Разработка методики оценки биографической рефлексии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 159. 922. 1
ВОЗРАСТНЫЕ МОДЕЛИ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
В. А. Перегудина
Посвящена описанию результатов исследования особенностей становления мужской и женской гендерной идентичности в возрастном диапазоне от старшего дошкольного до юношеского возраста. В частности, рассмотрен процесс возрастного становления и наполнения содержанием выделенной автором модели гендерной идентичности.
Ключевые слова: гендер, гендерная идентичность, структурно-содержательная модель, возрастное становление.
Современные исследования половой и гендерной идентичности указывают на сложный характер этого личностного образования. При этом среди психологов нет единства взглядов на феноменологию, структуру и динамику становления гендерной идентичности. Она рассматривается прежде всего как осознание и переживание индивидом позиции Я по отношению к неким нормативно заданным образцам пола. Это порождает множество исследований, ориентированных на изучение специфики пола через содержание его эталонов (Ю.Е. Гусева, З. Ш. Мухтарова, Л. Н. Ожигова, Л. А. Полянская, И. В. Романов, А. А. Чекалина, И. Ю. Шилов и др.). Гораздо меньшее внимание уделяется в этом отношении структурным и динамическим аспектам гендерной идентичности, делая актуальным их изучение.
Кроме того, тенденции женской эмансипации, маскулинизации женщин и феминизации мужчин (В.В. Абраменкова, В. Е. Каган, Н.К. Радина) способствуют размыванию различий между полами. Это, в свою очередь, изменяет сущность представлений о «мужском» и «женском» в обществе — поляризация структуры гендерной идентичности уступает место представлениям о мульти-компонентном строении этого феномена (Н.Л. Иванова, И. С. Клецина, Л. Н. Ожигова, И. В. Романов, Л. Б. Шнейдер и др.) [1, 2, 3, 6], что делает актуальным теоретическое осмысление и эмпирическое выделение совокупности гендерных компонентов, позволяющих охватить сущностное наполнение гендерности.
Теоретический анализ существующих гендерных концепций показал, что гендерная идентичность имеет многокомпонентную структуру. Целостная, сформированная гендерная идентичность может быть описана с помощью авторской структурно-содержательной модели, включающей следующие составляющие, а также входящие в них компоненты:
I. Когнитивная (описательная) составляющая представление о: И. собственной гендерной принадлежности- 12. гендерном образе тела (телесность и облик) — 13. гендерных ролях, нормах и ожиданиях- 14. гендерных формах поведения- 15. гендерном стиле (темперамент, эмоциональные проявления) — 16. гендерных свойствах личности (психологические особенности) — 17. гендерных умениях- 18. гендерных ориентациях- 19. гендерных предпочтениях- 110. гендерных социализаторах- 1. 11. гендерных установках и стереотипах- 1. 12. гендерных атрибутах- Ы3. сексуальной ориентации и сексуальных сценариях.
II. Аффективная составляющая: 11.1. Удовлетворенность своей гендерной принадлежностью- 11.2. Гендерная самооценка- 11.3. Субъективная ценность гендерной принадлежности.
III. Поведенческая составляющая: Ш. 1. Гендерные схемы и планы поведения- III.2. Гендерные стратегии целеполагания- Ш. 3. Гендерные мотивы поведения- Ш. 4. Гендерная самопрезентация.
IV. Семантико-символическая составляющая: 1У.1. Я — гендерный идеал- 1У.2. Гендерные Я-ориентиры- 1У.3. Гендерная «Я-фантазия" — 1У.4. Гендерные архетипы [2].
В ходе исследования мы доказали, что приведенная структурная модель гендерной идентичности содержательно меняется в возрастном диапазоне от старшего дошкольного до юношеского возраста в плане составляющих ее компонентов [1]. В итоге можно описать следующие вероятные содержательноструктурные модели гендерной идентичности, сформированные к тому или иному возрасту:
Дошкольный возраст.
1) Наиболее сформированной является аффективная составляющая гендерной идентичности, связанная с отношением к собственной гендерной принадлежности, принятием своей гендерности. Далее не происходит ее существенных структурных трансформаций. При этом гендерная самооценка девочек несколько завышена (у 45%), а мальчиков — занижена (у 40%), ценность и удовлетворенность гендерной принадлежностью выше у девочек (удельный вес до 0,85), чем у мальчиков (удельный вес до 0,63).
2) Второй по уровню сформированности является когнитивная составляющая. Несмотря на довольно высокую полноту ее структуры (12 компонентов из 13) содержательная наполненность компонентов, связанных с внутренними, личностными гендерными особенностями, очень бедна и слабо дифференцирована. Эти компоненты гендерности еще слабо осознаются и в лучшем случае называются лишь самые яркие их содержательные элементы (мальчики смелые, грубые- девочки нежные, заботливые). При этом девочки у большинства дошкольников ассоциируются с категорией «хорошее», а мальчики — с категорией «плохое».
В основном же при описании собственной гендерности и гендерности противоположного пола дошкольники опираются на внешние признаки (одежда, прическа, наблюдаемое поведение), что отражается в высокой степени развития и наибольшей дифференцированности представлений о гендерных формах поведения и образе тела. У большинства дошкольников четко сформированы представления о гендерной константности (65%).
Социальная ситуация развития, связанная с привязанностью к ближайшему окружению, идентификацией со значимыми другими, высокой нормативностью поведения, а также с действием механизмов ранней гендерной социализации (гендерная сегрегация, типизация и дифференциация), способствует формированию в этом возрасте таких когнитивных компонентов, как гендерные предпочтения (100%) и ориентации (92%), представления о влиянии гендерных социализаторов и факторов (89%). Причем сформированные представле-
ния отличаются высокой степенью стереотипности, нормативной заданности и константности. Если гендерные предпочтения и ориентации наиболее осмысленны из всех компонентов гендерности (0,7 и 0,51 соответственно), то влияние гендерных социализаторов и факторов еще не осознается в полной мере (0,31).
Такие компоненты гендерной идентичности, как представления о гендерных ролях, умениях, стереотипах и атрибутах обладают средней степенью дифференцированности и сформированности. Это говорит о том, что дошкольники имеют общее представление о наиболее устойчивых гендерных установках и стереотипах (мальчики не плачут, более драчливые, неряшливые, сильные, смелые- девочки — плаксы, красивые, нежные, добрые, аккуратные, слабые, трусливые), умениях (девочки хорошо учатся, рисуют, готовят- мальчики мастерят, занимаются спортом, дерутся) и ролях (мать, хозяйка и работник, защитник). Однако они слабо осознаваемы и максимально нормативны.
3) Семантико-символическая составляющая сформирована наполовину (2 компонента из 4-х). Присутствует та часть, которая в меньшей степени осознается и не зависит от индивидуального опыта личности — гендерные архетипы (элементы коллективного бессознательного) и Я-фантазия (воображаемые элементы). Содержательное наполнение этих компонентов ограничивается ар-хетипическим ядром «сила — смелость — защита — воинственность» и «красота -хозяйственность — материнство».
4) Поведенческая составляющая, связанная с использованием в индивидуальном поведении и деятельности гендерных моделей, гендерной самопре-зентацией, сформирована слабее всего (1 компонент из 4-х). Это, вероятно, объясняется отсутствием индивидуального жизненного опыта, слабой осознанностью большинства компонентов гендерности, что не позволяет использовать их в качестве поведенческих маркеров. Единственный наблюдаемый поведенческий компонент — это гендерные схемы и планы поведения. Однако его содержательное наполнение слабо дифференцированно, ограничено и мало осознаваемо. Оно касается наиболее устойчивых форм наблюдаемого гендерного поведения, которые интериоризируются детьми под влиянием нормативного давления: девочки хорошо учатся, послушные, помогают маме- мальчики могут постоять за себя, защищают слабых, помогают другим.
В целом содержательная наполненность компонентов гендерной идентичности в дошкольном возрасте обладает низкой степенью дифференциро-ванности, осмысленности и сформированности, средней степенью полноты.
Младший школьный возраст.
1) В аффективной составляющей гендерной идентичности гендерная самооценка становится более адекватной (до 60% выборки).
2) Второй по уровню сформированности является когнитивная составляющая. Сохраняются на том же максимальном уровне сформированности гендерные ориентации и предпочтения, связанные с действием механизмов гендерной социализации.
В целом полнота общей структуры этой составляющей остается такой же, как и в дошкольном возрасте, но возрастает содержательная наполненность ее компонентов. Наблюдается начало перехода от ориентации на внешние про-
явления гендерности к осмысленным поведенческим ориентирам. Это выражается в увеличении степени сформированности, дифференцированности и осмысленности таких компонентов когнитивной составляющей, как представления о гендерных формах поведения, влиянии гендерных социализаторов и факторов. При этом содержание поведенческих представлений почти целиком наполнено, включает большинство наблюдаемых и усвоенных гендерных сценариев. Усиливается потребность детей принадлежать к определенной гендерной группе, что приводит к усилению половой сегрегации. Наиболее распространенными становятся игры с актуализацией мужских и женских социальных ролей, образцом для которых служат взрослые.
Хотя возрастает удельный вес представлений о гендерном стиле и свойствах личности, эти компоненты содержательно наполнены лишь на 40−50%, поэтому о переходе к обширным ориентациям на личностные гендерные особенности говорить рано.
Сохраняется и усиливается наблюдаемая в дошкольном возрасте тенденция в описании гендерности опираться на внешние признаки. Это сопровождается увеличением степени дифференцированности содержательных элементов представлений о гендерном образе тела с усложнением в нем описаний телесности. Представления о гендерной константности становятся более выраженными (до 95%).
Усиление нормативного и информационного давления в этом возрасте приводит к быстрому формированию и расширению общих представлений о гендерных ролях, умениях и стереотипах. Это приводит к значимому увеличению степени стереотипности эталонных гендерных образов (0,650, 880, 50, 7). Однако эти компоненты все же слабо осознаваемы и максимально нормативны.
3) Семантико-символическая составляющая по-прежнему сформирована наполовину. Значимых отличий по сравнению с дошкольным возрастом не обнаружено, хотя несколько расширяется содержание архетипического ядра за счет добавления концептов «мужское братство» и «женская отзывчивость».
4) Поведенческая составляющая, связанная с использованием в индивидуальном поведении и деятельности гендерных моделей, гендерной самопре-зентацией, не претерпела значимых изменений. Тем не менее появившийся еще в дошкольном возрасте компонент, связанный с гендерными схемами и планами поведения, становится более осмысленным. Это, вероятнее всего, объясняется приобретением в младшем школьном возрасте некоторого жизненного опыта.
В целом содержательная наполненность компонентов гендерной идентичности в младшем школьном возрасте обладает средней степенью дифференцированности, осмысленности, сформированности и полноты.
Подростковый возраст.
Формируются все структурные компоненты гендерной идентичности, однако наполнение их содержанием происходит неравномерно.
1) Полностью сформирована аффективная составляющая гендерной идентичности. Возрастают адекватность гендерной самооценки (до 70% вы-
борки), ценность гендерной принадлежности (до 0, S4).
2) В структуре когнитивной составляющей сохраняются на том же максимальном уровне сформированности, что и в детских возрастах, гендерные ориентации и предпочтения, осознание своей гендерной принадлежности, влияния гендерных социализаторов и факторов. При этом возрастает степень осмысленности этих компонентов гендерности.
Достигают максимального уровня своей сформированности и содержательной дифференцированности компоненты, отвечающие за восприятие гендера по культурно заданным, внешне маркируемым характеристикам — представления о гендерных формах поведения, гендерных умениях. Завершается формирование гендерных предпочтений с выраженной ориентацией на свои гендерные группы.
Половое созревание, важность для подростков своего телесного облика приводят к резкому увеличению содержательного наполнения представлений о телесности в гендерном образе «Я». Кроме того, проснувшийся сексуальный интерес, стремление строить межполовые отношения, осознание себя с точки зрения репродуктивных возможностей приводят к стремительному формированию отсутствующих в детских возрастах представлений о сексуальных сценариях и ориентациях.
Содержательные изменения полноты гендерной структуры в этом возрасте, прежде всего, связаны со значимым увеличением удельного веса представлений о гендерном стиле и свойствах личности. Эти компоненты стремительно наполняются содержанием (до б9%), становятся более осмысленными и дифференцированными, что позволяет говорить о переходе к ориентациям на личностные гендерные особенности при описании своей гендерности и гендер-ности противоположного пола.
Расширение репертуара доступных ролей, нормативное и информационное давление приводят к существенному увеличению степени дифференциро-ванности и осмысленности представлений о гендерных ролях, нормах и ожиданиях, стереотипах и установках, используемых при описании гендерных эталонов. При этом представления о гендерности представителей противоположного пола более стереотипны, чем представления о собственной гендерной идентичности. Набор атрибутов, по которым распознаются мужчины и женщины, становится все разнообразнее. При этом все более подчеркивается «фаллоцен-тричность» и статус мужчин (галстук), «одомашенность» женщин.
3) В семантико-символической составляющей также происходит формирование всех структурных компонентов, что связано с обогащением личного жизненного опыта, хотя эталоны «мужественности» и «женственности» по-прежнему не выходят за рамки культурно усвоенного концепта, что можно наблюдать в описаниях гендерных Я-ориентиров и гендерных архетипах. Но в отношении собственной личности в этот период у большинства подростков появляется потребность вырваться за границы привитых обществом стереотипов поведения и внешности, характерных для мужчин и женщин.
Наблюдается своеобразная форма «гендерного протеста», особенно характерного для девочек-подростков, когда те пытаются разрушить ограничения
гендера, стремясь к проявлению маскулинности в поведении, характере и внешности. Это отражается в содержательном наполнении гендерных Я-фантазий и Я-гендерного идеала, где наряду с традиционными гендерными чертами присутствуют эгалитарные характеристики (уверенность в себе, независимость, упрямство и эгоизм в женской выборке). У мужской половины выборки подростковый кризис не так сильно отражается на содержательном наполнении гендерности, хотя можно наблюдать некоторое снижение стереотипности при описании собственной личности (возрастные изменения маскулинности 0,880, 750, 50, 8).
В целом гендерные Я-фантазии по сравнению с детскими возрастами становятся реалистичнее и полнее отражают желаемые личностные особенности. А содержание гендерных архетипов расширяется за счет концептов «женственности — дружбы — любви — верности» и «власти — ответственности».
4) Поведенческая составляющая. Становление этой составляющей особенно активно происходит в подростковом возрасте — формируются целых три компонента из 4-х. Это связано с тем, что в отрочестве происходит окончательное закрепление особенностей восприятия, интеллектуальной направленности, личностных установок, эмоциональной сферы, определяя отличие мужчин и женщин, «мужских» и «женских» схем, планов и мотивов поведения, стратегий целеполагания и гендерной самопрезентации.
Демонстрируемые в поведении и деятельности гендерные особенности отличаются высокой нормативностью и социально заданностью, отражая характерные для каждого из полов гендерные нормы (мужские нормы твердости, антиженственности, власти и женские нормы ценности отношений, семьи и внешней привлекательности).
Существенное возрастание уровня сформированности и осмысленности такого поведенческого компонента, как гендерные схемы и планы поведения, свидетельствует о значимости индивидуально реализуемых поведенческих гендерных сценариев. Взаимоотношения начинают осуществляться в соответствии с общественно заданными гендерными ролями.
В целом подростковый возраст является специфическим переломным моментом в становлении гендерной идентичности, приближая человека к своеобразной личностной завершенности. Сформированность, дифференцирован-ность, осмысленность и полнота содержательного наполнения большинства структурных компонентов гендерной идентичности в отрочестве достигает высокого уровня.
Юношеский возраст.
1) Полностью сформирована аффективная составляющая гендерной идентичности. Возрастает адекватность гендерной самооценки (75% выборки), ценность и удовлетворенность гендерной принадлежностью (до 0,95).
2) В структуре когнитивной составляющей сохраняются на том же максимальном уровне сформированности, что и в предыдущих возрастах, гендерные ориентации и предпочтения, осознание своей гендерной принадлежности, влияния гендерных социализаторов и факторов, представления о гендерных формах поведения, гендерных умениях. При этом гендерные представление бо-
лее осознаны и систематизированы, максимально дифференцированы, гендерные стереотипы окончательно закреплены. Это может свидетельствовать о том, что происходит завершение формирования системы отношений к нормам и правилам, регламентирующим «мужское» и «женское» в той или иной культуре.
Овладение своей телесностью, приобретение опыта межполовых отношений приводит к снижению в юношеском возрасте интереса к физическому облику и сексу, способствуя повышению значимости внутренних личностных характеристик. Это находит свое отражение в содержании сексуальных сценариев и ориентаций, описывая которые, юноши начинают говорить о важности взаимопонимания, любви, общности интересов, равноправии.
Содержательное наполнение представлений о гендерном стиле и свойствах личности достигает максимальной дифференцированности и осмысленности, акцентируя окончательный переход к ориентации на личностные гендерные особенности и смысловые категории при описании своей гендерности и гендерности противоположного пола.
3) Компоненты семантико-символической составляющей, сформированные еще в отрочестве, в юношеском возрасте активно заполняются содержанием, что определяет переход к смысловым категориям при оценке собственной гендерности. Самоотношение становится ведущим основанием содержательного наполнения компонентов этой составляющей, определяя принятие или отвержение усвоенных в течение всей предшествующей гендерной социализации представлений. Это отношение регулируется системой более четких и осмысленных, чем в предыдущих возрастах, гендерных Я-ориентиров и Я-идеалов, то есть образцов-эталонов, ориентация на которые предопределяет полоспецифичное или противоречащее полу поведение человека.
Гендерные эталоны четко заданы культурно усвоенными образцами, формируемыми под влиянием информационного и нормативного давления. Они способствуют «возвращению» несколько трансформированных в период отрочества смысловых гендерных компонентов к традиционным формам. Теперь женское стремление к маскулинности отражается в основном лишь в содержании гендерных Я-фантазий. Если подростки-девочки явно демонстрировали стремление к мужской идентичности, то девушки 1S-19 лет скорее стремятся к гармоничному слиянию мужского и женского. Они не отвергают собственной гендерной идентичности.
Содержание архетипического гендерного ядра дополняется такими концептами, как «колдовство-творчество» и «свобода-отцовство».
4) Поведенческая составляющая. В юношеском возрасте завершается процесс интериоризации внешне наблюдаемых образцов поведения через постоянное предъявление информации о себе как мужчине/женщине в деятельности. Это сопровождается значимым возрастанием уровня дифференцированно-сти и осмысленности индивидуально реализуемых гендерных схем и планов поведения, стратегий целеполагания. Гендерные мотивы в силу специфики возраста с его актуализацией отношенческих, коммуникативных сфер, значимостью партнерских и семейных отношений, возможностью личностной и про-
фессиональной самореализации дополняются ставшими доступными для непосредственной реализации стремлениями к созданию семьи, освоению профессии и построению карьеры. При этом дифференцированность мужских и женских стратегий достижения поставленных целей становится более выраженной, что сопровождается использованием девушками коммуникативных, личностных подходов, а юношами силовых, связанных с постоянными вложениями, риском и логикой.
В целом гендерная идентичность к юношескому возрасту достигает своей структурной сформированности. Содержательное наполнение компонентов гендерности отличается максимальной степенью дифференцированности, осмысленности- становится более полным за счет учета при описании гендерной идентичности не только внешних особенностей и поведенческих проявлений, но и придания наибольшего значения личностным и смысловым характеристикам- устойчивым за счет увеличения количества неизменных ядерных гендерных признаков.
В ходе проведенного нами исследования экспериментально доказано, что гендерная идентичность является динамическим образованием, то есть происходит ее постепенное становление в возрастном диапазоне от дошкольного детства к юности.
Формирование компонентов и наполнение их содержанием внутри когнитивной, аффективной, поведенческой и семантико-символической составляющих гендерной идентичности происходит неравномерно. В частности, аффективная составляющая формируется уже в дошкольном возрасте, не претерпевая существенных изменений в своей структуре в дальнейшем. Далее происходит закономерное формирование когнитивной составляющей, сопровождающееся постепенным нарастанием уровня дифференцированности ее компонентов от возраста к возрасту, что подтверждает общий закон возрастного развития. Поведенческая и семантико-символическая составляющие формируются позже остальных, что, скорее всего, определяется существенным влиянием личного опыта на их становление.
Список литературы
1. Иванова Н. Л. Структура социальной идентичности личности: проблема анализа // Психологический журнал. 2004. Т. 25. № 1. С. 52-б1.
2. Клёцина И. С. Современные тенденции развития гендерной проблематики в психологии// Психология человека: интегративный подход в психологии: сб. тр. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2004. Вып. 2. С. 50-б5.
3. Ожигова Л. Н. Психология гендерной идентичности личности. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 200б. 290 с.
4. Перегудина В. А. Особенности возрастного становления гендерной идентичности // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 2. Тула: Изд-во ТулГУ, 2010. С. 305−310.
5. Перегудина В. А. Структурно-содержательная модель гендерной идентичности // Психосфера: сб. науч. тр. кафедры психологии ТулГУ. Вып. 6 / под ред. Е. Е. Сапоговой. Тула: Изд-во ТулГУ, 2012. С. 65−73.
6. Шнейдер Л. Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. 128 с.
Перегудина Виктория Альбертовна, канд. психол. наук, доц., PeregudinaVA@mail. ru, Россия, Тула, Тульский государственный университет.
AGE MODELS OF GENDER IDENTITY V.A. Peregudina
Article is devoted to the description of results of research of features of formation of man'-s and female gender identity in the age range from the senior preschool to youthful age. In particular process of age formation and filling by the maintenance of the model of gender identity allocated with the author is considered.
Keywords: gender, gender identity, structural and substantial model, age formation.
Peregudina Victoria Albertovna, candidate of psychological sciences, docent, Peregudi-naVA@mail. ru, Russia, Tula, Tula state university.
УДК 159. 923. 2
ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНОЙ СИТУАЦИИ РАЗВИТИЯ САМОСОЗНАНИЯ ПОДРОСТКОВ ИЗ «ДИСТАНТНЫХ» СЕМЕЙ (НА ПРИМЕРЕ ПРИДНЕСТРОВСКОГО РЕГИОНА)
Е. А. Сорокоумова, А.Л. Цынцарь
Посвящена характеристике социальной ситуации подростков из дистантных семей (трудовых мигрантов). В целом социальные факторы подростков, чьи родители уехали на заработки, идентична иерархии подростков, постоянно проживающих с родителями, кроме повышенной важности ценности & quot-безопасность"-. Оформленность ценностных структур говорит о большей личностной зрелости подростков из таких семей.
Ключевые слова: подростки из «дистантных» семей, ценностные ориентации, семейное воспитание, социализация личности, детский стресс, нравственное развитие.
Особенности формирования самосознания подростка — длительный сложный процесс, на который оказывают влияние многие факторы. Среди них важная роль принадлежит семейному воспитанию. Известно, что семья остается ведущим институтом социализации личности и именно в семье закладываются ценности, идеи и нормы общения друг с другом. Ближайшее семейное

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой