О сущем и абсурде

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 17 (346). Философия. Социология. Культурология. Вып. 33. С. 24−33.
О СУЩЕМ И АБСУРДЕ
Все во мне — и я во всем…
Ф. И. Тютчев
Статья о современном содержании метафизики и онтологии. О специфике взаимосвязи категорий '-сущее'-, '-субстанция'-, '-бытие'-, '-небытие'-. Концепция хаоса и учения о нем — хаи-ке, опирающаяся на философские традиции и разработки в современной науке.
Ключевые слова: сущее- бытие- небытие- субстанция- хаос- метафизика- онтология.
Онтология
Онтология — учение о бытии. И сразу возникают вопросы и сомнения. Во-первых, если говорим о бытии, т. е. о существовании, то о бытии чего идет речь? Что существует? Во-вторых, может речь идет о самом бытии, так сказать, о «бытии вообще»?
Если первый вариант, ответ в философии давно есть1. У нас речь пойдет о бытии чего-то, называемого «сущим». Следовательно, онтология — учение о бытии сущего, т. е. о том, что нечто, называемое '-сущее'-2, есть. Оно обладает свойством быть, существует. При такой трактовке бытие будет свойством. Оно характеризует существование чего-то, именуемого сущим, и является по отношению к нему вторичным, производным, зависимым. Если нет предмета, то нет и его свойств. Забегая вперед, отметим, что верна и инверсия этого суждения: если нет свойств, то нет и их предмета. Потеря предметом своих свойств, в конечном счете, неумолимо ведет к уничтожению, к небытию и самого предмета3.
Если вторая часть вопроса: не является ли онтология — учением о том, что такое само бытие вообще, то ответ в дебрях и чащобах философских учений тоже можно найти. В философской традиции довольно часто мелькает термин '-esse'-, обозначающий '-бытие вообще'-.
Есть наряду с категорией '-бытие'- еще категория '-бытиё'-. Понятие '-бытиё'- - не просто семантическая конструкция, не означающая ничего в объективном мире. Свойства объективно реальных предметов тоже объективно реально существуют, хотя и производны, вторичны от этих предметов4.
Онтология — учение о том, что сущее есть- учение, что субстанция, несотворимая и неуничтожимая, существует, т. е. имеет свой-
ство — быть. Онтология — учение о бытии, и не только сущего, но и всего остального, производного, генетически вторичного от сущего. «Бытие» означает «существование». Сразу возникает вопрос: «А существование (бытие) чего?» Ответ выше мы уже дали: сущего. Иначе сказать, чего-то такого, что является несотворимой и неуничтожимой основой, началом и концом всего, что есть многообразного в мироздании. Чего-то такого, что является самостоятельно существующей немотивированной единичностью (subsistentia singulars). Утверждение, что эта субстанция есть «несотворимое и неуничтожимое начало», сразу добавляет и понимание того, что эта субстанция есть также и «несотворимый и неуничтожимый конец (финиш, завершение)». Проще сказать: если мир возник из хаоса в силу чисто хаостических причин (абсурдно), то по тем же причинам вдруг может исчезнуть, ибо «пребывает в океане» хаотичного бытия сущего.
Два этих суждения дают формулировку, что сущее есть несотворимое и неуничтожимое начало и конец всего многообразия того, что обладает производным от сущего конечным бытием. Все из сущего возникает, и все в нем же находит своё завершение. Очень похоже на то, что в христианской философии называли апокатастасисом5. Все, что из Бога возникло, в силу этого в Него и вернется.
Иной раз человека мучают вопросы о том, откуда он и куда исчезнет? Ответ с философской точки зрения банальный. Сущее по своим законам (как увидим ниже — хаическому закону) «выбрасывает» человека в этот мир6 и по своему же аналогичному закону поглощает в небытиё7. Получается довольно просто и логично: если речь идет о конечных явлениях (вещах и процессах, их свойствах),
то в сущем находятся все причины и все условия бытия и небытия всего конечного8. Точнее будет сказать, что из бытия сущего возникает бытиё конечных вещей, процессов их свойств, потом во времени и пространстве реализуется их бытие (существование), и, наконец, в океане хаоса (бытия сущего) завершается их бытиё9.
Небытие
Здесь невозможно пройти мимо прекрасной работы А. Н. Чанышева «Трактат о небытии"10, где излагается оригинальное видение иной, чем в данной работе, картины. Чаны-шев исходит из того, что началом начал следует считать небытие. «Небытие повсюду и всегда: в дыхании, в пении соловья, в лепете ребенка… Оно — сама жизнь!"11 Но как смерть (в любых ее масштабах, смыслах, значениях, даже в самых-самых предельных абстракциях) может быть «сама» жизнь! Даже предельно уродливая, злая, тощая, бесполезная, никчемная жизнь — это жизнь, а не смерть. Далее А. Н. Чанышев пишет: «Историческая ошибка сознания состояла в выведении небытия из бытия. [Верно, это ошибка. Но было бы ошибкой и выведение бытия из небытия. Нужно было выводить и бытие, и небытие, и все остальное из сущего, из средоточия всего. — В. Х]. Собственно говоря, философия начинается с абсолютизации бытия [а надо из абсолютизации сущего. — В. Х], с измышления некоего вневременного, пребывающего начала, субстанциальной подкладки, если и изменяющейся, то лишь в своих внешних свойствах [такую «подкладку» нужно искать и найти, иначе вся философская картина мироздания в любых вариантах не получится. И эта некая абсолютно для всего инвариантная субстанциальная подкладка — сущее. А бытие и небытие лишь его свойства. В этом смысле вторичные от него. — В. Х. ]: вода Фалеса, апейрон Анаксимандра, воздух Анаксимена, огонь-логос Гераклита… Наконец, элеаты поставили точку над ^ целиком и полностью отвергнув небытие, абсолютизировав и обожествив бытие… Платон придавил небытие могильной плитой вымышленного им вневременного мира. Аристотель надел на небытие маску потенциального. [Надо бы всех критиковать за то, что они абстрагировали бытие от сущего и превратили его, бытие, в самостоятельную первичную субстанцию. Но ничуть не лучше было бы, если бы они абстрагировали не бытие, а небытие. — В. Х.]. Христианская
философия стала трактовать бытие как силу, творящую из небытия весь мир. [Бог (сущее) создал из ничего (а не из слова, коим был Он сам?) мир вечных ангелов и других чинов, а также мир вещей, обладающих конечным, пространственно-временным бытием. Но бытие Бога — это не денотат понятия «бытие». -В. Х. ]. Но не скрыто ли в идее творения из ничего признание первичности и абсолютности небытия? [Нет. Не скрыто. В идее творения речь не о первичности абсолютного бытия или небытия, а правильная мысль о первичности сущего (бытия Сущего), которое, Сущее, творит мир конечных вещей, находящихся в лоне Сущего и обладающих специфическим свойством — противоречивым единством конечного пространственно-временного бытия и небытия. — В. Х. ]11.
А. Н. Чанышев горько сетует, что философы до него не понимали истинное значение и роль небытия, как в онтологическом, так и гносеологическом смыслах. «Редко-редко, — пишет он, — мы находим признание значения небытия"12. Работа А. Н. Чанышева представляет тезисы. Возможно, в законченной системе каждый тезис приобрел бы истинный вид. Например, фраза, что «небытие небытия есть бытие», если добавить «в пределах сущего», точнее, «в лоне бытия сущего», имела бы смысл быть. Многие утверждения замечательного философа или противоречат нашей «философии сущего и абсурда», или требуют уточнений.
Если бы эта работа была написана лет 20 или хотя бы лет 15 назад, возможно, многие строчки о «Трактате о небытии» звучали бы иначе. Может, не исключено, даже более жестко. Тогда, возможно, и в самом трактате, смею предположить, были бы уточнения. Такова, к сожалению, суть отсроченных годами, столетиями и веками философских диалогов и упущенных возможностей.
Наша позиция несколько иная, отличная, как видим, от «философии небытия» А. Н. Чанышева. Мы не считаем, что небытие нужно выводить из бытия или наоборот. И то, и другое выводится из сущего как его свойства. И нет необходимости какую-то сторону отвергать или ставить в положении «второсортного», а противоположную — ставить на место демиурга. Между этими категориями совершенно иная, так сказать, «логика»: хаи-ческая (абсурдная).
По «воле» сущего бытиё конечных вещей, процессов и их свойств превращается в
их же небытиё. Для конечных вещей, понятно, справедливым будет при таком понимании сути дела суждение, что «небытия нет». В мире конечных вещей небытия нет. Несуществующая конечная вещь не существует. Её небытиё (как возможность не быть, не существовать, прекратить свое бытие, умереть, исчезнуть из универсума конечных вещей, кануть в Лету) есть лишь в сущем, на лоне которого они, вещи, только и существуют, обладая конечным пространственно-временным единством бытия и небытия. Бытие сущего обеспечивает (можно сказать — гарантирует) конечным вещам, процессам и их свойствам возможность завершить свое бренное существование в области упорядоченного Космоса. Сущее содержит в себе в особой (хаичной, абсурдной, хаости-ческой, хаотической — для того, чтобы термины устоялись, требуется время) форме конечное пространственно-временное бытие и небытие конечных вещей.
Сущее
А о сущем все, что мы можем пока сказать: оно — несотворимое и неуничтожимое первоначало (основа) всего. Сущее основа всего и в себе, и во всем что производно, вторично от него. Оно, так сказать, самая-самая первая субстанция13. Когда-то термин '-subsistentia'- означал '-самостоятельное существование'-. В этом смысле она есть носитель, обладатель свойства — быть (substantia). Она бытийствует.
Итак, сущее: а) субстанция, б) несотво-римое и неуничтожимое, в) обладает свойством — быть (существовать), г) если бытие сущего несотворимо и неуничтожимо, то оно, сущее, будет немотивированной единичностью (singulars), д) единичная целостность бытия сущего абсолютна.
Сущее, благодаря долгому пути философии на сцене современной философии, и не одиноко, и не совсем немо. Но багаж того, что можно утверждать о нем прямо, не так велик14. Это те пять пунктов, обозначенных выше.
Напомним, кто, что, как и когда о сущем говорил в течение всей истории философии15.
Например, Б. Спиноза (1632−1677) в пятой главе «О любви» второй части своего «Краткого трактата о Боге, человеке и его счастье» пишет: «Некоторые предметы сами по себе преходящи- другие непреходящи по своей природе- третий по своей собственной силе и мощи вечен и непреходящ.
Преходящие предметы суть все отдельные вещи, которые не всегда существовали или имели начало.
Другие — все те модусы, которые, как мы сказали, суть причины отдельных модусов.
Но третий есть Бог, или, что считаем одним и тем же, истина"16. Первые (преходящие) и вторые, «которые, правда, вечны и неизменны, но не по своей собственной силе"17, вещи существуют только благодаря «первой причине всех вещей». И далее Спиноза продолжает: «Если мы правильно пользуемся своим разумом в познании вещей, то мы должны познавать их в их причинах, но так как Бог есть первая причина всех вещей, то согласно природе вещей (ex rerum natura) познание бога идет впереди познания всех других вещей, ибо познание всех других вещей должно следовать из познания первой причи-ны"17. В нашем изложении мы следуем этому совету великого нидерландского мыслителя-рационалиста, внеся некоторые дополнения, за которые, естественно, несем полную ответственность сами.
Более ранний пример. Среди античных мыслителей, каждый из которых вспоминал так или иначе о хаосе как о схеме устройства первоосновы мироздания, обратим внимание на Анаксагора (ок. 500 г. до н. э. — 428 г. до н. э.). Аристотель мысли Анаксагора передает так: «Все возникает из сущего, но только сущего в возможности, а в действительности не сущего"18. Интересна та мысль, независимо от того, чья она: Анаксагора или интерпретация Аристотеля, что сущее одновременно и возможно, и действительно. Это — алогизм. В наших терминах — абсурд, т. е., как мы это понимаем, «логика хаоса» -хаика. Поэтому следующие слова Аристотеля нас устраивают, но не как оценка того, что говорит Анаксагор, а как констатация характеристики сущего. Вот слова Аристотеля: «Анаксагор абсурдно говорит о неподвижности бесконечного (тела): он утверждает, что бесконечное упирается само в себя, так как находится в самом себе (ибо ничто другое его извне не объемлет (= не ограничивает), предполагая, что где бы нечто ни находилось, там для него и естественно"19. Анаксагор говорит о неподвижности бесконечного начала, а Аристотель считает, что оно — подвижно. Оба правы, ибо сущее, из которого все состоит и возникает, в чем все пребывает и существует, в чем все находит свое небытие, — хаотично.
В нем, как утверждает Анаксагор, «все размешано во всем"20. И «все прочее выделяется из смеси"21. Там, как выясним ниже, «все равно всему и ничему».
Казалось бы, признание несотворимой и неуничтожимой первоосновы хаотичным должно привести к мысли о ее сингулярности (немотивированной единичности), т. е. способности самопроизвольно изменяться, оставаясь неподвижным. В любом учебнике «Концепций современного естествознания» часто обсуждают такой пример: если в закрытом шаре все молекулы упорядоченно движутся в одном направлении, то вектор движения шара четко определен, если же каждая молекула движется «куда вздумается», то шар может оставаться неподвижным, хотя сама в себе полна движения. Вот и получается, что покоящийся внешне шар находится в хаотичном внутреннем движении. Но Анаксагор до мысли о самодвижении хаоса, или хаотично устроенного первоначала, кажется, не дошел. Поэтому придумал свой источник движения -мировой Ум. Диоген Лаэртий так передает слова Анаксагора: «Все вещи были вперемешку, затем пришел ум и их упорядочил"22. Это было бы прекрасно и понятно. Но, к сожалению, не все, что ясно и понятно, истинно.
Самая примечательная мысль античного мыслителя выражена в следующих словах: «Все вещи были вперемешку, бесконечные и по множеству, и по малости, так как и малость была бесконечной. И пока все было вперемешку, ничто не было ясноразличимо по причине (своей) малости: все обнимал аэр (туман) и эфир, оба бесконечные. Ибо изо всех (тел), которые содержатся во Вселенной, эти (два) самые большие и по множеству, и по величине"23.
Для нас во всех этих высказываниях интересны несколько моментов: а) есть первоначало, б) оно хаотично, поэтому, по словам Аристотеля, абсурдно, в) формула хаоса -«все размешано во всем», г) все конечное выделяется из этой первичной смеси. Такова и наша схема, только лишь с детальной разработкой изнутри, о чем пойдет речь далее.
Наше исследование не по истории философских учений о сущем, а о нем самом — о сущем. Можно ли говорить, что сущее (что-то неопределенно существующее) — вечное и бесконечное? Видимо, ответ должен быть отрицательным. Почему? Потому что сущее -неопределенная субстанция. Значит, в нем
пространство и время тоже неопределенные. Время — темпоральное, то есть миг и вечность равны, тождественны, одно и то же. А в пространстве максимум и минимум тоже равны, тождественны, совпадают. Причем это совпадение не просто противоречие как единство противоположностей, а неопределенное противоречие, т. е. равенство (тождество) всего со всем. Это очень специфический феномен, это — хаос24. Онтология — учение о бытии сущего, о бытии хаоса, или, точнее, о хаотичном бытии сущего, или, еще точнее, о бытии хаотичного сущего, где все равно всему и ничего ничему не тождественно. Это и есть хаос. Но хаос не самостоятельная субстанция наряду с сущим. Он — лишь атрибут сущего, характеризующий его со стороны внутренней организации.
Сущее — это что-то, что лежит в основе бытия всего. Не бытие лежит в основе всего. Бытие — лишь свойство сущего, как и небытие. И не из бытия следует небытие. В этом А. Н. Чанышев абсолютно прав. Но нельзя выводить и бытие из небытия. Арсений Николаевич в этом был неправ. И то, и другое следовало бы выводить из сущего, которое есть абсолютная, всеобщая субстанция, не имеющая ни начала, ни конца, но обуславливающая наличие этих границ у всего конечного Универсума. Как уже выше говорилось, абсолютность сущего обеспечивает его хаотичность, где без единого исключения пребывает всеобщее равенство и неравенство всего со всем и ничем. Если абсолютность обеспечивает хаотичность, то верно и то, что именно хаотичность делает сущее Абсолютом. Эта абсолютная полнота делает сущее тотально конкретным и абстрактным одновременно. Конкретное потому и конкретно, что каждый отдельно взятый фрагмент (сегмент, момент) сущего есть абстрактное сущее (то есть ничего конкретного нет, кроме массы всеобщего абсолютного хаоса). И наоборот, абстрактность сущего в том, что каждый фрагмент сущего содержит всю его полноту. Подобно тому, как в голограммном фото любой кусочек содержит все фото целиком. И в целом нет его, этого фото, целиком, ибо оно есть целиком в каждой его собственной точке. Эта фраза не просто сложна по конструкции, она по смыслу абсурдна. Но именно так оно, сущее, и есть. А «есть» — это бытие (если пройтись по работам коллег, прошлых лет и настоящих, то выстраивается для
понятия '-бытие'- целый синонимический ряд: существование, данность, наличность, присутствие, «здесь и тут», реальность и т. д.). В этом ряду вполне правомерно стоит и '-познаваемость'-. Понятно, то, что не существует, то познаваемо лишь на один шаг — что оно непознаваемо, ибо не существует. То, чего нет совсем, то непознаваемо. Но '-небытие'- и как понятие, и как объект может иметь разные смыслы. А. Н. Чанышев в упомянутом выше трактате пишет: «Попытку анализа категории небытия мы находим в философии Вайшешика. Там различали относительное небытие (сансарга-абхава) — отсутствие чего-либо в другом ^ не есть в Р) и абсолютное небытие — отличие одной вещи от другой ^ не есть Р). Относительное небытие выступает как несуществование до возникновения (праг-абхава), несуществование после уничтожения (дхванса-абхава) и отсутствие связи между двумя вещами (атьянта-абхава)"25. Мы же говорим о небытии в сущем, наряду с его, сущего, бытием.
Если пересказать в обратном порядке, то получается так. Континуитет абстрактных и относительных моментов сущего образует конкретно абсолютное сущее. А относительно конкретные фрагменты сущего характеризуют его абстрактность, т. е. его способность быть абстрактным, неопределенным, хаостичным26.
Все равно всему и ничему — это известная формула абсурда. Абсурдность сущего проявляется на каждом шагу, ибо может подключать к любому суждению о нем любое количество и любое многообразие категорий. Потому в хаике, в абсурдной логике будет верным суждение, что любой фрагмент сущего одновременно и во всех отношениях и конкретно, и абстрактно. Все это, конечно, абсурдно, но ведь так и должно быть. Об этом мы и говорим.
Сущее как субстанция абсурдна, т. е. хаотична (в данном случае как раз и хаична, и хаостична). В силу этого не будет абсурдным утверждение, что она содержит в самой себе всю себя во всем многообразии абсурдных (хаостичных, хаотичных, хаичных) связей категорий. Субстанция как первоначало есть то, что не нуждается для своего существования ни в чем другом, кроме самого себя (такое представление есть и у Декарта, и у Спинозы, и можно найти у множества других философов). Когда речь о сущем, любая его эмансипация будет экспансией, и наоборот.
Что в логике запрещено законами и правилами, то в хаике может быть как нечто очевидное, само собой разумеющееся. Бытие сущего не имеет привычного нам логического порядка. В нем порядок хаики, то есть работают правила и законы абсурда.
Хаика
Сущее хаотично. Это открывает путь к целому ряду суждений. Даже можно создать учение о хаосе — хаику. Схема проста. Если хаос (все равно и неравно всему = абсурд) есть нарушение правил логики, то правила логики есть нарушение правил хаики (абсурда). Чтобы построить хаику, берем логику, все ее законы и правила и «нарушаем», строим их альтернативу, противоположность. Все, что будет противоречить законам и правилам логики, и будет абсурдом (хаикой). Все кажется просто, но не совсем.
Так выясняется, что сущее не просто противоречиво, понимаемое как единство противоположностей, а хаотично противоречиво. «Логику» хаоса мы будем называть «хаикой» или абсурдом. Для нас абсурд не бессмыслица, от которой надо отмахиваться, а противоположная формальной и диалектической логике конечных вещей «логика» хаоса, где равны не только противоположности, но и все всему равно и неравно. Схема эта удобна, ибо соответствует традиции, начатой еще в античной философии, даже в мифологии. Поэтому понятная и знакомая: упорядоченный мир, т. е. Космос, возник из Хаоса. Та же картина в различных интерпретациях встречается и в христианской философии27.
Мы в эту схему внесли лишь свою трактовку хаоса и его связи с сущим. У Логоса в Космосе — логика, у Хаоса сущего — хаика. У каждого своя адекватная форма и содержание. Ограничивание (упорядочивание, космиза-ция) правил хаики дает логику бытия Космоса, т. е. конечного упорядоченного мира вещей, процессов и их свойств. А нарушение правил и законов логики приводит к абсурду, т. е. дает хаику, где все равно всему и ничто — ничему. Можно заняться поиском других названий для хаики. Неологизмы тоже по-своему иногда полезны: они могут скрытый смысл сделать очевидным. Например, назвать хаику — абсур-дономией или абсурдологией.
Сущее есть питомник, депо, констелляция всего того, что имеет свойство — быть. То есть того, что бытийствует. Хаос с его порядком — хаикой — находится не за горами, не
в каком-то ином сверхъестественном мире, не где-то по ту сторону от нашего мира, отгороженный непроходимой стеной или бездонной пропастью. Сущее с его хаикой тут, в нашем мире как трансцендентная подкладка. Движение нашего мира — это лишь рябь на поверхности океана хаичного (абсурдного) сущего. Сущее, если говорить языком физики, единое поле, которое разделяет и связывает все вакуумное, полевое и вещественное в нашей Природе. Оно непрерывно не только присутствует, но и вмешивается в то, что у нас происходит: порождает и уничтожает. Причем делает это, не считаясь с законами Космоса, т. е. упорядоченного мира, Логоса. У него свой порядок — хаотичный (хаичный, хаостичный, абсурдный). То, что мы склонны списывать на «случайные» обстоятельства.
Абсурдность (хаотичность) сущего содержит в себе генезис конечного мира. Содержит как фрагмент, как один из моментов бытия несотворимого и неуничтожимого сущего. Еще раз поговорим об абсурде.
В хаике А=А^А, А равно и не равно А. И не только. Это лишь логическое противоречие. Конкретное логическое противоречие. А с позиции хаики это лишь абстрактное противоречие, не дозревшее до абсурда. Хаическое (абсурдное) противоречие тогда, когда, А не только равно и не равно А, но и равно и не равно всему ряду и букв, и цифр, и всего чего угодно. Таково противоречие хаическое (хаостическое, хаотическое), или абсурдное противоречие. Можно назвать иначе. Такое противоречие будет сущим противоречием, или противоречием сущего, что = (тождественно) абсурду. Здесь закрытый и открытый хаостический (абсурдный, хаичный и хаотичный) круг. Круг абсолютного абсурда.
Как строить хаику? Нужно брать логику -формальную и диалектическую — и довести ее законы и правила «до абсурда». Перевернуть все вверх дном и вывернуть наизнанку. И получится нечто, что можно назвать абсурдом, или правилами хаики (абсурдологии или абсурдономии).
Только в хаосе singulars (немотивированная единичность) может и должна быть такая же немотивированная pluralitas (множественность) всего остального в бытии сущего. Однако, прежде чем перейти к этому «всему остальному», нужно кое-что уточнить с самим термином '-бытие'-.
Бытие28
Бытие — это свойство чего-то: хоть сущего, хоть хаоса, хоть космоса, хоть Логоса, хоть абсурда, хоть логики, хоть Вселенной, хоть Солнечной системы, хоть Земли, хоть Индийского океана, хоть горы Урал, хоть отдельных городов и сел, хоть отдельных людей, хоть их отдельных чувств и мыслей, хоть реальных или ирреальных. Одним словом — всего. Бытие есть и в нем самом, иначе оно не было бы абсолютным. Свойство, обладающие тем же свойством, что оно есть само. Еще раз перечислим, какими характеристиками обладает свойство сущего и конечных вещей — быть:
а) это — свойство,
б) оно — рефлексивно и предикабельно, т. е. можно говорить о бытии и бытия,
г) оно — абсолютно,
д) оно — универсально.
Бытие, как и все, обладает бытием. Оно предикабельно. У этого свойства может быть свойство самого себя. У бытия можно обнаружить его самого себя. Тут, возможно, как раз и идет водораздел между этим уникальным и специфическим свойством — быть и всеми другими свойствами, присущими как сущему, так и конечным вещам, процессам и их свойствам. Например, молоток может быть деревянным или железным. Но свойство быть железным, включая десятки характеристик (твердый, плавкий, электропроводник и т. д.), не включает себя самого. Железное железно, масло масляное и т. д. — это абсурд. С логической точки зрения бессмыслица. А «бытие бытийствует» — истина и абсурда, и логики.
Бытиё
Бытиё — это свойство сущего в его, сущего, абсолютной и относительной конкретности и абстрактности, т. е. в абсурдности, где все равно и неравно всему и ничего неравно и равно ничто. Бытие говорит о существовании чего-то. Бытиё само подставляется под рассмотрение как что-то. Можно даже сказать, что бытиё имеет свое относительно самостоятельное от свойства сущего — быть, бытие. Но только гносеологическое, т. е. бытиё существует как предмет познания, как познавательный предмет, а не субстанционально как само сущее. В объективном смысле оно, бытиё, есть абстрактный момент бытия сущего.
Свойства всегда как бы «прикреплены» к чему-то: к вещи, к процессу. Они, свойства в совокупности, делают предмет тем, что он есть, как он «бытийствует». Если раз за
разом исчезают свойства предмета, то есть эти свойства перестают быть в предмете, то количество перейдет в качество, и рано или поздно и сам предмет без своих свойств перестанет быть.
Метафизика изучает сущее. Онтология акцентирует внимание на его бытии. Хаика занимается вопросом, как организовано бытие сущего. Сущее — это первосубстанция мироздания. Оно несотворимо и неуничтожимо. Оно не только вне времени и пространства, но и вне всех других категорий. В то же время они, все категории всего, в нем. Такова его ха-осное устройство и абсурдная суть: все равно и не равно всему. Оно есть первоисточник и основа всего. Оно же есть поглотитель всего. Оно дает всему и забирает не только бытие и небытие, но и все остальное, что может быть и не быть в конечном Космосе.
Субстанциональное бытие лежит в основе любого бытия, бытия всего остального. Предмет, если он деревянный, то есть обладает свойством быть деревянным, он, предмет, горит. Но не свойство («деревянный») горит, а горит предмет, обладающий этим свойством. Если предмет лишить этого его свойства (быть деревянным) или заменить другим свойством (быть ледяным), то он потеряет и свойство гореть. Отсюда мы видим, что наличие каких-то свойств придает предмету еще другие свойства. Из-за этого и возникает иллюзия, что предикабельны любые свойства, а не только свойство «быть». Кроме одного единственного свойства — свойства быть, все другие свойства обладать свойствами не могут. Они придают своему предмету отличные от них самих свойства. Если кто-то больной, он ослабевает. Не свойство «быть больным» ослабевает, а человек.
Свойства «прикреплены» к предмету (субстанции). И живут, так сказать, до тех пор, пока «жив» носитель свойств, субстанция. Когда предмет-субстанция перестает быть, он теряет все свои свойства. То есть и его свойства теряют свойство быть. Если речь идет о сущем, то его бытие, как и небытие, абсолютно- если о свойствах сущего, то их бытие относительно, как и всего, что вторично по отношению к сущему как субстанции.
Онтология изучает бытие и бытиё, становясь рядом с метафизикой, изучающей бытие сущего во всей его хаичной полноте.
Метафизика29
Онтология — учение о бытии и бытиё. Забавно то, что небытие в онтологию тоже вхо-
дит. Но в объеме лишь одной фразы. «Небытия нет». Понятно же, если это бытие, то потому и бытие, что в нем «небытия нет». Небытие как таковое есть, но не в бытии, а в сущем. Но это уже другой вопрос, вопрос метафизики. Можно, конечно, для небытия создать как бы свою онтологию. Онтологию небытия, или «аонтологию» (антионтологию, не-онтологию — или придумать еще какие-нибудь остроумные неологизмы).
Бытиё — это бытие, рассматриваемое как предмет познания, как денотат понятия '-бытие'-. Бытиё — это бытие, рассматриваемое как относительная субстанция. Но от этого, понятно, оно не перестает быть свойством и не становится субстанцией в том смысле, в каком мы употребляем эту категорию применительно к сущему. Сущее, хаотичное, в самом себе и само по себе, абсолютный дисконти-нуитет, где все равно всему и все — ничему. В нем ничто не коррелированно и не когерентно (не упорядочено). Оно — трагическое первоначало мироздания. «Трагическое» потому, что, будучи всем, оно является ничем. Так вот абсурдно. И это ее основная характеристика. Из него все возникает, и все в него возвращается. Точнее, в нем все пребывает и в нем же все канет в Лету. Сущее присутствует всегда и везде, при этом неизменно оставаясь вне времени и пространства30. Потому и не попадая под «юрисдикцию» логики, оставаясь хаотичной (хаичной, хаостичной, абсурдной) частью сути конечных вещей, процессов, их свойств и их понятий.
Естествознание довольно активно эксплуатирует понятие «хаоса» как определенного порядка в том или ином состоянии материальных вещей. Например, в термодинамике говорят о двух видах движения частиц в сложных системах: о когерентном (упорядоченном, согласованном) и некогерентном (хаотичном). Иными словами, наш конечный мир никуда от сущего с его хаосными (ха-ичными, хаостическими, абсурдными) порядками не ушел. Этот порядок функционирует рука об руку с логическими порядками вещей. Наряду с динамическими законами функционируют и статистические (вероятностные) закономерности. Необходимость причинно-следственных связей тут и там нарушается спонтанными случайностями, никак не мотивированными в рамках логики мира конечных вещей, но хорошо мотивированных законами хаики сущего. Фраза
«случайность — форма проявления необходимости» в первую очередь имеет отношение к сущему, т. е. более предмету философии, чем естествознания. Современная наука, прежде всего, естествознание (особенно физика и химия), уже вышла к границе хаоса сущего. В естественных науках уже в полную силу работает «теория хаоса"31 и издается огромное количество литературы в области таких исследований32. Проблемы хаоса актуальны не только для современного естествознания, но и для гуманитарных знаний33.
Учение о бытии сущего — это тот раздел философии, который называется «метафизика» и неразрывно связан с онтологией. Необходимо сразу внести ясность в употребление этого понятия, чтобы четко размежеваться с двумя классическими смыслами его употребления: античным и гегелевским. В античности, а вслед и все, кто эту традицию продолжал, метафизику считали учением о неизменных умопостигаемых сущностях мироустройства. У Аристотеля: форма, материя, цель и действующая причина. Это, считали, и должно быть предметом философских занятий и штудий- предметом «первой философии». Гегель, критикуя существовавшие до него философские учения, приписал им всем общий недостаток. Они, по его мнению, не понимали диалектику бытия сущего, которое есть абсолютное движение, развитие, изменение. Покой, стабильность и инвариантность есть лишь относительные, абстрактные моменты непрерывного саморазвития абсолютной Идеи. Там, где до него видели «неизменные сущности», нужно, считал Гегель, видеть диалектику непрерывного изменения. Поэтому все философы прошлого были «метафизики», не понимавшие диалектику развития. Понятие '-метафизика'- из области, изучавшей бытие сущего, была по милости Гегеля переброшена в область методологии. Речь у Гегеля шла не о том, что изучать, а о том, как изучать и как понимать бытие сущего. Ну что же, настало время упрека и самому Гегелю. Логике и диалектике (диалектической логике) не «по зубам» истинная природа сущего. Ибо они — формальная и диалектическая логика -лишь фрагменты хаики. Хаос больше Логоса во всех смыслах и значениях. Учение о рулевом колесе автомобиля не может претендовать быть учением об автомобиле в целом…
Если говорить об античной и гегелевской трактовке метафизики, то нас и первый, и
второй вариант не устраивает. Для нас метафизика — учение о бытии сущего, рассматриваемого во всех его, сущего, аспектах: хаич-ном и логичном, бесконечном и конечном, вечном и временном, конкретном и абстрактном, идеальном и реальном, возможном и действительном и т. д. Метафизика и должна быть учением о сущем как субстанции в ее хаотичном (абсурдном) и логическом бытии. А онтология, по определению, должна быть учением о бытии. Точнее, о бытии сущего, или о сущем бытии.
Метафизика — это учение о сущем во всех его аспектах, в том числе и о его, сущего, бытии. А Онтология — это учение об одном из свойств сущего, о его свойстве — быть, обладать бытием. Предмет онтологии как учения — бытиё. А предмет метафизики как учения — сущее.
Есть… сущее. Оно существует. Оно есть субстанция, неуничтожимая и несотворимая. Оно хаотично устроено. Учение о сущем -метафизика. Учение о его бытии — онтология. Учение о хаосе — хаика. Сущее есть везде и во всем. В нем бытие и небытие всего. Особый интерес вызывает, как сущее в своем хаосном виде действует в нашем мире конечных вещей и как это объясняют философия и наука. Об этом во второй части статьи.
Примечания
1 Сам термин '-онтология'- (новолат. '-ortologia'- от др. -греч. Ov, род. п. Ovxog — сущее, то, что существует + Аюуо^ - учение, наука) был введен Рудольфом Гоклениусом (1547−1628) в 1613 г. в Lexicon philosophicum, quo tanquam clave philisophiae fores aperiunter. Francofurti («Философском словаре»), и Иоганом Клау-бергом (1622−1665) в 1656 г. в Metaphysika de ente, quae rectus Ontosophia. Клауберг предлагал заменить понятие '-метафизика'- на '-онтософию'-. Христиан Вольф (1679−1754), во-первых, стал употреблять этот термин как один из основных понятий философии, во-вторых, четко разделил семантику терминов '-онтология'- и '-метафизика'-.
2 Сущее есть «нечто неуловимое ни чувствами, ни разумом, непостигаемое, а потому ни с чем и ни с кем не сравнимое. & quot-Безымянное"- (& quot-начало неба и земли& quot-) & quot-глубочайшее, чудесное& quot- лежит в основе совершенно особой диалектики и логики, кардинально отличающейся от логики и диалектики Запада». (См.: Долгов, К. М.
Философское наследие Китая: «Дао дэ цзин» // Вопр. философии. 2013. № 9. С. 86).
3 См.: Уемов, А. И. Вещи, свойства и отношения. М., 1963.
4 См.: Хоцей, А. С. Основная ошибка философии (критика объективного мышления). Казань, 2003.
5 Апокатастасис (др. -греч. Олюкатаатаац -восстановление) — богословское понятие, использующееся в значении '-восстановления'- и в значении '-восстановления всего'-, когда с ним отождествляется учение о всеобщем спасении (http: //ru. wikipedia. org/wiki).
6 Это видно из того, какова вероятность рождения именно данного конкретного ребенка. Она почти равна нулю. Каждый из нас должен был скорее не родиться, но родился. Вероятность равна почти, если говорить языком теологии, чуду.
7 У смерти нет закона и закономерностей в обычном, рационально-логичном понимании. Она может взять человека в любой точке временного вектора его жизни: как при рождении, так и через 100 и более лет. Здесь невозможно найти динамическую закономерность. Здесь работает закон хаики (хаоса, абсурда).
8 См.: Солодухо Н. Философия небытия. Казань, 2002.
9 См.: Мамлеев, Ю. Судьбы Бытия (философия). М., 1997.
10 См.: Чанышев, А. Н. Трактат о небытии // Вопр. философии. 1990. № 10 (= Философия и о-во. 2005. № 1).
11 Чанышев, А. Н. Трактат о небытии // Философия и о-во. 2005. № 1. С. 6.
12 Там же. С. 7.
13 От лат. '-Substantia'- (лат. substantia — сущность, нечто, лежащее в основе), т. е. первооснова, сущность и обозначает некоторую реальную основу конкретного мира, проявляющуюся в самых различных формах существования предметов и явлений.
14 См.: Ляпустин, А. Г. Истина сквозь призму онтологии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 2013. № 1. С. 46. «О бытии самом в себе нельзя ничего утверждать, кроме того, что оно есть».
15 Дан прекрасный анализ-обзор в статье П. П. Гайденко. (См.: Гайденко, П. П. Бытие и разум // Вопр. философии. 1997. № 7).
16 Бенедикт Спиноза. Сочинения. Т. 1. М., 1999. С. 47.
17 Там же. С. 49.
18 Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. М., 1989. С. 521.
19 Там же. С. 519.
20 Там же. С. 520.
21 Там же. С. 510.
22 Там же. С. 505.
23 Там же. С. 531.
24 В Википедии дается следующее определение Хаоса. Хаос (др. -греч. %aiv® — '-раскрываюсь, разверзаюсь'-) — категория космогонии, первичное состояние Вселенной, бесформенная совокупность материи и пространства (в противоположность порядку) (http: // ru. wikipedia. org/wiki).
25 Чанышев, А. Н. Трактат о небытии. С. 7.
26 Несмотря на нелюбовь к неологизмам, приходится ими пользоваться, ибо заставляет сам предмет рассмотрения. Мы различаем нюансы понятий '-хаотичное'- и '-хаостичное'-. Если сказать описательно, то первое понятие характеризует объект как бы изнутри, а второе — со стороны, как бы извне.
27 Пико делла Мирандола. О сущем и едином. Перевод трактата «О Сущем и Едином» и комментарии к нему осуществлен О. Ф. Кудрявцевым по изданию: Giovanni Pico della Mirandola. De hominis dignitate. Heptaplus. De Ente et Uno. Firenze, 1942. P. 386−441 (http: //fi-losof. historic. ru/books/item/f00/s00/z0000563). Для нас интересен взгляд П. делла Мирандо-лы о том, что мир вещей возникает из Хаоса, который для него то же, что и материя, недра которой исполнены смешанными и несовершенными формами всего.
28 Все, что сказано о бытии применительно к сущему, абсолютно без исключения применимо и к категории '-небытие'-.
29 Метафизика (др. -греч. '-та цеха та фиогга'- -'-то, что после физики'-). В I в. до н. э. Андроник Родосский, упорядочивая книги Аристотеля, расположил 14 книг, после (та цеха) Аристотелевских работ «Физики» (фиогга). Получилось — та цеха та фиогга. Андроник Родосский — древнегреческий философ из Родоса, одиннадцатый глава школы перипатетиков в Риме около 58 г. до н. э. Труды Аристотеля, хранившиеся у афинянина Апелликона, были привезены в Рим Суллой. Николай Дамасский (перипатетик) в I в. н. э. употребил их как обозначение не только сборника работ, но как обозначение самого содержания «первой философии». После неоплатоника Симплиция в V в. термин '-метафизика'- стал синонимом философии и стал пониматься
как учение о началах всего сущего, неизменных и умопостигаемых.
30 Такая мысль была и в античности, и в средневековой философии, и в Новое время у философов также масса представлений, что хаос не очень далек от нас. Есть и сегодня. (См.: Поппер, К. Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 504).
31 Википедия дает такой текст. «Теория хаоса — математический аппарат, описывающий поведение некоторых нелинейных динамических систем, подверженных при определённых условиях явлению, известному как хаос (динамический хаос, детерминированный хаос)» (http: //ru. wikipedia. org/wiki).
32 См.: Ахромеева, Т. С. Нестационарные структуры и диффузионный хаос / Т. С. Ах-ромеева, С. П. Курдюмов, Г. Г. Малинецкий, А. А. Самарский. М.: Наука, 1992- Малинец-кий, Г. Г. Хаос. Структуры. Вычислительный эксперимент. Введение в нелинейную динамику. 3-е изд. М.: УРСС, 2001.
33 Маркова, Л. А.: 1) Философия из хаоса. Ж. Делёз и Ф. Гваттари о философии как творчестве концептов // Вопр. философии. 2002. № 3. С. 147−159- 2) Философия из хаоса: Ж. Делёз и постмодернизм в философии, науке и религии: монография. М., 2004.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой