О состоянии тамбовской организации партии социалистов-революционеров до 1917 г

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 947
О СОСТОЯНИИ ТАМБОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПАРТИИ СОЦИАЛИСТОВ-РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ ДО 1917 г. 1
© Никита Иванович ПЬЯНЫХ
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант кафедры российской истории, e-mail: Istorik_68@mail. ru
Статья посвящена организационной структуре тамбовских социалистов-революционеров до свержения монархии. В ней анализируются прежде неисследованные и неизвестные различные аспекты состояния местной организации эсеров на рубеже Х1Х-ХХ вв.: внутренняя структура, финансовое обеспечение, издательская деятельность, участие в общепартийных форумах и взаимоотношение с партиями и общественными организациями того времени.
Ключевые слова: тамбовские эсеры- организация- структура- финансы- литература- общественные организации.
Эффективность любой партии как политической силы, особенно в условиях нелегального существования и противостояния с государством, что характерно для России конца XIX — начала XX в., определялась, прежде всего, степенью ее организованности. Партия социалистов-революционеров (далее -ПСР), ориентируясь на достижение политических свобод, массово строилась снизу, а местные организации составляли ее основу. Их «портрет» еще недостаточно разработан исторической наукой.
Материалы Тамбовского губернского жандармского управления (ТГЖУ), курировавшего борьбу с политическим движением в регионе (отчеты, доклады, циркуляры, агентурные донесения, сводки наблюдений, дела об установлении надзора и сведения о поднадзорных), и партийные документы (отчеты, газеты, прокламации), изъятые сотрудниками ТГЖУ при обысках и арестах эсеров,
1 Статья подготовлена по результатам проведения поисковой научно-исследовательской работы в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009−2013 годы (Государственный контракт № П358 от 07. 05. 2010).
ныне содержащиеся в фонде 272 Тамбовского государственного архива, позволяют осветить в целом состояние местной эсеровской организации.
В Тамбовской губернии название «эсеры» приняли неонародники 1890-х гг. Унаследовав внутреннюю структуру от народников, они составляли небольшие кружки в городах (Тамбове, Козлове, Борисоглебске и Кирсанове), поскольку в основном были городскими жителями. Позднее в других уездных городах губернии также образовывались кружки, чаще всего называвшиеся комитетами.
Эти кружки представляли собой законспирированные, замкнутые группы политических единомышленников (представителей городских средних слоев, интеллигенции, рабочих, учащихся), что при полном отсутствии политических прав и свобод и жандармских преследованиях позволяло им существовать некоторое время.
С 1902 г., с присоединением к ПСР, кружки, как правило, принимали название «уездной группы». В годы Первой русской революции количество таких групп возросло
с 3 до 14. Тем самым губком только закрепил стихийно возникшие в то время организации. Они имели при себе боевые дружины, пропагандистские, рабочие и ученические кружки. В кружках, а позднее и группах эсеры вели пропаганду революционных идей.
Отношения между кружками, группами были нерегулярными, а их деятельность на протяжении всего рассматриваемого нами периода губкомом трудно координировалась, что было порождено их первоначально изолированной друг от друга самоорганизацией, фактически автономной деятельностью.
В тамбовской деревне эсеры в 18 981 908 гг. создавали непартийные крестьянские организации (братства), представлявшие собой законспирированные кружки крестьян, во главе которых стояли выборные комитеты. Через них последователи второй волны народничества лишь проводили свои программы и лозунги, вследствие чего председатель Тамбовского губкома Е. П. Виноградова в своем докладе на I общепартийной конференции ПСР (август 1908 г.) констатировала, что братства не входят в общепартийную организацию [1, т. 2, с. 252]. Имевшиеся при них в 1905—1907 гг. сельские боевые дружины, а в одном только Козловском уезде в то время их было 15 [2], осуществляли аграрный террор.
Представители братств общались между собой редко. Губком пытался координировать их деятельность с помощью уполномоченных («разъездных агентов»). В революционное время группами или представителями губкома созывались нерегулярные уездные крестьянские съезды. В ноябре 1907 г. в Тамбовском уезде состоялся губернский крестьянский съезд, на котором были проведены выборы в крестьянские уездные комитеты [3], впоследствии, впрочем, ничем себя не проявившие.
Губернская организация ПСР существовала только в 1903—1909 гг. — в период наивысшей идейной и организационной активности местных эсеров до свержения монархии. Ее «зона ответственности» была определена решением I съезда ПСР (декабрь 1905 -январь 1906 г.), рассмотревшего вопрос о партийном разделении территорий: она охватывала большую часть Тамбовской губернии за исключением Елатомского уезда, подчиненного Московской областной организации
ПСР, зато включая город Касимов Рязанской губернии. Несмотря на «размежевание», в Темниковском уезде работали преимущественно нижегородские эсеры, а в Новохоперском уезде Воронежской губернии — тамбовские [2- 4, т. 2, с. 412]. Количество населенных пунктов, охватываемых организаторской и агитационно-пропагандистской работой эсеров, по нашим данным, включало 14 городов и 114 сел и деревень губернии.
Структурно губернская организация была построена по принципу децентрализации [2]. Во главе ее стоял губернский комитет (губком). Последний, несмотря на свой общегубернский статус, по сути своей был городским — представители других территорий в него не входили. Фактически вторым губернским центром была Козловская автономная группа. Губком избирался на общих собраниях, затем — конференциях. Он осуществлял общее руководство работой, снабжал уездные комитеты деньгами и литературой, посылал работников в уездные города и села. При нем были аффилированы кружки учащихся, пропагандистов, Рабочий и Крестьянский союзы, боевая дружина, возглавляемая в 1905—1907 гг. последовательно Е. Ф. Кудрявцевым («Адмиралом»), П. И. Ильным, И. Т. Мигачевым («Романовым»). В 19 051 908 гг. губком входил в состав Поволжской областной организации партии и подчинялся непосредственно Поволжскому областному комитету. Более того, второй областной съезд ПСР проходил в Тамбове в июле 1905 г. [4].
Важным организационным моментом было поддержание связей с ЦК ПСР. В начальный период крайне нерегулярные отношения тамбовчан имелись с образовавшейся «южной партией с. -р.» и «союзом с. -р.» [1, т. 1, с. 138]. Осенью 1901 г. в целях объединения всех эсеровских организаций Центральной России в единую партию Г. А. Гер-шуни посетил тамбовский и козловский кружки. Летом 1903 г. С. Н. Слетов, как уполномоченный ЦК ПСР нашел в губернском городе «недурную группу» [1, т. 1, с. 142−143]. В 1905—1909 гг. связь местных эсеров с ЦК поддерживалась через члена саратовского областного комитета Вл.М. Чернова [5].
Представители тамбовской организации ПСР участвовали в общепартийных форумах. На I съезде ПСР тамбовский комитет пред-
ставлял «Тамбовцев» (В .А. Гроздов), козловскую группу — «Климов» (лицо не установлено), на II съезде — тамбовский — «Графский» (В.К. Вольский), козловский — «Федо-тыч» (лицо также не установлено) [1, т. 1, с. 444−445, 625]. На I общепартийной конференции ПСР в Париже в августе 1908 г. тамбовскую организацию представляла «Абелева» (Е.П. Виноградова), она же была и на IV Совете партии в Лондоне в августе 1908 г. [1, т. 2, с. 306]. В 1906—1907 гг. В. К. Вольский участвовал в съездах крестьянских работников ПСР.
Важную роль в идейной деятельности местной организации эсеров играла пропагандистская литература. До 1899 г. эсеры не имели собственной типографии. Поэтому на первом плане было использование ими т. н. «тенденциозных», не разрешенных цензурой книг и их распространение среди учащейся молодежи, рабочих и крестьян. Антиправительственная книга до начала XX в. была основным, а затем — вторым после брошюры агитационным инструментом.
С 1899 г. эсеры приобретали по поддельным документам, через третьих лиц, экспроприациями типографское оборудование, на котором печатали нелегальные листки (брошюры, прокламации). С начала Первой русской революции количество пропагандистской литературы резко возрастает. Если в июне 1904 — июне 1905 г. эсерами было распространено более 2 тыс. экземпляров изданий, то только в сентябре 1905 г. они отпечатали и распространили более 10 тыс. экземпляров изданий тамбовского губкома [6]. На пике организационной деятельности до 1917 г. — в середине 1906 г. — ими было выпущено 70 тыс. экземпляров изданий, еще до 15 тыс. изданий областного комитета они распространили [2]. Максимальный тираж одного издания составлял 20 тыс. экземпляров. Литература была обращена прежде всего к тамбовскому крестьянину, что обусловливалось социальной ориентацией эсеров.
Ведущим печатным органом тамбовских эсеров была нелегальная непериодическая газета «Социалист-революционер. Издание Тамбовского губкома ПСР». Всего за 1906-
1908 гг. вышло в свет 6 ее номеров [1, т. 2, с. 82]. Легальные издания имели место только в 1905—1907 гг., когда властями были официально разрешены «Тамбовский голос»
и «Козловская жизнь», оказавшиеся под влиянием эсеров. Так, номинальным редактором «Тамбовского голоса» был ушедший несколько ранее от них к либералам А. Я. Тимофеев, неофициальным являлся, по мнению тогдашнего начальника ТГЖУ И. С. Семенова, один из руководителей губкома М. К. Вольский [7].
После Первой русской революции по мере угасания эсеровского (шире — революционного) движения из-за разгрома губкома, уездных групп, крестьянских организаций, многочисленных арестов партийных функционеров и типографий печатная литература практически не издавалась и не распространялась в губернии. К вышесказанному необходимо добавить, что печатали литературу эсеры только в городах, исключение составляло одно из крестьянских братств Борисоглебского уезда, самостоятельно печатавшее на гектографе литературу в конце 1907 г. [8, с. 12].
Финансовое обеспечение организации было необходимостью для тамбовских эсеров. Материальные средства им требовались на содержание типографий, конспиративных квартир, безработных, заключенных и высланных товарищей, профессиональных революционеров, издание литературы, закупку оружия, поддержание организационных связей с уездными и крестьянскими организациями.
Бюджет тамбовской организации ПСР был создан в 1902 г., в подтверждение чего мы имеем указание из «приходно-расходной книги» губкома за 1903−1904 гг., что комитетчики получили от предшественников 85 рублей [9]. Изначально большую часть его составляли сборы на поддержку революционного движения, заключенным и высланным соратникам по подписным листам, от лотерей, вечеринок, продажи литературы, тогда как членские взносы (рабочих, учащихся, собственно эсеров) играли весьма незначительную роль. Но и они не могли покрыть огромные финансовые траты организации в революционное время. Поэтому с 1906 г. основным источником пополнения бюджета губкома стали экспроприации. Так, в декабре 1907 г. было экспроприировано 10 тыс. рублей из волостного правления в Тамбовском уезде [10]. Материальная поддержка эсерам оказывалась и состоятельными сочувствующими: крупным помещиком
князем В. Кугушевым, мясоторговцем В. Аб-рековым и известным тамбовским богачом М. Шининым [11]. Заключенным эсерам и их семьям помогал нелегальный Красный Крест (часть его средств шла губкому). В 1908-
1909 гг. бюджет пополнялся в основном за счет субсидий областного комитета [12, с. 15-
13, с. 15].
Немаловажное значение для тамбовских эсеров имели взаимоотношения с левыми политическими и общественными организациями. С местными социал-демократами и либералами они чаще всего участвовали в совместных собраниях и митингах, кооперативном движении, а также выборной кампании во II Государственную думу, создав «Левый блок» и выдвинув ряд кандидатов. Более того, до 1904 и после 1907 г. марксисты находились в рядах неонародников. Только в 1904 г. эсдеки выделились из тамбовской организации ПСР, но уже в 1905 г. были созданы и существовали объединенные организации эсеров и социал-демократов Тамбова и Борисоглебска, в 1907—1909 гг. — Мор-шанска, в 1915—1916 гг. — «Тамбовская организация объединенцев» [14]. Тамбовские либералы до 1904 г. так же, как и эсдеки, входили в состав местной организации ПСР. Поэтому некоторые из них начинали свою политическую деятельность на эсеровском поприще. Например, А. Я. Тимофеев, занимавшийся аграрными делами в конце XIX в., вскоре примкнул к либеральному «Союзу освобождения», затем вошел в кадетскую партию, в 1912 г. был даже избран членом IV Государственной думы от Тамбовской губернии по городской курии, вступив затем во фракцию кадетов. После Манифеста 17 октября член губкома ПСР Л. Д. Брюхатов также ушел к кадетам. Стоит отметить, что и некоторые тамбовские марксисты также начинали революционную деятельность как приверженцы народничества (Н.Н. Авдеев, Л. Г. Васильевский, М.Д. Чичканов), в то же время некоторые эсеры — как социал-демократы (В.К. Вольский, Е. Ф. Кудрявцев, С.Н. Слетов). С эсерами тесно сотрудничали моршанские анархисты-коммунисты.
Особо выделим, что в 1907 г. от губкома ПСР отделилась не признавшая запрет ЦК на проведение самостоятельного политического террора Тамбовская группа «независимых социалистов-революционеров», преобразо-
ванная сначала в Тамбовский союз «независимых социалистов-революционеров», а затем в Поволжский комитет «независимых социалистов-революционеров», боевики которого совершали экспроприации в ряде центрально-черноземных и средневолжских губерний [15]. Несмотря на раскол, максималисты передавали эсерам часть денег, полученных от экспроприаций, хотя последние считали эту деятельность максималистов вредной.
Под контролем Тамбовского губкома ПСР находились некоторые беспартийные революционные и профсоюзные организации. Нелегальный Красный Крест последовательно возглавляли эсеры Ф. Б. Беляев и Е. П. Шатова [1б]. Существовавшим в 19Q5−19Q6 гг. местным отделением Всероссийского крестьянского союза руководил эсер С.А. Коптевский- многими его членами также были эсеры, которые сами считали его партийной крестьянской организацией [17]. Под их влиянием находились тамбовская группа Всероссийского железнодорожного союза и Военно-революционная организация Тамбовского гарнизона, в комитеты которых входили эсеры. Даже финансировались вышеуказанные организации губкомом, а их прокламации печатались его типографией [2]. Эсеры являлись организаторами и руководителями в 19Q5−19Q6 гг. ряда профсоюзов, а также т. н. «общепрофессионального союза» [18].
Идейная и организационная деятельность тамбовских эсеров, объединившихся в губком, группы, кружки, братства, протекала в промежутках между многократными жандармскими репрессиями, порой целиком их уничтожавшими. ТГЖУ вполне успешно справлялось с ними с помощью внедренных в их среду осведомителей. Так, в 19Q9 г. были уничтожены почти все эсеровские организации в губернии. Вследствие арестов, отсутствия материальных средств и литературы попытки их возрождения не увенчались успехом. Возникшая в 1915 г. т. н. «Тамбовская организация независимых социалистов-рево-люционеров» была исключительно номинальной. Только свержение монархии в феврале 1917 г. позволило эсерам реально восстановить и развить организационную деятельность. На 1 августа 1917 г. в Тамбовской губернии существовало 7 организаций: б комитетов и 1 группа [1, т. 3, с. 7Q4].
Итак, тамбовская организация ПСР, благодаря разветвленной организационной структуре, охватывавшей большое число крестьян, рабочих, представителей городских средних слоев, интересы которых она собиралась выражать, воздействию на широкие слои населения через партийную печать и революционные и профсоюзные организации, была наиболее многочисленной и самой влиятельной организацией в губернии до 1917 г.
1. Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы: в 3 т. М., 2QQ1.
2. ГАТО (Гос. арх. Тамбовской области). Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 733. Л. 4Q-42.
3. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 1144. Л. 1б.
4. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 98. Л. 5.
5. ГАСПИТО (Гос. арх. социально-политической истории Тамбовской области). Ф. 382. Оп. 1. Ед. хр. 348. Л. 17об.
6. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 355. Л. 262об.- Ед. хр. 480. Л. 51−51об.
7. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 355. Л. 242об.
8. Краткий очерк состояния партийных организаций в Поволжье // Знамя труда. 1907. № 8. Дек.
9. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 292. Л. 65.
10. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 1140. Л. 9.
11. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 292. Л. 65- Ед. хр. 480. Л. 53- Ед. хр. 1145. Л. 156об.
12. Социалист-Революционер. Издание Тамбовского губкома ПСР. 1907. № 4. Нояб.
13. Социалист-Революционер. 1908. № 5. Февр.
14. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 1929. Л. 37об.
15. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 1145. Л. 146, 280.
16. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 1145. Л. 156- Ед. хр. 1290. Л. 69об.
17. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 772. Л. 1, 3−3об., 52−52об., 60−61.
18. ГАТО. Ф. 272. Оп. 1. Ед. хр. 1146. Л. 338.
Поступила в редакцию 24. 11. 2011 г.
UDC 947
ABOUT CONDITION OF TAMBOV ORGANIZATION OF SOCIALISTS-REVOLUTIONARIES'- PARTY BEFORE 1917
Nikita Ivanovich PYANIKH, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student of Russian History Department, e-mail: Istorik_68@mail. ru
The article is devoted to organizational structure of Tambov socialists-revolutionaries before overthrow of monarchy. It analyzes the unknown various aspects of condition of the local organization socialists-revolutionaries on boundary of 19−20th centuries: internal structure, financial maintenance, publishing, participation in all-party forums and mutual relation with parties and public organizations of that time.
Key words: Tambov socialists-revolutionaries- organization- structure- finances, literature- public organizations.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой