От инноватики к инновациологии: философские аспекты социальной динамики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ
Вестн. Ом. ун-та. 2010. № 1. С. 17−24.
УДК 1: 001. 895
К. Н. Полещенко, В. И. Разумов, Л.И. Рыженко
Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского
ОТ ИННОВАТИКИ К ИННОВАЦИОЛОГИИ: ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ
На основании осмысления источников рассматриваются понятийно-категориальные модели, описывающие феномен инновационных процессов- делается вывод о необходимости разработки научной дисциплины — инновациологии, в рамках которой возможно решение интегральных задач инновационной деятельности. Намечены предметные границы инновациологии, а также анализируется её роль в согласовании интеллектуального и социального аспектов развития общества.
Ключевые слова: инноватика, инновациология, понятийно-категориальная модель, инновационная деятельность.
Масштабы и темпы преобразования общественно-экономических отношений в мире в XXI в. таковы, что дальнейший прогресс в обществе возможен только на основе знаний. Переход от «материальной» к «интеллектуальной» экономике выявил ряд ключевых проблем, связанных с отставанием инновационных процессов в организации, управлении, образовании от достижений научной и технической мысли [1, 2]. Не менее значимыми в связи с этим являются проблемы формирования инновационной культуры личности, организаций и общества в целом, поскольку темпы их нарастания не совпадают с темпами развития инновационных процессов в обществе [3, 4]. Прагматизация инновационной деятельности, всё более акцентируемая на вопросах коммерциализации инноваций, по-нашему мнению, способствует развитию крайне негативной тенденции её «деинтеллектуализации», влекущей за собой и дезориентацию в направлениях формирования инновационной культуры как необходимого компонента инновационного развития общества. На наш взгляд, эта же причина препятствует выбору адекватной управленческой стратегии [5].
Очевидно, что столь значительный масштаб системных проблем социального развития общества в XXI в. требует разработки принципиально новых междисциплинарных подходов, явно выходящих за рамки «инноватики», ориентированной на процессы целенаправленного творческого обращения с базами научных знаний для управления инновациями. Функциональная «технологичность» инноватики подтверждена практикой, остающейся до настоящего времени её основной ресурсной базой. Преодоление «неразрешимых» противоречий социодинамики XXI в., усиливающихся в связи с установками на инновационное развитие, может осуществляться по мере создания серьёзной научно-образовательной базы [6]. К сожалению, весь комплекс представлений о новых приоритетах для социодинамики соотносится с понятием «инноватики». Но данное
© К. Н. Полещенко, В. И. Разумов, Л. И. Рыженко, 2010
понятие многозначно, целесообразна его детализация, в частности, один из практических аспектов инноватики можно определить как «интеллектуальную логистику». Однако в таком случае мы выражаем только один из аспектов явления. Требуется выделение целой отрасли для фундаментальных и прикладных исследований, отличающихся междисциплинарностью и проектной ориентацией.
Цель данной работы заключается в том, чтобы на основе понятийно-
категориального подхода к инноватике обосновать необходимость разработки новой научной дисциплины — инновациологии, позволяющей решать интегральные задачи инновационной деятельности (ИД).
В интересах достижения поставленной цели введём и проанализируем ряд понятий, с помощью которых усматривается возможность для соединения фундаментальных и прикладных аспектов ИД.
Всесторонний анализ пространства инноваций позволил обозначить, на наш взгляд, следующие ключевые проблемы инновационного развития:
1. Темпоральность инноваций. ИД предусматривает координацию нескольких подсистем (наука-образование, производство, рынок), для каждой из них характерен свой «метаболизм», отличающийся разными параметрами времени. Это находит отражение в моделях взаимодействия циклов разной природы [1]. Таким образом, в проектировании инноваций требуется своя процедура «синхронизации часов».
2. Соотношение «социальное пространство — интеллектуальное пространство». Переход к инновационным стратегиям требует определённого обособления «социального» и «интеллектуального» пространств. Это необходимо для понимания циклов инновационного развития от инвенциональной стадии до рыночной реализации [7].
3. Механизмы формирования интеллектуального пространства. Начало перехода к инновационной стратегии лежит в реорганизации интеллектуального пространства. С одной стороны, требуются существенные реформы образования и науки, где областями роста должны выступить университеты. С другой — интеллектуальное пространство может раскрыть свой потенциал в направлении инновационного роста при условии изменений в социальном пространстве, где ведущее место должен за-
нять инновационный сдвиг в мировоззрении [8].
4. Коммуникации. В условиях размывания предметного поля инноватики, «дефектов рынка знаний», в условиях постоянно меняющейся системы отношений возрастает роль коммуникаций как в плане обеспечения обмена информацией, процессов трансфера знаний, так и в организации наиболее эффективных форм ИД и её управления, как, например, интеллектуальных организаций.
5. Инновационный мейнстрим. Переход общества к инновационному развитию в разных источниках часто трактуется как специфика экономического развития государств постиндустриальной фазы с дефицитом трудовых ресурсов [9]. На наш взгляд, переход имеет более глобальный характер, при котором инновационные процессы вплетены в существенные системные преобразования общества, включая смысловые и ценностные ориентиры. Такая новая форма развития общества связана со становлением новых механизмов взаимодействия интеллектуальной и социальной подсистем человечества. Это уточнение традиционной трактовки прогресса применительно к XXI в. можно обозначить термином «инновационный мейнстрим».
Представленный в этих пяти пунктах понятийный аппарат затрагивает достаточно сложные вопросы, лежащие за привычными рамками инноватики — практической сферы деятельности, направленной на разработку и внедрение инноваций, то есть речь идет о формировании предмета, более широкого, чем тот, которым занимается инноватика, и, соответственно, поиске адекватных этому предмету методов исследования, включая и развиваемые в фундаментальных разработках.
Анализ всесторонних аспектов понимания предметного поля инноватики показывает, что намечается новая тенденция развития ИД, вектор которой направлен в область её инвенциональной составляющей (ИС), требующей для работы с инвенцией высокой концентрации интеллектуальных ресурсов. Развитие инвенциональной составляющей инновационной деятельности (ИС ИД) вызвано не столько возрастанием наукоёмкости производства и проблемами эффективности его управления, сколько потребностями интенсивно формируемого и всё более прибыльного рынка знаний. В
качестве особенностей ИС ИД можно отметить междисциплинарно-коммуникатив-
ную среду её развития, ориентированную на рынки знаний. В соответствии с теорией «дефектов рынка» знаний, сформулированной в работе [10], при которых рыночные механизмы не способны обеспечить эф-
фективное распределение ресурсов, выявляется проблема сопряжения инвенцио-нальной (интеллектуальной) и практической составляющей ИД, формулировка которой явно выходит за рамки видимого предметного поля инноватики (рис. 1).
Рис. 1. Схема формирования «пространства смыслов»
Перспективы инновационной трансформации любого общества определяются именно степенью координации фундаментальных и прикладных результатов по освоению предметного поля инноваций. Требуются новые подходы, в частности, стратегическим характером обладает разработка интеллектуальных технологий работы с информацией. Теоретические работы, поддерживающие такую деятельность, должны выступить в качестве основы для формирования парадигмы научно-технического и культурного развития в XXI в. С учётом сказанного важно уточнить представления об интеллектуальном пространстве, ориентированные на информационный подход. В схеме на рис. 1 понятием интеллектуального пространства охватываются все те подсистемы в обществе (ученые, научные сообщества, институты, библиотеки, Интернет и т. д.), где производятся, хранятся и транслируются знания, организованные как интеллектуальные продукты. В истории человечества взаимодействие интеллектуального и социального пространств всегда осуществлялось непросто. Это было связано с формированием новых смыслов, где в
социальной сфере всегда доминировала её определённая подсистема, как, например, в средневековой Европе — церковь.
На современном этапе развития общества уместно говорить о формировании «пространства смыслов», обеспечивающего механизмы сопряжения интеллектуальных и социальных ресурсов общества. «Пространство смыслов» — динамичная мезо-структура, «самоорганизующийся интел-
лектуальный репликатор», способный выполнять коммуникационную и координирующую функции трансфера инвенций в практику. Возникает вопрос об управлении этими процессами в аспектах структурного и функционального устройства соответствующих систем.
В складывающейся ситуации целесообразно прорабатывать проектную плоскость, т. е. усиливается роль разработки методов и методик проектирования (в том числе социальных процессов) интеллектуально-структурированных пространств с «узловыми точками» — смысловыми аттракторами, представляющими собой новый тип интеллектуально-смыслового конструкта: «идиома — концепт — алгоритм мысле-
деятельности». Этот конструкт определяет базис когнитивных технологий, затрагивающий широкий спектр общественных отношений. При этом переход к интеллектоемким конструктам более высокого уровня — «кластерам интеллектуальных инноваций», отличающихся включенным механизмом моделирования многомерных интеллектуальных пространств, требует создания (разработки) методов освоения реальности, основанных на «инновационном эксперименте». Инновационный эксперимент предполагает введение и использование понятий «полисубъектное состояние» и «объектное состояние субъекта». Следует отметить, что представления о процессах познавательной деятельности как о смене типов состояний выводят на уровень нового качества не только объект, но и субъект.
Такая парадигма в методологическом плане должна поддерживаться установкой на синтез предметов, знаний, методов, языков, начиная от интеграции математики, физики, философии. Сформулированным требованиям, например, отвечают положения теории динамических информационных систем [11, 12]. Эта теория оперирует в качестве базовых системами взаимосвязанных триад понятий, описывающих сколь угодно сложные феномены мироздания. Применим эту теорию к нашему случаю. Свяжем с раскрытием какой-либо системы модельных представлений три категории: изучаемый феномен, к которому нам необходимо отнестись- аспект (точку зрения, с которой этот феномен рассматривается) — понимание его разными субъектами. Таким образом, в основу раскрытия любого предмета полагается триада понятий: {феномен, аспект, понимание}.
1. Феномен раскрывается в системе категорий через объектное поле, его сущность и проявление. Здесь сущность имеет традиционное для философии толкование как неизменной по отношению к меняющимся качеству-количеству основы объекта. Под проявлением понимается всё многообразие форм обнаружения сущности субъектом.
2. Аспект раскрывается через категории: субъекта, предмета рассматриваемой им сущности и применяемого для этого метода. В частном случае, когда феномен
рассматривается в аспекте какой-то науки, он раскрывается через предмет и метод данной научной дисциплины.
3. Понимание раскрывается через зна-ниевую парадигму в рамках определенной культуры с помощью языка. Культурный контекст всегда присутствует как фон раскрытия феномена, а язык выступает как информационный носитель смыслов.
Возникает система из четырех базовых триад, которая может быть положена в основу описания исследуемого феномена (рис. 2).
На рис. 2 категория «Теория» раскрывается через триаду категорий второго порядка (обозначены двузначной нумерацией), а те, в свою очередь — через триады категорий третьего порядка (обозначены трехзначной нумерацией). Использование этой схемы применительно к инноватике, как она достаточно критически оценивается в большинстве современных источников (см.: [1−7]), приводит к категориальной модели, изображенной на рис. 3.
Рассматриваемый феномен — это инновации в техносфере. Сущностью этого феномена являются законы возникновения и закрепления инноваций. Эта сущность проявляется в целенаправленных изменениях, трактуемых как прогресс общества.
Заметим, что в науке существует парадоксальная ситуация, сущность которой заключена в простом вопросе: подчиняется ли развитие науки законам? Если да, то почему эти законы не только не открыты, но и не проблематизированы в достаточной степени в социологии науки, науковедении, философии науки? А если нет, то наука, претендующая на выработку объективного знания, сама не отвечает критерию объективности. Очевидно, обращение к теме инноваций затрагивает фундаментальные вопросы, требующие переосмысления науки в социодинамике XXI в. Таким образом, так называемый прогресс общества оказывается всё более связанным с пониманием объективного статуса процессов, протекающих не только в техносфере, но и в науке как в особом социальном институте и существенном компоненте социума. Это требует особого обсуждения.
Рис. 2. Четыре базовых триады описания феноменов мироздания
Рис. 3. Понятийно-категориальная модель инноватики
Инноватика рассматривает деятельность в области технологий и экономики в аспекте их инновационной составляющей. Этот аспект не получил оформления в виде единой научной дисциплины, имеющей четко выраженный метод и предмет. Условно этот предмет можно обозначить как «инновационные процессы», а метод напо-
минает приемы управления потоками, поэтому метафорически назван «интеллектуальной логистикой».
Инновационное понимание бытия заключается в осмыслении действительности через призму экономико-управленческой парадигмы. Важная роль в этом осмыслении отводится модернизационной культу-
ре, в контексте которой развивается инновационная идеология. Тезаурус и модели, которыми пользуется специалист по инноватике, берутся из других областей человеческой деятельности: социологии, экономики, управления и др. В русле обсуждения перехода современного российского общества на стратегию инновационного развития уместно понять, каким образом осуществляется согласование социального и интеллектуального развития. Это ярко проявляется, например, при сопоставлении реформ в науке и в образовании с социальными преобразованиями в РФ. Если согласованность реформ имеется, то, как минимум, для образования всех уровней и форм должен определяться социальный заказ. Это было в СССР, есть в развитых системах образования стран мирового сообщества.
Как же осуществляется сближение интеллектуального и социального пространств в мировой практике? В разных исторических условиях человечество вырабатывает особенные способы действий. В условиях догоняющего развития, когда темпы роста интеллектуальной сферы начинают значительно опережать социальные преобразования, применяют стратегию концентрации усилий в специально ограниченном для этих целей социальном подпространстве. Китай (и ряд других государств) пошел по пути выделения особых территорий (особых экономических зон), отгороженных от остального сообщества колючей проволокой и обладающих максимально благоприятными условиями для инноваций [13]. Россия во времена Советского Союза также использовала этот прием, создавая закрытые города и Академгородки, которые в свое время с достаточно высокой эффективностью помогли осуществить технологический прорыв в СССР. Сегодня потенциал этих территорий пытаются реанимировать в рамках госкорпораций [5].
Однако «особые зоны» могут рассматриваться только как временные меры, не позволяющие перейти к инновационной экономике после достижения технологической границы догоняющего развития [9]. По достижении этой границы более эффективной становится другая стратегия. Требуется расширение, в первую очередь, интеллектуального пространства, которое обеспечивает устойчивый «технологический коридор» продвижения инноваций.
В основе механизма расширения интеллектуального пространства, лежит фундаментальный процесс взаимодействия информационных и знаниевых потоков, чем обеспечивается структурирование пространств за счет формирования так называемых смысловых аттракторов. Ядром указанных структурных элементов являются инвенции.
В основе конструирования этих процессов следует использовать не только новый язык, но и модели, позволяющие описывать инновационное пространство как динамическую систему, отличающуюся высоким качественным своеобразием. Как минимум, оно должно описываться достаточным количеством параметров, т. е. быть многомерным. При переходе к многомерным инновациям интеллектоемкость инвенций ограничивается когнитивными возможностями субъекта. В связи с этим возникает проблема расширения его когнитивных и функциональных возможностей путем развития «субъект-объектных» смысловых отношений. В противном случае в уже ближайшем будущем возникнет непреодолимая проблема — «смысловой предел», обусловленный нарастанием информационных массивов — гиперинформацион-ных потоков, размывающих смысловые структурированные среды. Современную, в том числе и российскую, ситуацию можно охарактеризовать как сверхизбыток информации при недостатке знания.
Для стран с экономикой «догоняющего типа» неспособность справиться с вышеуказанной проблемой «смыслового предела» в информационно-когнитивной сфере (затрагивающей не только науку, но и культуру общества в целом) означает принципиальную непреодолимость «технологической границы» экономического развития и зависимость от центров, которые эту границу преодолели.
Организация интеллектуального пространства посредством формирования структурных элементов — информационно-знаниевых конструктов — позволяет переопределить смысловые акценты при реализации известных моделей инновационного процесса. В частности, продемонстрировать преимущества управления инновациями с позиций событийно-деятельного подхода в сравнении с реализуемым процессным подходом как в отношении организации ИД, так и относительно механиз-
мов формирования инновационной инфраструктуры территорий [7].
Приведенные выше соображения показывают, что понятия и категории инноватики, представленные в модели на рис. 2, недостаточны для вышеперечисленных задач. Переосмысления требуют практически все стороны складывающейся парадигмы. Попытка авторов переосмыслить эту парадигму и уточнить, что требуется от понятийного аппарата, привела к несколько иной картине. Предлагаемый подход к по-
модели, в которой значительно усилена проектная составляющая, обозначенный термином «инновациология» (для того, чтобы дистанцировать его от смыслов, заключённых в модели на рис. 2), изображен на рис. 4.
Модель на рис. 4 существенным образом отличается от пардигмы, используемой в инноватике (рис. 2). Это вовсе не означает, что она завершена и не будет уточняться в процессе дальнейших исследований.
Рис. 4. Понятийно-категориальная модель инновационной проблематики (рабочее название «инновациология»)
Рассматриваемый феномен — это инновации в максимально широком пространстве, выходящем за пределы техносферы. Сущностью этого феномена являются взаимодействие интеллектуального и социального полей, обеспечивающих закрепляющиеся в деятельности инвенции. Проявления феномена — связанные с этими процессами сложные явления в интеллек-туально-знаниевой и социальной среде. Эта сущность проявляется как различные формы инновационного развития общества (инновационный мейнстрим).
Интересующий нас аспект ИД обозначен как инновациологический, что дистанцирует его от более частного подхода инноватики. Субъектами, или носителями, этого взгляда являются лица и институты, работающие в метапространстве (на стыке) интеллектуальных и социальных полей. Оформление этого аспекта может быть осуществлено на базе научной дисциплины «иновациология», в фокусе которой должны быть поля разной природы, а методы опираться на специально разрабатываемые о-коммуникативные технологии
с применением «инновационного эксперимента».
Понимание инновационных процессов связано с формированием смысловых аттракторов в указанном социоинтеллекту-альном метапространстве и конструктов более высокого уровня — «кластеров интеллектуальных инноваций». Важная роль в этом осмыслении отводится креативной культуре, в контексте которой развивается инновациологическая идеология. Тезаурус должен быть связан с языковыми конструкциями формирования смыслов-содержаний, включая теорию информационных динамических систем [11, 12].
Таким образом, попытка структурного анализа проблемной области ИД выявила иную, отличную от общепринятых оценок, ситуацию, а также наметившиеся тенденции её развития. Очевидно, в рамках существующих моделей и понятийного аппарата инноватики, дать научно обоснованную оценку сложившимся методам оказывается проблематичным. Выход за пределы предметного поля инноватики требует соответствующей интеллектуальной поддержки. При этом отчетливо выявляется тенденция фундаментализации инновационной проблематики, её инвенциональной стадии, проявляющейся в разработке междисциплинарных когнитивных моделей с выходом на технологии инженерии знаний. Для развития указанной тенденции требуется развертывание нового типа интеллектуальных коммуникаций: от междисциплинарных к собственно инновационным. Возрастание значимости коммуникационного аспекта обусловлено перспективами реализации концепций «портфеля отношений» и «открытых инноваций» в инновационную практику посредством краудсорсинга [14] как технологии использования интеллектуальных ресурсов потребителей в проектной деятельности. Совокупность архитектуры смыслообразующих концептов, структурирование интеллектуального пространства, наряду с указанными тенденциями инновационного развития свидетельствуют об объективном появлении контуров новой предметной области — «инновациологии». Создание в рамках «инновациологии» понятийного аппарата и методологии, по-видимому, откроет новые возможности для разработки механизмов сопряжения структурных элементов пространства инноваций. Уместно предположить, что успехи
инновационного развития в практическом плане в ближайшее время окажутся кардинально зависимыми от специализированных фундаментальных разработок, эффективность которых может начаться с выделения особой предметной области — инновациологии.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Яковец Ю. В., Кузык Б. Н., Кушлин В. И. Прогноз
инновационного развития России на период 2050 года с учетом мировых тенденций // Инновации. 2005. № 1 (78). С. 44−53.
[2] Там же. № 2 (79). С. 19−28.
[3] Лисин Б. К. Инновационная культура // Иннова-
ции. 2008. № 10 (120). С. 49−53.
[4] Дусь Ю. П., Разумов В. И. Учет роли фактора
миграции в прогнозе инновационного развития России // Инновации. 2005. № 8 (85). С. 60−62.
[5] Инновационное развитие — основа модерниза-
ции экономики России: Национальный доклад. М.: ИМЭМО РАН, ГУ-ВШЭ, 2008. 168 с.
[6] Агабеков С. И. Системные аспекты высокотех-
нологической модернизации России // Системный подход в современной науке. М.: Прогресс-Традиция, 2004. С. 222−232.
[7] Рыженко Л. И. Инновационная деятельность в стра-
тегии регионального развития // Инновационные технологии: науч. альманах. № 1(19). Инновационный уклад в развитии территорий / под ред. А. М. Завьялова. Омск: МИнСП, 2005. С. 19−25.
[8] Полещенко К. Н., Разумов В. И., Сизиков В. П. О
возможностях интеллектуальной поддержки инновационной деятельности // Инновации. 2008. № 10 (120). С. 121−124.
[9] Юдаева К. В., Ясин Е. Г. Стратегия 2050: справится ли Россия с вызовами глобализации? // Доклад на IX Международной научной конференции «Модернизация экономики и глобализация» 1 апр. 2008 г. М.: ВШЭ, 2008.
[10] Katz M.L., Rosen H.S. Microeconomics. Irwin, 1991. P. 437−438.
[11] Разумов В. И., Сизиков В. П. Информационные основы синтеза систем: в 3 ч. Ч. I. Информационные основы системы знаний. Омск: Изд-во ОмГУ, 2007. 266 с. — URL: www. omsu. ru/ file. asp? id=2594.
[12] Их же. Информационные основы синтеза сис-
тем: в 3 ч. Ч. II. Информационные основы синтеза: монография. Омск: Изд-во ОмГУ, 2008. 344 с. — URL: http: // www. omsu. ru/
file. asp? id=3365.
[13] Фридман Г. Ш. О схеме участия государства в развитии национальной индустрии высоких технологий // Инновационные технологии: науч. альманах. № 1 (19). Инновационный уклад в развитии территорий / под ред. А. М. Завьялова. Омск: МИнСП, 2005. С. 11−18.
[14] Howe J. The Rise of Crowdsourcing. — URL: http: //www. wired. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой