Материнство как ресурс психолого-педагогической и социальной поддержки детства на современном этапе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 159. 92
МАТЕРИНСТВО КАК РЕСУРС ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ ДЕТСТВА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
Л.А. Пьянкова
Аннотация. Материнство рассматривается как социальный и личностный феномен общества на современном этапе его развития в условиях отчуждения детско-родительских отношений, росте гедонизма, потребительства, явлений индивидуализма. Дается анализ материнства в своей дифференцированной представленности с биологической, психофизиологической, социальной его составляющих. Отмечается, что материнство — это одна из социальных женских ролей, определенный уровень развития самосознания женщины, результат активного выбора личности как субъекта.
Ключевые слова: материнство, детство, аспекты материнства, нормы материнского отношения, образ матери.
MOTHERHOOD AS A CONDITION OF PSYCHOLOGICAL, DUCATIONAL AND SOCIAL SUPPORT FOR CHILDREN AT PRESENT STAGE
L.A. Pyankova
Abstract. Motherhood is seen as a social and personal phenomenon of society at the present stage of its development in the face of alienation of child-parent relationships, growth phenomena of consumerism, hedonism, individualism. An analysis of motherhood in its differentiated representation from a biological, psycho-physiological, social components. Notes that maternity is a social female roles, a certain level of development of its identity, the result of an active person as the subject of choice.
Keywords: motherhood, childhood, aspects of motherhood, standards of maternal relations, the image of the mother.
Глубинные изменения современного детства со всей очевидностью актуализируют и заставляют переосмыслить социальные феномены, существующие в обществе, в числе которых заметную роль играет материнство. Д. И. Фельдштейн отмечает, что «человек сегодня живет в качественно новом пространстве открытых границ, находится под воздействием огромного прессинга информации, что определяет глубинные изменения его восприятия, сознания, мышления, потребностно-мотивационной и эмоционально-волевой сфер, жизненных ритмов, пространства деятельности, душевных переживаний, этических и ценностных аспектов бытия, появление новых потребностей и новых возможностей их реализации» [12]. Не случайно поэтому, в обществе набирает силы процесс ослабления социальных связей, и как частный момент таких изменений, — отчуждение в сфере детско-родительских отношениий. Самоутверждение и автономность как наиболее основополагающие концепты жизни современной семьи только продолжают укрепляться, приводя при этом к ослаблению института семьи, утрате удовле-
творенности ценностями родительства. Гедонизм и индивидуализм вытесняются заботой, самопожертвованием, уважением к старшим, принятием личности другого человека. Данные процессы происходят на фоне низкого уровня рождаемости, не обеспечивающей простое воспроизводство населения, разрыва между возросшими отношениями в браке и семье и степенью их удовлетворения, противоречий между семейными и профессиональными ролями супругов, рассогласованием требований, предъявляемых обществом к личности, и, социализирующих возможностей семьи [1].
Между тем материнство как феномен развития общества, подразумевающий не только идентичность в контексте ведущего социокультурного эффекта образования, выступает тем фундаментом, на котором строится каркас личности человека: его самосознание, ценностные ориентации, ведущие личностные мотивы и др., требует нового осмысления в сложившихся обстоятельствах. Отсюда естественно полагать, что поддержка детства как вид помощи ребенку, обеспечивающей его развитие на всех ступенях жизни, не может быть
продуктивной без реализации тех возможностей в новых социальных, культурных, экономических условиях, которые ему обеспечивает мать. В этой связи требуется рассмотрение феномена материнства в его дифференцированной представленности.
Анализ культурно-исторического и социально-психологического аспекта материнства позволяет заключить, что обсуждаемый феномен многоаспектен: это одна из социальных женских ролей, определенный уровень развития самосознания женщины, результат активного выбора личности как субъекта. В. С. Мухина рассматривает материнство как психологическое состояние и социальную ответственность женщины, как составную часть ее мен-тальности. Ученый отмечает, что материнство — культурный феномен, и его смысл и значение могут меняться вместе с культурой [9]. Г. Г. Филиппова рассматривает смысловое переживание материнства как психологическое новообразование в сфере самосознания женщины, принявшей на себя эту роль. С ее точки зрения, по мере формирования образа ребёнка в самосознании происходят изменения не только в эмоциональной, физиологической, смысловой сферах, но и в социальной [13]. Самосознание матери способствует осознанию себя родителем, принятию ответственности за собственное поведение, социокультурное воспитательное пространство в содержании образа мира и образа Я матери. Обусловленность содержания самосознания социокультурным контекстом и самой жизненной ситуацией, в которой находится женщина, по мнению М. Ю. Чибисовой, создается на пересечении индивидуальных особенностей личности матери и тех жизненных ситуаций, которые носят социализирующий для неё характер, формируя при этом картину мира и образ себя [14]. Перестройка самосознания личности в связи с материнством позволяет женщине управлять процессом противоречивых переживаний, сопровождающих развитие её взаимоотношений с ребенком, осуществлять осмысленный выбор родительской позиции и стратегии родительского поведения в пользу интересов ребенка. Л. Б. Шнейдер описывает материнство как результат свободного и духовного выбора женщины, которая является активным самостоятельным субъектом [15]. Поэтому естественно полагать, что если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные нормы и ценности оказывают доминирующее
влияние на проявление материнского отношения.
Понятие «нормы материнского отношения» не является неизменным, так как содержание материнских установок меняется от эпохи к эпохе, оно транслируется семьей, в которой жила будущая мать, определяется тем, какое место отводилось детям в семье, каким было отношение матери к ребенку, доминирования стилей и особенностей материнско-детского взаимодействия, материнской позиции, родительских ожиданий и установок, зависит от того, является ли желательной беременность и будущий ребенок для женщины.
Образ себя как матери начинает формироваться уже на догенитальных стадиях развития девочки, существенным фактором этого развития является её идентификация со своей матерью [13]. Такое можно наблюдать в детских играх, фантазиях девочки, задолго до её физиологической возможности иметь ребенка. По мнению Т. В. Леус, идеальные объектные представления формируются из ранних детских впечатлений от родителей, вбирают в себя фантазии об исполнении желаний, а так же опыт отношений [7]. Ранние образы желаемого идеального состояния основаны на реальном или воображаемом переживании безопасности, удовольствия и аффективного единства внутри диады «мать-дитя». Такое идеальное состояние создает идеальное представление о своем Я. Образ ребенка соотносится с определенной социальной установкой. Отклоняющиеся проявления материнского отношения существовали всегда, но они могли носить более скрытые или открытые формы и сопровождаться большим или меньшим чувством вины в зависимости от общественного отношения к этим актам [11].
Начиная со второй половины ХХ века и по настоящее время стали наблюдаться регрессивные тенденции материнства, проявляющиеся в жестоком обращении с детьми, отказе от них. Большинство матерей, бросающие своих детей, с раннего детства имели негативный опыт межличностных взаимоотношений в семье [2]. Здесь имеет место и феномен сепарации матери от ребенка, её отчуждения, игнорирования потребностей малыша, его неприятия, что не может не приводить к снижению жизненного тонуса младенца, нарушению становления процессов саморегуляции, доминированию у ребенка пониженного отрицательного настроения, развитию чувства тревоги и неуверенности в себе, настороженного отно-
шения к внешнему миру, снижению интенсивности и качеству эмоционально-когнитивных взаимодействий. Такие характеристики матери и ребенка позволяют говорить о симптомах девиантного материнства, которое в последнее время имеет тенденцию к усилению.
В контексте проблемы материнства как воспитательного ресурса подрастающего поколения, есть необходимость актуализировать вопрос раннего материнства [4,5]. Это явление происходит на фоне неуправляемых демографических процессов, предпосылки которых нужно искать в росте сексуальной активности, снижении ценностей семьи, ослаблении дет-ско-родительских привязанностей в условиях высокого уровня загруженности родителей на работе, либо находящихся в разводе, имеющих вредные привычки и злоупотребления, когда ребенок, фактически предоставлен самому себе. Недостаточно сформированный нравственный иммунитет в семье размывается потребительским отношением общества к жизни, культивируемым в средствах массовой информации, что подталкивает подростка следовать тому, к чему его призывают Интернет, телевидение, имеющие мощный ресурс воздействия на неокрепшее сознание растущего человека. Раннее начало сексуальной жизни среди подростков в России происходит в достаточно специфических условиях. В числе таковых -низкая контрацептивная культура, незначительное число специальных медицинских, консультационных, психологических служб и программ сексуального просвещения для подростков, особенно за пределами крупных городов, недостаток соответствующих знаний у взрослых, общающихся с подростками в связи с профессиональными обязанностями, распространение пьянства и наркомании, рост насилия. В результате, в частности, возникают незапланированные беременности среди несовершеннолетних, исходы которых всегда проблематичны: аборты у нерожавших- раннее материнство- стимулированные ранние браки- оставление ребенка на время в Доме малютки- отказ от ребенка [4]. Причина девиантного поведения чаще всего лежит в сфере детско-родительских отношений. Так, в исследованиях Е. В. Змановской получены данные о нарушении значимых отношений с родителями во всех изучаемых группах с девиациями: в группе с насильственными преступлениями доминирует дефицит позитивного отцовского влияния- в группе с наркозависимостью преобладают нарушения в отношениях с матерью в
форме дефицита заботы, авторитета и требовательности- в группе с бытовым пьянством выявлена общая неудовлетворенность отношениями с обоими родителями [6]. В такой непростой ситуации необходимо усилить меры социального контроля за детским сообществом, профилактики, коррекции и реабилитации девиаций особенно в подростковом возрасте, поскольку в данной возрастной группе деви-антное поведение сопровождается явлениями дезадаптации, преступности, химическими и нехимическими зависимостями.
По статистическим данным за 2008−2012 гг. общая численность детей, оставшихся без попечения родителей на 2012 г. составляет 122 351 ребенок. Численность же детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся на воспитании в 2012 г. составила 392 263 ребенка [10]. За последние годы эти цифры незначительно отличаются от предыдущих. Неудивительно поэтому, что незапланированная беременность для девушек редко приводит к рождению ребенка, а затем и его воспитанию. Если же такое происходит, то воспитанием ребенка, нередко занимаются родители подростка. Таким образом, фактически происходит подмена родительства, либо подросток с новорожденным оказывается в социальных учреждениях, где малолетняя мать и ребенок оказываются вместе, и они получают реабилитационную помощь. В данном случае весьма проблематично обсуждать контекст психолого-педагогической поддержки детства.
Биологический аспект материнства исследует роль биологических факторов в формировании материнского отношения. В это направление можно объединить исследования, в которых мать и обеспечиваемые ею условия рассматриваются как организация физиологической и стимульной среды для развития ребенка. Большое значение придается эволюционным аспектам формирования физиологических, мотивационных и поведенческих механизмов материнства. В этологических исследованиях дискутируется вопрос с позиции оценки ресурсных затрат родительской особи, являющейся, своего рода, вкладом, выявления эволюционных основ формирования паттернов родительского поведения, взаимного обеспечения родителями и детенышами ключевой стимуляции для реализации адаптивного поведения [3,8 и др.].
В психофизиологических исследованиях аспекта материнства изучаются нейрогумо-ральные механизмы полового созревания и
обеспечения беременности и лактации. Отмечается влияние гормонального фона и эмоционального состояния, их роль в материнстве и обеспечении ухода за родившимся ребенком, исследуются состояния беременных (тревожность, раздражительность, депрессивность и др.) [3,13 и др.].
Сравнительно-психологические исследования ставят своей задачей выявление сходства и различий механизма «материнского поведения» человека и животных. Центральной проблемой в этой связи является инстинктивное поведение матери. Авторы активно дискутируют по поводу факторов, влияющих на инстинктивное поведение. Представители этоло-гического направления утверждают приоритет биологических предпосылок, и это роднит человеческий вид с животными, в то время как другие признают приоритет социального начала. Импритинг и привязанность первоначально рассматривались как приспособительный механизм вида, увеличивающий шансы выживания. Действительно, для ребенка установление и поддержание контакта с матерью является жизненной задачей [11, с. 52]. Исследования физиологов, психологов, наблюдения и оценки врачей-практиков показывают, что психосоматическое равновесие ребенка тесно связано с взаимодействием ребенка и матери. Хронический дефицит привязанности приводит у малыша к нервной анорексии, рвоте, частому срыгиванию, ослаблению иммунной системы. В дальнейшем такие дети трудно адаптируются к дошкольному учреждению, часто болеют, имеют сниженный эмоциональный тонус, низкую способность к концентрации на занятиях, в продуктивных видах деятельности, дети «прижимаются к стене, чтобы чувствовать себя в безопасности», им трудно налаживать связи со сверстниками. Нередко такие дети оказываются аутсайдерами, либо имеющими низкий социальный статус в детском коллективе, т.к. они предпочитают не вступать в сюжетные игры, держатся обособленно от сверстников, им присущи крайние формы поведения: застенчивость, либо склонность к агрессии. Напротив, тесный телесный контакт с матерью и близкими в младенчестве формирует чувство безопасности и снижает страх и тревожность ребенка.
Обсуждая социальный и культурный контекст материнства, отметим, что оно интегрирует в себе те качества, которые общество формирует в женщине, как отдельно взятом его индивидууме. Присущие культуре образцы
поведения, ценности, традиции транслируются ребенку матерью в том виде, в каком они опосредованы, приняты и интерпретированы ею как личностью. В этой связи можно говорить о психологической, аксиологической, социальной зрелости материнства как ресурса воспитания и развития личности подрастающего поколения. Потенциал этого ресурса может быть осмыслен в той мере, в какой само общество является для зрелой личности нравственным, социальным, культурным и иным нормативом.
В свете некоторой деструктивности происходящих в последнее время в нашей стране общественно-экономических и социальных процессов, можно констатировать высокий уровень тревожности личности в целом, рост явлений одиночества, которые углубляются чувством брошенности, опустошенности, неверия в себя, обеспокоенности ростом маргинализации, высоким уровнем распространенности ВИЧ-инфекции, неопределенности завтрашнего дня, снижением спроса специалистов на рынке труда и др. В аспекте семейных взаимоотношений наиболее остро встает вопрос о воспитании детей в неполных семьях, чаще это происходит по причине разводов супружеских пар.
Разводы как социальное явление в России существует стабильно, их негативные последствия для мужчин, а особенно для женщин (чаще всего на них полностью ложится ответственность за воспитание ребенка), а также развития и формирования идентичности подрастающего человека, очевидны. Так, в Кемеровской области количество разводов за последние пять лет остаётся примерно на одном уровне. Так, в 2014 г. в Кузбассе официально разорвали отношения 14 748 пар [10]. Согласно социологическим исследованиям, основными причинами разводов в России является необдуманность решения вступить в брак, в том числе, связанная с выбором обеспеченного супруга. Нередко российские супружеские пары изменяют друг другу, чувствуют неудовлетворённость второй половиной и «не сходятся характером». В списке причин, которые отмечают женщины, — неготовность бывшего супруга к семейной жизни и нежелание брать на себя часть ответственности за семью, алкогольная зависимость. Согласно мнению мужчин, женщина не готова стать ответственной матерью, на первый план для неё выступают «уход за своей внешностью», «общение с подругами».
Еще одним из тревожных сигналов современности, который непосредственно затрагивает проблемы семейных взаимоотношений и материнство, является женский алкоголизм. Статистика свидетельствует об увеличении в России числа женщин, больных алкогольной зависимостью. Так, если в середине 80-х годов прошлого века соотношение мужчин и женщин, больных алкоголизмом, было 12: 1, в 1991 году оно изменилось до 9: 1, то к 1998 году составило 6: 1, а к 2013 году находилось уже на уровне 5:1. При этом известно, что женщины попадают в зависимость от спиртного в 2,3 раза быстрее, чем мужчины — иногда бывает достаточно всего пары месяцев регулярного употребления. Согласно статистике, средний возраст больной, страдающей женским алкоголизмом, — 35 лет [10].
Проведенный анализ проблематики материнства как воспитательного ресурса подрастающего поколения, а также условия его социальной и психолого-педагогической поддержки, позволяет констатировать, что данный со-
Литература:
1. Богачёва, Н. В. Родительство как фактор устойчивости семьи в современном российском обществе: дис. … канд. соц. наук: 22. 00. 04 Казань, 2005. C. 3.
2. Брутман В. М., Варга А. Я., Хамитова И. Ю. Предпосылки девиантного материнского поведения // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 2. С. 7482.
3. Гормональная регуляция размножения млекопитающих / под ред. К. Остин, Р. Шорта. М.: Мир, 1987. 305 с.
4. Гурко, Т. А. Опыты сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних женщин // Социологические исследования. -2002. № 11. C. 83−91.
5. Журавлева, И. В. Репродуктивное здоровье подростков и проблемы полового просвещения // Социологические исследования. 2004. № 7. С. 133 141.
6. Змановская Е. В. Структурно-динамическая концепция девиантного поведения // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2013. Вып.5 (133). 189 с.
7. Леус, Т. В. Представление женщины о себе как о матери до и после родов: дис. … канд. псих. наук: 19. 00. 01. М., 2001. 203 с.
8. Лоренц, К. Агрессия (так называемое & quot-зло"-) / пер. с нем. — М.: Изд. группа & quot-Прогресс"-, & quot-Универс"-, 1994. 272 с. (Б-ка зарубежной психологии).
циальный и личностный феномен в современных обстоятельствах ещё не до конца проанализирован и осмыслен, но при этом он стал качественно иным, нежели 20−30 лет назад. В эпоху цивилизационного слома, когда произошел реальный переход человечества в исторически новое состояние, приведший к переоценке ценностей, снятию разного рода барьеров, которые, между тем обладали и сдерживающим фактором в принятии решений для многих людей, общество, его социальные институты и отдельные индивидуумы оказались в новых обстоятельствах. И это требует консолидированных усилий образовательных, государственных, социальных учреждений, ученых, педагогов, врачей, психологов, нацеленных на формирование материнства как ценности и ресурса общества, несущего не только воспитательный, социально-экономический, но и культурный потенциал для его развития в новых непростых условиях.
9. Мухина, В. С. Проблема материнства и ментальности в местах лишения свободы // Развитие личности. 2003. № 1. С. 141−154.
10. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http: //www. gks. ru
11. Пьянкова, Л. А. Материнство как феномен развития общества и личности: моногр. Новокузнецк: Изд-во КузГТУ, 2014. С. 46.
12. Фельдштейн, Д. И. Современное Детство: проблемы и пути их решения // Вестник практической психологии образования. 2009. № 2. С. 28−32.
13. Филиппова, Г. Г. Современное состояние и задачи психологической помощи родителям в период ожидания и раннего развития ребенка // Журн. практич. психол. 2003. № 4−5. С. 222−249.
14. Чибисова, М. Ю. Феномен материнства и его отражение в самосознании современной молодой женщины: дис. … канд. псих. наук: 19. 00. 13. М., 2003. 272 с.
15. Шнейдер, А. Б. Основы семейной психологии. М.- Воронеж: Московский психолого-социальный ун-т (МПСУ), 2010. 928 с.
References:
1. Bogachjova, N.V. Roditel'-stvo kak faktor us-tojchivosti sem'-i v sovremennom rossijskom obsh-hestve: dis. … kand. soc. nauk: 22. 00. 04 Kazan'-, 2005. C. 3.
2. Brutman V.M., Varga A. Ja., Hamitova I. Ju. Predposylki deviantnogo materinskogo povedenija // Psi-hologicheskij zhurnal. 2000. T. 21. № 2. S. 74−82.
3. Gormonal'-naja reguljacija razmnozhenija mle-kopitajushhih / pod red. K. Ostin, R. Shorta. M.: Mir, 1987. 305 s.
4. Gurko, T.A. Opyty seksual'-nyh otnoshenij, materinstva i supruzhestva nesovershennoletnih zhenshhin // Sociologicheskie issledovanija. — 2002. № 11. C. 83−91.
5. Zhuravleva, I.V. Reproduktivnoe zdorov'-e po-drostkov i problemy polovogo prosveshhenija // Soci-olo-gicheskie issledovanija. 2004. № 7. S. 133−141.
6. Zmanovskaja E.V. Strukturno-dinamicheskaja koncepcija deviantnogo povedenija // Vestn. Tomskogo gos. ped. un-ta (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2013. Vyp.5 (133). 189 s.
7. Leus, T.V. Predstavlenie zhenshhiny o sebe kak o materi do i posle rodov: dis. … kand. psih. nauk: 19. 00. 01. M., 2001. 203 c.
8. Lorenc, K. Agressija (tak nazyvaemoe & quot-zlo"-) / per. s nem. — M.: Izd. gruppa & quot-Progress"-, & quot-Univers"-, 1994. 272 s. (B-ka zarubezhnoj psihologii).
9. Muhina, V.S. Problema materinstva i men-tal'-nosti v mestah lishenija svobody // Razvitie lichnos-ti. 2003. № 1. S. 141−154.
10. Oficial'-nyj sajt Federal'-noj sluzhby gosu-darstvennoj statistiki. URL: http: //www. gks. ru
11. P'-jankova, L.A. Materinstvo kak fenomen raz-vitija obshhestva i lichnosti: monogr. Novokuzneck: Izd-vo KuzGTU, 2014. S. 46.
12. Fel'-dshtejn, D.I. Sovremennoe Detstvo: problemy i puti ih reshenija // Vestnik prakticheskoj psihologii obrazovanija. 2009. № 2. S. 28−32.
13. Filippova, G.G. Sovremennoe sostojanie i za-dachi psihologicheskoj pomoshhi roditeljam v period ozhi-danija i rannego razvitija rebenka // Zhurn. prak-tich. psihol. 2003. № 4−5. S. 222−249.
14. Chibisova, M. Ju. Fenomen materinstva i ego otrazhenie v samosoznanii sovremennoj molodoj zhenshhi-ny: dis. … kand. psih. nauk: 19. 00. 13. M., 2003. 272 s.
15. Shnejder, A.B. Osnovy semejnoj psihologii. M.- Voronezh: Moskovskij psihologo-social'-nyj un-t (MPSU), 2010. 928 s.
Сведения об авторе:
Пьянкова Людмила Алексеевна (г. Новокузнецк, Россия), кандидат педагогических наук, доцент, кафедра управления и сервиса, Филиал КузГТУ в г. Новокузнецке, e-mail: duby. ludmila@yandex. ru
Data about the author:
Pyankova L.A. (Novokuznetsk, Russia), candidate of pedagogical sciences, associate professor, associate professor, Departament of management and service. Motherhood as a condition of psychological, educational and social support for children at present stage KuzGTU branch in the city of Novokuznetsk, e-mail: du-by. ludmila@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой