Маркеры устности как речевые сегменты судебной защитительной речи: проекция на риторическую аргументацию

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

С. В. Начерная
МАРКЕРЫ УСТНОСТИ КАК РЕЧЕВЫЕ СЕГМЕНТЫ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТИТЕЛЬНОЙ РЕЧИ: ПРОЕКЦИЯ НА РИТОРИЧЕСКУЮ АРГУМЕНТАЦИЮ
В статье рассматриваются маркеры устности как речевые сегменты судебной защитительной речи. Продвижение информации в устном монологическом высказывании происходит при помощи сегментов, обладающих определенной размытостью границ. Устная защитительная речь насыщена синтаксическими и метакоммуникативными маркерами.
Ключевые слова: маркеры, устность, речь, метакоммуникативность.
Риторический жанр защитительной речи имеет сложную стилистическую природу. Она формируется почти всеми известными функциональными стилями литературного языка. Эта сложность определяется тем, что судебный оратор так строит свою устную речь, что в ней широко используется стилистика письменной и разговорной речи.
Фактор устности оказывает большое влияние на защитительную речь в связи с тем, что устная форма произношения провоцирует в ней проявления спонтанности и в какой-то степени импрови-зационности, а возможно и определенное количество устно-речевых недочетов.
В то же время официальность ситуации, в которой произносится судебная речь, сложность содержания и определенная заданность тематики приближают ее к книжным стилям литературного языка, с обязательным использованием кодифицированных языковых средств.
Можно предположить, что защитительная речь находится на границе письменного литературного языка и устной разговорной речи.
На разных языковых уровнях могут появиться характерные особенности защитительной речи, которые обусловлены устной формой ее порождения.
Такие особенности называют специфическими устными конструкциями, или маркерами устности.
М. В. Максименкова считает, что «маркеры устности — это специфические разноуровневые языковые средства, сигнализирующие об устной форме реализации речи» [Максименкова 2005: 124].
Они используются «для регулирования интенсивности выражения, т.к. потенциально в них заложена способность „смягчить“ категоричность выражения, поэтому их употребление предполагает направленность на контакт и активацию слушателя» [Пирогова 2001: 1555].
Необратимость речевого потока, отсутствие времени на размышление и возможности удержать в памяти уже произнесенную часть речи, мешают адвокату осознать все связи слов в поиске определенной формы выражения мысли.
Спонтанность и отсутствие времени на поиск необходимого языкового средства приводит к их случайному отбору и употреблению.
Информация в устной речи продвигается смысловыми сегментами, и в соответствии с этим, -по мнению А. О. Лаптевой, — основным принципом организации устного монологического потока является членение его интонационными средствами [Лаптева 1980: 48].
В речевом потоке не всегда можно определить четкие границы речевых сегментов, а это неизбежно ведет к использованию в речи различных синтаксических конструкций в пределах одного высказывания (уточнения, пояснения, повторения и т. д.).
В предлагаемой защитительной речи мы ан-лизируем синтаксические и метакоммуникатив-ные маркеры.
В когнитивной лингвистике «словесные заполнители пауз» рассматриваются как метакомму-никативные маркеры. Под ними понимаются «…повторяющиеся в устной спонтанной речи частицы и мелкие слова как средства, служащие для свернутого выражения самых частотных метаком-муникативных значений: указания на неточность выражения и обозначения какого-либо фрагмента речи в рамках коммуникативного блока» [Пирого-ва 2001: 39].
Е. К. Пирогова предложила разделить мата-коммуникативные средства на две группы: эксплицитные развернутые выражения и маркеры. Эксплицитные средства выражают матакоммуни-кативное значение в открытом, более развернутом виде. Маркеры используются для выражения частотных метакоммуникативных значений. Они бо-
лее экономны, более обобщены. Однако граница между ними весьма условна [Пирогова 2001: 42].
Фактор устности особенно проявляется при употреблении различных синтаксических конструкций в устной спонтанной речи.
Анализируя стенографические записи защитительных речей по делу Балетдинова и Бол-гих [Антоненко 1999: 38], мы отметили следующие своеобразные синтаксические конструкции, то есть синтаксические маркеры в потоке устной речи.
Исследуя текст защитительных речей, мы пришли к выводу, что в данном речевом потоке нельзя четко определить границы сегментированных частей, и маркеры возникли в следующих случаях.
I. Смещение синтаксической перспективы высказывания, которая появляется в результате потери синтаксической связи между смысловыми частями внутри высказывания и может выражаться в следующих формах:
1. «Отказ» от продолжения начатой конструкции отмечается нами
в конструкции наложения:
— Балетдинов не отрицает / того факта / что де он действительно / он распивал спиртные напитки с несовершеннолетними / и понимал / что совершает противоправные действия // Важно отнести / противоправные действия Балетдинова / к системе / то есть / в ваше распоряжение / представлены доказательства / о четырех эпизодах / распития спиртных напитков / Балетдинова с несовершеннолетними подростками / то есть четырех эпизодов 28-го / 29-го / 30-го и 31 января / месяца / этого года // Еще раз повторяю / факты распития и вовлечения / в общем-то / в пьянство несовершеннолетних Балетдиновым / не отрицает //-
в изменении синтагматической последовательности, где два синтаксически связанных слова могут быть разделены другими словами:
— Далее // Поведение этого подростка / в общем-то / действительно развращенное / поскольку он имел уже в несовершеннолетнем возрасте / э / имел / интимные отношения со своей подругой / которая также была участницей группы / вот этих молодых / можно назвать / молодых несовершеннолетних пьяниц // Так вот / и поистине может быть / посмотреть / я не хочу оправдывать преступления / но я должен сказать о том / что здесь-то как раз вот / э / чисто фактического вот / такое / такого вовлечения в пьянку / со стороны Балетдинова несовершеннолетних // не было / они уже были давно / э-э / совращены и давно пьянствовали // Я в общем-то / несколько раз / удивлен / поскольку детская / или там ко-
миссия по делам несовершеннолетних / имея на учете этих подростков / не принимали практических мер к тому/ чтобы спасти ребят // Не возбраняется / и вполне возможно направить / на лечение от алкоголя / несовершеннолетних // Но, во всяком случае, / этим вопросом, / по-видимому, никто не занимался //-
в конструкции с дополнительной фразовой границей, где используется дополнительный повтор или вставное «да» с целью привлечения внимания слушателей, так как речевой отрезок делится на более мелкие синтагмы:
— Товарищи судьи // Вот взаимное развращение / совращение в пьянку / я / в общем-то прошу учесть / несколько учесть само поведение потерпевших да / так называемых / в кавычках / их отношение / к распитию спиртных напитков //
В общем-то я считаю / что довольно-таки / может быть совершенно правильно / сказала / что свидетель / в качестве свидетеля / Осипова о том / что да / действительно ее сын / один раз посещал квартиру Балетдинова // И после визита Осиповой / да / матери / значит / выгнал из квартиры ее сына / в общем-то / дав ему понять / что здесь ему делать больше нечего //-
вопросительные конструкции с дополнительной фразовой границей, где вопросительная реплика распадается и приводит к нарушению синтагматической последовательности высказывания:
— Ну / что касается родителей. // Спустя рукава смотрят на то / что их ребенок значит / уходит с пути истинного // что допустимо (неразборч.) то же / те же самые родители / не видели что ли (неразборч.) / Видели прекрасно // Почему / я не понимаю // Здесь в судебном заседании видели / не занимались воспитанием своего ребенка // Отец работает на одном предприятии с сыном / и / по-видимому / ни разу не пришел / в цех / не посмотрел / как его сын работает / не поинтересовался у наставника / как он работает / как ведет себя / не проверили они в быту / чем дышит их ребенок / с кем дружит / каковы интересы / каков круг знакомых этого ребенка / каков круг знакомых //-
в конструкции «извинения» за неточно подобранное слово, когда говорящий осознает неправильность сказанного слова и пытается исправиться, перебивая и поправляя себя:
— Товарищи судьи // Достаточно появиться / в малой социальной группе / одному лидеру / для того чтобы определить интересы всей группы // И / вот в данном случае / я не могу сказать / что у Болгих может быть / Болгих / может быть присвоена группа / простите / присвоено качество
лидера // И вот почему // Он во-первых / не важных / простите / не лучших физических качеств / а для подростков / физические данные / имеют первостепенное значение / это вы прекрасно знаете // Во-вторых, / он не отличается качествами смелости / смелость / которая переходит иногда / на грань правонарушений // Он мало того / он еще от природы застенчив / извините / и заикается // Он не выполнял роль лидера в данной группе // Он не определял интересы данной группы / но он находился в ней / и он должен отвечать за это / и он отвечает за эти действия //-
в конструкции «перебива и поправок» в момент неточности сказанного, что позволяет говорящему уходить от структурности текста, исправлять неточность сказанного в процессе речи и дает возможность начать новое построение:
— Ну, а если посмотреть / действительно / кто инициатор практически / вот этих пьянок / в общем-то / были сами подростки / сами несовершеннолетние // Ну, давайте посмотрим / как первые / как говорится / приходили / что называется в гости / а / к Балетдитнову // Сами подростки / без приглашения хозяина / приходили / и практически / в общем-то / своим приходом / своим присутствием / финансировали / организовывали вот эти пьянки // Я понимаю / что в полном объеме / вовлечение в пьянство / можно было считать / если совершеннолетний // приглашает распивать спиртные напитки / ну / вполне нормально / будем так говорить / приемлемо / в отношении поведения в обществе / несовершеннолетнего подростка / и тем самым / развращать его / вовлекать/ вовлекая в пьянство // то есть / как говорится / сбивает с пути / с доброго пути / на котором до сего момента / до настоящего времени / стоял подросток //-
в конструкции повторов в поиске нужной формы слова:
— Малые социальные группы / давно уже стали / предметом изучения криминологии / и до сих пор не ясно / каким образом проявился / то есть проявляется преступный интерес // Каждый из них он не существует свободно / то есть в каждом из них / они не стремятся к достижению / отрицательного результата / но вот эта группа появляется / и это создает возможность / в конечном счете / возможности ими совершить правонарушение //.
II. Конструкции поясняющие, уточняющие, вставные, вводные в пределах одного высказывания продвигают информацию в устном речевом потоке при помощи интонационных сег-
ментов. Высокая частотность употребления конструкций нами отмечена в следующих вариантах.
1. Конструкция уточнения с изменением порядка слов:
— Что мы имеем / на 28-е / на конец января 86-го года / были ли несовершеннолетние подростки до / посещения квартиры Балетдинова / не развращены пьянкой // Товарищи судьи / я этого не могу сказать / я этого сказать не могу // А могу сказать обратное / что действительно несовершеннолетние подростки / злоупотребляли спиртными напитками ранее / до того как познакомиться / с Балетдиновым // Об этом нам сказала / мамаша / Пиконова здесь / сказала нам в судебном заседании //.
2. Конструкции вставные и вводные помогают говорящему выделить сегмент с важной информацией и передать личностное отношение к освещаемым событиям:
— Но тот факт / что вот / несколько может помешать / для определения такой меры наказания / тот факт / что он определен хроническим алкоголиком // Но я считаю / что верить / словам его / которые он говорит / что его лечение / ввиду состояния здоровья // Но и сам он осознал / сам / как говорится / своей головой дошел до того / что пора прекратить / все эти безобразия с пьянкой // В общем-то я считаю / вполне возможно / по-видимому / определить меру наказания / которая не лишала бы свободы моего подзащитного // Прошу ст. 46-ю / то есть / отсрочку приговора //.
III. Конструкции присоединительные.
1. Присоединительная конструкция с союзом «и»:
— Я думаю / что вся его предыдущая жизнь / ведь мы можем / сказать / хорошо / ведь он уже 18 лет / И ведь уже жил на свете / и ведь он ни в чем предосудительном замешан не был // И я думаю что в этой ситуации / у нас все основания доверять / подсудимому / И что он никогда более / не совершит правонарушения //.
2. Присоединительные конструкции с союзами «да, да и»:
— иногда одному из них или нескольким / трудно противостоять / этой ситуации / в которую он попал // Ему трудно отказаться / да и ему трудно не совершать // Вот в чем они виноваты / в пьянке // Вот трезвый человек / наверняка он нашел бы силы / отказаться и не сделать этого // В пьяном состоянии он здесь оказался // Да оказался // Он виноват // Да // Но насколько он сам виноват / Насколько воздействие в группе / не оказало на него этого влияния // Я уверен / да и
для вас это понятно / и для всех присутствующих здесь / что сама группа / она сама себя двигала / к этому преступному результату / но каждый в отдельности не преступник //.
IV. Синтаксический повтор обладает определенной спецификой и лежит в основе поения некоторых стилистических приемов, но встречается не очень часто.
— Товарищи судьи / Болгих был выпорот собственным отцом / Почему / за то что он совершил данное преступление // Я думаю / вот отношения отца и сына / отношения / которые связывают сына с семьей / Почему он / краснеет / когда он возвращался домой / или когда приезжают в Томск / его родители / Почему / он начинает бледнеть / при виде этих родителей / я тоже думаю говорит нам о том / что он / для нас не потерянный человек // Мы не можем сказать / что он уже разрушил настолько / все представления о добре и зле / похвальном и постыдном / возможном и невозможном / чтобы его надо было / лишать свободы //.
V. Заполнители пауз обдумывания (мета-коммуникативные маркеры) — вставные слова, усиливающие членение речевого потока. В данном тексте мы отметили следующие заполнители:
1. Звуковые заполнители:
— / что еще до Нового года // ее сын познакомился с Берсоном / распивая спиртные напитки / хм / за что сын был задержан / на э-э / новогодней елке работниками милиции / что далее сразу после Нового года / ее сын / неоднократно / задерживался / э-э / общественностью / работниками милиции / э-э / за распитие спиртных напитков на улице и в подъездах //.
2. Лишние слова:
— Но давайте / товарищи судьи / обратим внимание / в общем-то / как начинались / как развивались и / в общем-то / закончились события этих в общем / эпизодов // Я здесь не зря / значит / задал вопрос / свидетелю / Никонову // который на мой взгляд / ответил / что не знает / кто кого / вовлекал в пьянство / то ли / Балетдинов нас / то ли мы его //.
3. Частицы и мелкие слова — вот, так, эти, в принципе, так сказать, как бы… :
— Ну / хотелось бы сказать о том / что / на скамье подсудимых / попал / Балетдинов / ну / мне кажется / на первый взгляд / как бы / не случайно // Последнее время / перед тем как / он был привлечен к уголовной ответственности / в целом / поведение самого Балетдинова / так сказать / шло к тому (неразборч.) // Это говорит о том / что / по-
нимал Балетдинов / что / он / совершает противозаконные действия / он сам этого не отрицает / кстати / я прошу отнести это к непосредственному признанию //.
Таким образом, в устной речи адвоката в силу ее спонтанности и того, что у говорящего нет времени на обдумывание, используются речевые средства, замедляющие темп речи и позволяющие оратору исправить неточные и неправильные выражения.
Это объясняется спецификой устной речи и тем, что продвижение информации в устном монологическом высказывании происходит при помощи сегментов, обладающих определенной размытостью границ.
На основе рассмотренных примеров можно сделать вывод о том, что устная защитительная речь насыщена синтаксическими и метакоммуни-кативными маркерами. Особенностью устной защитительной речи является высокая частотность употребления данных конструкций.
С позиций норм литературного языка — это можно считать, в какой-то степени нарушением. Однако при восприятии устной речи подобные конструкции не квалифицируются как речевые недочеты. Они выполняют совершенно иную функцию. Их задача привлечь внимание слушателей к определенным положениям речи.
Иногда это позволяет адвокату сделать речь и более содержательной, внося в нее дополнительную информацию в форме попутных замечаний, вставных и вводных конструкций.
Язык судебной речи весьма специфичен и отличается от языка других публичных выступлений диалогичностью, дискурсионно-полемиче-ским характером, широким использованием юридических терминов, речевых клише и т. д.
Защитительная речь в суде — это выступление такого типа, где аргументированность текста моделируется различными средствами воздействия на адресата. Это могут быть не только топы, тропы, риторические фигуры, но и достоинства и недостатки речи. Они вызваны специфичностью устных конструкций речи. Мы считаем, что маркеры устности как речевые сегменты усиливают аргументативную направленность речи.
Синтаксический аспект аргументации определяется последовательностью тезисов и аргументов в процессе диалога. В синтаксическом плане для конкретного акта аргументации существенно его положение в ряду других аргумента-ционных актов.
Сторонником синтаксической трактовки доказательства был Х. Перельман. Он рассматривал доказательство как оперирование со знаками по заданным синтаксическим правилам, причем во внимание не принимаются ни объекты, обозначаемые этими знаками, ни отношение к ним субъекта, использующего их. Речевая форма аргумента включает выбор слов и синтаксическую организацию. Выбор слов основан на принципе, согласно которому в аргументации допустимо нейтральное словоупотребление.
Синтаксический строй аргументации проявляется как в модальности высказываний, так и в их конструкциях, которые, отличаясь от обыденного течения речи, создают переход от привычного к новому, изменяя перспективу рассмотрения предмета [Реге1шап, О1ЬгесЫз-Туеса 1969: 229].
Аргументация не только доказывает, но и убеждает, т.к. позиция говорящего, даже если она соответствует истине, не всегда может быть принята аудиторией. Именно поэтому аргументация в суде рассматривается ни как логическая, а как риторическая. В связи с этим, текст защитительной речи — это аргументативное пространство, характерная особенность которого заключается в том, что разворачивающийся в нем речевой процесс является спонтанным, свободным, мобильным, непредсказуемым образованием.
Лингвистическая особенность анализируемого текста в том и состоит, что аргументативная выразительность достигается определенными недостатками речи: анаколуф, плеоназм, порядок слов, выбор слова, лексическая сочетаемость слов в предложении, не соблюдение требований устной речи. Кроме того, оратор в своей речи оперирует и попутными «житейскими» стратегиями, которые
отражают многообразие отношений, связывающих людей между собой и окружающей действительностью, формируя то же самое аргументативное пространство.
Названные недостатки в речи приобретают определенное лингвистическое направление. И удачное, на наш взгляд, соединение вышеназванных аспектов снимает логическое напряжение с коммуникативного процесса, которому свойственны спонтанность и непредсказуемость.
В данном случае критерий истинности выражается через критерий аргументативности.
Это и обусловило необходимость рассмотреть аргументацию судебной защитительной речи с точки зрения речевых стратегий: маркеры устности как речевые сегменты.
Риторический подход к анализу текста обнаруживает наибольшую лингвистическую ориентацию, так как объектом исследований служат языковые единицы (не сами по себе, а как способ решения аргументативной задачи), порождающие особый тип текста.
Список литературы
Антоненко Т. А. Словесность в Юриспруденции: практ. пособие. Ростов н/Д, 1999.
Лаптева О. К. О грамматике устного высказывания // Вопр. языкознания. 1980. № 2. С. 45−60.
Максименкова М. В. Устность как жанрооб-разующий признак судебной защитительной речи: дис. … канд. филол. наук. Смоленск, 2005.
Пирогова Е. К. Метакоммуникативные маркеры в устной спонтанной речи. СПб., 2001.
Perelman Ch., Olbrechts-Tyteca L. The New Rhetoric: A Treatise on Argumentation. Notre Dame- L., 1969.
S.V. Nachernaya
ORAL SPEECH MARKERS AS SEGMENTS OF A JUDICIAL DEFENSIVE SPEECH
IN RHETORICAL ARGUMENTATION
Marker of a verbal speech as speech segments in a judicial speech for the defense are considered in the article. Advancement of information in an oral monologue statement is due to segments having definite outlines of limits. An oral speech for the defense abounds in syntactic and metacommunicative markers.
Key words: segments, markers, speech, metacommunication.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой