Математическое описание механизма коррозии железа в растворах с H2S

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Химия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О. Н. Быстрова
МАТЕМАТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ МЕХАНИЗМА КОРРОЗИИ ЖЕЛЕЗА В РАСТВОРАХ С H2S
Ключевые слова: сероводород, железо, ионы оксония и гидросульфида, ион гидросульфида железа (И), оксид железа (II), степень заполнения поверхности, электродный потенциал, время.
Была предпринята попытка математического описания начальных стадий электрохимической коррозии железа, в растворах содержащих сероводород с целью пролить свет на зарождение и развитие пассивных нанопленок на поверхности железа. Предложен механизм коррозии железа в многокомпонентной среде в виде системы химических и электрохимических реакций. Составлена математическая модель коррозии железа в хло-ридных растворах содержащих H2S в виде системы дифференциальных уравнений. Представленная модель позволила оценить изменение потенциала коррозии и проследить за возникновением и развитием во времени нанопленок (гидросульфидных и оксидных покрытий) на активной поверхности металла.
Keywords: hydrogen sulphide, iron, hydroxonium ion, hydrosulphide ion, iron (II) hydrosulphide ion, iron (II) oxide, degree of covering, potential-time technique.
In order to shed some light on prime of iron electrochemical corrosion in H2S solution, mathematical study was undertaken. It has been suggested mechanism of iron corrosion in multicomponent medium by chemical and electrochemical reaction system. It has been composed the mathematical model of iron corrosion in chloride solutions with H2S by differential equation system. Given model made it possible to estimate variation of iron corrosion potential and follow to beginning and development of nanofilms (hydrosulphide and oxide coatings) on the working surface of metal with time.
Введение
Скорость коррозии малоуглеродистой стали в растворах, насыщенных сероводородом, во много раз выше, чем в его отсутствии. Действие сероводорода на растворение металла в условиях общей и, особенно, локальной коррозии в солевых, нейтральных или кислых растворах изучено недостаточно, а существующие данные по этому вопросу не однозначны. Важную роль играет тот факт, что значения концентраций активирующих ионов и молекул, в том числе и сероводорода, присутствующих в сточных водах нефтепромыслов, колеблются в широких пределах, что осложняет количественную оценку влияния этих факторов на электрохимическое растворение углеродистой стали. Следует также учесть, что термодинамическая неустойчивость такого металла как железо в водных средах приводит к гетерогенным реакциям с образованием пассивирующих монослоев в виде адсорбированных соединений металла с анионами электролита. Очевидно, что адсорбционный процесс, зависящий от потенциала и времени поляризации электрода, предшествует образованию фазовых солевых и оксидных пленок значительной толщины. Известно, что хемосорби-рованный кислород даже в пределах монослоя существенно влияет на кинетику анодных процессов [1]. Адсорбционные процессы, осуществляясь на микроуровне, не всегда можно экспериментально увидеть в чистом виде, так как они осложняются параллельными электрохимическими и последующими химическими реакциями [2]. Может оказаться, что вещества, находясь в адсорбированном состоянии, будут определять скорость основной, количественно выраженной, параллельной электрохимической реакции ионизации металла. Примером может служить железо, равновесный потенциал которого лежит отрицательнее равновесных потенциалов образования адсорбированных продуктов.
Целью данной работы является изучение границ области существования адсорбции, а также механизма и кинетики адсорбционных начальных стадий электрохимической коррозии железа в активном состоянии в солевых растворах с участием сероводорода. С помощью системы параллельных электрохимических и химических реакций описать поведение железа в сероводородсодержащей водной среде, участниками которого являлись бы как продукты окисления железа, так и продукты ионизации сероводорода в воде. Образование фазового слоя не являлось определяющим в рассматриваемом процессе и поэтому не учитывалось при построении модели.
Экспериментальная часть
Количественные характеристики равновесных состояний ионов и молекул системы Ре-Н2Э-Н20 отображают концентрационное многообразие поверхностно-активных частиц, присутствующих при растворении железа в сероводородсодержащем растворе: Н2Э, Н+, НЭ-, Э2-, Ре2+ и РеНЭ+. Расчеты показывают, что с увеличением концентрации Н2Э увеличиваются равновесные концентрации ионов водорода и гидросульфида, что уменьшает значения рН раствора от 4,5 до 4,0.
В указанном интервале рН равновесная концентрация Э2- составляет ничтожно малую величину по сравнению с концентрацией НЭ- ионов, уменьшаясь от 2−10−11до 1,3−1013 моль/л с увеличением концентрации Н2Э [3,4]. Следовательно, на ранних стадиях окисления железа в сульфидных растворах, вероятнее всего образование хемосорби-рованных форм состава (РеНЭ)+, чем образование сульфидных нанопленок переменного состава типа
РехЭу.
Методом потенциометрического титрования действительно было подтверждено существование РеНЭ+ ионов, образующихся на поверхности угле-
родистой стали в сероводородсодержащем растворе [5]. Также экспериментальным путем было определено значение константы химического равновесия образования РеНЭ+ иона, что позволило рассчитать его равновесную концентрацию в растворе, исходя из расчетных равновесных концентраций Ре2+ и НЭ-ионов. Существенная величина константы равновесия реакции образования РеНЭ+, равная 5,18−105 [5], указывает на относительно высокое содержание РеНЭ+ ионов в приэлектродном пространстве, равное 5,18−10−3 (рН=4,0) и 4,66-Ш-4 (рН=4,5).
При анодной поляризации железа на вольтамперограммах, снятых в стационарном и по-тенциодинамическом режимах в растворе Ыа2ЭО4 с добавкой Н2Э, были обнаружены два максимума плотности тока в области предшествующей пассивации [6]. Было установлено, что при наличии в растворе Н2Э на кривых наблюдалась задержка роста плотности тока в виде максимума, появление которого не обнаруживается в солевом растворе без Н2Э. Такой результат объяснялся влиянием сероводорода и продуктов его ионизации на растворение металла, результатом которого явилось, по всей вероятности, образование сульфидных продуктов его окисления. Можно предположить, что такая форма кривых «ток-потенциал» может быть объяснена влиянием заполнения поверхности электрода двумя адсорбированными соединениями, поскольку учет одной степени заполнения объясняет реализацию одного максимума [2,7].
На основе экспериментальных и литературных данных были выявлены основные закономерности процесса растворения железа в области потенциалов, в которой в стационарном состоянии происходит незначительная адсорбция (активное состояние). Предложен возможный вариант переноса электронов в виде трех параллельных процессов: двух процессов адсорбированного закрытия поверхности и процесса на участках поверхности, свободных от адсорбции, допускающий некоторые упрощения. В статье не идет речь о пассивном состоянии металла в области потенциалов, в которой на электроде адсорбированные вещества находятся в таких количествах, что степень адсорбции заметным образом уменьшает скорость ионизации металла.
Схема коррозионного процесса железа в солевых растворах, содержащих сероводород
1. Ре
Ре2+ +2ё
2. Ре + Н2Э + Н2О
РеНЭ +адс. 01 + Н3О+ +2ё
3. Ре2+ + НЭ-
4. РеНЭ +адс. 01 + НзО+
РеНЭ +
и,
& gt- Ре2+ +Н2Э + Н2О
5. Ре + ЗН2О
РеО-
адс. 02
+2НзО+ + 2ё

6. РеО
адс. 02
+2Н3О+ + С1-
Ре2+ +ЗН2О + С1-
Здесь для упрощения пренебрегается каталитическим влиянием ОН- ионов.
Данный подход и представление о двух стадийном протекании процесса активного электрохимического окисления железа подробно было исследовано в работе [8]. За счет образования комплексов Ре (ОН)адс. и Ре (ОН)+адс. вследствие диссоциации молекул воды в процессе их адсорбции, предполагалось повышение степени окисления железа на единицу на каждой стадии его активного растворения. Причём образование первого комплекса протекало быстро, и её участники находились в состоянии близком к равновесному. Стадия образования второго комплекса (отрыв второго электрона) являлась лимитирующей и определяющей кинетику процесса. Из расчета представленной модели получили значение углового коэффициента тафелевского участка поляризационной кривой равное приблизительно 0,04 [9]. Значение углового коэффициента, найденное из экспериментальных поляризационных кривых, достаточно хорошо совпадало с теоретической величиной, что подтверждало справедливость выбранной модели окисления железа [8].
Реакция 1 отображает процесс активного электрохимического окисления железа, который протекает на свободной от адсорбированных продуктов коррозии доле поверхности электрода. Поскольку в кислых растворах термодинамически устойчива молекулярная форма Н2Э, реакцией 2 учитывается воздействие молекул Н2Э, результатом которого является образование адсорбированной формы продукта окисления железа (РеНЭ) адс. [10]. Данная форма образуется за счет взаимодействия адсорбированных молекул сероводорода с поверхностными атомами железа. Такое взаимодействие возможно благодаря неподеленным электронным парам атома серы в молекуле сероводорода и свободным орбиталям атомов железа.
При обсуждении адсорбционнокинетической теории пассивации в предложенной схеме коррозионного процесса и её математическом выражении учитывалось исчезновение адсорбированных веществ за счет катодных токов реакций 2 и 5. Одновременно в приэлектродном пространстве возможно образование адсорбционной формы (РеНЭ) адс., на что указывают значения констант ионизации сероводорода в водном растворе Ка-| и Ка2, равные, соответственно, 1−10−7 и 1,3−10−13 [4]. Химический механизм образования данной формы отображается реакцией 3 в схеме коррозионного процесса. Степень заполнения поверхности корродирующего металла продуктом типа (РеНЭ) адс. в представленной модели обозначили через 01.
Несмотря на кислую среду электролита при наличии в нем сероводорода, раствор дополнительно подкисляется за счет выделения катионов водорода в виде ионов оксония в результате протекания реакции 2. При подходе к поверхности металла ионы оксония атакуют хемосорбированный нанослой состава (РеНЭ)+адс. и разрушают его, до образования окисленной формы железа (II) и сероводорода, поэтому в кинетических уравнениях рас-
сматриваемой схемы учитывается скорость химического растворения (РеНЭ)+адс. (реакция 4). Реакции 1−4 указывают на роль сероводорода как катализатора, стимулирующего анодное растворение железа в хлоридных растворах [10].
Схема описания коррозионных процессов железа в активном его состоянии в солевых сероводородных средах отражает также параллельное электрохимическое образование оксида железа (II) с помощью кислорода воды на участках поверхности, свободных от адсорбции, и его восстановление под действием ионов оксония (реакция 5). Данная реакция обратима, поскольку состояние электрода рассматривается вблизи равновесного потенциала реакции образования оксида. Протеканию этой стадии коррозионного процесса железа на анодных его участках способствует ослабление химических связей атомов железа между собой за счет образования прочных ковалентных связей атомов серы с поверхностными атомами железа на катодных его участках (усиление гетерогенности поверхностных слоев металла). Мгновенную степень заполнения поверхности корродирующего металла продуктом типа РеОадс. в модели обозначили через 02. Поверхность электрода, покрытая нанослоем, состоящим из РеОадс., подвергается химическому воздействию хлорид-ионов и катионов оксония, находящихся в приэлектродном слое моделируемых растворов. Последняя реакция 6 демонстрирует процесс химического исчезновения оксидной пленки, в котором роль катализатора отведена С1--ионам. Расчёты, проведенные при вычислении углового коэффициента линейной зависимости Е — 1дСС|- в активной области показали, что значение порядка электрохимической реакции образования комплекса Ре (ОН)+адс относительно С1--ионов составляло величину близкую к нулю [8], что подтверждает каталитическую роль хлорид-ионов. Последнее обстоятельство также подтвердилось результатами гравиметрического контроля скорости гетерогенной электрохимической реакции, протекающей на поверхности раздела между металлом и средой в условиях его окисления кислородом, растворенным в электролите. Исследования скорости растворения стали от совокупного влияния различных факторов, проводились методом активного эксперимента [8]. Математическая модель электрохимических процессов коррозии железа в солевых растворах, содержащих сероводород
1. 1кор= (1- 01 — 02)(1а1 + 1а2+1аз) — (01 1к2+ 02'- & gt-кз)
2. д101 = (1- 01 — 02) 1а2 — 0-т 1к2 — и-1'-01
3. Р202 /^ = (1- 01 — 02) IаЗ — 02'- 1к3 — и2& quot- 02
4. dE/dт =-1Кор. /С,
где Ч1 и р2 — количества электричества, необходимые для полного формирования монослоев пассивирующими веществами (01 = 02 = 1,0) и равны 1/3600 кулхм -2- 01 и 02 — мгновенные степени заполнения пассивирующими продуктами (равные значению «1» при полном заполнении поверхности электрода), доли единицы- 1а1,1а2 и 1а3 —
плотности анодных токов окисления металла, А 1к2,1к3
— плотности катодных токов восстановления окисли-
телей, Ахм-2- и1 и и2 — скорости химического растворения пассивирующих продуктов компонентами электролита в электрических единицах (здесь: и1 = v1¦ р1 и и2 = v22, где VI и ^ - константы скорости химических реакций 4 и 6, выраженные в с-1), Ахм-2- Е
— потенциал системы, В- С — удельная ёмкость двойного электрического слоя, принятая одинаковой как для свободной, так и занятой поверхности, в расчётах она составляет 2010−6, фхм-2- т — время контакта метала со средой, с.
Уравнение 1 описывает фарадеевский ток.
Процессы, представленные уравнениями 1-
4, при протекании через электрод внешнего тока характеризуются в статье изменениями потенциала (Е) и степеней заполнения (01 и 02) от времени экспозиции. Предполагалось, что активное растворение и пассивация лимитируются только стадией перехода заряда, т. е. константы скоростей электрохимических реакций зависят от потенциала Е. Совокупность математических соотношений, устанавливающих связь между переменными исследуемого объекта, представлена в виде полных дифференциальных уравнений 2−4. При моделировании параметры уравнений 1−4 выбирали такими, чтобы они соответствовали электрохимическим параметрам, характеризующим железо в слабокислых растворах. Начальные условия выбирались таким образом, что при т = 0 степень заполнения пассивирующими веществами 0н1 = 0 и 0н2 = 0, а потенциал электрода Ен =-0,500 В, где Ен — начальный потенциал активного анода в исследуемом растворе. Уравнения скоростей реакций записывались через токи обмена 101, 102 и 103 и равновесные потенциалы Ер1 & lt- Ер2 & lt- Ер3, что является верным в случае независимости констант скоростей электрохимических реакций от скоростей химических реакций. Скорости превращения адсорбированных веществ во времени выражались дифференциальными уравнениями 2, 3. Уравнение 4 отражает изменение потенциала электрода во времени. После подстановки в правую часть дифференциальных уравнений 2−4 значений электрохимических параметров, соответствующих кинетическим параметрам для двугорбовой формы стационарной вольтамперной кривой в области Ер2& lt-ЕК, где Ек — компромиссный потенциал [6,7,11], на компьютере было произведено интегрирование системы методом Яи^е-КиИа [12] с применением стандартной процедуры УКК.
Результаты и обсуждение
На рис. 1 — 3 приведены результаты интегрирования системы дифференциальных уравнений
2−4. Изменение степеней заполнения поверхности электрода пассивирующими продуктами во времени (рис. 1) указывает на появление в начале коррозионного процесса продукта типа РеНЭ+адс. Затем через небольшой промежуток времени на поверхности металла начинает расти оксидная пленка состава РеОадс, причем скорости образования РеНЭ+адс и РеОадс с этого момента становятся, почти одинаковыми и намного превышают скорость образования пер-
вичного адсорбированного вещества на начальном этапе анодного растворения железа (рис. 1).
Рис. 1 — Характер изменения степеней заполнения поверхности (01 и 02) пассивирующими веществами РеИБ+адс. (^5-) и РвОадс («•-) во времени
Однако, со временем, опережающими темпами, все-таки, развивается процесс формирования на поверхности металла гидросульфидных нанообразований.
На рис. 2 показана рассчитанная на компьютере кривая включения, представленная в координатах «потенциал-время», описывающая реакции 1−6 в соответствии с уравнениями 1−4.
тх102, с
Рис. 2 — Рассчитанная хронопотенциограмма в случае двух параллельно образующихся пассивирующих веществ РвИБ адс и РвОадс
В начальный момент следует участок задержки с малой крутизной (а, рис. 2). Наблюдается плавное заселение поверхности металла гидросульфидными образованиями. Незначительная степень заполнения поверхности железа продуктом его анодного окисления типа РеНЭ+
адс. 01 вызывает резкое повышение потенциала электрода (б, рис. 2), примерно, от -0,400 В до величины -0,080 В, причиной которого является снижение фарадеевского тока (уравнение 1) в следствии формирования адсорбированного вещества типа РеОадс. 02 на электроде (в, рис. 2 и рис. 3).
Влияние потенциала электрода на характер изменения степеней заполнения начальной РеНЭ+адс. и конечной РеОадс. форм абсор-
бированных веществ выражается кривыми на рисунке 3.
0×1О3
Рис. 3 — Характер изменения степеней заполнения (01 и 02) промежуточной РвИБ адс^^)_) и конечной РвОадс. (•) форм адсорбированных веществ от потенциала электрода
Следует отметить симбадность кривых Е-т и Е- 01 (рис. 2 и рис. 3). При Е= -0,5 В (рис. 3) начинается замедленный сдвиг потенциала в положительную сторону, на кривой появляется площадка задержки потенциала (рис. 3), связанная очевидно с расходом тока на формирование первого адсорбционного продукта РеНЭ адс. При достижении потенциала приблизительно равным -0,400 В наступает вторичный подъём в виде резкого скачка потенциала (рис. 3) в положительную строну до значения приблизительно равным -0,08 В, указывающий на переход металла в предпассивное состояние (продолжение роста первого адсорбционного продукта РеНЭ+адс. и начало формирования второго адсорбционного продукта РеОадс). Как показывают расчеты, рост вторичного новообразования типа РеОадс. не зависит от потенциала анода. Доля поверхности, заполняемая пассивирующими продуктами РеНЭ адс. и РеОадс. и определяемая суммой 01 и 02, постоянно росла при потенциале -0,08 В и не зависела от его значения (рис. 3), а потенциал электрода при этом не изменялся во времени (в, рис. 2).
Таким образом, из анализа расчетных данных следует, что с течением времени потенциал электрода быстро (насколько позволяет заряжение двойного электрического слоя) смещается от компромиссного его значения в область потенциалов, в которой на хронопотенциограмме образуется почти горизонтальная площадка.
Хронопотенциограмма, рассчитанная на основе предполагаемой адсорбционно-кинетической теории (рис. 2), весьма сходна с экспериментальными данными, полученными на стали марки Ст. 3 с зачищенной поверхностью в растворе №С1 с добавкой сероводорода при различных плотностях тока и постоянной температуре (рис. 4). Видно, что при пропускании через электрод тока, величина которого больше тока в максимуме стационарной вольтамперной кривой [6], приводит к появлению после задержки на хронопотенциограммах включе-
ния (рис. 4 а) скачка потенциала, характерного для пассивирующихся электродов.
При плотности тока, равной 104,2 мА/см2 в течение нескольких секунд (~ 30 секунд) наблюдалась задержка потенциала электрода, длительность которой зависела от условий проведения эксперимента и РН среды. Затем значение потенциала резко возрастало до величины -0,08 В (12,5мА/см2) и 0,04 В (104,25мА/см2, рис. 4б), оставаясь неизменным в течение остального времени испытаний (рис. 4 в).
Рис. 4 — Хронопотенциограммы анодно-
поляризованной стали Ст. 3 с зачищенной поверхностью в растворе N80! (4. 51моль/л С1-) с добавкой 4−10−3 моль/л И2Б при плотностях тока (мА/см2): (о) — 2,1- (•) — 12,5- (¦) — 104,2. Температура 30 +0,5°С
Такой характер хронопотенциограмм удовлетворительно объясняется предположением: а) об образовании на поверхности металла, по крайней мере, двух адсорбированных продуктов, тормозящих анодный процесс в начальные моменты его электрохимического растворения- б) о формировании на поверхности металла с течением времени сплошной фазовой сульфидной пленки по химическому механизму- в) об отсутствии питтингообразо-вания в условия проведения эксперимента [13]- г) о процессе ионизации металла через пленку [11,14].
Визуальные наблюдения за состоянием поверхности анода при различной экспозиции электрода под током в сероводородном электролите показывают, что уже при значении потенциала, равном -0,1 В в течение длительного времени (по сравнению с модельными условиями) на поверхности электрода образовывался черный порошкообразный осадок. Химическая природа поверхностных слоев металла и их кристаллическая решетка при этом претерпевала существенные изменения [14]. Сходство теоретических и экспериментальных хронопотенциограмм позволяет надеяться на применение адсорбционнокинетической теории к пассивации железа в хло-ридных растворах, содержащих сероводород, и дальнейшему развитию процесса в агрессивных средах, какими являются сточные воды нефтепромыслов Татарстана.
Заключение
Сформулирована гипотеза о механизме электрохимического растворения стали в солевых растворах сероводорода. На основании кинетической теории пассивации анодно растворяющихся металлов составлена математическая модель адсорбционных процессов, происходящих на железе в хлоридном растворе, содержащем сероводород в виде дифференциальных уравнений. В данной модели учитывалось образование двух адсорбированных веществ на поверхности электрода в виде РеНЭ адс и РеОадс., полученных в результате параллельных электродных реакций. Компьютерное моделирование позволило выявить возможные формы зависимости потенциала, мгновенных степеней заполнения поверхности электрода пассивирующими веществами от времени нахождения объекта в агрессивной среде. Также с использованием математического моделирования было показано влияние потенциала на зарождение и развитие пассивных образований на анодно растворяющихся металлах, что позволяет прогнозировать их количественные изменения в зависимости от условий, в которых находится корродирующий объект. Расчетные данные подтверждены экспериментальными показателями по анодной активации углеродистой стали в водных растворах хлоридов и сероводорода. Универсальность предложенной методики исследования коррозионных процессов заключается в том, что она позволяет учитывать многообразие форм пассивирующих образований и условий, отличных от предложенных в статье.
Изучение кинетики переходных процессов анодного растворения металлов в хлоридных растворах, содержащих сероводород, позволяет объяснить механизм увеличения сероводородом скорости коррозии, что является важным при подборе наиболее эффективных ингибиторов, способных прочно соединяться с поверхностно-активными образованиями корродирующего металла в жестких условиях нефтедобычи и нефтепереработки [14,15].
Литература
1. Кабанов Б. Н. Электрохимия металлов и адсорбция / Б. Н. Кабанов. — М.: Наука, 1966. — С. 131.
2. Андреев И. Н. К кинетической теории пассивации анодно растворяющихся металлов. II. Стационарные поляризационные кривые в случае параллельного образования нескольких оксидов / И. Н. Андреев, И. М. Новосельский, М. Г. Хакимов // Электрохимия. — 1971. — Т.7.
— № 7. — С. 1004−1008.
3. Антропов Л. И. О механизме ингибирующего действия органических веществ в условиях сероводородной коррозии металлов / Л. И. Антропов, В. Ф. Панасенко // Итоги науки и техники. Сер. Коррозия и защита от коррозии. — М.: ВИНИТИ, 1975. — Т.4. — С. 46−54.
4. Лурье Ю. Ю. Справочник по аналитической химии / Ю. Ю. Лурье. — М.: Химия, 1971. — С. 252.
5. Баринов О. Г. Механизм локализации коррозии на железе в растворах, содержащих сероводород / Автореферат канд. диссертации. — Москва, 2002. — С. 21.
6. Быстрова О. Н. Влияние сероводорода на анодное поведение углеродистой стали в солевых растворах /
О. Н. Быстрова // Вестник Казан. технол. ун-та.- 2011. -Т. 14, № 2. — С. 98−103.
7. Андреев И. Н. Поведение пассивирующего металла в потенциодинамических условиях / И. Н. Андреев, Н. Ш. Гизатуллин, О. Н. Терехова, // Труды Казанского химико-технологического института им. С. М. Кирова. — Казань: КХТИ, 1975. — вып. 56. — С. 82−86.
8. Быстрова О. Н. Исследование анодного окисления углеродистой стали в солевых растворах / О. Н. Быстрова // Депонированная рукопись. — Черкассы: Отделение НИИТЭХИМ, 1983. — № 424хп-Д82. — С.8.
9. Скорчеллетти В. В. Теоретические основы коррозии металлов / В. В. Скорчеллетти. — Л.: Химия, Ленинградское отделение, 1973. — С. 107−109.
10. Розенфельд И. Л. Ингибиторы коррозии / Л.И. Розен-фельд. — М.: Химия, 1977. — С. 164−166.
11. Андреев И. Н. Изменение потенциала никеля при химической пассивации / И. Н. Андреев, О. Н. Терехова, М. С. Мищенко // Труды Казанского химико-
технологического института им. С. М. Кирова. — Казань: КХТИ, 1975. — вып. 56. — С. 86−91.
12. Демидович Б. Н. Численные методы анализа: Приближение функций, дифференциальные уравнения / Б. П. Демидович, И. А. Марон, Э. З. Шувалова. Под ред.Б. Н. Демидович. — М.: Изд-во физико-математической литературы, 1962. — С. 96−98.
13. DvoracekL.M. Pitting corrosion of steel in H2S solutions / L.M. Dvoracek // Corrosion. — 1976. — vol. 32.- No2. — p. 64−68.
14. Тимофеева И. В. О механизме ингибирования серо-
водородной коррозии стали фосфорилированными ортометиламинофенолами / И. В. Тимофеева,
О. Н. Быстрова, В. К. Половняк и др. // Защита металлов.
— 1998. -т. 34. — № 1. — С. 47−50.
15. Половняк В. К. Исследование системы «ингибитор-металл» при сероводородной коррозии стали / В. К. Половняк, Р. Д. Айманов, О. Н. Быстрова, С. В. Половняк // Практика противокоррозионной защиты. — 2007. — № 4. -С. 14−17.
© О. Н. Быстрова — канд. хим. наук, доц. каф. неорганической химии КНИТУ, olga_bistrova@mail. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой