Материалы по биологии размножения щура pinicola enucleator и свиристеля Bombycilla garrulus на островах Кандалакшского залива

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2011, Том 20, Экспресс-выпуск 670: 1327−1333
Материалы по биологии размножения щура Pinicola enucleator и свиристеля Bombycilla garrulus на островах Кандалакшского залива
В. Б. Зимин
Второе издание. Первая публикация в 1960*
Сообщение основано на материалах, собранных летом 1957 и 1958 годов. Исследуемый район расположен в северо-таёжной полосе лесной зоны, приблизительно на 70 км севернее Полярного круга. Острова Лодейный и Ряшков, на которых были найдены гнёзда щуров и свиристелей, хорошо защищены от сильных юго-восточных ветров, господствующих в северной части Кандалакшского залива. На Лодейном преобладает елово-берёзовый черничниковый лес, местами переходящий в чистые березняки. На Ряшкове ельники выражены значительно слабее, а большую часть острова занимают сосняки различного типа.
Гнездовая жизнь щуров и свиристелей изучена ещё очень плохо, и мы надеемся, что наши наблюдения хотя бы отчасти восполнят этот пробел. Помимо собственных наблюдений, в статье использованы данные по двум гнёздам щура, любезно предоставленные О.М. Татарино-вой. При обработке материала автор получил ряд полезных указаний от доктора биологических наук А. С. Мальчевского, ассистента кафедры зоологии позвоночных Ленинградского университета Н.П. Овчинни-ковой и старшего научного сотрудника Кандалакшского заповедника В. В. Бианки. Энтомологический материал был определён сотрудниками Зоологического института АН СССР А. Ф. Емельяновым, И.М. Керж-нером и студентом Ленинградского университета В. П. Тыщенко. Всем указанным лицам автор выражает свою глубокую благодарность.
Щур Pinicola enucleator (Linnaeus, 1758)
Довольно обычен и встречается как на материке, так и на лесистых островах Кандалакшского залива. Тем не менее гнездование щуров в районе заповедника впервые было установлено лишь в 1954 году О. М. Татариновой на острове Ряшков и Карельском берегу Кандалакшского залива. В 1957—1958 годах в этих же районах и на острове Лодейный первые гнездовые пары этих птиц были отмечены во второй половине мая.
* Зимин В .Б. 1960. Материалы по биологии размножения щура и свиристеля //Тр. Кандалакшского заповедника 3: 107−112.
Всего было найдено 4 жилых и 43 старых гнезда щуров. Все они были расположены на елях различного возраста на высоте от 1 до 3.5 м над землёй. Большинство гнездовых участков представляли из себя ельник-черничник с незначительной примесью берёзы с подростом и без него. Лишь 2 гнезда были найдены в густом молодом сосняке-брусничнике на острове Ряшков, но помещались они на елях, представленных в этой ассоциации единичными экземплярами. Все гнездовые участки располагались не ближе 100 м от берега моря у подножья скал или в густом лесу. Это имеет, по-видимому, большое значение, так как очень непрочные и слабо укреплённые гнёзда щуров легко могут быть разрушены сильным ветром. Невысокое расположение гнёзд над землёй, возможно, также играет защитную роль, так как в верхних ярусах леса ветер бывает значительно сильнее.
Гнёзда щуров непрочные и рыхлые- снаружи — тонкие сухие веточки ели, иногда вплетаются берёзовые, но очень редко- внутри — сухие листья и стебли злаков, тонкие корешки и спорангиеносцы кукушкина льна. Обычно гнездо замаскировано плохо и бывает заметно со всех сторон. Исключение представляют лишь гнёзда, расположенные в густых ветвях елей. Размеры гнёзд (п = 4), см: наружный диаметр 15−16. 5, внутренний диаметр 6−6. 5, высота гнезда 5−8, глубина лотка 3. 5−4*. В двух гнёздах кладка состояла из 4, а в одном — из 5 яиц зеленоватоголубого цвета с редким крупным тёмно-бурым поверхностным и более глубоким серовато-бурым крапом. Размеры яиц (п = 5), мм: 25. 9−26. 3×17. 8−18.1.
Подробные наблюдения за развитием и кормлением птенцов удалось провести только в одном гнезде на Лодейном. 14 июня 1957 в гнезде было 2 яйца- во время осмотра птиц у гнезда не было, яйца были холодные. 16 июня 1957 самка отложила последнее, четвёртое яйцо и приступила к насиживанию, которое продолжалось 14 дней. В течение всего этого периода самка сидела на гнезде очень плотно и для того, чтобы установить сроки вылупления птенцов, её приходилось снимать с гнезда руками. Самец участия в насиживании не принимал. 30 июня (на 15-й день после начала насиживания) в 9 ч утра в гнезде было 3 птенца и 1 наклюнутое яйцо. К 17 ч 30 мин вылупился последний птенец. Вес только что вылупившегося, ещё не обсохшего птенца составлял 3.5 г.
Птенцы покрыты серым пухом (длиной до 10−12 мм), который располагается на надглазничной, затылочной, плечевых, локтевых, бедренных, голенных, спинной и брюшной пуховых птерилиях. У только что вылупившегося птенца кожа оранжево-красноватая, лапы жёлтые, клюв жёлто-бурый- яйцевой зуб несколько темнее клюва- ротовая
* Измерялись только жилые гнёзда.
1328
полость окрашена в красный цвет и имеет лиловый оттенок, широкие оторочки в углах рта жёлтого цвета. На 4-й день у птенцов открылись уши и появились глазные щели, пеньки первостепенных маховых и кроющих груди вышли из-под кожи. На 6-й день стали заметны под кожей пеньки рулевых. Пеньки кроющих груди раскрылись на 7-й день, а на 8-й день появились кисточки первостепенных и второстепенных маховых, а также кроющих спины и головы. На 11-й день после вылупления частично раскрывшиеся перья покрывали уже почти всё тело птенцов. В возрасте 13 дней птенцы выскочили из гнезда при очередном осмотре и взвешивании. Летать птенцы не могли и, упав на землю, затаились среди кустиков черники. 20 июля 1957 выводок был отмечен в 250−300 м от гнезда. Птенцы уже довольно хорошо летали, но самостоятельно ещё не кормились. Корм птенцам приносили оба родителя. К 9 августа 1957 птенцы уже самостоятельно добывали корм. Родители держались вместе с выводком. Кроме того, с ними кормились ещё два взрослых щура — самец и самка.
Питание птенцов изучалось методом наложения «перевязок» на пищевод (Мальчевский, Кадочников 1953). Анализ собранного материала показал, что щуры выкармливают птенцов смешанной пищей. Всего было получено 33 пробы корма, в которых содержалось около 110 бутонов и завязей черники Vaccinium myrtillus, а также семена её прошлогодних ягод- очень редко родители приносили птенцам семена сосны Pinus sylvestris и других растений, определить которые не удалось. Среди животных кормов было отмечено 69 пауков (семейства Sal-ticidae, Argyopidae и Thomisidae), 27 тлей (Aphidodea), 9 жуков-мяг-котелок Cantharididae, 2 жука-щелкуна Elateridae, 1 долгоносик Cur-culionidae, 7 комаров-долгоножек Tipulidae, 11 комаров Culicidae, 1 муха из семейства Tachinidae, 1 трипс Thysanoptera, 2 гусеницы пядениц Geometridae и 2 экземпляра наземного раковинного моллюска Pulmonata. О. М. Татаринова (устн. сообщ.), исследуя питание птенцов щура в Кандалакшском заповеднике в 1954 году, также установила, что щуры выкармливают птенцов смешанной пищей, причём, кроме вышеуказанных насекомых, в пище были отмечены жуки-листоеды Chrysomelidae и их личинки, а также куколки различных бабочек.
Состав пищи, приносимой птенцам в начале и конце периода кормления, различается довольно значительно. В начале выкармливания (до 5-го дня) птенцы получали только животные корма- к концу пребывания птенцов в гнезде родители кормили птенцов пищей, приблизительно на 75% состоящей из растительных кормов. Интересно также отметить, что до 7-го дня после вылупления в пище птенцов преобладали мягкотелые животные — пауки, тли, гусеницы и личинки различных насекомых, тогда как к концу выкармливания родители приносили птенцам жуков, комаров и даже раковинных моллюсков. В
течение первых 6 дней после вылупления птенцов самка постоянно находилась в гнезде, и корм приносил один самец. Чаще всего он передавал его самке, реже кормил птенцов сам. В этот период птенцы получали корм 3−4 раза в час. К концу пребывания птенцов в гнезде интенсивность кормления возросла вдвое.
Корм для птенцов родители собирали недалеко от гнезда, около болотистых участков, на лесных полянах и около опушки леса — на приморском лугу. Охотятся за насекомыми щуры чаще всего на земле, среди черники, реже на деревьях. Обычно они склёвывают насекомых с растений, но иногда подпрыгивают и ловят их на лету.
Кроме уже описанного гнезда, в 1957 году было найдено ещё два жилых гнезда щуров. В одном из них, найденном 20 июня 1957 на Ряшкове, было 5 яиц. Самка плотно насиживала кладку. Птенцы в возрасте 13 дней покинули это гнездо 12 июля. Другое гнездо, найденное также 20 июня 1957 на Лодейном, содержало 1 ненасиженное яйцо. Взрослых птиц у гнезда не было. В последующие дни количество яиц не увеличилось: гнездо было брошено по неизвестной причине. В 1958 году гнездование щуров достоверно отмечено только на острове Ряшков. 7 июля здесь было найдено гнездо с 4 птенцами в возрасте 12−14 дней, которые выскочили из гнезда при его осмотре. На острове Ло-дейный в течение всего лета держалась пара щуров (по-видимому, гнездовая). Обе птицы постоянно встречались в юго-восточной части острова, однако найти гнездо не удалось. Вероятнее всего, щуры всё же вывели здесь птенцов, так как 13 сентября 1958 на Лодейном была отмечена самка, кормившая птенца ягодами черники.
В течение всего периода наблюдений на островах и материковых берегах залива отмечались небольшие стайки, видимо, холостых щуров, состоявшие из 3−4 особей обоего пола. Птицы кормились цветами и ягодами черники, брусники Vaccinium vitis-idaea, клюквы Oxycoccus sp. и подбела Andromeda polyfolia, а также молодыми берёзовыми листочками и почками елей. В середине августа 1957 года на Карельском берегу были добыты 2 взрослых щура, в желудках которых найдены семена сосны и мелкие камешки.
Свиристель Bombycilla garrulus (Linnaeus, 1758)
В конце мая 1957 года на Карельском берегу залива неоднократно отмечались довольно крупные (до 40 особей) стаи свиристелей. В этот же период стайки свиристелей, состоящие из 4−6 особей, постоянно перелетали через залив на Кольский берег, изредка останавливаясь на лесистых островах заповедника для кормёжки перезимовавшими ягодами брусники. В начале июня на острове Лодейный мы наблюдали несколько гнездовых пар этих птиц. Однако в этот же период и позднее здесь постоянно держались небольшие, до 6 особей, стайки свири-
стелей, которые кормились цветами черники, молодыми листочками ивы и берёзы, а также ловили различных насекомых. Основными кормовыми биотопами свиристелей на Лодейном были ельник-черничник, берега озёр и болот. Иногда свиристели охотились за насекомыми на приморском лугу, а также около кордона, где постоянно было очень много мух. 8 июня 1957 на восточном берегу острова удалось наблюдать пару свиристелей, собирающих гнездовой материал. Позднее в восточной части Лодейного было найдено 5 гнёзд этих птиц.
Все гнёзда располагались в редком, слегка заболоченном ельнике-черничнике на расстоянии 40−150 м одно от другого. Гнёзда были построены на елях на высоте 3−4 м над землёй. Три гнезда были расположены в пристволовой части, а два других — в развилке сучьев елей на расстоянии приблизительно 1 м от ствола. Стенки и основание гнезда были довольно плотно приплетены к ветвям бородатым лишайником. Основным гнездовым материалом служили сухие веточки ели и бородатый лишайник, которым, главным образом, был выстлан лоток гнезда. Снаружи в стенки гнезда также вплетается бородатый лишайник и мох. Значительно реже в качестве гнездового материала используются сухие стебли злаков и перья птиц. Размеры гнёзд (п = 5), см: наружный диаметр 15−16, внутренний диаметр 8, высота гнезда 810, глубина лотка 6. Во всех гнёздах кладка состояла из 5 яиц бледно-фиолетово-серого цвета с крупным и мелким бурым поверхностным крапом и более светлым глубоким. Размеры яиц (п = 6), мм: 23. 6−24. 9×17. 5−17.6.
Самка насиживает кладку довольно плотно и слетает с гнезда лишь тогда, когда залезающий на дерево человек уже может достать до гнезда рукой. Поза насиживающей самки весьма характерна: шея вытянута вперёд и вверх, хохолок на голове прижат, оперение на груди и боках тела несколько распушено, хвост приподнят. Первое гнездо было найдено на Лодейном 14 июня 1957. Самка плотно насиживала кладку из 5 яиц. 22 июня в этом гнезде вылупились птенцы. Второе гнездо со слабонасиженными яйцами было найдено 17 июня недалеко от первого. Птицы бросили гнездо, так как при осмотре оно было сдвинуто с места и помято. В третьем, четвёртом и пятом гнёздах птенцы вылупились, соответственно, 25, 25 и 26 июня.
При вылуплении птенцы свиристелей совершенно голые. Глаза и уши закрыты. Кожа красноватая с фиолетовым оттенком, лапы желтовато-серые, клюв жёлто-бурый. Ротовая полость красная с фиолетовым оттенком. На 4-й день на теле птенцов обозначились под кожей пеньки перьев, открылись ушные отверстия и прорезались глазные щели. На 6-й день после вылупления раскрылись пеньки кроющих спины и груди- в возрасте 7 дней начали раскрываться пеньки рулевых и первостепенных маховых. Интересно, что цветные концы стержней маховых
и кроющих крыла заметны ещё в подкожных пеньках. К 9-му дню развития кисточки контурных перьев покрывали почти всё тело птенцов, за исключением небольшого участка тела в передней части спины и брюшка. Кисточки перьев хохла вырастают настолько, что становятся ясно различимыми.
В 12-дневном возрасте птенцов приходится насильно удерживать в гнезде после осмотра- в одном из гнёзд в этом возрасте птенцы покинули гнездо. В двух других гнёздах птенцы вылетели на 13-й день после вылупления. В четвёртом случае, где к концу выкармливания в гнезде осталось 3 птенца (2 погибли), вылет произошёл на 15-й день.
В течение первых 5−7 дней выводки держались в районе гнездовий. В это время птенцы летали ещё очень плохо и могли лишь перепархивать с дерева на дерево на расстоянии не более 15−20 м. Позднее все выводки перекочевали к берегам озёр острова, где оставались до конца июля.
Первые 4−5 дней после вылупления птенцов самки почти не слетали с гнёзд. В этот период корм приносили только самцы и передавали его самкам, которые обычно слетали с гнезда по прилёте самцом. Птенцы в возрасте 1−3-х дней получали корм 2−3 раза в час, причём за один раз каждый птенец получал до 2 бутонов черники и несколько комаров Сиіі^ае. 7−8-дневным птенцам корм приносили 6−8 раз в час, а в ненастную погоду число прилётов сокращалось до 4−5 раз/ч. Количество корма, получаемого птенцом за один раз, также увеличилось. Так, за один прилёт самка передала 4 птенцам 4 ручейников ТгіеЬорІега, 5−6 бутонов черники и 3 прошлогодних ягоды клюквы. Несмотря на то, что количество пищи, получаемой птенцом за один раз, невелико, её масса довольно значительна, и пищевые комки (например, 1 ручейник и 2 бутона черники) проходят по пищеводу медленно. Их можно изъять, не накладывая перевязок, если наблюдать за гнездом из укрытия и быстро осмотреть птенцов после того, как родители покормят их.
Анализ 46 изъятых комков пищи показал, что свиристели выкармливают птенцов смешанной пищей. Из растительных кормов птенцы получали бутоны черники и прошлогодние ягоды брусники и клюквы. В одной пробе был обнаружен спорангий кукушкина льна. Животные корма довольно однообразны. Чаще всего встречались комары Сиіі-cidae. Например, в 6 порциях корма, полученных от птенцов 2−3-дневного возраста (перевязки не снимались в течение 1 ч), содержалось более 100 экз. комаров, в подавляющем большинстве самцов. На второе место следует поставить ручейников ТгіеЬорІега, значительное количество которых родители приносили птенцам в хорошую погоду. Значительно реже свиристели скармливали птенцам комаров-долгоножек ТіриШае, мелких стрекоз Agrionidae, мелких плавунцов Dytiscidae, комаров-толстоножек Bibionidae и мух семейств Muscidae и Я^а^ошу-
idae- очень редко — жуков (Orchestes sp., Rhagium sp. — по 1 экз.), ближе не определённых Coleoptera (5 экз.), лётных особей рыжих Муравьёв Formica rufa (4 экз.). Наземный раковинный моллюск Pulmonata найден в единственном экземпляре и попал в пищу, очевидно, случайно.
Интересно, что в ненастную погоду растительные корма в пище, приносимой птенцам, преобладали, что связано, вероятно, с понижением активности насекомых.
Насекомых свиристели ловят на лету. Основными охотничьими районами их в гнездовой период на Лодейном были Островное озеро, сильно зарастающее летом осокой и рдестом, а также хорошо освещаемые солнцем лесные полянки. Во время охоты за насекомыми свиристели парят над водой или, что бывает значительно чаще, подкарауливают добычу, сидя на вершине или выдающемся сучке какого-нибудь дерева, стоящего на берегу озера, и пролетающих мимо насекомых схватывают на лету. Во время поедания бутонов черники свиристели также нередко догоняют и хватают на лету вспугнутых ими насекомых. В конце августа 1957 года небольшие стайки свиристелей кормились ягодами черники на Карельском берегу залива и на острове Лодейный.
В 1958 году на Лодейном свиристели встречались очень редко. В течение всего лета этого года они отмечались на острове Ряшков. В конце мая — июне эти птицы постоянно держались на брусничниках, где кормились перезимовавшими ягодами брусники, урожай которой в прошлом году был достаточно высоким. В июле свиристели перекочевали к небольшому лесному озеру, окружённому сфагновыми болотами и сосновым редколесьем. Свиристели постоянно держались стайкой (до 20 особей) — внутри неё отдельные птицы держались парами. По-видимому, в 1958 году свиристели всё же не гнездились на островах заповедника. Возможно, причиной этого была очень поздняя весна и холодное дождливое лето.
Литература
Мальчевский А. С., Кадочников Н. П. (1953) 2005. Методика прижизненного изучения питания гнездовых птенцов насекомоядных птиц // Рус. орнитол. журн. 14 (301): 907−914.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой