О структурной эффективности сбалансированной макроэкономической системы и направлениях ее развития

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Keywords: investment appeal, assessment and development of techniques of the analysis, approbation at the enterprise, studying of factors, the bank credit, the investor, diagnostics
Elena Anatolyevna Agapitova, undergraduate of department EGHISO, Moscow Vitte University УДК 330
О СТРУКТУРНОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ СБАЛАНСИРОВАННОЙ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И НАПРАВЛЕНИЯХ ЕЕ РАЗВИТИЯ
Сергей Арсеньевич Владимиров, доктор экон. наук, проф., профессор кафедры экономики и финансов e-mail: ideal ideal @mail. ru Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения http: //guap. ru
В статье предложена авторская экономическая модель, в которой системно, комплексно, научно обоснованы основные направления целостной макроэкономической (в т.ч. налоговой) политики, позволяющие оценить современное и спрогнозировать будущие состояния конкретной сбалансированной открытой экономики (СОЭ). Сформулированы направления дальнейшего развития модели.
Ключевые слова: модель П. Самуэльсона, эффективность, макроэкономика, качество, политика, государство, налоги.
Пусть только наша идея будет правильной, и тогда, несмотря на наличие препятствий, стоящих на пути к ее осуществлению, она не будет невозможной.
И. Кант [5]
Идея совершенного, справедливо управляемого государства, сбалансированной открытой
эффективной экономики (С.В.)
Более шестидесяти лет в экономической науке и преподавании доминирует модель экономического выбора «экономиста всех времен и всех народов» П. Самуэльсона [1]. Он утверждал, что язык математики является единственно возможным для изложения положений современной экономической теории. Общеизвестно, что П. Самуэльсон был убежденным центристом, либералом «золотой середины», избегал крайних идеологических позиций: рынок или бюрократия, частное и государственное, кейнсианство или монетаризм, тяготел к институционализму. По этой причине его СЛ. Владимиров учебник «Экономика. Вводный курс» с 1948 года широко известен всему капиталистическому миру, выдержал более 20-ти изданий на 12-ти языках общим тиражом более пяти миллионов экземпляров, сыграл решающую роль в распространении кейнсианства после Второй мировой войны, а с 1964 года признан в СССР и по сей день в новой «переходной» России.
В модели П. Самуэльсона в табличной и графической форме рассматриваются производственные возможности экономического выбора: альтернативные соотношения в предложенных им волевым порядком цифровых примерах зависимостей между некоторыми основными макроэкономическими показателями (МЭП): объемами средств производства и предметов потребления. При этом отсутствуют, но неявно подразумеваются их общественные эффективности, варианты развития (роста) макроэкономической системы по экстенсивному или интенсивному пути. В модели не
учитываются (не затрагиваются) проблемы обоснования и колебания (в том числе взаимно противоположных направлениях) норм и общественных экономических эффективностей потребления, налогового бремени, государственных расходов и инвестиций относительно темпов экономического роста, влияния структуры сальдо платежного баланса на качество соответствующей макроэкономической (в т.ч. налоговой) политики, сбалансированности макроэкономической системы вообще.
Из этой модели выводятся якобы прямая (жесткая) связь между большими объемами накоплений и соответствующим уровнем потребления, экономические законы возрастания дополнительных затрат, убывающих эффективности и производительности/доходности, экономии на масштабе производства и др. Развитие современных развивающихся и развитых экономик зачастую противоречат этой модели экономического выбора.
Современная экономическая система развитого государства должна быть активной (с положительным темпом экономического роста), экономически неуязвимой (независимой), интегрированной в международное разделение труда, безусловно управляемой с точки зрения постоянного обеспечения народнохозяйственного баланса «доходы-расходы». При этом стратегия эффективного социально-экономического развития и соответствующих преобразований должна исходить из понимания целостности материально-вещественных, социально-психологических, социально-экономических, денежно-финансовых, информационных и др. процессов, составляющих общественное воспроизводство, исследования общих принципов построения механизма оценки и анализа рационального функционирования экономики. Недопустимо выделение какого-то одного регулятора, например, монетарного [10].
Устойчивое развитие без разрушения в течение неограниченно длительного периода времени единой системы «природа — человек» не должно ставить под сомнение способность будущих поколений удовлетворять свои потребности. Такое развитие определяется тремя переменными: а) эффективностью экономики, б) экологической стабильностью, в) социальной справедливостью [11]. Важнейшей составляющей современной концепции целостного подхода к социально-экономической эффективности является статистико-экономический анализ взаимосвязей между производительностью труда, эффективностью производства и экономическим ростом.
Общественное развитие находит свое конкретное выражение в статистических (в том числе макроэкономических) показателях, без установления и измерения численных значений которых невозможно управление. Показатели уровня и темпов экономического и социального развития, в частности показатели уровня жизни, являются важнейшими для оценки эффективности проводимой в стране экономической политики и, в конечном счете, существующего в ней общественного строя. В то же время высокие темпы экономического развития не всегда являются критерием соответствующего роста уровня жизни населения. Например, при высоких темпах роста советской экономики жизненный уровень населения был низким, при этом экономический рост возможен просто за счет роста цен, а постоянное стремление к поддержанию более высоких темпов сдерживает структурные преобразования и противодействует таким важным составляющим технического прогресса, как переход к использованию принципиально новых ресурсов и удовлетворение экологических требований. В ходе подлинного экономического роста происходит инновационное обновление производственного капитала страны, устаревшее оборудование заменяется новым, с лучшими качественными характеристиками, так что степень износа основных фондов в целом по экономике, по меньшей мере, не увеличивается [1].
Ниже рассматривается общепринятая математическая модель сбалансированной открытой экономики (СОЭ), для которой справедливо равенство:
У-С-вВ=0+1, (1)
где: У — планируемая (прогнозируемая) госорганами величина ВВП-
0 — государственные расходы (соответственно g =О/У — норма государственных расходов) —
1 — инвестиции (соответственно б =1/У — норма инвестирования) —
С=(1-б)(1−0)У — объем потребления (соответственно с=С/У=(1- б) х (1-#) — норма
потребления) —
#=Т/У= g/(1-s) — средняя налоговая нагрузка (налоговое бремя) —
Т — сумма налоговых поступлений в прогнозируемом государственными органами бюджете-
в — валютный курс-
В — сальдо платежного баланса страны (соответственно Ь=Б/У — норма сальдо платежного баланса.
Кроме того, введем следующие обозначения: Б — темп экономического роста СОЭ, равный отношению численного значения утвержденного госорганами в бюджете или прогнозе прироста ВВП к прогнозируемому ВВП (то есть Б=АУ/У) — у=1/(s+g)& gt-1,0 -обобщенный показатель структурной эффективности (ОПСЭ) — очевидно, что б=1/ у^- Я — показатель общественной эффективности инвестиций, равный отношению численного значения утвержденного в бюджете или прогнозируемого госорганами прироста ВВП к величине инвестиций (то есть К. =АУЛ=Б/б) — Б — показатель общественной эффективности государственных расходов, равный отношению численного значения утвержденного госорганами в бюджете или прогнозе прироста ВВП к аналогичной величине государственных расходов (то есть Б= АУ/О=Б^) — г -ставка ссудного процента Центробанка страны.
Введем также новое понятие — показатель эффективности и качества макроэкономической политики государства — О, определяемое по формуле: 0=1 — (угос+Егос)/(уидеал+Еидеал), (2)
где: угос=1/(Бго^гос) — ОПСЭ ВВП (бюджета) — Бгос и gгос — нормы инвестирования и
Ргос
— темп экономического роста, предусмотренный прогнозом региона- у = - значение ОПСЭ при
утвержденном государственными органами темпе экономического роста-
Ридеал л/л/ гос, госч2
=¼(б +g) — максимальное значение темпа экономического роста, достижимое при утвержденных (прогнозируемых) нормах государственных расходов и инвестиций.
Этот показатель характеризует степень отклонения реальной сбалансированной экономики от ее возможного наилучшего теоретически возможного состояния, количественно определяемого нулем (то есть минимальным отклонением между реальным и идеальным состояниями макроэкономической эффективности). Например, состояние эффективности и качества макроэкономической политики конкретного государства, определяемое совокупностью вышеуказанных, утвержденных государством (в том числе в бюджете) МЭП, может быть отражено на графике (см. ниже) точкой, А [уА- Бд], что эквивалентно Од. Для японской экономики значение показателя эффективности и качества макроэкономической политики равно 33%, то есть ОЯпон = 0,33 и может считаться «эталоном» для всех развитых стран [2]. Обозначим численное значение инфляции через — 1.
Автор полагает, что модель П. Самуэльсона является частным случаем предложенной им обобщенной (целостной) макроэкономической модели с более строгими требованиями к определению терминов интенсивно/экстенсивного путей экономического развития, определяемых конкретными соотношениями численных значений МЭП, находящихся в строгой взаимной зависимости, в иерархическом порядке, к тому же имеющей «прозрачный геометрический смысл» [2].
Таким образом, норма потребления в идеальной СОЭ (с нулевым сальдо платежного баланса) одновременно определяется следующими взаимоотношениями с остальными МЭП:
а) разностью между единицей и суммой государственных расходов и инвестиций- то есть чем меньше общая сумма государственных расходов и инвестиций, при прочих равных условиях, тем больше норма потребления в обществе. И наоборот, увеличение общей суммы государственных расходов и инвестиций, безусловно, снижает общественную норму потребления-
Рис. 1. Взаимосвязь основных макроэкономических показателей СОЭ с нулевым сальдо платежного баланса (заштрихованы области невозможных значений у: меньших, чем
б) частным от деления разности между единицей и средней налоговой нагрузкой на сумму единицы и средней налоговой нагрузки- то есть чем меньше средняя налоговая нагрузка (общее налоговое бремя), тем больше возможное значение нормы потребления и наоборот-
в) разностью между единицей и удвоенным квадратным корнем из прогнозируемого темпа экономического роста, то есть при снижении темпа экономического роста норма потребления, безусловно, повышается и наоборот: при повышении темпа экономического роста норма потребления в обществе снижается. При этом в СОЭ никогда невозможно состояние, при котором норма потребления меньше темпа экономического роста, поскольку главной причиной производства является потребление, следовательно, прирост валового внутреннего продукта в СОЭ не может быть меньше потребления. (В реальных СОЭ возможно в период кризисов, то есть отрицательных темпов экономического роста «проедание» накопленных запасов.)
В то же время средняя налоговая нагрузка в идеальной СОЭ также находится в целостной взаимосвязи с другими вышеперечисленными МЭП и равна:
а) частному от деления разности между единицей и нормой потребления на сумму единицы и нормы потребления- то есть чем больше норма потребления в обществе, тем меньше должна быть средняя налоговая нагрузка и наоборот-
б) частному от деления корня квадратного из прогнозируемого темпа экономического роста на разность между единицей и корнем квадратным из темпа экономического роста- то есть средняя налоговая нагрузка при увеличении темпа экономического роста в СОЭ также должна увеличиваться, а при его снижении -уменьшаться-
1,0
К с- У:? ЕЦ К. г: I
Щтп и больших, чем у
в) частному от деления единицы на разность между удвоенным показателем общественной структурной эффективности государственных расходов и инвестиций и единицей, то есть снижение суммы государственных расходов и инвестиций должно сопровождаться соответствующим снижением средней налоговой нагрузки.
При этом в соответствии с историческим опытом и культурными традициями средняя норма налогового бремени в макроэкономических системах не может снижаться ниже десяти процентов («библейская десятина», близкая, по мнению автора, к анархии). В то же время ни при каких обстоятельствах средняя налоговая нагрузка не может превышать своего максимального значения, отраженного на графике кривой С0^ах=1/?. Эта кривая соответствует административно-командной экономике
АКЭ© (системе), например, СССР, в которой инвестиции (капитальные вложения) являлись «перераспределенными» государственными расходами, поскольку государственная собственность была абсолютно преобладающей (более 98%).
Весьма показательно, что характер этой кривой позволяет сделать теоретически корректный вывод, что в АКЭ© нет никаких оснований заведомо идеологически ограничивать ГАКЭ © & lt- ГРЫНОЧНОи = рид =¼ у2, поскольку не форма собственности, а качество организации и управления и перераспределения валового продукта — суть экономического потенциала любого общества [2].
Известно, что в СССР до 80-х годов прошлого века не менее 40% (сорока процентов) ВВП составляли государственные расходы в капитальные вложения, что весьма близко соответствует требованию идеальных норм инвестиций и темпам экономического роста с нулевым сальдо платежного баланса. Действительно (особенно в 1930−39 и 1950−1970 гг.) темпы экономического роста СССР (в значительной степени экономически изолированного) намного превышали соответствующие показатели во всех развитых капиталистических странах. Другое дело, потребление советских людей было на уровне прожиточного минимума, а в конце семидесятых годов из-за значительного прогрессирующего отставания в высокотехнологической сфере (в значительной степени по идеологическим причинам) в СССР стали развиваться застойные явления, «подкрепленные теориями» падающей экономической эффективности. В то же время, несмотря на заклинания о грядущем глобальном процветании, кризисы чуть ли не ежегодно поражали капиталистические страны, следовавшие в фарватере идей рыночного фундаментализма (особенно мировой финансовый кризис 2008 года, эквивалентный шоку Великой депрессии 1929 года).
Важно также иметь в виду, что средняя налоговая нагрузка в идеальной СОЭ не минимальная для любых соотношений основных МЭП, но именно сбалансированная относительно соответствующих максимальному теоретически возможному экономическому росту показателях норм государственных расходов, инвестиций и их общественных эффективностей, одновременно равных корню квадратному из численного значения экономического роста.
В целостном единстве с основными МЭП в идеальной СОЭ находится и темп экономического роста (его идеальное, теоретически возможное максимальное значение), определяемый численно:
а) одной четвертой от квадрата показателя общественной структурной эффективности государственных расходов и инвестиций- то есть при увеличении, например, суммы государственных расходов и инвестиций в два раза, темп экономического роста увеличивается в четыре раза и наоборот-
б) частным от деления квадрата средней налоговой нагрузки на квадрат суммы единицы и средней налоговой нагрузки- то есть увеличение темпа экономического роста до максимально возможного значения, безусловно, требует повышения средней налоговой нагрузки (парадоксальный вывод, идеологически неприятный, но справедливый). И наоборот: снижение темпа экономического роста должно сопровождаться уменьшением средней налоговой нагрузки-
в) четвертой частью от квадрата разности между единицей и нормой потребления, то есть в идеальной СОЭ достижение максимально возможного темпа экономического роста возможно только за счет снижения общественной нормы потребления (идеологически неприятный, но справедливый вывод). Естественно, что при снижении темпа экономического роста должна, соответственно, повышаться норма потребления.
Естественное единство между основными МЭП в идеальной СОЭ подтверждается взаимным равенством норм государственных расходов, инвестиций и их общественных эффективностей в жестком соотношении с остальными МЭП, то есть их равенству:
а) корню квадратному из прогнозируемого темпа экономического роста- то есть снижение/повышение суммы государственных расходов и инвестиций должно приводить к соответствующему снижению/повышению темпа экономического роста-
б) частному от деления средней налоговой нагрузки на сумму единицы и средней налоговой нагрузки- то есть повышение/снижение суммы государственных расходов и инвестиций должно приводить к соответствующему повышению/снижению средней налоговой нагрузки-
в) половине разности между единицей и нормой потребления- то есть снижение нормы потребления должно приводить к росту сумм государственных расходов и инвестиций. А, соответственно, рост нормы потребления неизбежно приводит в СОЭ к снижению суммы инвестиций и государственных расходов-
г) частному от деления единицы на удвоенное значение показателя общественной структурной эффективности государственных расходов и инвестиций- то есть невозможно идеальное состояние СОЭ при неравенстве норм государственных расходов, инвестиций и их общественных эффективностей друг другу, соответственно корню квадратному из прогнозируемого темпа экономического роста. Любое отклонение от последнего значения делает невозможным достижение СОЭ идеального состояния.
В то же время очевидно, что бесконечное множество реальных состояний СОЭ располагается на площади ниже кривой максимально возможного темпа экономического роста — Бид =¼ у2. Эти состояния определяются соответствующими точками, например, на графике точкой, А с координатами: А[уА -БА- Оа]. Из этой точки возможны следующие очевидные направления развития (повышения эффективности) макросистемы:
а) идеальное (единственное, стратегическое) — по кратчайшему направлению к кривой максимально возможного темпа экономического роста (то есть в направлении перпендикуляра АА к касательной из точки А). Более подробно: направление развития реальной экономики выбрано государственными органами близким к идеальному (наилучшему теоретически возможному), если оно сопровождается повышением экономического роста при снижении суммы норм государственных расходов и инвестиций, а также и средней налоговой нагрузки при одновременном повышении нормы потребления (в том числе за счет положительного сальдо платежного баланса страны, вызванного прежде всего экспортом высокотехнологичной продукции), сбалансированностью основных макроэкономических параметров-
б) неидеальные — стремящиеся (близкие) к идеальному-
в) заведомо неэффективные для общества — такие направления развития реальной экономики, которые сопровождаются снижением экономического роста и нормы потребления при одновременном росте суммы норм государственных расходов и инвестиций, средней налоговой нагрузки, несбалансированностью всех или большей части основных макроэкономических параметров (коррупционные или заведомо некомпетентные направления экономического развития — «на авось», вплоть до умышленного развала, деградации собственной экономики по советам «экономических убийц»: общеизвестная проблема «псевдоинвестиций» западных инвесторов в предприятия российского высокотехнологичного комплекса, которые зачастую
приводят к ликвидации этих предприятий (например, уничтожение конкурентов, скупка земли под предприятиями и др.).
Несомненно, авторская модель экономики (несмотря на ее кажущуюся парадоксальность) имела место в период 1879—1897 гг. в реальной экономике США («Золотая эпоха» золотого стандарта, введенного в 1879 г.). Феноменальный подъем американской промышленности и экономики в целом сопровождался соответствующим ростом национального дохода — 3,7% в год (в расчете на душу населения — 1,5%). При этом он происходил на фоне снижения цен ежегодно на 1%, что теоретически должно было сопровождаться глубокой депрессией. Однако денежная масса в стране увеличивалась темпами, достаточными для обеспечения беспрецедентного экономического роста, в основе которого лежал опережающий рост инвестиций в основной капитал, и их объем в 1880—1890 гг. удвоился. Это привело к быстрому росту производительности труда и значительному повышению реальной заработной платы. Не в накладе оказались и банки, поскольку реальная процентная ставка измерялась тогда двузначными цифрами. В результате США вышли на первое место в мире по объему ВВП и промышленного производства на лидирующие позиции в мировой экономике [9]. Авторская модель хорошо отражает известные периоды парадоксальных взлетов экономических систем в СССР и Германии, Японии, Южной Корее, Китае.
Анализ представленной модели предполагает решение проблем сбалансированности/несбалансированности макроэкономических состояний, описываемых основными МЭП, а также условий достижения сбалансированности и причин несбалансированности соответствующей макроэкономической системы. При этом несбалансированность экономической системы может быть объективной (войны, периоды крупных социально-экономических реформ, катаклизмов), случайной и преднамеренной, выгодной определенным (как правило, властным или оппозиционным, в том числе теневым структурам) «группам влияния» но, безусловно, невыгодной обществу в целом. Ярким примером является деятельность легендарного А. Меллона -министра финансов при трех американских президентах с 1921 по 1932 гг., автора и разработчика налоговой реформы плутократического развития капитализма, по лекалам которой были разработаны республиканские налоговые реформы 1981 г. Р. Рейгана и 2001−2003 гг. Дж. Буша-мл., утверждавшего, что не труд, а система налогообложения является основным источником богатств. Созданная им финансовая система в сочетании с минимальными размерами государственного сектора явилась основным фактором генезиса Великой депрессии (1929−1933) и биржевого краха 1929 г. [9].
Достижение равновесия в реальной макроэкономической системе является труднейшей финансово-политическая задачей (в том числе государственного долга), включающей выпуск госзаймов, ужесточение налогообложения, печатание денег. В одних странах (например, скандинавских) высокий уровень налогов уживается с низким уровнем коррупции, а в других, со значительно более низким уровнем налогообложения, уровень коррупции относительно высок. Неоконсервативным идеологам и политикам в ряде развитых стран удалось буквально натравить средние слои на малоимущие — посредством демагогических заявлений, согласно которым последние, получая социальную помощь, «проедают» налоговые поступления «средних граждан».
Несложный математический анализ соотношений между основными МЭП при конкретной заданной государственными органами численной величине темпа экономического роста позволяет жестко выделить следующие «иерархические ряды (ИР) МЭП» с соответствующими диапазонами ограничений их «дрейфа» внутри конкретного ряда.
I. Равновесные СОЭ.
а) Идеальные И Р СОЭ с нулевым сальдо платежного баланса и нулевой инфляцией (наиболее простые, имеющие очевидный «геометрический смысл»,
отражены на рис. 1). Их бесконечное множество, определяются они конкретным значением, как правило (для удобства) ОПСЭ, автоматически строго определяющем все остальные МЭП (и, обратно, также строго определяемым любым другим основным МЭП). Например, пусть государственными органами утверждены следующие нормы государственных расходов и инвестиций: б = g = У (то есть нормы государственных расходов и инвестиций равны 25%), следовательно у = 2,0. Кроме того, их общественные эффективности равны также 25%, то есть: Я = Б = 25%. Идеальное налоговое бремя равно: в = 1/(2у — 1) = 0,33 (33%). Норма потребления: с = 1 — 1/у = 0,50 (50%). Темп экономического роста (идеальный, максимально возможный для этой совокупности МЭП): Бвд =¼ у2 = 1/ (4×4) = 6,25%.
Поэтому иерархический ряд будет в этом случае выглядеть так:
с & gt- в & gt- б = g = Я = Б = '-Б & gt- Б & gt- 1 = 0,
где 1 — инфляция.
в) Реальные, определяемые конкретно заданными государственными органами численными величинами темпа экономического роста, государственных расходов (их нормой) и соотношениями («перестановками») между основными МЭП и фундаментальной величиной: корнем квадратным из темпа экономического роста. Например (два экстремальных случая):
а) «общество эффективного потребления — экономическая идиллия»:
с & gt- Б & gt- б & gt- '-Б & gt- Я & gt- в & gt- g & gt- Б & gt- 1,
Обращает на себя внимание высокая норма потребления при значительных общественной эффективности государственных расходов и норме инвестирования, малых норм налогового бремени и государственных расходов, весьма удовлетворительной общественной эффективности инвестиций.
б) «войны, периоды сложных крупных социально-экономических реформ (управляемых)»:
в & gt- g & gt- Я & gt- '-Б & gt- б & gt- Б & gt- с & gt- Б & gt- 1.
В этом ряду очевидны высокие нормы налогового бремени и государственных расходов, незначительная норма потребления и общественной эффективности государственных расходов. Норма потребления для этих двух случаев «дрейфовала» от максимальной к минимально возможной («биологического прожиточного минимума»).
Не представляет трудностей скомбинировать другие промежуточные равновесные иерархические ряды (число их ограничено соответствующими перестановками, читатель легко может сделать это самостоятельно).
II. Неравновесные (с заведомым нарушением иерархии МЭП).
Как уже указывалось, неравновесность (несбалансированность) макроэкономической системы является следствием нарушения основных требований иерархичности отношений между МЭП в СОЭ, несбалансированностью финансовых интересов государства и налогоплательщиков, чрезвычайных обстоятельств (например, войн, некомпетентных действий правительства), безусловной причиной инфляции.
Например, заведомо несбалансированной при заданном соответствующими госорганами темпе экономического роста является следующая, часто встречающаяся экономическая система (нарушенный иерархический ряд МЭП):
с & gt- g & gt- в & gt- '-Б & gt- б & gt- Я & gt- Б & gt- 1 & gt- Б & gt- 0,
В этом ряду норма государственных расходов с весьма низкой их общественной эффективностью больше нормы налогового бремени (заведомое перенапряжение экономических потенциала), а норма инвестиций и их общественная эффективность одновременно меньше корня квадратного из темпа экономического роста, что свидетельствует о недопустимо низкой эффективности инвестиционной политики (государственной инвестиционной программы) и, что интересно, заведомо завышенном (возможно, в пропагандистских целях перед очередными выборами) утвержденном
госорганами темпом экономического роста, в свою очередь численно меньшим уровня инфляции.
Примером катастрофического состояния макроэкономической системы является следующий иерархический ряд МЭП:
1 & gt- g & gt- & gt- 6 & gt- б & gt- Я & gt- Б & gt- с & gt- 0 (ноль) & gt- Б,
с чрезвычайно высокой инфляцией (гиперинфляцией) и низкой нормой потребления, неудовлетворительной собираемостью налогов и отрицательным темпом экономического роста («проеданием запасов»).
Ниже на рис. 2 приводится графическое отображение возможных вариантов налоговой политики (бесконечное множество выбора («поле») практически всех теоретически возможных значений средней налоговой нагрузки — налогового бремени).
Рис. 2. Графическое отображение «поля множества значений налогового бремени» и основных направлений (параметров) налоговой макроэкономической политики (заштрихованы области невозможных значений у: меньших, чем утп)
Основное пространство («налоговое поле») выбора численного значения налогового бремени заключено между четырьмя границами, определяемыми:
а) линией (отрезком) АО — знаменитым библейским требованием «десятины», по авторскому мнению, сродни анархизму, то есть наименьшему налоговому бремени в социально организованной (в том числе анархически или религиозно) группе людей:
С! =0,10-
б) кривой (отрезком) В1С1, соответствующей максимально возможному значению налоговой нагрузки, — 6МАХ = gM0c = 1/у, имевшему место в административно-командных экономиках (системах (АКЭ (С) — «единых фабриках» с господством государственной собственности (например, в СССР) — или ВС — кривой идеальной средней налоговой нагрузки 6^ = 1/ (2у -1) —
в) прямой (отрезком АВ1), параллельной оси 6, определяющей минимально возможное значение обобщенного показателя структурной эффективности СОЭ,
равное: Утп=1,207 И-
г) прямой (отрезком ОС1), параллельной оси 6, определяющей максимально возможное значение обобщенного показателя структурной эффективности СОЭ в реальных, исторически и статистически подтвержденных границах, равное: уМаС = 2,0.
Очевидны два характерных (экстремальных, геометрических) направления макроэкономической политики («налоговый крест»):
а) по прямой из точки At^,™-^ =0,10] в точку C![ ?MZ = 2,0- в^ ], что
эквивалентно переходу от «от анархической к административно-командной экономике -АКЭ (С)" —
?) по прямой из точки BI[^min. i, 207 -1/^т1П. 1,207 ] в точку = 2,0- в^ =0,10],
что эквивалентно переходу «от суперАКЭ© к архианархической экономике».
Легко высчитываемая точка Е пересечения этих направлений определяет, по мнению автора, «золотосерединное» значение средней налоговой нагрузки в «усредненной экономике», равное в3Ес'-= 0,31 (весьма близкое к показателю среднего налогового бремени в США и Японии — около 30%), при ц/3Ес. = 1,77 (также очень близкое к японскому, равному 1,81), определяющее «ядро» налоговой политики и его исторический «дрейф».
Интересными являются также три характерные «тройственные» точки налогового поля, расположенные на кривой нормы потребления HC1 = 1 — 1/^, в которых одновременно соблюдается равенство трех (и более) разных МЭП:
а) точка Х пересечения кривых нормы потребления и кривой равенства нормы налогового бремени и инвестиций, в которой с = e=s-
б) точка C1 пересечения кривых нормы потребления и кривой равенства максимальных значений средней налоговой нагрузки и государственных расходов в АКЭ©, в которой с = в = g-
в) точка Z, пересечения кривых нормы потребления и кривой равенства максимальных значений государственных расходов и инвестиций и их общественных эффективностей: с = g = s = R = S.
На рис. 2 приведена высчитанная автором на основании [2] «анархистская» кривая нормы государственных расходов, минимальное значение которой равно 1,9%, а максимальное — 4,4%. Мировая статистика настаивает на минимальной норме
^ & quot- MIN
инвестирования, не меньшей средней нормы амортизационных отчислений, — sAMopm3 =3%, которая и указана на этом же рисунке. Приведено также максимально возможное значение средней нормы налоговой нагрузки: в1^ах = 0,83, которое делает понятным
близкое к нему значение налогового бремени в Швеции. Для более подробного анализа вариантов налоговой политики (выявления и обоснования соотношений между основными МЭП) приведены также из рис. 1: кривая идеальной нормы налогового бремени: вИДЕАЛ = 1/(2^ -1) и кривая идеальных значений норм государственных расходов и инвестиций: (s=g=R=S)™ = ½^.
Безусловно, размер, знак и структура сальдо платежного баланса страны оказывают сильное влияние на качество макроэкономического состояния. Например, положительное сальдо соответствующей экономики, безусловно, в денежном (количественном) отношении повышает ее эффективность. И наоборот, отрицательное сальдо платежного баланса снижает качество макроэкономической политики. При этом особое значение приобретает товарная структура экспорта и импорта. Очевидна неперспективность преобладания в структуре экспорта ограниченных природных ресурсов в обмен на продовольствие и невысокотехнологичную (заведомо отсталую от передового мирового уровня) продукцию. В [2] приведены соответствующие зависимости.
Авторская модель позволяет наглядно («имеет прозрачный геометрический смысл») и строго математически объективно оперировать множеством важнейших макроэкономических показателей, находящихся в целостной взаимосвязи, определять и предлагать (прогнозировать) качество макроэкономической политики любых
государств, их экономических союзов, мировой экономики в целом. В ней также преодолен барьер мнимого отсутствия в экономической системе количественных констант, так разительно отличающих ее от физических систем. Например, корень квадратный из прогнозируемого государственными органами и экспертами темпа экономического роста является фундаментальной величиной при анализе сбалансированности и близости к идеальным значениям основных МЭП. Модель естественно, «геометрически прозрачно» объясняет взлеты и падения соответствующих моделей реальной экономики, необъяснимых с точки зрения немалой части идеологизированных теоретиков и практиков-экономистов.
Интересным и близким к «эконофизическому» направлению в современной экономической теории может быть сравнение авторской модели идеального состояния макроэкономической системы с циклом Карно в термодинамике, сущностью которого является определение максимального теоретически возможного коэффициента полезного действия тепловой машины — 7 (в идеальном случае 77=1,0- в действительности всегда меньше этого значения). В авторской интерпретации полученная экономической системой конкретная сумма государственных расходов и инвестиций всегда может привести в идеальном случае («нулевых потерь» максимально возможных общественных эффективностей государственных расходов и инвестиций) к максимально возможному темпу экономического роста, соответственно, к максимальному теоретически возможному обобщенному показателю макроэкономической политики, то есть: Vидеал = 0,0 — в действительности всегда заметно большему этого значения при положительном темпе экономического роста и меньшим нуля при отрицательных значениях темпа экономического роста. Например, для Японии V Япон = 0,33, поэтому он может быть взят за ориентир для других стран, стремящихся к максимальному значению качества своей макроэкономической политики [2].
Автор полностью сознает основные ограничения своей модели, которая не может быть полностью адекватна реальности, поскольку речь идет о человеческой деятельности, развивающейся в необратимом времени, несводимости общественного прогресса, развития человека к увеличению денежных доходов или к приумножению материального богатства, темпов экономического роста. Кроме того, общеизвестными трудностями соизмерения народно-хозяйственной эффективности затрат являются: наличие в ее структуре разнородных измеримых, несоизмеримых друг с другом или вовсе неизмеримых элементов, препятствующих выражению ее одним числом- наличие прямых и обратных зависимостей между затратами на различные производства, совмещение проектных вариантов, дающих минимумы затрат по каждому объекту в отдельности, но не обеспечивающих общий минимум всех затрат в народном хозяйстве- при этом денежные затраты (особенно связанные с природопользованием) не являются точным отражением затрат общественного труда [12].
Например, из-за отсутствия общепризнанной теории человеческого капитала и критериев оценки этого важнейшего ресурса любого государства невозможно точное измерение состояния человеческого (морально-интеллектуального) потенциала, хотя он так же, как фонды и деньги, постоянно изнашивается. При этом главные противоречия между учеными чисто политического и идеологического характера: а) оценка деятельности человека по труду или по имеющемуся у него капиталу? б) регулирование социально-экономических процессов государством или их либерализация (социально-экономическая характеристика управленческой системы)? в) социализация (снижение уровня бедности и безработицы) или капитализация человеческого капитала. Систему идеальной мотивации для всей экономики в целом из-за неравенства между группами и по доходам создать невозможно. Несовершенство людей и их отношений делает значимым фактор случайности, неопределенности.
Следовательно, количественные оценки эффективности макроэкономической политики никогда не могут дать абсолютно точной информации для безошибочного принятия решений, но могут служить первичным материалом для содержательного анализа в процессе принятия решений государственными органами и общественными организациями.
Авторская модель определяется и лимитируется прежде всего правительственными, региональными и отраслевыми прогнозами развития, сфокусированными в утверждаемых на соответствующий период времени государственных бюджетах и представляет собой совокупность трех оценок эффективности макроэкономических состояний: формально-математической- организационно-технолого-экономического механизма- особенностей лидеров общества, принимающих решения (их способности воспринимать и правильно интерпретировать соответствующую информацию).
Лейтмотив авторской статьи — объединение двух категорий: «эффективность» и «справедливость». Аморально гордиться экономической эффективностью, если она не дополняется справедливым распределением дохода общества. Именно с особенностями политического процесса связаны не только трудности реализации выводов многих исследований, но и явные злоупотребления при оценке и осуществлении мероприятий и программ, наиболее выгодных для определенных сторон и нередко вредных для общества в целом. Аналитические методы, назначением которых должно служить преодоление субъективизма в принятии решений, на деле нередко используются в качестве одного из инструментов политической борьбы. Рыночная экономика должна решать социальные проблемы и обеспечивать благосостояние всем трудящимся.
Политики только финансируют решение проблем, но почти никогда не знают, как их решить. Они часто искажают и упрощают до неузнаваемости рекомендации ученых. Следовательно, экономисты в любых обстоятельствах не должны слепо копировать политический процесс. Они должны стать блюстителями общественной дальновидности в экономических вопросах, давать четкие рекомендации государственным структурам по разработке экономической политики страны и понятные предприятиям ориентиры стратегического планирования (в том числе смелые альтернативные планы дальнейшего развития общества, реформирование и отрицание капитализма с учетом природы человека, современного состояния технологий без идеологической составляющей).
Ни одна из экономических теорий не представляет действительного интереса, если не отвечает на новый главный вопрос экономики: КУДА? То есть в каком направлении должна развиваться макроэкономическая система, на какие научно обоснованные, основные, подвергающиеся точному измерению ориентиры (прежде всего совокупность конкретных макроэкономических показателей) должна быть направлена макроэкономическая политика и государственное регулирование. Целостная макроэкономическая модель, предложенная выше, позволит, на наш взгляд, «зряче», а не вслепую научно обосновывать и жестко контролировать эффективность направлений макроэкономического развития, отклонения их от идеальных.
Главное отличие авторской модели в том, что разделяемое большинством экономистов утверждение о прямой зависимости между объемами накоплений и ростом потребления (где большие объемы накоплений неизбежно приводят к резкому повышению уровня потребления), вытекающее из модели П. Самуэльсона, заведомо неточно. Как показала мировая практика (в т.ч. в РФ 2001−2009 гг.), значительные объемы накоплений не всегда приводят к высокому приросту потребления, иногда вплоть до «проедания» накопленных стратегических резервов, что и находит отражение на авторском графике.
Приложение
F- с- 9- s- g- R- S- r: i
1,0
-Je.
1-YF
0
Рис. 3. Зеркальное отражение рис. 1, на котором легко прослеживается знаменитый график П. Самуэльсона: линия сид = 1- 1/у эквивалентна его кривой производственных
возможностей (кривой потребления)
Литература
1. Блауг М. Методология экономической науки, или как экономисты объясняют / пер. с англ. — М.: НП «Журнал Вопросы экономики», 2004. — С. 30−41.
2. Владимиров С. А. Идеальная экономика. Принципиально новый подход к анализу и оценке эффективности макроэкономических состояний. — СПб: Изд-во СПГУЭФ, 2006.
3. Губанов С. Рост без развития и его пределы // Экономист. — 2006. — № 4. — С. 5−19.
4. Иноземцев В. Л. «Постамериканский мир»: мечта дилетантов и непростая реальность // Мировая экономика и международные отношения. — 2008. — № 5. — С. 27−36.
5. Краткая философская энциклопедия. — М.: Энциклопедия, 1994.
6. Овсиенко Ю. В. и др. Устойчивое развитие: концепция и стратегические ориентиры // Экономика и математические методы. — 2007. — Т. 43. — № 4. — С. 57−71.
7. Пушкарева В. М. История финансовой мысли и политики налогов: учеб. пособие — М.: Финансы и статистика, 2005.
8. Самуэльсон П. Экономика. Вводный курс. — М.: Экономика, 1964 (оригинал: Economics,
1948).
9. Травкина Н. М. США: партии, бюджет, политика / Ин-т США и Канады РАН. — М.: Наука, 2008.
10. Н. П. Федоренко. Россия на рубеже веков. — М.: ИНФРА-М, 2003.
11. Форд Г. Моя жизнь, мои достижения. — М.: Госиздат, 1924.
12. Экономико-математический энциклопедический словарь / под ред. В.И. Данилова-Данильяна. — М.: ИНФРА-М, 2003.
About structural efficiency of the balanced macroeconomic system and the directions of its development
The article is devoted to author'-s economic model in which the main directions of complete macroeconomic (including tax) policy are systematically scientifically fully proved The model allows ofpredicting future conditions of the concrete balanced open economy (BOE). The directions of further development of model are formulated.
Keywords: P. Samuelson'-s model- efficiency- macroeconomics- quality- policy- state- taxes.
Sergey Arsen'-evich Vladimirov, Doctor degree of economic sciences, professor, professor of economy and finance department, Saint-Petersburg State University of Aerospace Instrumentation
УДК 336. 64
РИСК-ГРАНИЦЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОГО ПОРТФЕЛЯ В ОРГАНИЗАЦИИ
Роман Сергеевич Губанов, канд. экон. наук, доц. кафедры финансов и кредита Тел.: 8−910−612−36−17, e-mail: gubanof@mail. ru Филиал ЧОУВО «Московский университет имени С.Ю. Витте»
в г. Рязани http: //www. muiv. ru/ryazan
В статье рассмотрена сущность формирования инновационного портфеля в организации. Раскрыты причины возникновения рисков в условиях формирования инновационного портфеля. Разработан алгоритм процесса оценки и достижения целей формирования инновационного портфеля с учетом риска и неопределенности.
Ключевые слова: инновационный портфель, организация, риск, инновационный риск, инновационная деятельность, риск-границы инновационного портфеля.
Инновационный портфель — активы и денежные средства организации, сформированные для финансирования экономически обоснованных и принятых к реализации инновационных проектов, различающихся производственными отношениями и производительными силами, размерами, сроками осуществления и технико-экономическими расчетами.
Данные активы обособлены от других проектов, поскольку имеют целевое назначение — инновационное развитие хозяйствующего субъекта.
Понятие «инновационный портфель» может также трактоваться как комбинация наиболее выгодных организации инновационных проектов, реализуемых в различных областях бизнеса: в сфере модернизации производственного оборудования- в инновационном развитии коммерческих отношений- в системе обновления ассортиментной политики- в рамках внедрения передового опыта осуществления инновационного предпринимательства. Комбинация
экономически выгодных инновационных проектов предоставляет возможность организации обеспечивать сбалансированность портфеля инноваций на основе компенсации потерь за счет доходов по наиболее востребованным в текущий момент инновационным продуктам, разработкам и решениям.
Однако на пути реализации инновационного портфеля (портфеля инноваций) объективно возникают определенные риски.
Причинами рисков, возникающих при формировании инновационного портфеля, по нашему мнению, являются следующие предпосылки: неопределенность спроса на инновационную продукцию- нарушение патентной чистоты и лицензионных требований к инновационной продукции- чрезмерные издержки на производство и сбыт продукции, запланированной в рамках инновационного портфеля- дисбаланс финансовых потоков, направленных на компенсацию инвестиционных затрат портфеля инноваций.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой