«Атериалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И. И. Срезневского как источник диахронического изучения субстантивного словообразования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

www. volsu. ru
DOI: http: //dx. doi. Org/10. 15 688/jvolsu2. 2015.5. 18
УДК 811. 161. 1'-373. 611 ББК 81. 411. 2−03
«МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ СЛОВАРЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ЯЗЫКА ПО ПИСЬМЕННЫМ ПАМЯТНИКАМ» И.И. СРЕЗНЕВСКОГО КАК ИСТОЧНИК ДИАХРОНИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ СУБСТАНТИВНОГО СЛОВООБРАЗОВАНИЯ
Аспирант кафедры русского языка и массовой коммуникации, Самарский государственный университет ana98539710@yandex. ru
ул. Академика Павлова, 1, 443 011 г. Самара, Российская Федерация
Аннотация. В статье охарактеризованы лексикографические источники изучения русского исторического словообразования Х1-ХУИ веков. Обоснована актуальность «Материалов для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И. И. Срезневского как наиболее важного источника материала для диахронических исследований. Будучи единственным завершенным лексикографическим изданием, отражающим состояние русского языка в Х1-ХУИ веках, этот словарь включает лексику, разнообразную по происхождению: при его составлении использованы материалы старославянских и древнерусских письменных памятников. Словарные статьи содержат богатые сведения не только о лексической, но и о словообразовательной системе древнерусского языка.
В исследовании, результаты которого обобщены в статье, рассмотрены древнерусские субстантивные производные с оценочными суффиксами. На основе анализа словарных статей (с учетом перечисленных И. И. Срезневским вариантов написания слов в текстах, фиксации производящего слова, иллюстративного материала — употребления производных в разных контекстах др.) определены границы суффиксальных морфем, систематизированы их варианты- установлены продуктивные модификацион-ные форманты, рассмотрены их морфологические свойства, выявлены коннотации аффиксов и их аксиологические возможности.
Таким образом, на примере фрагмента деривационной системы древнерусского языка продемонстрирована значимость «Материалов для словаря древнерусского языка» И. И. Срезневского для диахронического исследования русского словообразования.
Ключевые слова: лексикографический источник, диахрония, древнерусский язык, субстантивное словообразование, суффиксы с оценочной семантикой.
Анастасия Юрьевна Веколова
«1 о
(N
Историческое (диахроническое) слово-^ образование — перспективная отрасль русис-§ тики, связанная с изучением развертывания Ц словообразовательной системы русского язы-^ ка во времени. Для того, чтобы описать де-© ривационные процессы, происходившие в раз-
ные периоды развития русского языка, важно определить основные источники, на материале которых можно реконструировать словообразовательную систему в диахроническом аспекте. Цель данной статьи — показать на примере системы оценочных суффиксов субстан-
тивных производных в русском языке XI—XVII вв. значимость «Материалов для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И. И. Срезневского для диахронического изучения словообразования.
Исследования в области исторического словообразования проводятся путем сравнения словообразовательных систем на разных хронологических срезах, ярусах, которые обычно выделяются с учетом основных этапов становления русского литературного языка. Реконструкция словообразовательной системы традиционно начинается с древнерусского периода. К важнейшим лексикографическим источникам материала, используемым при анализе языка данного периода, относятся: «Словарь древнерусского языка (ХКХШ вв.)», «Словарь русского языка Х1-Х1 вв. «, создаваемые Институтом русского языка им. В. В. Виноградова РАН, и «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И. И. Срезневского. Два новых исторических словаря обладают своими достоинствами. «Словарь древнерусского языка (Х1-Х^ вв.)» отличается строгим отбором языкового материала, содержащегося в памятниках древнерусской письменности Х1-Х^ вв.- «Словарь русского языка XI-XVИ вв.» базируется на материалах картотеки древнерусского словаря (ДРС) и включает в себя языковые единицы из уже изданных памятников русской письменности и рукописных источников. Однако оба этих словаря к настоящему моменту еще не завершены, тогда как трехтомный труд И. И. Срезневского является завершенным, поэтому именно он оказывается оптимальным лексикографическим источником, позволяющим показать развернутую картину словообразовательных ресурсов древнерусского языка. В нем отражен широкий круг памятников, время создания которых определено (хотя и с разной степенью точности), старославянская и древнерусская лексика, в хронологической последовательности фиксируются контексты употребления языковых единиц, что позволяет сделать вывод о состоянии языковой системы в определенный период.
Лингвистическое наследие И. И. Срезневского изучено не полностью1. Внимание исследователей обычно уделяется лексиког-
рафической деятельности, которая рассматривается в нескольких аспектах: историко-культурном, славяноведческом и лингвистическом. Над словарем И. И. Срезневский работал с 1847 г. до рубежа 1879−1880 гг. После смерти ученого Второе отделение Императорской Академии Наук под руководством Я. К. Грота завершило оформление его труда. Подготовкой к печати занимались дети И. И. Срезневского Ольга Измаиловна и Всеволод Измаилович, им помогал Афанасий Федорович Бычков. Собранные материалы были опубликованы в трех томах. Первый том (А-К) был издан в 1893 г., второй (М-П) — в 1902 г., третий (Р-Я) — в 1912 году. В 1912 г. вышли и дополнения к словарю, в которых указывались лексемы, не отмеченные в изданных томах, приводились новые значения имеющихся слов. Хотя направление работы ученого было сохранено, заглавие словаря изменилось. И. И. Срезневский думал назвать свой труд «Словарем древнерусского языка» или «Словарем книжного и народного языка», но эти варианты не были использованы при издании, хотя второй вариант названия конкретизировал бы амплитуду картотеки словаря: при его создании использовались как старославянские, так и древнерусские памятники XI—XVII вв., известные ученому. Однако ученый чаще обращается к памятникам XI—XIV вв., поэтому целесообразно по отношению к отражаемому в словаре языковому состоянию употребление термина «древнерусский язык».
В лингвистике при анализе материалов словаря И. И. Срезневского рассматриваются главным образом лексическая семантика слов, а его ресурсы для диахронического освещения словообразования, морфологии оказываются практически не востребованными. Между тем труд И. И. Срезневского важен для изучения в диахроническом аспекте всех уровней языка: «В картотеке Срезневского, — отмечает Г. А. Богатова, — заложены и основные идеи по истории русского языка, и потому авторы работ по источниковедению, исторической грамматике, словообразованию, исторической лексикологии не могут не обращаться к этому вдохновенному и вдохновляющему источнику» [1, с. 116].
Трехтомный труд И. И. Срезневского открывает широкие возможности для изучения
проблем словообразования 2. В нашем исследовании это показано на материале оценочных суффиксов субстантивного словообразования. В результате словообразовательного анализа лексем, составляющих словник словаря, было выявлено 176 существительных, образованных посредством одного из 8 моди-фикационных оценочных суффиксов -к-, -ец-, -ок-/-ек-, -иц-, -ц-, -ишк-, -ик-, -очк-/-ечк-(морфемы даны в порядке убывания частоты использования). Самым частотным является суффикс -к-. Он встречается в вариантах -к-/-ък-/-ьк- (жонка = женъка, деревенька и др.) и используется для производства 40 дериватов. Среди них 37 слов женского рода склонения на *-а (горька, денежька, дъчька = дочка и др.) и три имени существительных среднего рода склонения на *-о (облачькъ, судьнъко, ?аблъчько = ?аблочько). Продуктивен также суффикс -ец-, участвующий в образовании 39 имен существительных (крьстшаньць, топорьць), который представлен в вариантах -ец-/-ьц- (л^сець = л^сьць и др.) и используется для производства слов мужского рода склонения на *-]о. Третью позицию занимает аффикс -ок-/-ек-. Он имеет наибольшее число вариантов (-ок-/ -ък-/-ек-/-ьк-) и используется при производстве 31 деривата мужского рода склонения на *-о (носокъ = носъкъ, волочекъ, пастушькъ и др.). Менее продуктивен суффикс -иц-, используемый для образования 27 имен существительных женского рода склонения на *-]а (в^къшица = векшица, дъщица = дощица, тръстица). Суффикс -ц- образует 23 производных с разными морфологическими характеристиками: 20 образований среднего рода, где суффикс употребляется преимущественно в варианте -ьц-, (лукънъце, оконьце, сельце и др.), вариант -иц- представлен в 4 образованиях среднего рода, производящее слово которых оканчивается на -ие (възглавиице, ожерелиице, писаниице, потружениице = потруженице) — единичны примеры производных женского рода (двьрьца, цьркъвьца, четьца). Производные с нестандартными морфологическими характеристиками образует суффикс -ишк-. Он используется для образования 9 имен существительных мужского (истопьничишко и др.) и среднего (селишь-ко и др.) родов склонения на *-о и имен женс-
кого рода, имеющих окончание склонения на *^ (деревьнишко, кл^тишко и др.), а также субстантивов женского рода склонения на *-а (покромишка). Аффикс -ик- не имеет вариантов и используется для производства 5 субстантивов мужского рода склонения на *-о (жеребьчикъ, кустикъ, старьчикъ). Формант -ьчк-/-ъчьк-/-очьк- используется для производства двух образований, одно из которых относится к среднему роду склонения на *-о (м^стьчко), другое — к женскому роду склонения на *-а (чепъчька = чепочька).
Ценность словаря И. И. Срезневского состоит не только в наличии обширного словообразовательного материала. Особое значение имеет тот факт, что для каждого образования составитель указывает производящее слово и характеризует коннотацию формантов. Таким образом, словарь отражает в пометах характеристику оценочных формантов, которые имеют либо значение уменьшительности (деревенька), связанное с положительной оценкой, либо значение уничижительности (деревьнишко), связанное с отрицательной оценкой. Таким образом, словарь позволяет представить частотность суффиксов и их соотносительность при выражении разных коннотаций. Как показывает материал, большинство суффиксов передает уменьшительное значение, а суффикс -ишк- реализует оба типа коннотации.
Для каждого оценочного субстантива составитель указывает производящее слово, что помогает определить границы употребления суффиксов и в случаях множественной словообразовательной мотивации удостовериться в характере значения форманта, опираясь на словарную статью: «веревочка — уменьш. отъ веревка», «веревка — обводка, шнурокъ» (Срезн., т. 1, стб. 243). В силу отражения в письменных памятниках процесса падения редуцированных важно указание и на фонетические варианты образований. И. И. Срезневский приводит все виды написаний в одной словарной статье, разделяя их знаком «равно», например: «стьжька = стежька — уменьш. отъ сл. стьзга = стьза -дорожка, тропа» (Срезн., т. 3, стб. 584). В таких случаях при анализе лексикографического материала нами учитываются все указанные варианты, но при итоговом подсчете они при-
нимаются за одну лексическую единицу. Од-нокоренные слова с разными суффиксами и омонимы приводятся И. И. Срезневским в нескольких словарных статьях, например: «го-родъкъ — уменьш. отъ городъ» (Срезн., т. 1, стб. 557), «городьць — уменьш. отъ городъ» (Срезн., т. 1, стб. 558) — «келиица — уменьш. отъ сл. келига» (Срезн., т. 1, стб. 1204), «кель-ица = келеица — уменьш. отъ сл. кельга = келега» (Срезн., т. 1, стб. 1205). В таких случаях каждое заголовочное слово считается нами за отдельную лексическую единицу и рассматриваются вместе с другими производными с аналогичными формантами.
Как видно из примеров, в словаре зафиксированы и старославянские (келиица, кельица = келеица), и древнерусские (го-родъкъ, городьць) лексемы. Для системной характеристики материала важно, что все производные даны в контекстах с указанием памятников, из которых они извлечены, например: «Дубъкъ — уменьш. от сл. д? бъ: — Да на ребинку, да на дубки. Прав. гр. Савв. Сторож. м д. 1491 г.» (Срезн., т. 1, стб. 741). В словаре дается и краткая характеристика памятников: «Прав. гр. Савв. -Сторож. м. д. 1491 г. — Правая грамота Савво-Сторожевскому мон. До 1491 г. (въ подлин.)» (Срезн., т. 1, Указатель сокращений, с. 37).
Таким образом, «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И. И. Срезневского сохраняют свое значение как важный источник материала для диахронического изучения словообразовательной системы русского языка. Актуальность словаря для современных исследователей определяется тем, что он является единственным завершенным источником, в котором отражен ранний этап становления русского литературного языка. Важно, что в словаре содержится обширная лексика из памятников старославянского и древнерусского происхождения. Имеются богатые словообразовательные данные. В словарных статьях отмечается характер коннотации суффиксов, указывается производящее слово, даются варианты формантов. Лексикографические данные позволяют решить проблемы множественной словообразовательной мотивации, определить
границы суффиксов, выявить омонимию на морфемном уровне.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Интерес к наследию ученого был обусловлен преимущественно юбилейными датами, однако и в этом случае оно не получило достаточно широкого освещения в литературе, о чем пишет Д. Г. Шиверов: «…почти совершенно незамеченным в России оказался 200-летний юбилей выдающегося русского филолога-слависта, лексикографа Измаила Ивановича Срезневского. Пожалуй, по-человечески — искренно и с душевной признательностью — отметили эту дату лишь на родине его предков — в селе Срезнево Шиловского района Рязанской области» [3, с. 140]. Автор дает однозначную оценку сложившейся ситуации: «Печально и горько, что многие школьники и студенты так никогда и не узнают об Измаиле Срезневском, одной из самых светлых, обаятельных и феноменальных личностей в русской науке и словесности XIX века» [3, с. 140].
2 О богатстве субстантивных производных в данном источнике пишет Г. В. Звездова, анализируя имена существительные с «продуктивнейши-ми» суффиксами -ьникъ /-ьница (-(е)никъ /-(е)ни-ца), которые «занимали значительное место в системе древнерусского языка» [2, с. 175]. По ее наблюдениям, в словаре И. И. Срезневского зафиксировано свыше 1 400 таких образований.
СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ
1. Богатова, Г. А. Академик И.И. Срезневский и славянская историческая лексикография / Г. А. Богатова // Вестник РАН. — 1988. — № 4. -С. 109−117.
2. Звездова, Г. В. Историческая словообразовательная динамика и разведение сакрального / реального в древнерусской лексике (на материале Словаря И. И. Срезневского) / Г. В. Звездова // И. И. Срезневский и история славяно-русской филологии: тенденции в науке, образовании и культуре: материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 195-летию со дня рождения академика И. И. Срезневского (25−27 мая 2007 г.). — Рязань: Рязанский государственный университет им. С. А. Есенина, 2007. -С. 174−176.
3. Шеваров, Д. Г. Отечественная педагогика Измаила Срезневского / Д. Г. Шеваров // Вестник Уральского отделения РАН. — 2013. — № 1. -С. 140−142.
СЛОВАРИ
Словарь древнерусского языка (И-ЖУ вв.): в 10 т. Т. — М.: Русский язык: Азбуковник: ЛЕКСРУС, 1988−2013.
Словарь русского языка XI—XVII вв. Вып. 129. — М.: Наука, 1975−2011.
Срезн. — Срезневский, И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам / И. И. Срезневский. — СПб.: Издание Отделения русского языка и словесности Императорской А Н, 1893. — Т. 1. — 1420 с. — 1902. — Т. 2. — 1802 с. — 1912. — Т. 3. — 1684 с. — дополнения. — 272 с.
REFERENCES
1. Bogatova G.A. Akademik I.I. Sreznevskiy i slavyanskaya istoricheskaya leksikografiya [Academician I.I. Sreznevsky and slavic historical lexicography]. Vestnik RAN, 1988, no. 4, pp. 109−117.
2. Zvezdova G.V. Istoricheskaya slovoobrazovatel'-naya dinamika i razvedenie sakral'-nogo / real'-nogo v drevnerusskoy leksike (na materiale Slovarya I.I. Sreznevskogo) [Historical wordformation dynamics and breeding of the sacred / real in the old Russian language (on the material of I.I. Sreznevsky'-s Dictionary]. I.I. Sreznevskiy i istoriya slavyano-russkoy filologii: tendentsii v nauke, obrazovanii i kul '-ture: materialy Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii, posvyashhennoy 195-letiyu so dnya rozhdeniya akademika
I.I. Sreznevskogo (25−27maya 2007goda) [I.I. Sreznevsky and the history of the Slavic Russian philology: trends in science, education and culture: materials of International scientific-practical conference dedicated to the 195-th birthday of academician I. I. Sreznevsky, 25−27 may 2007]. Ryazan'-, Ryazanskiy gosudarstvennyi universitet im. S. A Esenina, 2007, pp. 174−176.
3. Shevarov D.G. Otechestvennaya pedagogika Izmaila Sreznevskogo [National pedagogy of Izmail Sreznevsky]. Vestnik Ural'-skogo otdeleniya RAN, 2013, no. 1, pp. 140−142.
DICTIONARIES
Slovar'- drevnerusskogo yazyka (XI-XIVvv.): v 10 t. T. I-X [Dictionary of the old Russian language (XI-XIV centuries). In 10 vols. Vols I-X]. Moscow, Russkiy yazyk, Azbukovnik, LEKSRUS Publ., 19 882 013.
Slovar'- russkogo yazyka XI-XVII vv. Vyp. 1−29 [Dictionary of the Russian language in the XI-XVII centuries. Vols 1−29]. Moscow, Nauka Publ., 19 752 011.
Sreznevskiy I.I. Materialy dlya slovarya drevnerusskogo yazyka po pis '-mennym pamyatnikam: v 3 t. [Materials for the dictionary of the old Russian language in the written records. In 3 vols]. St. Petersburg, Izdanie Otdeleniya russkogo yazyka i slovesnosti Imperatorskoy AN, 1893, vol. 1, 1420 p.- 1902, vol. 2, 1802 p.- 1912, vol. 3, 1684 p.- the additions, 272 p.
& quot-MATERIALS FOR THE DICTIONARY OF THE OLD RUSSIAN LANGUAGE IN THE WRITTEN RECORDS& quot- BY I.I. SREZNEVSKIY AS THE SOURCE OF DIACHRONIC RESEARCH OF THE SUBSTANTIVE WORD-FORMATION
Anastasiya Yuryevna Vekolova
Postgraduate Student,
Department of Russian Language and Mass Communication,
Samara State University
ana98539710@yandex. ru
Akademika Pavlova St., 1, 443 011 Samara, Russian Federation
Abstract. The article presents the results of the historical research in historical aspect on word-formation based on «Materials for the dictionary of the old Russian language in the written records» by I.I. Sreznevskiy that is characterized as the most important source of lexicographical material for the diachronic research. The dictionary is the only completed lexicographical source that reflects the language in the XI-XVII cent. It includes samples of the old Slavic and the old Russian written monuments, thus demonstrating lexis from the variety of sources. Its entries represent data on lexical, in particular word building system of the Old Russian language.
The significance of the «Materials for the dictionary of the old Russian language in the written records» by I.I. Sreznevskiy for the diachronic research of the substantive wordformation is proved with the system of the old Russian substantive derivatives with evaluative suffixes that was allocated in the research. Productive modification formants are revealed, their morphological characteristics are considered. Special attention is concentrated on the analysis of the suffixal frequency. On the basis of the dictionary data connotation of affixes is characterized, options of suffixes are given. It is noted that these morphemes have a positive or negative assessment. The compiler of this dictionary pays attention to the connotation. The suggested indication of the word allows defining the boundaries of suffixes. Examples of the derivatives with evaluative affixes in context are given. It is emphasized that the presence of the usage helps to systematic comprehension of the material.
Key words: lexicographical sources, diachrony, the Old Russian language, substantive word-formation, suffixes with evaluative semantics.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой