Материалы по нефтяной проблематике Ближнего Востока первой половины ХХ века в фондах национальных архивов Великобритании

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

-о?& gt-
& lt-$о-
МАТЕРИАЛЫ ПО НЕФТЯНОЙ ПРОБЛЕМАТИКЕ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА В ФОНДАХ НАЦИОНАЛЬНЫХ АРХИВОВ ВЕЛИКОБРИТАНИИ
Г. Н. Валиахметова
В условиях глобализации роль энергетического фактора в международных отношениях и мировой политике устойчиво повышается, и тема энергетической безопасности выходит на первый план. На фоне возрастающего дефицита энергоносителей, масштабных сдвигов в структуре мирового энергетического рынка и усиления конкуренция за доступ к энергоресурсам идёт процесс трансформации субъектного поля мировой энергетической политики. В числе новых энергетических акторов — динамично развивающиеся страны Азии и Латинской Америки, новые независимые государства Центральной Азии и Закавказья, государства Африки, национальные и транснациональные корпорации энергетического профиля из стран Востока, Центральной и Южной Америки.
Государства Запада и ТНК американского и европейского базирования пока имеют ряд преимущества перед новыми участниками, что обусловлено их более мощным финансово-экономическим, организационно-корпоративным и технологическим потенциалом, а также длительной историей развития и многолетним опытом энергетической дипломатии. Однако страны и регионы Азии оказывают всё возрастающее влияние на мировую энергетическую политику, поскольку на азиатском геополитическом пространстве расположены ключевые ресурсные зоны мира — традиционные (Ближний и Средний Восток) и новые (Центральная Азия и Каспийский регион), а также главные энергоёмкие регионы (Северо-Восточная, Юго-Восточная и Южная Азия).
Сегодня уже очевидна однотипность энергетических проблем традиционного Ближнего Востока и обновлённых стран Центральной Азии и Каспийского региона. Прослеживается также историческая преем-
ственность энергетических стратегий США, стран Европы, России и их нефтегазовых корпораций в энергоресурсных регионах мира, что в совокупности со стремлением местных правительств балансировать на противоречивых интересах последних существенно повышает там уровень конкурентного противостояния.
Взаимоотношения между ключевыми «игроками» на мировом энергетическом поле приобретают всё более конфликтный характер, всё чаще принимают хаотичные и нецивилизованные формы. Это актуализирует проблему развития международного сотрудничества и выстраивания партнерских отношений между всеми участниками мировой энергетической политики. Пока этот процесс остаётся весьма напряжённым и противоречивым. Одна из причин кроется в том, что, хотя содержание и методы энергетической дипломатии многократно менялись, многие её установки и принципы, которые сформировались на более ранних этапах развития нефтегазовой индустрии, и сегодня действуют в полную силу. В этой связи уроки прошлого приобретают особую актуальность.
Нефтяной аспект международных отношений достаточно широко представлен в отечественной и зарубежной исторической науке. Вместе с тем следует признать, что целый комплекс вопросов, исследование которых способствовало бы более глубокому пониманию роли и места энергетического фактора в современной мировой политике, пока остаётся вне поля зрения аналитиков.
Документы из Национальных архивов Великобритании1 позволяют раскрыть новые аспекты нефтяной дипломатии ведущих стран Запада на Ближнем Востоке в первой половине ХХ в. и провести параллели с текущей ситуацией на Большом Ближнем Вос-
токе. Речь идёт о фондах британских внешнеполитических ведомств (министерств иностранных дел и по делам колоний) — кабинета министров, военных (министерство авиации и военное министерство) и финансово-экономических (казначейство, министерства торговли и энергетики) ведомств. Процесс их рассекречивания начался в 1969 г. и завершился в середине 1990-х гг.
Фонд Форин Офис2 располагает весьма обширными и разнообразными по характеру материалами. Это дипломатическая переписка с министерствами иностранных дел различных государств- донесения британских дипмиссий из стран Ближнего Востока и Европы, США и СССР- стенограммы межведомственных совещаний- межминистерская и внутриведомственная корреспонденция- записи конфиденциальных разговоров с руководством британских нефтяных компаний и ведущих английских банков- отчеты о встречах с представителями информационных агентств- материалы прессы различных стран.
Общая картина текущей социально-политической и экономической обстановки на Ближнем и Среднем Востоке раскрывается в ежегодных, полугодовых и ежеквартальных отчетах британских дипломатических миссий. Пересылаемые в Лондон копии принятых в той или иной стране законов и подзаконных актов, подписанных международных соглашений, обнародованных программ развития, отчётов правящих кабинетов о расходовании бюджетных средств и т. п. обязательно сопровождались подробными комментариями британских дипломатов. В них указывалось, какие именно политические силы лоббировали принятие того или иного решения- имеется ли угроза британским имперским интересам в постановлениях местных властей и как её можно нейтрализовать- в каком случае предпочтительнее воздержаться от прямого нажима на местные правительства, а в каком, напротив, действовать жёстко, вплоть до открытого военного вмешательства.
В посольской корреспонденции имеются копии концессионных и финансовых со-
глашений между правительствами ближневосточных стран и западными нефтяными компаниями, а также подробная информация о ходе различных переговоров по предоставлению последним нефтяных концессий, прав на прокладку нефтепроводов, строительство шоссейных и железных дорог и морских портов. Внушительный корпус документов раскрывает политическую подоплёку финансовой и иной помощи местным правительствам со стороны европейского и американского нефтяного капитала.
Указанные материалы позволяют выявить причины и ключевые пункты постоянных конфликтов между местными властями и нефтяными концессионерами- показать направления формировавшейся нефтяной политики первых нефтедобывающих стран Ближнего Востока — Ирана, Египта и Ирака, её нацеленность в перспективе на установление правительственного контроля над национальными нефтяными ресурсами. Примечательно, что Тегеран, Каир и Багдад в спорах с нефтяными компаниями искали поддержки в Лондоне и всегда жертвовали своими нефтяными интересами в обмен на уступчивость Уайтхолла в других, не менее важных вопросах — о предоставлении льготных кредитов на военное строительство, развитие промышленной и транспортной инфраструктуры страны.
Из содержания посольской переписки с Форин Офис видно, что британская дипломатия не всегда могла с уверенностью определить, когда местные правительства добивались уступок, а когда всерьёз были настроены на подрыв британского влияния в своей стране. К числу подобных сюжетов можно отнести сближение Ирана и ряда арабских стран с Берлином и Римом в 19 341 939 гг., тайные и явные встречи ближневосточных политиков с дипломатами и представителями нефтяного бизнеса США, Германии и Италии, заявления правящих кабинетов о намерении предоставить нефтяные концессии американским или германским компаниям и т. д. Сотрудники британских дипмиссий на Ближнем Востоке также подробно информировали Лондон о своих
встречах с представителями местных политических сил. При соблюдении критического подхода к содержанию этих бесед их анализ позволяет воссоздать общую картину различных мнений и суждений в правящих и оппозиционных кругах Ирана и арабских стран по вопросам развития национальной нефтяной отрасли- объяснить, почему в глазах местной политической элиты и общественности нефтяные компании стали символом ограничения национальной независимости и окрасили в нефтяные тона национально-освободительную борьбу Ирана и нефтедобывающих стран Персидского залива.
Из ближневосточных столиц в Лондон, кроме того, пересылались копии ежемесячных отчётов британских нефтяных компаний местным министерствам экономики, а также добытая британскими дипломатами по неофициальным каналам информация о деятельности американских, германских и итальянских компаний-аутсайдеров. Следует отметить, что на Даунинг-стрит весьма критично анализировали донесения с Ближнего Востока, обязательно принимая во внимание возможные связи дипломатов (деловые или личные) с представителями западного нефтяного бизнеса и местной политической элиты. Вся поступавшая информация, особенно сомнительного характера, подвергалась тщательной проверке на предмет её достоверности и рассматривалась в совокупности с донесениями других дип-миссий в странах Ближнего Востока (Иран, Турция, Египет, шейхства Персидского залива), Европы, США и СССР. Значение этих дипломатических каналов возросло с началом Второй мировой войны, когда отношения Великобритании с Ираном и арабским миром вошли в полосу затяжного кризиса. Деятельность дипломатов и агентов держав «оси» в нефтедобывающих странах Персидского залива, их тайные встречи с представителями местной оппозиции и лидерами националистических движений стали предметом пристального внимания британских посольств, консульств и резиденций.
Ближневосточный отдел Форин Офис работал в тесном сотрудничестве с другими
департаментами министерства, которые курировали отношения Великобритании с Францией, Германией, Италией, США и СССР. Эта внутриведомственная переписка дополняет и уточняет сведения о специфике внешней и национальной нефтяной политики указанных стран, а также наглядно иллюстрирует, как ближневосточный нефтяной фактор использовался для продвижения британских интересов в западных странах и в качестве инструмента нажима на Париж, Берлин или Рим при решении вопросов европейской политики.
Процесс принятия решений британским правительством позволяют проследить стенограммы многочисленных межведомственных совещаний и переписка Форин Офис с другими министерствами и их департаментами. Здесь представлены порой диаметрально противоположные точки зрения различных правительственных подразделений, в том числе Адмиралтейства, военных министерств и казначейства, к архивам которых доступ пока остаётся ограниченным. Эти материалы свидетельствуют, с одной стороны, о наличии разногласий в британском правительстве в вопросах ближневосточной нефти, а с другой — о строгой коллегиальности в принятии решений и учёте целого комплекса факторов военно-стратегического, политического, финансово-экономического характера. Данная группа документов со всей очевидностью демонстрирует, что все британские ведомства мыслили в рамках имперского подхода, а также раскрывает инструменты косвенного вмешательства Уайтхолла во внутренние дела и внешнюю политику ближневосточных стран.
Ценную для исследователя информацию, в том числе ту, которая по определенным причинам не должна была выходить за стены МИД, содержит внутренняя документация Форин Офис — аналитические записки, переписка между сотрудниками, различные варианты подготовленных меморандумов и дипломатических депеш с инструкциями, рукописные заметки на полях документов и т. д. При подготовке офи-
циальных ответов Форин Офис на парламентские запросы в обязательном порядке выяснялось, какие именно политические силы или деловые круги и почему привлекли внимание Палаты общин к таким проблемам Ближнего Востока, как темпы и масштабы разработки нефтяных ресурсов, строительство транспортной инфраструктуры, допуск американского нефтяного капитала в зону Персидского залива, деятельность германских и итальянских спецслужб, принципы отбора персонала для британских дипмиссий в арабских странах и т. п. Это свидетельствует о том, что правительство и политическая оппозиция порой расходились во взглядах на пути укрепления Британской империи, что ближневосточная политика Уайтхолла и особенно методы её реализации далеко не всегда находили понимание и одобрение не только в Багдаде, Тегеране или Париже, но также и в самом Лондоне.
Значительный исследовательский интерес представляют записи конфиденциальных разговоров высших чиновников Форин Офис с Дж. Кэдменом, президентом «Англо-Иранской нефтяной компании» (АИНК) и «Ирак Петролеум Компани» (ИПК), а также с его заместителями и руководителями влиятельных банков лондонского Сити. Из содержания этих бесед очевиден факт тесного сотрудничества британского правительства с крупным финансово-промышленным капиталом в деле реализации ближневосточной и европейской политики Уайтхолла. Согласованность их действий позволяла удерживать Италию и Германию в рамках нефтяной зависимости и оказывать определённое влияние на политику держав «оси» в Иране и на Арабском Востоке. Эти материалы также свидетельствуют о том, что в случае возникновения разногласий между имперскими и деловыми интересами последние всегда шли на уступки- в случае, если эти интересы совпадали, нефтяным компаниям была гарантирована помощь Фо-рин Офис.
К началу 1940-х гг. «Ирак Петролеум», многонациональная корпорация под британ-
ским контролем в составе ведущих нефтяных компаний Великобритании, США и Франции, приобрела монопольные нефтяные права на подавляющей части Ближнего Востока (за исключением Саудовской Аравии, Бахрейна и Кувейта). Стенограммы заседаний правления ИПК, которые Дж. Кэд-мен с подробными комментариями передавал в Форин Офис, раскрывают сложную обстановку в совете директоров- причины и ключевые пункты разногласий между группами акционеров- специфику политики англосаксонского нефтяного капитала на Ближнем Востоке и в других районах Восточного полушария, включая Европу- методы противодействия мировых трестов стремлению Франции, Германии, Италии добиться определённой нефтяной самостоятельности- суть сложных дипломатических ходов, предпринятых нефтяными магнатами на переговорах с правительствами арабских стран. Здесь же достаточно подробно представлена позиция французских владельцев «Ирак Петролеум», очевидна тесная связь полуправительственной «Компани Франсез де Петроль» с проводимой Парижем ближневосточной и национальной нефтяной политикой.
Фонды Форин Офис, кроме того, содержат разнообразные материалы периодической печати — тематические подборки из новостных и аналитических изданий стран Европы и США, правительственной и оппозиционной прессы Египта, Ирака, Палестины, Сирии, Ливана, Ирана, Турции и других стран Ближнего Востока. Как правило, подобные подборки сопровождались комментариями сотрудников министерства, которые отмечали реакцию общественности на данные публикации, источник информации и степень её достоверности. Не менее интересными являются записи встреч руководителей отдельных департаментов МИД с представителями британских информационных агентств, где последние получали рекомендации относительно необходимости либо, напротив, нежелательности обсуждения в прессе тех или иных событий мировой и ближневосточной политики.
Внушительную помощь Форин Офис оказывали другие правительственные подразделения, в первую очередь министерство по делам колоний. В первой половине ХХ в. в его ведении находились подмандатные и полузависимые арабские страны (Палестина, Ирак, Трансиордания, шейхства Персидского залива), а также отношения с французскими подмандатными странами — Сирией и Ливаном. По мере отмены мандатных режимов часть сотрудников, курировавших соответствующее направление, переходила в Ближневосточный департамент МИД. Фонды министерства колоний3 содержат богатые фактические и аналитические материалы по вопросам социально-экономического и политического развития ближневосточных стран, позволяют провести сравнительный анализ британской и французской политики в регионе, выявить тесную связь нефтяной проблематики с вопросами укрепления военно-стратегических и экономических позиций Англии и Франции на Ближнем Востоке.
Форин Офис также работал в тесном сотрудничестве с нефтяным и горнорудным департаментами министерства торговли. Их сотрудники предоставляли дипломатам сводные статистические данные о деятельности британских нефтяных компаний на Ближнем Востоке и досье на их американских и европейских конкурентов. Они также подробно освещали ситуацию на мировом и региональных рынках нефти- разъясняли экономическую суть конфликтов между местными правительствами и нефтяными концессионерами- выявляли потенциальные угрозы нефтяным интересам Британской империи, исходившие со стороны европейских и ближневосточных правительств- рекомендовали определенную линию поведения в сложных ситуациях. Главы указанных департаментов, кроме того, встречались с отдельными представителями лондонского Сити, появление которых в Форин Офис считалось нежелательным, с целью добыть необходимую информацию об аутсайдерах или отговорить британских бизнесменов и финансистов от поддержки компаний, конкурировавших с
АИНК и ИПК в Восточном Средиземноморье и зоне Персидского залива.
Архивы министерства энергетики и ка-значейства4 содержат обширные статистические данные по финансово-экономическому положению стран Ближнего Востока- анализ правительственных программ их экономического развития, принципов формирования местных бюджетов, структуры государственных доходов и расходов с указанием ключевых ошибок экономической политики местных властей. Материалы фондов подтверждают тот факт, что в рамках имперской политики казначейство регулярно запускало свои механизмы давления на ближневосточные правительства, на британских акционеров нефтяных и других промышленных компании со сферой действия в Иране и арабских странах или на их потенциальных конкурентов.
Архивные файлы военного министерства и министерства военной авиации5 представляют точку зрения военных ведомств, которая обязательно учитывалась в британской политике на Ближнем Востоке. Их содержание раскрывает военно-стратегическую значимость нефтяных объектов региона и позволяет понять, почему, несмотря на целый ряд преимуществ в использовании арабской нефти, в первой половине ХХ в. главной нефтяной базой Великобритании всё же оставался Иран. Секретные донесения военной разведки тоже помогали Форин Офис составить более полную картину обстановки на Ближнем Востоке и проводимой здесь европейскими державами и США политики.
Значительный исследовательский интерес представляют фонды Нефтяного совета Комитета имперской обороны, организованного при британском кабинете министров в 1934 г., и Постоянного англо-французского нефтяного комитета, занимавшегося вопросами нефтяного планирования в 19 381 940 гг.6 Содержащиеся в этих архивных фондах материалы раскрывают тенденции развития мировой нефтяной промышленности, специфику нефтеснабжения и нефтяной политики стран Европы и США, острые анг-
ло-французские разногласия в нефтяных вопросах, роль нефтяного фактора в подготовке военных операций Англии и Франции на Ближнем Востоке в годы Второй мировой войны.
Досье военного кабинета и стенограммы заседаний англо-французского Верховного совета союзников7 дают исключительно важный материал для понимания места Ближнего Востока и его нефтяных ресурсов в военной стратегии Англии и Франции на начальном этапе Второй мировой войны. Планы нанесения бомбового удара по советским нефтепромыслам на Кавказе силами англо-французской авиации, базировавшейся в Сирии и Ираке, убедительно доказывают, что антисоветские политические установки и желание преградить Германии путь к нефтяным источникам Кавказа и Ближнего Востока оказывали определяющее воздействие на стратегию союзников в Восточном Средиземноморье в период «странной войны». Меморандумы и стенограммы, кроме того, дают исследователям ценную информацию о сотрудничестве британских военных властей на Ближнем Востоке с нефтяными компаниями в вопросах организации поставок горючего союзным армиям и флоту, в реализации программ демонтажа нефтяных объектов, расположенных на Ближнем Востоке.
Ко многим документам доступ исследователей остается закрытым, в том числе к досье нефтяных компаний, личным делам дипломатов и представителей нефтяного бизнеса, работавших на Ближнем Востоке в первой половине ХХ в. Вместе с тем материалы уже рассекреченных правительственных архивов обеспечивают современного исследователя весьма солидной и разнообразной источниковой базой, которая позволяет более полно раскрыть роль нефтяного фактора в политике европейских держав и США на Ближнем Востоке, а также более детально реконструировать процесс становления государств региона в качестве субъектов международных экономических отношений, мировой политики и нефтяной дипломатии. В целом, динамичное развитие ар-
хивного дела в Великобритании существенно расширяет исследовательские возможности как с точки зрения введения в научный оборот новых документов, так и в контексте современных предметов исследования и методологических подходов. Это позволяет более основательно подчеркнуть многофакторность ближневосточной политики великих держав и её нефтяную составляющую, более полно реконструировать картину прошлого и существенно скорректировать политический нарратив, доминировавший в политико-дипломатических исследованиях в ХХ в.
Примечания
1 National Archives of Great Britain. Public Record Office (PRO).
2 PRO. FO 371. General Correspondence of the Foreign Office.
3 PRO. Colonial Office. CO 730, 732, 733, 831, 852. Iraq and Middle East Original Correspondence.
4 PRO. Ministry of Power. POWE 33. Petroleum Division: Correspondence and Papers- Treasure. T 160, 161. Records of Finance and Supply Divisions.
5 PRO. War Office. WO 201. Middle East Forces- AIR 2, 3, 8, 9, 23, 34. Papers of Air Ministry, Royal Air Force and Ministry of Defence.
6 PRO. Cabinet Office. CAB 50. Papers of the Oil Board of the Committee of Imperial Defence.
7 PRO. Cabinet Office. CAB 69, 79, 80, 99.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой