. Э. Циолковского доминирующими во всем его творчестве. Он, подобно Н. Ф. Федорову, видит средства реализации своих идеалов в овладении природными силами, в способности, в конечном итоге, воздействовать на все процесса, происходящие во вселенной. В то же время, в отличие от Н. Ф. Федорова с его мистической идеей «воскрешения праотцов», К. Э. Циолковский предлагал для решения проблемы сугубо научные средства, а именно, реактивный летательный аппарат, при помощи которого можно будет освоить ближний космос, затем дальний, а вслед за этим осуществить дерзновенный план освоения и колонизации космического пространства. И если конечный нравственный итог для обоих мыслителей представлялся похожим (достижение счастья для человека и человечества в масштабах вселенной), то пути этого достижения представлялись ими различно. Различно и понимание ими «счастья». У Н. Ф. Федорова исследование мировых пространств необходимо для «приготовления обитателей» для воскресших отцов [7, с. 283]. Для К. Э. Циолковского нравственный идеал — достижение людьми технического, этического, личного, социального совершенства с целью овладения силами природы. Это, в свою очередь, по мнению К. Э. Циолковского, устраняет страдания (как явление нравственного порядка) и приводит к бесконечному прогрессу разума и человеческой цивилизации [8, л. 1−2]. Нет сомнения в том, что самые яркие и пионерские идеи «Космической философии» К. Э. Циолковского опирались на мощные традиции общечеловеческой культуры. Вдохновение приходило к ученому вместе с чтением замечательных книг Жюля Верна (его особенно отмечает К. Э. Циолковский в своих воспоминаниях), поразительных для современников спекуляций К. Фламмариона [9, с. 23]. Именно здесь К. Э. Циолковский черпал из богатейшего источника вдохновения. Здесь он находил пищу для размышлений о космических межпланетных путешествиях. На новом, более высоком витке общественного развития К. Э. Циолковский возрождал самые замечательные идеи Ренессанса, прежде всего, ярчайшие антро-покосмические взгляды, согласно которым всеобщее счастье, т. е. счастье для всего космоса, возможно лишь по достижении счастья (т.е. бытия без горя и страданий) каждой личностью. Именно через счастье каждого (единичное) человека у К. Э. Циолковского возможно достижение счастья для космоса в целом (всеобщее). Данное положение представляется глубоко гуманистическим и созвучным нашим дням. К. Э. Циолковский на первое место ставил прогресс человеческой личности, удовлетворение ее потребностей. Индивид не теряется у него на фоне титанической эволюции техники и преобразований, происходящих в обществе и вселенной.
Библиографический список
Таким образом, мы с полным правом можем говорить о феномене «космической философии» К. Э. Циолковского в рамках «русского космизма», как явлении мировой культуры. «Космическая философия» К. Э. Циолковского является своеобразной «квинтэссенцией», энциклопедией «русского космизма». В ней сосредоточены и систематизированы все основные направления этого оригинального мировоззрения и его философского стержня. В «космической философии» К. Э. Циолковского есть, в том или ином виде, все основные идеи и положения, присутствующие в самых разнообразных течениях «русского космизма». «Космическую философию» можно по праву назвать философской систематикой идей «русского космизма». Более того, заслуга К. Э. Циолковского заключается в том, что он сумел разработать практические меры по претворению в жизнь своих теоретических построений. Он увидел в конкретном научно-техническом средстве (реактивный летательный аппарат) реальное средство для воплощения своих самых смелых, фантастических, абстрактных теорий. Связав воедино нравственный и технический прогресс человечества, объединив в единую диалектическую систему человека и Вселенную, обосновав идею антропокосмизма, К. Э. Циолковский этим, по сути дела, встал у истоков антропного принципа в самом современном его понимании.
К. Э. Циолковский всем своим творчеством доказывает, что понятие «русский космизм» слишком узко и может служить лишь для определения локального исторического, историко-философского, национального культурного явления в мощном потоке всемирного культурного явления, которое можно условно определить как «антропокосмическое мировоззрение». Его элементы мы находим в разные исторические эпохи, у разных народов, в разных философских, этических, религиозных и культурных традициях. Мощнейший всплеск культуры «антропокосмического мировоззрения» мы наблюдаем в наше время, когда началось освоение ближнего космоса, когда началось реальное осуществление «Плана освоения космического пространства», начертанного рукой К. Э. Циолковского.
В этом контексте «русский космизм» представляется закономерным и объективным явлением русской и мировой культуры рубежа XIX — XX веков, одной из вершин выше названного всемирного потока, вершиной, на которой в философской форме было суммировано самое ценное в этом вопросе из всего предшествующего культурного развития цивилизации.
Именно идеологи «русского космизма», прежде всего К. Э. Циолковский, дали мощный импульс для последующего прогресса человечества, способствовали генерированию идей в принципиально-новых отраслях человеческого знания (не только теоретических, но и практических), кардинально изменив наши представления о месте и роли человека в системе «человек — космос».
1. Бердяев, Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала ХХвека. О России и русской философской культуре. — М., 1990.
2. Циолковский, К. Э. Черты из моей жизни. — Калуга, 2007.
3. Лосев, А. Ф. Владимир Соловьев и его время. — М., 1990.
4. Лыткин, В. В. Социально — антропологические и философские проблемы русского космизма. — Калуга, 2003.
5. Одоевский, В.Ф. 4338-й год. Петербургские письма. — М., 1926.
6. Циолковский, К. Э. Исследование мировых пространств реактивными приборами. — Калуга, 1926.
7. Федоров, Н. Ф. Философия общего дела. — Верный, 1906.
8. Циолковский, К. Э. Конспект космической философии // Архив ГМИК им. К. Э. Циолковского. — Ф.1. Оп.1. Д. 171, Л. 1, Л. 1−2.
9. Гаврюшин, Н.К. 130 лет со дня рождения К. Фламмариона. Из истории авиации и космонавтики / Н. К. Гаврюшин, М. К. Тихонравов. -
М., 1972. — Вып. 14.
Bibliography
1. Berdyaev, N.A. Russkaya ideya. Osnovnihe problemih russkoyj mihsli XIX veka i nachala XXveka. O Rossii i russkoyj filosofskoyj kuljture. -M., 1990.
2. Ciolkovskiyj, K. Eh. Chertih iz moeyj zhizni. — Kaluga, 2007.
3. Losev, A.F. Vladimir Solovjev i ego vremya. — M., 1990.
4. Lihtkin, V.V. Socialjno — antropologicheskie i filosofskie problemih russkogo kosmizma. — Kaluga, 2003.
5. Odoevskiyj, V.F. 4338-yj god. Peterburgskie pisjma. — M., 1926.
6. Ciolkovskiyj, K. Eh. Issledovanie mirovihkh prostranstv reaktivnihmi priborami. — Kaluga, 1926.
7. Fedorov, N.F. Filosofiya obthego dela. — Vernihyj, 1906.
8. Ciolkovskiyj, K. Eh. Konspekt kosmicheskoyj filosofii // Arkhiv GMIK im. K. Eh. Ciolkovskogo. — F.1. Op.1. D. 171, L. 1, L. 1−2.
9. Gavryushin, N.K. 130 let so dnya rozhdeniya K. Flammariona. Iz istorii aviacii i kosmonavtiki / N.K. Gavryushin, M.K. Tikhonravov. — M., 1972.
— Vihp. 14.
Статья поступила в редакцию 23. 06. 12

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой