Особенности выражения психологического хронотопа в мужском и женском романах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 161. 1:159. 9+821. 111:5 159.9 Л. А. Николаева
ОСОБЕННОСТИ ВЫРАЖЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ХРОНОТОПА В МУЖСКОМ И ЖЕНСКОМ РОМАНАХ
Рассматриваются особенности выражения такой категории художественного текста, как психологический хронотоп на материале романов Хилари Мантел «An Experiment in Love» и Г. Е. Черчесова «Отзвук». Психологический хронотоп, выделенный из категории хронотопа, является хронотопом персонажей и повествователя, он определяет характер, психологический портрет, взгляды на жизнь повествователя или персонажа. В исследовании прослеживаются изменения, происходящие с психологическим хронотопом на протяжении всего повествования, т. е. показано развитие хронотопа (изменения в характере повествователя и персонажей), изменения взглядов и точек зрения, настроений и поведения участников событий. Также выявлено влияние социального хронотопа на психологический, а именно влияние традиций, нравственных ценностей, культуры народа на характер, взгляды и стремления человека. Например, влияние обычаев и жизненного уклада на взаимоотношение людей (роман «Отзвук»).
Представлен анализ различий психологического хронотопа в мужском и женском романах. Если в романе Хилари Мантел в построении психологического хронотопа особое внимание уделяется внешности, отражающей внутренний мир персонажей, то в романе Георгия Черчесова в описании психологического хронотопа важен, в первую очередь, характер персонажа.
Ключевые слова: психологический хронотоп, социальный хронотоп, кольцевая структура, «сюжетообразующее» значение, «изобразительное» значение, пространство, время, повествование, персонаж, повествователь.
L. A. Nikolaeva
Peculiarities of the Psychological Chronotope Expression in Novels Written by a Man and a Woman
The peculiarities of expression of such a category of a literary text as a psychological chronotope on the base of the novel «An Experiment in Love» by Hilary Mantel and the novel «Echo» by Georgy Efimovich Cherchesov are observed. The psychological chronotope was distinguished from the category of chronotope. The psychological chronotope is a chronotope of characters and a narrator, with the help of it nature, psychological portrait, view on life of a narrator or a character can be determined. In the research some changes, that happen with the psychological chronotope are detected, the chronotope development is shown (the changes in the narrator’s and the characters' nature), as well as the changes of the points of view, the mood and the behavior. Also, the impact of the social chronotope on the psychological chronotope is revealed, namely the influence of traditions, moral values, the culture on the character, views and ambitions of a person. For example, the customs' and the lifestyle influence on the relations between people («Echo»).
The analysis of the differences of the psychological chronotope in two different novels — one written by a man and the other is written by a woman — are pointed out. In the novel «An Experiment in Love» while composing the psychological chronotope attention is paid to the appearance, which reflects the characters' inner world. On the other hand, in «Echo» in describing the psychological chronotope the nature of the character and the narrator is in the first flight.
Key words: psychological chronotope, social chronotope, circular structure, plot creating meaning, figural meaning, space, time, narration, character, narrator.
НИКОЛАЕВА Лилия Алексеевна — технический редактор NIKOLAEVA Liliya Alekseevna — Technical Editor of the редакции научного журнала «Вестник Северо-Восточного фе- Redaction of the academic periodical „Vestnik of the North-Eastern дерального университета имени М. К. Аммосова“. Federal University named after M. K. Ammosov».
E-mail: levinasangreal@mail. ru E-mail: levinasangreal@mail. ru
Введение
В настоящее время имеется достаточное количество работ, посвященных проблеме хронотопа [1−9]. Понятие хронотопа было введено М. М. Бахтиным. Как видно из названия, в хронотопе происходит слияние двух составляющих: пространства и времени. Время, согласно М. М. Бахтину, уплотняется и сгущается, за счет чего «становится художественно зримым» [1]. В данной категории художественного текста исследователь отдает ведущее начало времени: время определяет пространство, пространство меняется с течением времени [1]. Этой же позиции придерживается и ряд других исследователей [2−5- 9]. Однако нельзя недооценивать значение пространства как составного элемента данной категории. Существует немало работ, в которых пространство рассматривается как основная категория понятия «хронотоп». Например, Ю. С. Котова в своем исследовании «Категория пространства в романе У Голдинга „Повелитель Мух“» описывает антитезу как особенность пространства, что придает категории «необычайную активность» в повествовании [10]. Также по работе М. М. Бахтина можно понять, что время и пространство
— категории взаимозависимые. За счет того, что под влиянием времени пространство претерпевает изменения, оно также приобретает способность измеряться временем, а время, в свою очередь, раскрывается в пространстве [1]. Согласно исследователю, категория хронотопа имеет два значения:
а) «сюжетообразующее» значение («они (время и пространство) являются организационными центрами основных сюжетных событий романа»),
б) «изобразительное» значение («хронотоп как преимущественная материализация времени в пространстве является центром изобразительной конкретизации, воплощения для всего романа») [1].
Исследователь П. Х. Тороп предлагает следующие соответствия хронотопа: уровень топографического хронотопа — наблюдаемый мир- уровнем психологического хронотопа, согласно П. Х. Торопу, является мир наблюдателей, а метафизическим хронотопом выступает мир, который устанавливает язык описания [11]. Авторы статьи «„Городской текст“ в структуре художественного дискурса (на материале „военной“ прозы
О. Н. Ермакова)» Д. А. Шеметова и В. Б. Волкова пишут о смешении представлений о пространстве в сознании персонажей, следовательно, хронотоп, где пространство является одной из составляющих, генерируется самосознанием персонажа [12]. Психологический хронотоп был также рассмотрен наряду с другими видами хронотопа в работе А. Б. Темирболата «Категории хронотопа и темпорального ритма в ритме литературы» [8]. Примечательно, например, мнение исследователя о том, что представляет собой социальный хронотоп, который отличается от психологического тем, что в него входят нравственные принципы людей, общественные ориенти-
ры той или иной эпохи. Исследователь также указывает на то, что возможно влияние социального хронотопа на психологический, что мы попытаемся выявить в нашем исследовании.
Исходя из вышесказанного, можно представить себе, насколько многогранна данная категория, насколько она сложна, категорию хронотопа можно рассматривать с разных сторон. В нашем же исследовании мы постараемся рассмотреть особенности выражения психологического хронотопа в произведениях, одно из которых было написано женщиной, а другое — мужчиной.
Психологический хронотоп в романе Хилари Мантел «An Experiment in Love»
Роман «An Experiment in Love» был написан британской писательницей Хилари Мантел. События, происходящие в романе, относятся к 60-м годам XX в. Повествование контаминировано [13], т. е. имеет кольцевую структуру: начало и конец написаны в настоящем времени. Прослеживается спонтанный переход от одного времени к другому. Всего можно выявить три пространственных пласта и три временные точки: детство повествователя, проходящее в маленьком городке, студенческие годы в университете и настоящее время, т. е. момент повествования, когда Кармел находится у себя дома. В повествовании достаточно много лирических отступлений, красочных описаний предметов действительности и др.
В данном романе мы детально представим в таблице психологический хронотоп подруг повествователя (Кармел) Карины и Линетт, т. к. именно эти два персонажа оставят свой след в памяти Кармел и повлияют на формирование ее психологического хронотопа. Повествователь довольно резко разделяет этих двух персонажей как положительного и отрицательного. Карина, таким образом, становится отрицательным персонажем и, взрослея, вместо того, чтобы развиваться в лучшую сторону, обретает все более угрюмые черты как в характере, так и во внешности. Линетт же, в свою очередь, абсолютно отличается от Карины. Психологический хронотоп девушки дан полным уже в самом первом упоминании о ней. Это объяснимо, т. к. с Кариной Кармел знакома еще с детства, а Линетт она встречает в общежитии, будучи студенткой, где заканчивается повествование и Кармел возвращается в настоящее время, обрамляя произведение в кольцевую структуру.
Психологический хронотоп в романе Георгия Чер-чесова «Отзвук»
Роман «Отзвук», написанный осетинским писателем Георгием Ефимовичем Черчесовым, зрительно отличается от романа Хилари Мантел уже в самом начале повествования: если в повествовании английского романа сразу происходит переход в прошлое, то в «Отзвуке» первые две главы отданы описанию происходящего в настоящем времени. Повествователь будто дает читателю время на то, чтобы он мог «влиться» в повествование,
«освоиться» в нем, тогда как в романе британской писательницы переходы из одного времени в другое более спонтанны, связь между ними порой не всегда понятна сразу. Главный герой романа Олег, от лица которого ведется повествование, рассказывает читателю свою историю любви, время от времени вспоминая свое детство и юность. Здесь мы видим второе отличие от романа «An Experiment in Love», где нами условно были выделены три временных пласта и три пространственных точки (детство, студенчество, настоящее время), в то время как в романе Г. Е. Черчесова можно остановиться на двух пластах времени и двух точках пространства: детство и юность, настоящее время. Нами было решено объединить детство и юность в одно целое, т. к. эти два периода жизни повествователя проходят на его родине (в одном пространстве) в горах Осетии и таким образом неразрывны друг от друга. Повествование также имеет кольцевую структуру, но переход от настоящего к прошлому не резок, не спонтанен, а довольно мягкий и плавный, можно даже сказать, что он почти не ощутим. Рассказывая о себе, повествователь четко определяет черты в своем характере практически в самом начале произведения, а с течением событий психологический хронотоп повествователя лишь дополняется той или иной деталью, ко-
торая лишь подчеркивает или доказывает определенную черту в характере Олега (повествователя).
Жизнь Олега нелегка. Выдержав и продолжая выдерживать все превратности судьбы: жизнь без отца, приступы матери, усваивая и проходя уроки жизни: умение постоять за себя, близких, помощь младшему и слабому, храбрость за взятие ответственности за друзей (Олег, будучи совсем мальчишкой, по наставлению умирающего Валентина Петровича вывел сверстников из гор в поселок по опасному маршруту), Олег получает самое тяжелое испытание в жизни: первая любовь и первое расставание, которое он должен выдержать не только потому, что он мужчина, но и потому, что он настоящий сын горца. Любимой Олега становится Эльза, психологический хронотоп которой раскрыт не сразу, а постепенно, и на то есть свои причины, повествователь не желает раскрывать свою душу перед читателем, для него эта девушка очень дорога, он, будто чуть дыша, словно лепесток за лепестком раскрывая бутон цветка, открывает перед читателем психологический хронотоп Эльзы.
Анализ развития психологического хронотопа в мужском и женском романах
Далее по таблице рассмотрим анализ развития психологического хронотопа в мужском и женском романах.
Таблица
Психологический хронотоп в романе Хилари Мантел «An Experiment in Love»
Психологический хронотоп в романе Георгия Черчесова «Отзвук»
Психологический хронотоп Карины
Психологический хронотоп повествователя (Олега)
Психологический хронотоп Карины в течение всего повествования развивается «но наклонной», если в детстве она была довольно милым ребенком, то к концу повествования неред читателем нредстает образ угрюмой, грузной девушки. Самое раннее воспоминание повествователя (Кармел) о Карине: «I look around, and see Karina. There is a chair empty next to her. She… gives me a benevolent smile. She is wearing a yellow and fluffy, the colour of a new chicken in a picture book. Her plaits are fat and bound with white ribbons looped into flamboyant bows. From the braids and all around her head tiny threads or wires of hair stand out, white-blonde, quivering» — «Я осмотрелась вокруг и увидела Карину. Стул рядом с ней был свободен. Она приветливо улыбнулась мне. На ней надето что-то желтое и пушистое, отчего она кажется похожей на цыпленка из картинки в книжке. Ее толстые косы заплетены в белые ленты с цветастыми бантами на концах. Из прически выбиваются маленькие, светлые волоски, которые шевелятся от малейшего дуновения ветра» [14, p. 14−15]. В этом отрывке образ Карины вызывает только положительные ассоциации, однако немного спустя повествователь снова дает описание Карины, но уже повзрослевшей: «. plump hands and big square teeth. She was a head taller than me and her shoulders were broad, her bones large and raw»
— «…пухлые руки и большие квадратные зубы… Она (Карина) была на голову выше меня, у нее были широкие кости, косая сажень в плечах» [14, p. 28−29].
Далее рассмотрим сравнение двух разных образов девушки: «Karina had changed a lot over the last couple of years… At twelve she was one of those matronly little girls, who remind you of the well-upholstered women of sixty. But by the time she was seven-
Психологический хронотоп Олега дан в полной форме еще в хронотопе детства повествователя. В своих воспоминаниях Олег рассказывает как он учился быть отважным, ответственным, трудолюбивым. В этом плане примечательно воспоминание из детства, когда дети решили дать клятву:
„-… никогда не подведем друг друга.
— Даже в малом! — закричал я.
Валентин Петрович кивнул головой в знак согласия:
— Правильно, Олег. Это очень важно, и в малом быть верными друг другу.“ [15, с. 16]. Мальчик клятвенно обещает быть верным и надежным, быть настоящим мужчиной. Олег уже в детстве он знал, кто он, старался вести себя как взрослый: „„Мне уже двенадцать, — внушал я себе, — я сын горца, мне плакать никак нельзя, застанет кто — на всю жизнь позор“, — но слезы бежали по щекам“ [15, с. 9].
В следующем отрывке Олег уже повзрослевший, ему знакомы слова дружба, ответственность, уважение, единственное, что для него еще мало знакомо, — это любовь: „Вот только распрощались с итальянцами и уже приближаемся к Германии. Ансамблю предстояло гастролировать в ФРГ, на земле Гессена, а потом и в Мюнхене. В родном городе Эльзы. А что если она узнает про концерт? Что будет? Я боялся этой встречи и жаждал ее.“ [15, с. 43]. Повествователь задает риторические вопросы: он полон неуверенности, погружен в свои мысли, он использует антитезу в предложении „боялся — жаждал“, что также говорит о неуверенности и буре эмоций. Далее психологический хронотоп Олега рассмотрим во взаимодействии с психологическим хронотопом Эльзы.
teen, she had become a dark, forceful presence, strong and sulky. Her hair had dimmed to a nondescript brown, her skin thickened and become muddy. When she followed me on to the bus in the mornings, I felt as if my conscience were coming after me, ready to fell me with one blow» — «Карина сильно изменилась за последние несколько лет. В двенадцать она была пышечкой, напоминающей крепко сбитых женщин шестидесятых годов … Но к семнадцати годам она вся потемнела, окрепла, поступь ее стала тяжелой, а взгляд — хмурым. Волосы приобрели тусклый брюнетистый оттенок, неподдающийся описанию, кожа огрубела, цвет лица стал неровным. Когда мы по утрам ходили вместе на автобусную остановку, мне казалось, будто это моя совесть идет у меня за спиной, готовая расправиться со мной одним ударом» [14, p. 146−147].
Психологический хронотоп Линетт Психологический хронотоп Эльзы
Психологический хронотоп Линетт дан полным уже при первых упоминаниях о ней: «I liked her even before she spoke: she was pale, neat and delicate, with a brunette’s glitter and many gold rings «- «Она мне сразу понравилась, еще даже не успев ничего сказать: изящная, утонченная, брюнетка с фарфоровой кожей и сияющими волосами, тонкие пальчики которой блестели от золотых колец» [14, p. 55−56]. Однако в Линетт повествователю нравится не только внешность. В следующем примере читатель узнает, что Линетт, будучи еврейкой, старается не забывать горьких лет войны своего народа: «. when one looks back to the war. one should just breed» «. когда вспоминаешь о войне. понимаешь, что самое главное в жизни — это рождение детей» [14, p. 223]. Исходя из данного отрывка можно сказать, что Линетт обладает состраданием, старается жить так, как велит совесть. На протяжении практически всего повествования Олег упоминает о некой женщине, лицо которой он всякий раз пытается разглядеть в зале, во время выступлений на сцене: «Во время исполнения «Шоя» луч прожектора прошелся по рядам зрителей, и мне вновь стало не по себе, опять почудилось знакомое лицо. Я молил судьбу, чтоб поскорее закончился концерт и я успел добежать до того места в шестом ряду — теперь я засек его глазами.» [15, с. 13]. Образ девушки туманен, чем и интригует читателя, повествователь как бы подготавливает его, заинтересовывает таинственным образом незнакомки, перед тем как раскрыть свои отношения с девушкой, из чего становится ясным, что девушка для повествователя дорога. В первый раз Олег встретил Эльзу «. когда работал бульдозеристом на стройке в трех километрах от аула» [15, с. 22]. Повествователь мало говорит о внешности девушки, гораздо больше внимания он уделяет таким деталям как голос, взгляд, улыбка: «Она, не скрывая лукавой улыбки, наблюдала за мной» [15, с. 23], «В ее голосе мне послышалось не только сочувствие и раскаяние, но и поддразнивание» [15, с. 23]. Из отрывков ясно, что девушка довольно самоуверенная, бесстрашная, но с течением времени, свою надменность она сменит на ласковость и беззащитность: «Нежный ее шепот» [15, с. 29], «Ее взволнованное дыхание» [15, с. 29]. Образ Эльзы повествователь раскрывает постепенно, бережно, с любовью. Она так и остается для него нежной и желанной.
Взаимодействие психологических хронотопов Карины и Линетт Взаимодействие психологических хронотопов Олега и Эльзы
Отношения между девушками нельзя назвать гладкими, они практически не меняются на протяжении повествования, поэтому мы рассмотрим их на одном примере: «One night Lynette came to our room, looking defeated. sighed. 'I've tried to break the ice,' she complained. 'But Karina, it’s like. it’s like pounding my head on a bleedin' brick wall. ' «Однажды ночью Линетт, грустная отчего-то, вошла к нам в комнату. вздохнула. «Я пыталась растопить лед в отношениях с ней,» посетовала она. «Но Карина, это как. это все равно, что биться головой о проклятую кирпичную стену» [14]. Неудивительно, что завершением этих отношений является пожар, который устроила Карина, чтобы устранить неприятную ей, но ни в чем неповинную девушку. Развитие взаимодействия психологических хронотопов Олега и Эльзы неразрывно связано с развитием психологического хронотопа самой Эльзы. Если вначале они только начинали привыкать друг к другу: «Оценив мой злой юмор, она рассмеялась, как-то очень мелодично, будто, колокольчик потревожили. И от этого смеха у меня слегка зашлась душа, какое-то незнакомое чувство то ли страха, то ли восторга сковало меня, и я оторопело уставился на нее. Наверное, взгляд у меня был очень странный, потому что она вдруг испуганно замолчала, прикрыв рот ладонью» [15, с. 23], то потом влюбленные уже не могли представить себя друг без друга: «Я повернулся к Эльзе и увидел вблизи ее яркие, подрагивающие губы… Моя рука жадно обхватила ее, губы отыскали ее уста. Сколько раз мне это снилось! И вот сон сбывался. Мир перестал существовать. Все исчезло- ночная темень, шум водопада, коварная трасса, и во всей вселенной мы остались одни…» [15, с. 29]. Однако Олег и Эльза не могут быть друг с другом, т. к. они — представители двух вражеских народов, он — осетин, мать которого со страхом вспоминает ужас Бухенвальда [16], и она, хотя и не знавшая, что такое фашизм, все же была немкой, что уже исключало возможность быть с Олегом: «И простить про-
шлое нельзя, и не простить… нельзя… Мама моя — жертва истории. И я — жертва истории. Вот теперь и ты — жертва истории. Значит, мы со злом в одной цепи. Поженись мы, ведь и наши дети будут жертвами истории. И для них готовы звенья цепи… Не выбив звена из этой цепочки зла, не найти выхода» [15, с. 40]. В данном отрывке мы видим какое сильное влияние имеет социологический хронотоп на психологический. События прошлого хоть и прошли, след истории все же остался в сознании людей. Представители вражеских (пусть и в прошлом) народов не могут разрешить себе быть друг с другом.
Проанализировав психологический хронотоп в обоих романах, поясним некоторые моменты. В мужском романе психологические хронотопы Эльзы и повествователя отличаются тем, что в них практически отсутствует описание внешности. Особенно это можно наблюдать в психологическом хронотопе Олега. Для женского же романа описание внешности очень важно, т. к. оно имеет отражение во внутреннем мире персонажа. В психологическом хронотопе Карины огромное внимание уделяется ее внешности и метаморфозам в ней, вместе с изменениями во внешности меняется и характер девушки. Психологический хронотоп Линетт также изобилует описанием внешности девушки, но в данном случае для повествователя было особенно важным подчеркнуть добрый нрав подруги, что мы видим в реплике Линетт, в которой она делится своими мыслями о войне, о том какие уроки необходимо извлечь из прошлого.
Говоря о развитии психологических хронотопов в повествовании, обратим внимание на то, что некоторые хронотопы были даны в полной мере в первых упоминаниях о персонаже или повествователе, а другие развивались в течение событий. К первым можно отнести психологические хронотопы Олега («Отзвук») и Линетт («An Experiment in Love»), а ко вторым — Карину и Эльзу Психологический хронотоп Олега довольно стабилен, его поступки в различных ситуациях вполне объяснимы определенными чертами его характера, который вполне понятен еще в хронотопе детства. Психологический хронотоп Линетт дан полным, т. к. повествователь знакомится с ней в общежитии, где и завершается повествование, т. е. повествователь знала Линетт в определенный отрезок времени, когда не происходило никаких изменений в психологическом хронотопе девушки. Теперь перейдем к Карине и Эльзе. Карина — самый яркий персонаж по развитию психологического хронотопа, ее начальный хронотоп абсолютно отличается от последнего, вспомним, например, первый отрывок в таблице, где Карина сравнивается с маленьким цыпленком. Милый образ ребенка никак не вяжется с тем, что видит читатель потом: — «. пухлые руки и большие квадратные зубы. Она (Карина) была на голову выше меня, у нее были широкие кости, косая сажень в плечах» [14, p. 28−29]. Психологический хронотоп Эльзы не меняется в худшую сторону, здесь уместнее сказать, что он раскрывается со временем. Повествователь со всей осторожностью, шаг
за шагом открывает перед читателем образ своей любимой, чем и объясняется такого рода развитие психологического хронотопа Эльзы. Необходимо также вспомнить диалог двух влюбленных, в котором можно проследить влияние социологического хронотопа на психологический, когда нравственные ориентиры людей идут вразнобой с внутренним миром персонажей, их чувствами и желаниями. Война может объединять людей, из лютых врагов сделать верных товарищей, но она может и разъединить их, не жалея ни сломанных судеб, ни несчастной любви и не важно, что страшное время прошло, память людей хранит многое.
Заключение
Итак, мы рассмотрели особенности развития психологического хронотопа в мужском и женском романах, однако уделим внимание различиям в их выражении. Для женского романа характерно описание внешности персонажа и его неразрывность с внутренним миром героя, а значит с его психологическим хронотопом. В мужском романе этому моменту внимание практически не уделяется, для повествователя гораздо важнее состояние персонажа, отображение качеств его характера. Можно также отметить, что психологический хронотоп в женском романе более красочен, детализирован, усложнен, повествователь использует большое количество эпитетов, сравнений, в мужском же романе психологический хронотоп более упрощенный, можно сказать сдержанный в чувствах и эмоциях.
Таким образом, нами были выявлены особенности выражения психологического хронотопа в мужском и женском романах на примере романа Хилари Мантел «An Experiment in Love» и романа Георгия Черчесова «Отзвук».
Л и т е р, а т у р а
1. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике [Электронный ресурс]: сайт по филологии. — сайт — Худож. лит., 1975. — Режим доступа: http: //philologos. narod. ru/bakhtin/hronotop/hronmain. html (дата обращения: 27. 05. 2014).
2. Белоусова Е. Г. Темпоральный компонент хронотопа романа Т. Пратчеттатне Light Fantastic [Электронный ресурс]: многопредмет. науч. журн. / М. «Грамота». — Электрон. журн.
— Режим доступа: www. gramota. net/materials/1/2011/6/75. html (дата обращения: 27. 05. 2014).
3. Корнякова Л. Ю. Особенности репрезентации и текстообразующая роль концептуального времени текста (на примере рассказа А. П. Чехова «О Любви») [Электронный ресурс]: многопредмет. науч. журн. / М. «Грамота». — Электрон. журн.
— Режим доступа: www. gramota. net/materials/l/2009/2−2/28. html (дата обращения: 27. 05. 2014).
4. Микешина Л. А. Опыт постижения времени в логике и гуманитарном знании [Электронный ресурс]: научная электронная библиотека «КиберЛенинка». — Электрон. библиотека — режим доступа: http: //cyberleninka. ru/article/n/fenomen-hronotopa-kak-metod-filologicheskogo-analiza-teksta (дата обращения: 27. 05. 2014).
5. Набережнова З. Г. Категория времени как один из эле-
ментов языковой картины мира [Электронный ресурс]: много-нредмет. науч. журн. / М. «Грамота». — Электрон. журн. — Режим доступа: www. gramota. net/materials/l/20ll/l0/57. html
(дата обращения: 27. 05. 2014).
6. Печетова Н. Ю. Языковые средства организации хронотопа в рассказах Л. Петрушевской // Вестник СВФУ Т. 10, № 5 — Северо-Восточный федеральный университет имени М. К. Аммосова, 2013. — С. 101−105.
7. Пластинина Н. А. Феномен хронотопа как метод филологического анализа текста [Электронный ресурс]: научная электронная библиотека «КиберЛенинка». — Электрон. библиотека — режим доступа: http: //cyberleninka. ru/article/n/fenomen-hronotopa-kak-metod-filologicheskogo-analiza-teksta (дата обращения: 27. 05. 2014).
8. Темирболат А. Б. Категории хронотопа и темпорального ритма в литературе [Электронный ресурс] Монография.
— Алматы: Ценные бумаги, 2009. — 504 с. ISBN 978−601−247 032−1 — Режим доступа: http: //chronos. msu. ru/old/RREPORTS/ temirbolat_ab-kategoriya_hronotopa. pdf (дата обращения:
27. 05. 2014).
9. Туфанова О. А. Структура художественного времени в
«Житии» Протопопа Аввакума [Электронный ресурс]: много-предмет. науч. журн. / М. «Грамота». — Электрон. журн. — Режим доступа: www. gramota. net/materials/l/2009/2−3/64. html
(дата обращения: 27. 05. 2014).
10. Котова Ю. С. Категория пространства в романе У Голдинга «Повелитель Мух» [Электронный ресурс]: многопред-мет. науч. журн. / М. «Грамота». — Электрон. журн. — Режим доступа: www. gramota. net/materials/l/2009/ll-2/53. html (дата обращения: 27. 05. 2014).
11. Торон П. Х. Хронотоп [Электронный ресурс]: электронная библиотека — Режим доступа: http: //diction. chat. ru/xronotop. html (дата обращения: 27. 05. 2014).
12. Шеметова Д. А., Волкова В. Б. ««Городской текст» в структуре художественного дискурса (на материале «военной» прозы О. Н. Ермакова») [Электронный ресурс]: Научно-практические конференции ученых и студентов с дистанционным участием. Коллективные монографии — Режим доступа: http: //
sibac. info/index. php/2009−07−0l-l0−2l-l6/40l0-l-r----------lr---
(дата обращения: 21. 05. 2014).
13. Николина Н. А. Филологический анализ текста [Электронный ресурс]: энциклопедия книг «Либрусек». — Электрон. энциклопедия — Режим доступа: http: //lib. rus. ec/b/205 832/read (дата обращения: 27. 05. 2014).
14. Mantel H. An Experiment in Love / Hilary Mantel — L.: Harper Perennial 2004. — 266 p.
15. Черчесов Г. Е. Отзвук [Электронный ресурс] Роман. Владикавказ, «Ир», 1994. ISBN 5−7534−0702−1 — режим досту-
па: http: //vk. com/docl4l0483_l804ll392?hash=2fdb5al8le8990 f70c& amp-dl=d8c5f0f5e38lfalf2b (дата обращения: 27. 05. 2014).
16. Михалева Ю. Кто такая «фрау Абажур»? Эльза Кох -ужас Бухенвальда с женским лицом [Электронный ресурс]: познавательный журнал «ШколаЖизни. ру». — Электрон. журнал
— режим доступа: http: //shkolazhizni. ru/archive/0/n-296l3/ (дата обращения: 28. 05. 2014).
R e f e r e n c e s
1. Bakhtin M. M. Formy vremeni i khronotopa v romane.
Ocherki po istoricheskoi poetike [Elektronnyi resurs]: sait po filologii. — sait — Khudozh. lit., 1975. — Rezhim dostupa: http: // philologos. narod. ru/bakhtin/hronotop/hronmain. html (data
obrashcheniia: 27. 05. 2014).
2. Belousova E. G. Temporal’nyi komponent khronotopa romana T. Pratchettatne Light Fantastic [Elektronnyi resurs]: mnogopredmet. nauch. zhurn. / M. «Gramota». — Elektron. zhurn.
— Rezhim dostupa: www. gramota. net/materials/l/20ll/6/75. html (data obrashcheniia: 27. 05. 2014).
3. Korniakova L. Iu. Osobennosti reprezentatsii i tekstoobrazuiushchaia rol' kontseptual’nogo vremeni teksta (na primere rasskaza A. P. Chekhova «O Liubvi») [Elektronnyi resurs]
: mnogopredmet. nauch. zhurn. / M. «Gramota». — Elektron. zhurn.
— Rezhim dostupa: www. gramota. net/materials/l/2009/2−2/28. html (data obrashcheniia: 27. 05. 2014).
4. Mikeshina L. A. Opyt postizheniia vremeni v logike i gumanitarnom znanii [Elektronnyi resurs]: nauchnaia elektronnaia biblioteka «KiberLeninka». — Elektron. biblioteka — rezhim dostupa: http: //cyberleninka. ru/article/n/fenomen-hronotopa-kak-metod-filologicheskogo-analiza-teksta (data obrashcheniia: 27. 05. 2014).
5. Naberezhnova Z. G. Kategoriia vremeni kak odin iz elementov iazykovoi kartiny mira [Elektronnyi resurs]: mnogopredmet. nauch. zhurn. / M. «Gramota». — Elektron. zhurn. — Rezhim dostupa: www. gramota. net/materials/l/20ll/l0/57. html (data obrashcheniia:
27. 05. 2014).
6. Pechetova N. Iu. Iazykovye sredstva organizatsii khronotopa v rasskazakh L. Petrushevskoi // Vestnik SVFU. T. 10, № 5 -Severo-Vostochnyi federal’nyi universitet imeni M. K. Ammosova, 2013. — S. 101−105.
7. Plastinina N. A. Fenomen khronotopa kak metod filologicheskogo analiza teksta [Elektronnyi resurs]: nauchnaia elektronnaia biblioteka «KiberLeninka». — Elektron. biblioteka
— rezhim dostupa: http: //cyberleninka. ru/article/n/fenomen-
hronotopa-kak-metod-filologicheskogo-analiza-teksta (data
obrashcheniia: 27. 05. 2014).
8. Temirbolat A. B. Kategorii khronotopa i temporal’nogo ritma
v literature [Elektronnyi resurs] Monografiia. — Almaty: Tsennye bumagi, 2009. — 504 s. ISBN 978−601−247−032−1 — Rezhim dostupa: http: //chronos. msu. ru/old/RREPORTS/temirbolat_ab-
kategoriya_hronotopa. pdf (data obrashcheniia: 27. 05. 2014).
9. Tufanova O. A. Struktura khudozhestvennogo vremeni v
«Zhitii» Protopopa Avvakuma [Elektronnyi resurs]: mnogopredmet. nauch. zhurn. / M. «Gramota». — Elektron. zhurn. — Rezhim dostupa: www. gramota. net/materials/l/2009/2−3/64. html (data
obrashcheniia: 27. 05. 2014).
10. Kotova Iu. S. Kategoriia prostranstva v romane U. Goldinga «Povelitel' Mukh» [Elektronnyi resurs]: mnogopredmet. nauch. zhurn. / M. «Gramota». — Elektron. zhurn. — Rezhim dostupa: www. gramota. net/materials/l/2009/ll-2/53. html (data obrashcheniia:
27. 05. 2014).
11. Torop P. Kh. Khronotop [Elektronnyi resurs]: elektronnaia biblioteka — Rezhim dostupa: http: //diction. chat. ru/xronotop. html (data obrashcheniia: 27. 05. 2014).
12. Shemetova D. A., Volkova V. B. ««Gorodskoi tekst» v strukture khudozhestvennogo diskursa (na materiale «voennoi» prozy O. N. Ermakova») [Elektronnyi resurs]: Nauchno-prakticheskie konferentsii uchenykh i studentov s distantsionnym uchastiem. Kollektivnye monografii — Rezhim dostupa: http: //
sibac. info/index. php/2009−07−01−10−21−16/4010-l-r---------lr- (data
obrashcheniia: 21. 05. 2014).
13. Nikolina N. A. Filologicheskii analiz teksta [Elektronnyi resurs]: entsiklopediia knig «Librusek». — Elektron. entsiklopediia
— Rezhim dostupa: http: //lib. rus. ec/b/205 832/read (data
obrashcheniia: 27. 05. 2014).
14. Mantel H. An Experiment in Love / Hilary Mantel — L.: Harper Perennial 2004. — 266 p.
15. Cherchesov G. E. Otzvuk [Elektronnyi resurs] Roman. Vladikavkaz, «Ir», 1994. ISBN 5−7534−0702−1 — rezhim dostupa: http: //vk. com/doc1410483_180 411 392?hash=2fdb5a181e8990f70 c& amp-dl=d8c5f0f5e381fa1f2b (data obrashcheniia: 27. 05. 2014).
16. Mikhaleva Iu. Kto takaia «frau Abazhur»? El’za Kokh
— uzhas Bukhenval’da s zhenskim litsom [Elektronnyi resurs]: poznavatel’nyi zhurnal «ShkolaZhizni. ru». — Elektron. zhurnal -rezhim dostupa: http: //shkolazhizni. ru/archive/0/n-29 613/ (data obrashcheniia: 28. 05. 2014).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой