Отдельные аспекты взаимодействия категорий «Право» и «Справедливость»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ББК 87.1. 212. 3
ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАТЕГОРИЙ «ПРАВО» И «СПРАВЕДЛИВОСТЬ»
С.Н. Черных
Дилемма определения принципов взаимодействия категорий «право» и «справедливость» привлекала философов во все времена. По вопросу о специфике, сущности и особенностях взаимодействия права и справедливости в условиях российской действительности существует целый ряд предположений, взглядов, теорий. К числу работ, в полной мере отразивших все разнообразие подходов и мнений по этому вопросу, относятся произведения П. И. Новгородцева, Б. А. Кистяковского, Б. Н. Чичерина и П.В. Струве
Ключевые слова: справедливость, право, закон, правда, мораль
Право интересовало философов и политиков с древнейших времен. Как верно подметил российский исследователь права С. С. Алексеев: «исторические предпосылки,
предшествующие формированию философии права как самостоятельной науки,
свидетельствуют: философское осмысление
правовой реальности началось с разграничения права на естественное и позитивное (положительное)». [1, с. 491] Еще во времена античности, в древнегреческой мифологии, такое направление научной мысли нашло отражение в представлениях о взаимоотношениях и деяниях Зевса, Фемиды, их дочерей — Дике, Эвномии, в которых древнегреческая мысль видела два начала -право по природе и право по человеческому установлению. Весьма показательно, что и спустя более чем две тысячи лет, теория естественного права актуальна для судеб общества.
В последние десятилетия в рамках отечественного дискурса права и справедливости данная теория вновь волнует умы исследователей. Общественно -политический изменения происходящие в нашей стране привели к возрождению интереса к тем достижениям русской философии, которые были незаслуженно забыты. К числу подобных, со временем утерянных, относятся труды представителей естественно — правового подхода в изучении права. Это прежде всего произведения П. И. Новгородцева, Б. А. Кистяковского, Б. Н. Чичерина и примыкающего к ним в данном вопросе П. В. Струве.
В целом необходимо заметить, что большинство отечественных философов, анализируя специфику права и
Черных Сергей Николаевич — ВГТУ, канд. филос. наук, ст. преподаватель, тел. 89 518 661 914
справедливости, в целом остаются в рамках нравственно — религиозной философии. Попытки рационального осмысления категорий «право» и «справедливость», безусловно, предпринимались, но в том и заключается особенность русской мысли, что в ней общеправовая тематика исследований подменялась на «правдоискательство». При этом под правдой подразумевается некий единственно правильный порядок бытия и человеческих отношений, который дает человеку надежду на обладание благом. В идее правды содержится тот нравственно -аксиологический компонент, задача которого -выявить, существует ли в мире нравственный порядок, и если да, то в чем он состоит и как обеспечивается. «Сам этот порядок (истина), его общее нормативное выражение (правда)». [11, с. 19] С другой стороны, придавая полученным знаниям практический смысл, каждый человек осознанно или неосознанно сравнивает полученные знания с той данностью, которая, по его мнению, является основой мира. Бытие правды определяется присущим человеку желанием добиться правды, «жить по правде», в соответствии с которым человек организует свое жизненное пространство. Вольная интерпретация сущего привносит в данную категорию субъективный фактор. Поэтому, по мнению Н. К. Михайловского, учитывая неизбежность субъективизма в трактовке правды, ее следует обозначать как правду — справедливость. При этом, весьма характерным является прямая подмена концепта «право» на сходную по этимологии, но имеющую более глубокую смысловую нагрузку «правду», предстающую как образец или идеал всего самого лучшего, истинного и справедливого. Логично предположить, что противопоставление или подмена «права» на «правду» имело под собой достаточно веские основания, среди которых наиболее очевидным являлось отсутствие
института государства или его слабость. Подобная подмена понятий правды и справедливости характерна и для последующих периодов развития русской философской мысли.
Данное обстоятельство привело в последующем к возникновению противоречий в развитии социально — правовой сферы общественной жизни России. С одной стороны, вера в существование высшего нравственного закона, правды, в соответствии с которой необходимо жить каждому человеку, самым непосредственным образом оказывало влияние на состояние дел в духовной нравственной, социально -политической и криминальной сфере. В то же время, в понятии «правда» оказываются скрыты представления о пути, о дороге ведущей к миру правды. Этот факт позволяет трактовать данную категорию как цель, как идеал. Кроме того в понятиях «правда», «праведный путь», «жить по правде»,
отчетливо прослеживаются характерные особенности русского менталитета. Это, прежде всего, коллективизм, сострадание, милосердие. Чего нет в понятие «правда», так это жесткого регламентирующего и предписывающего начала, той системы норм, в которой присутствует карающий механизм и понятие закон в повседневном их понимании. Иными словами, «правда» — это внешний по отношению к земной жизни, путь мироздания, который отчасти равнозначен понятию «Дао» в китайской философии.
Собственно говоря, подобный остракизм в отношении категорий права и справедливости и правды прослеживается уже у предвестника западничества и русской либеральной мысли П. Я. Чаадаева. По его словам, «идея законности, идея права для русского народа бессмыслица». [10, с. 494] Философ фактически зафиксировал характерную, в том числе для всей русской философии, тенденцию противопоставления наличного бытия права и правды -справедливости. В трактовке А. С. Хомякова, наоборот не право, а правда является целью общественного развития. Он отмечает, что «внутреннее чувство народа само служит мерилом для законности». [9, с. 395] В
слабости внешних правовых форм и даже в полном отсутствии внешнего правопорядка в русской общественной жизни он усматривает положительные, а не отрицательные моменты. Более детально проблему взаимопротиворечий права и правды — справедливости
проанализирована В. С. Соловьевым. Он считал, что принудительная обязательность есть та особенность, которая приводит к различию правовой нормы и собственно нравственного предписания, и именно это отличает право от справедливости. Из логики мыслителя следует, что нравственность — это тот сегмент социальной реальности, который содержит в себе справедливость, а значит она (нравственность) в этом пересекается с правом. Таким образом, именно в идее «целостной жизни», которую в то же время можно характеризовать как «жизнь по правде», философ реализует свою мысль и чаяния многих философов о возможности «примирения» мнений индивидов о справедливости и требований общества. Однако, обладая естественным правом на поступки отвечающие моральным нормам, человек у Соловьева освобождается от притязаний власти: ведь за свои действия он в ответе только перед Богом. В данном случае роль естественных прав не отрицается, но их значимость как фундамента для взаимоотношений индивида и государства, сведена к минимуму.
Своеобразной попыткой исправления подобной девиации явилось творчество П. И. Новгородцева, Б. А. Кистяковского, Б. Н. Чичерина и П. В. Струве.
С точки зрения П. И. Новгородцева, право как объективная социальная реальность не может, быть полностью отождествленным со справедливостью, свободой, добром и т. д. Но в своем развитии право должно опираться на некую идеальную инстанцию, под которой он понимал нравственность. С точки зрения мыслителя, искание абсолютного добра, стремление к религиозному преображению действительности затмевали собой поиск практических путей осуществления абсолютных идеалов. По словам П. И. Новгородцева, «мы начинаем понимать с
первого отношение к праву есть характерный признак времени: это учение о пагубном влиянии права на развитие нравственности отражает в преувеличенном виде современные сомнения в отношении к правовой идее… Отсюда недалек и следующий вывод, что право по отношению к полноте нравственных требований есть слишком недостаточное и грубое средство, неспособное воплотить чистоту моральных начал». [7, с. 339] Если отталкиваться от данной мысли, то очевидно, что Новгородцев позиционирует право как феномен, препятствующий правде,
понимаемой как жизнь в соответствии с нравственным идеалом. В этой связи право оказывается не в полной мере обустроенным фундаментом для должного развития правды и справедливости. По словам П. И. Новгордцева «в крайней форме и в неверном освещении здесь воспроизводится основная критическая идея нашего времени о недостаточности правовой культуры с точки зрения повышенных требований нравственного сознания». 7, с. 339] Таким образом можно утверждать, что Новгородцев видит причины «недостаточности и слабости права» в правовой неграмотности населения. Исходя из этого мнения, необходимо констатировать, что отсутствие «правды» на земле есть следствие двух причин. С одной стороны, очевидно, что низкая правовая культура общества предопределяет неумение человека отстаивать свои права, в том числе и естественные. Вместе с тем, наряду с низкой правовой культурой общества, как правило оказывается крайне не высокой степень осознания значимости права представителями власти. Фактически П. И. Новгородцев указывает на необходимость совершенствования правовой культуры как общества, так и власти.
По мнению Б. А. Кистяковского, будучи бесконечными целями свобода,
справедливость и составляют,
«„естественность“ права, которая
определяется не как противопоставление должного сущему, а как реальное воплощение должного в сущем». [3, с. 7] Философ считал, что достижение «наиболее полного знания о праве… приводит к господству справедливости в правовой жизни». [4, с. 210] С его точки зрения, «при расхождении между естественным и позитивным правом законы должны приводиться в соответствие с требованиями справедливости, понимаемой как совокупность императивных,
непреходящих ценностей». [6, с. 95] Развивая эту мысль, можно констатировать, что законы, составляющие суть права, должны
приводиться в соответствие с «бесконечными целями» или иначе — идеалом. Собственно это и должно позволить системе правовых норм соответствовать велению времени или, как писал П. В. Струве, «оно (право) должно ведать свои пределы и находиться, так сказать, в подчиненном отношении к жизни и к идее высшей нравственной справедливости». [8,
с. 34]
Вместе с тем, следует отметить, что Б, А. Кистяковский не считает, что право «может
быть поставлено рядом с такими духовными ценностями, как научная истина, нравственное совершенство, религиозная святыня. Значение его более относительно, его содержание создается отчасти изменчивыми
экономическими и социальными условиями». [5, с. 615] Фактически ученый указывал на то, что стремясь к реализации в рамках права представлений о правде, нельзя забывать одно важное обстоятельство. В правовых нормах невозможно максимально полно отразить весь существующий спектр трактовок правды. Данная категория имеет, прежде всего, онтологический статус, и только потом определяется в качестве нравственно -правового регулятива. Поэтому при создании правовых норм следует учитывать существующие представления о правде -справедливости, о естественных правах человека, но не стремится к их полной реализации.
Соответственно из этого следует вывод, что и для Кистяковского, и для Новгородцева, и для Струве, очевидна цементирующая роль права, которое должно объединять в себе все то, что относится к сфере практического воплощения нравственного идеала правды и справедливости. Но в реальности право как система норм не может и не должно являться инструментом по реализации нравственных идеалов на практике. Ответ на вопрос, каким образом правда реализуется в социальной жизни, предлагает Б. Н. Чичерин. В характеристике справедливости ученый, используя для освящения русской правовой картины мира концепт «правда», выделял два вида последней: «правду уравнивающую и правду распределяющую», каждая из которых является олицетворением высшей правды, и «с этой точки зрения носит название правды уравнивающей». [2, с. 37] Фактически
реализация правды как уравнивающей и распределяющей позволяет нам подтвердить мнение о ее включенности в социальную жизнь общества. Но функционал правды более широк. Правда как категория является не только нравственным императивом, но и правовым. Система «право», являясь формой отражения определенных представлений о справедливости, получает нравственно -этическое толкование именно при включении категории «правда» в ее дискурс. Соответственно можно утверждать, что правда как феномен имеет не только нравственный статус, но и правовой.
Задавая вопрос «что такое право?», Б. Н. Чичерин пишет, что «это слово, как известно, принимается в двояком значении: субъективном и объективном. Субъективное право определяется как нравственная возможность, или иначе, как законная свобода что-либо делать или требовать. Объективное право есть самый закон, определяющий эту свободу. Соединение обоих смыслов дает нам общее определение: право есть свобода,
определяемая законом». Исходя из этого, можно предположить, что в сознании любого индивида неизменно присутствует стремление к правде и понимание не правомерности своих претензий.
В принципе, ясно, что четыре выше перечисленных представителя русской либеральной мысли представляют правду как некий нравственный идеал, реализация которого должна осуществляется в рамках права. Право как феномен оказывается представленным в виде иерархической лестницы, где фундаментом для правовых норм оказывается нравственный мир человека, а правда символизирует идеал справедливого устроения права и необходимость признания за человеком его естественных прав. Характерно, что практически все
представители русской философской мысли при трактовке права как феномена отмечают значимость моральных ценностей, которым должно соответствовать позитивное право. Изложенное позволяет отметить, что моральные принципы выступают в качестве фундаментального критерия позитивного права и определяются как высшие нормы и принципы, стоящие над законом. При этом предполагаемое априорно необходимым начало справедливости признается источником «правильного содержания» законов. Из этого
со всей очевидностью можно констатировать, что подобная интерпретация взаимосвязи права и правды означала с одной стороны попытку примирения данных категорий относительно российской действительности, а с другой — наличие определенного скепсиса по отношению к правовым реалиям царской России.
Литература
1. Алексеев С. С. Право: азбука — теория -философия: Опыт комплексного исследования / С. С. Алексеев. — М.: Статут, 1999. — 712 с.
2. Дубатовка Ю. Ю. Естественное право в трудах Б. Н. Чичерина и Вл. Соловьева //Ю.Ю. Дубатовка / Вестник МГТУ, том 9, № 1.- 2006.- с. 36 — 40
3. Калинин А. Ю., Комаров С. А. Форма (источник) права как категория в теории государства и права // А. Ю. Калинин, С. А. Комаров / Правоведение.- 2000.- № 6(233).- с. 3 — 10
4. Кистяковский Б. А. Философия и социология права Сост., примеч., указ. В. В. Сапова / Б. А. Кистяковский.- СПб.: РХГИ, 1999.- 800 с.
5. Кистяковский Б. А. Социальные науки и право / Б. А. Кистяковский.- М.: Издательство М. и С. Сабашниковы, 1915.- 708 с.
6. Львов С. А. Теория правового государства Б. А. Кистяковского // С.А. Львов/ Правоведение.- 1983 № 5. -с. 92 — 96
7. Новгородцев П. И. Сочинения Сост. вступ. статья и прим. М. А. Колерова, Н. С. Плотникова./ П. И. Новгородцев.- М.: Раритет, 1995. — 448 с.
8. Струве П. В. Избранные сочинения / П. В. Струве.- М.: Российская политическая энциклопедия (РОСПЭН), 1999.- 472 с.
9. Хомяков А. С. К сербам. Послание из Москвы / А. С. Хомяков // Полное собрание сочинений в 8 — т. М.: Университетская типография, на Страстном бульваре, 1900.- 409 с.
10. Чаадаев П. Я. Полное собрание сочинений и избранные письма: в 2 т. Т.1. / П. Я. Чаадаев. — М.: Наука, 1991.- 799 с.
11. Черников М. В. Искания Правды: русский путь / М. В. Черников.- Воронеж.: АОНО ИММиФ, 2005.- 236 с.
Воронежский государственный технический университет
SEPARATE ASPECTS OF INTERACTION OF CATEGORIES RIGHT
AND JUSTICE
S.N. Chernyh
The Dilemma of the determination principle interactions category right and fairness attracted the philosopher in all timeses. On question about specifics, essence and particularity of the interaction of the right and fairness in condition of russian reality exists variety of suggestions, glance, theory. To counticalculate-list work to the ful reflected all variety approach and opinions on this subject pertain product P.I. Novgorodcev, B.A. Kistyakovskiy, B.N. Chicherin and P.V. Struve
Key words: justice, the right, the law, the truth, the blessing

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой