Отлов и дрессировка охотничьих беркутов у башкир

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2010. № 30 (211). История. Вып. 42. С. 86−90.
ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ И ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА
М. Г. Муллагулов
ОТЛОВ И ДРЕССИРОВКА ОХОТНИЧЬИХ БЕРКУТОВ У БАШКИР
В статье рассматривается соколиная охота у башкир, изучаются особенности подготовки птенцов беркута в качестве ловчей птицы. Обращается внимание на этнокультурные отношения башкир с другими народами.
Ключевые слова: соколиная охота, башкиры, этнография, орнитология.
Охота с ловчими птицами — древнее занятие башкир. Известно, что еще в эпоху средневековья башкиры обеспечивали ловчими птицами правящую элиту Золотой Орды1.
Об этой традиции есть упоминания в различных источниках ХУШ-Х1Х вв.2 Однако уже с конца XIX в. традиция охоты у башкир с помощью ловчих птиц постепенно ушла в прошлое. Наша статья ставит цель описать подготовку башкирами беркута (Аquila chrysaitos, башк. '-бврквт'-) к использованию на охоте. Следует заметить, что башкиры в XIX в. уже охотились с беркутом редко, ограничиваясь дрессировкой этой птицы для ее последующей продажи в Казахстан и Среднюю Азию3.
Процесс превращения беркута в орудие охоты — очень длительный и сложный, требующий большого опыта, знания биологии птицы, способов ее дрессировки. Сначала охотнику нужно было найти гнездо с птенцами. Беркуты предпочитают гнездиться на одних и тех же местах, преимущественно на опушках леса или на скалах. Именно эта их особенность использовалась башкирами при поиске и выемке птенцов. Гнездо беркута было найти легко — по внешнему виду оно напоминало колпак, одетый на верхушку дерева. Кроме того, вокруг гнезда птицы всегда летали в паре. Башкиры заранее примечали для себя места скопления беркутов, выжидая, когда те совьют гнездо и отложат яйца. Обычно птицы использовали одно и то же гнездо в течение нескольких лет. Это также облегчало башкирам поиск гнезд.
Птенцов вынимали из гнезд на деревьях по ночам. Если гнезда располагались на уступах крутых скал, то ловец спускался к ним на нескольких волосяных арканах, прочно связанных друг с другом. Обычно этим занимались башкиры-скалолазы4. «Снимая из гнезда [птенцов. — М. М.] беркута (род больших
орлов), выкармливают их, приучая ловить лисиц, зайцев и отвозят в Оренбург на мену с бухарцами и киргизами"5. В ходе полевых исследований нам не удалось выяснить, как башкиры вынимали птенцов беркута из гнезда, расположенного на уступе скалы6.
Однако в Баймакском районе нам сообщили: «Орлят, так же как и соколят, снимали со скалы одним и тем же способом — с помощью арканов. Иначе как еще?"7 Это была достаточно тяжелая и очень опасная работа: «Вынимание из гнезда молодых соколов весьма любопытно, — сообщается в источнике, — сокол обыкновенно имеет гнездо свое на высоких каменных горах в самых крутых утесах и в ущельях над реками и стремнинами, куда ни человек, ни зверь подойти не может- три или четыре башкирца на вершине горы противу гнезда соколинова вбивают два толстых, но невысоких кола, за один привязывают крепкую волосяную веревку, а на другой навертывают оную, оставляя конец, на которой приделана простая сиделка. Один башкирец, покрывши лицо и плечи толстой кожей садится, привязавшись к веревке и взяв с собой корзину. Товарищи его развертывают веревку и спускают вниз до тех пор, пока тот придерживаясь где можно за выдавшиеся камни и ущелины и поравнявшись с гнездом, дает им знать, тогда оставшиеся на горе башкирцы, дав время спущенному вниз взять молодых соколят и положить в корзину, опять навертывают веревку и поднимают его наверх. В то время как башкирец спускается к гнезду, вынимает соколят и подымается, соколы, взлетая высоко на воздух и стремительно от толь спускаясь, ударяют когтями башкирца столь сильно, что иногда раздирают кожаное его покрывало и делают чувствительные знаки на голове и плечах"8. «Нередко случается,
— отмечал И. И. Лепехин, — в таком отважном,
а для башкир лакомом, предприятии ломают они себе руки и ноги, а иногда и до смерти убиваются"9. Об этом сообщается также в легендах и преданиях горных башкир10.
Взятых из гнезда птенцов охотник содержал в клетке и в первые два дня совершенно не кормил. Информатор Мурсалимов Султангарей (1910 г. р., д. Канлы-Туркеево, Буздякский район) сообщил, что дрессировщик хищной птицы Шайхетдин-бабай начинал кормить птенцов мясом птицы только через несколько дней11. «Охотничью птицу башкирцы стараются приобретать маленькую из гнезда, — читаем в книге В. М. Черемшанского, — когда она еще не оперелась и сами довоспитывают ее… «12.
Для ловчей охоты предпочиталась птица в возрасте от одного до двух лет. Однако поймать такого крылатого, тем более орла, было не так-то просто. Чтобы достать его, башкиры прибегали к хитрости: «Ловят их [орлов.
— М. М.] таким образом, что, узнав гнездо беркутов, наблюдают, когда старые молодых высидят, и когда молодые оперятся, то вынув их из гнезда под тем же деревом, где гнездо, привязывают за ногу ремнем, или волосяною веревкой, чтобы старым переклевать ее было не можно, куда старые беркуты, прилетая, молодых кормят, которых охотники так скоро, как они начнут мясо есть, берут… «13. А самого же беркута ловили с помощью железного капкана, обматывая его створки несколькими слоями мягкого войлока, чтобы не повредить ноги птицы14.
Как взрослых птиц, так и птенцов башкиры чаще всего ловили весной15. Пойманному орлу пришивали к голеням ремешки длиной в один аршин- на другом конце эти ремешки заканчивались петлей, куда вдевалась длинная тонкая, но прочная волосяная веревка для удержания птицы. Молодого орла охотник-дрессировщик целыми днями носил на руках, часто поглаживая его по голове и шее, чтобы приучить птицу к человеку.
Орел весит не менее 2 кг. Носить его целый день на руках было непросто. Поэтому, когда охотник утомлялся, он сажал птицу на подвешенную с двух концов палку (бзYелсзк). Раскачиваясь, она почти не давала птице спать. Сонная и полуголодная птица лучше слушалась своего хозяина.
Как только птица привыкала к хозяину, ее начинали приучать к зову (эйзлзштереY). Для этого охотник ставил орла на упомянутую выше палку, а сам отходил в сторону на три-
четыре шага. Несколько раз свистнув, он показывал орлу кусок мяса. Голодная птица тут же прилетала, садилась на протянутую руку хозяина, а с другой руки получала мясо.
Постепенно охотник увеличивал расстояние между собой и птицей. Теперь работа проходила уже во дворе дома, где для посадки птицы использовалась одна из жердей изгороди. «Такого рода операцию охотник производит дотолъ, — отмечал В. М. Черемшанский,-пока птица совершенно не освоится со свистом хозяина и по первому сигналу не будет бросаться ему на руку"16.
Дальше дрессировщик готовил птицу для охоты. Теперь сырое мясо он тщательно вымачивал в холодной воде, следя за тем, чтобы оно было нежирным и очищенным от сухожилий. Одновременно дневная норма корма уменьшалась: с трехразового питания переходили к двухразовому, чтобы птица похудела. Так продолжалось до тех пор, пока хищник не сбавлял вес. Если он начинал полнеть, то переходили на обезжиренное мясо. Если, наоборот, то хозяин подкармливал его свежей дичью или мясом мелких зверей. По словам Азнабаева Абдуллы (1926 г. р.) из д. Кипчак-Аскарово Альшеевского р-на РБ, местный дрессировщик хищной птицы Яганша Мухаметшин, чтобы поддерживать нормальное физическое состояние обучаемого беркута, кормил его свежим мясом суслика17.
Перед началом охоты хозяин морил птицу голодом и не давал ей спать, одновременно приучая ее летать на длинной веревке к мясной приманке. Затем он брал чучело собаки и привязав к нему кусок мяса, прикреплял его к бревну. Продержав орла с закрытыми глазами голодным в течение определенного времени, охотник выносил его во двор, где находилось бревно с чучелом. Как только он снимал колпачок с головы орла, птица, увидев приманку, с жадностью бросалась на «жертву» и вонзив в нее свои острые когти, начинала есть мясо. Это повторялось несколько раз. Судя по име-юшимся данным, подобную операцию иногда совершали и на живой собаке.
По словам С. Т. Аксакова, башкирские охотники беркута возили на палке, приделанной к седельной луке18. С беркутом обычно охотились с сопки, а с молодым орлом башкиры шли на зверя лишь с холма. Товарищи охотника выгоняли из рощи зайца или лисицу. Как только охотник видел дикого животного, бросал в воздух (кош свйвY) беркута,
сняв с его головы колпак, закрывающий глаза птицы. Поднявшись ввысь и обнаружив зверя, хищник пулей летел на свою жертву. Этот процесс красочно описан в исследовании И. Казанцева: «Орел, пущенный охотником, садится обыкновенно зверю на крестецъ, вонзив кохти, он сильными ударами клевом в голову и глаза, если не убивает зверя, то ослабляя его силы, предает во власть охотника"19. Подоспевший охотник добивал пойманного зверя, а беркута награждал куском туши убитого животного.
Как мы уже об этом упоминали выше, в XIX и начале XX в. башкиры редко охотились на диких животных с помощью беркута. С. Соммье отмечал, что «башкиры обладают особым искусством дрессировать соколов и орлов для охоты за зайцами, волками и лисицами, еще однако они дрессируют этих птиц, чтобы продавать их киргизам, у которых соколиная охота еще очень распространена"20. Другой источник сообщает, что «с беркутом башкирцы почти не охотятся по той причине, что эта охота сопряжена с опасностию и притом требует больших расходов и приготовлений"21. В исследованиях авторов начала XX в., в частности, Д. П. Никольского22 и С. И. Руденко23, мы уже не находим упоминаний об использовании беркута в охотничьих занятиях в качестве ловчей птицы. «Беркутов они хотя и ловили, -пишет С. И. Руденко, — но сами с ними не охотились и продавали казахам"23. Разумеется, на основании приведенных фактов нельзя ограничивать соколиную охоту у башкир одними только соколами и ястребами24.
Удивительно, что башкиры, располагая большими возможностями для ловчей охоты с беркутом, тем не менее мало охотились с его помощью. На некоторые причины этого явления указывали А. Игнатович и Г. Н. Симаков25. Башкирам было экономически выгодно не охотиться с помощью беркутов, а продавать обученных охоте птиц на ярмарках. Нередки были случаи, когда башкиры обменивали обученных птиц на хлеб. Например, за двух беркутов купцы давали воз пщеницы26. Туркменские и узбекские охотники приезжали в Башкирию за дрессированными птицами, которых покупали на базаре и на станции «Раевка"27. Цена беркутов постепенно росла, ибо с сокращением лесных площадей в Башкирии популяция этих птиц умень-шилась28: «Мало привозят теперь в Меновой
двор ловчих птиц, — отмечал Н. А. Зарудный в одном из своих исследований, — и редко увидишь между ними хорошего и смелого беркута"29.
Если учесть, что один пуд ржаной муки стоил на рынке 15 коп. серебром30, а башкир-дрессировщик за одного беркута выручал
20 р. 31, то цена одной птицы была равна цене более одного центнера хлеба. За одну птицу можно было купить 80 пудов пшеничной муки. Вот почему хищные птицы, особенно беркуты, обученные к охоте, составляли важную статью в торговле башкир с другими народами. «Обитающие в лесах башкиры, — писал П. Небольсин, — ловят беркутов и соколов, приучат их к охоте и потом перепродают богатым киргизцам и среднеазиатским купцам, посещающим наши таможни"32.
Башкиры в течение ряда столетий накопили значительный опыт в деле добычи и приручении хищной птицы. Следует отметить, что они старались соблюдать экологию животного мира. Так, например, когда снимали птенцов из гнезда крылатых хищников, особенно у беркута, обязательно оставляли одного птенца, а если их было трое, то двух. Ранней весной и летом птиц старались не промышлять. Увидев гнездо орла еще издали, они старались обойти это дерево стороной и без шума, ибо нарушение этого правила могло привести к тому, что беркут бросал гнездо с птенцами.
Большой интерес представляет способ вынимания башкирами птенца орла из гнезда, устроенного на утесе скалы. Башкирское изобретение редко приводило к гибели как самого ловца, так и птенца орла. Для сравнения представляем вниманию читателей технологию съема птенца орла со скалы у казахов. В частности, они снимали птенцов орла из гнезда, устроенного на скале следующим образом: спускали с вершины утеса на веревке подойник с камнями. Как только он равнялся с гнездом крылатого хищника, охотники трясли подойник, и от этого действия камни издавали сильный грохот. Потревоженные орлята, испугавшись грохота, покидали гнездо и падали со скалы, где их подбирали ловцы, нарочно оставленные внизу.
Таким образом, охота с помощью ловчих птиц является одним из древнейших занятий башкир. Занимаясь этим промыслом, они освоили сложную систему приемов приручения и способов охоты на диких зверей и птиц.
Однако, начиная с конца XVIII в., в силу ряда факторов указанный промысел приходит в упадок. Башкирские охотники стали специализироваться в дрессировке и обучении этих птиц с целью их реализации на крупных ярмарках и торговых точках. Впоследствии данное занятие стало своего рода узкой специализацией некоторых групп башкир горнолесной и степной зон Южного Урала.
Примечания
1 См.: Очерки по истории Башкирской АССР. Уфа, 1956. Т. I, ч. 1. С. 48.
2 См.: Башкирские шежере / сост., пер. текстов, введ. и коммент. Р. Г. Кузеева. Уфа, 1960. С. 31, 35- Башкирские родословные / сост., предисл., пояснения к переводу, пер. на рус. яз., послесл. и указ. Р. М. Булгакова и М. X. Надергулова. Уфа, 2002. Вып. 1. С. 229, 231- Навеки с Россией: сб. док. и материалов. Уфа, 2007. С. 359−360- Паллас, П. С. Путешествие по разным местностям Российского государства в 1770 г. СПб., 1786. Ч. 2, кн. 1. С. 94- Лепехин, И. И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг. СПб., 1802. Ч. 2. С. 61- Эверсман, Э. Естественная история Оренбургского края. Казань, 1866. Ч. 3. С. 54, 56- Соммье, С. О башкирах // Зап. Урал. о-ва любителей естествознания. Екатеринбург, 1891. Т. 13, вып. 1. С. 29- Ратцель, Ф. Народоведение / пер. Д. А. Коропчевского. СПб., 1901. С. 582−583.
3 Так, П. И. Рычков, касаясь вопроса о птицах Оренбургского края, отмечал, что здесь «орлы разных родов, почти во всех местах, а дальше по горам в Башкирии и кроме беркутов & lt-… >- ни на что не употребляются». См.: Рычков, П. И. Топография Оренбургской губернии. 1762 г. Оренбург, 1887. С. 214. Он, по-видимому, имел в виду таких птиц, как белохвост, орел-могильник и подорлик. По сведениям же И. Казанцева, здесь «водились орлы (беркуты) черные, белохвостые и серые огромной величины». См.: Казанцев, И. Описание башкирцев // Оренбург. губерн. ведомости (далее — ОГВ). 1850. № 20. С. 100. Заметим, что в приведенной цитате, по-видимому, речь идет об одном виде птицы, т. е. о беркуте, у которого в зависимости от возраста меняется цвет оперения. С каждой линькой количество светлых перьев у беркута уменьшается и постепенно все перья становятся темными.
4 См.: Муллагулов, М. Г. Собирательство и рыболовство у башкир. Уфа, 2007. С. 28, 39.
5 Тимофеев, А. Собрание описаний Оренбургской губернии // Архив Русского географического общества. Ф. 26. Ед. хр. 19. С. 79.
6 См.: Муллагулов, М. Г. Соколиная охота // Материальная культура башкир и народов Урало-Поволжья: межрегион. и науч. -практ. конф. (24 окт. 2008 г.). / отв. ред. Ф. Г. Галиева. Уфа, 2008. С. 48−63.
7 Полевые записи автора 1997 г. С. 95. Эти сведения были сообщены 70-летним охотником Химматом Нигматуллиным из д. Туркменово Баймакского р-на РБ.
8 Тимофеев, А. Указ. соч. С. 79−80.
9 Вторая часть Дневных записок путешествия акад. и мед. доктора И. Лепехина. СПб., 1802. С. 61.
10 См.: Муллагулов, М. Г. Собирательство и рыболовство у башкир. С. 29.
11 Полевые записи автора 1983 г. С. 37.
12 Черемшанский, В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статисическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. С. 465.
13 Рычков, П. И. Топография Оренбургской губернии. Оренбург, 1887. С. 214.
14 Аналогичным образом ловили беркутов казахи Мангышлака. См.: Симаков, Г. Н. Некоторые итоги поездки в Туркмению и Казахстан в 1982 г. / Г. Н. Симаков, Ю. Н. Ботяков, Ю. Г. Смирнов // Полевые исследования Института этнографии АН СССР М., 1982. С. 70.
15 Например, в Челябинском уезде охотники ловили их в конце мая и в июне. См.: Обзор промысловых охот в России / сост. ученый-лесовод А. А. Силантьев. СПб., 1898. С. 257.
16 Черемшанский, В. М. Указ. соч. С. 465.
17 Полевые записи автора 1983 г. С. 37.
18 См.: Аксаков, С. Т. Охота с ястребом за перепелками // Собрание сочинений С. Т. Аксакова. Т. V. Записки об уженье рыбы. М., 1896. С. 195.
19 Казанцев, И. Описание башкирцев // ОГВ. 1890. № 20. С. 100.
20 Соммье, С. Указ. соч. С. 29.
21 Игнатович, А. Башкирская Бурзянская волость // ОГВ. 1862. № 9. С. 37.
22 См.: Никольский, Д. П. Из поездки к лесным башкирам // Землеведение. 1895. Т. 2, кн. 4. С. 12−13.
23 См.: Руденко, С. И. Башкиры. Историкоэтнографические очерки. М. — Л., 1955. С. 85.
24 См.: Муллагулов, М. Г.: 1) Охота с помощью хищных птиц у башкир // Востоковедение в Башкортостане. История. Культура. Уфа, 1995. Ч. 2. С. 56−58- 2) Соколиная охота… С. 48−63.
25 См.: Игнатович, А. Указ. соч. С. 37- Симаков, Г. Н. Соколиная охота и культ хищных птиц в Средней Азии (ритуальный и практический аспекты). СПб., 1998. С. 133.
26 По сведениям известного зоогеографа С. В. Кирикова. См.: Кириков, С. В. В лесах и степях Южного Урала. Путевые записки зоогеографа. М., 1953. С. 22.
27 Полевые записи автора 1983 г. С. 1−2.
28 См.: Сушкин, П. П. Птицы Уфимской губернии. М., 1897. С. 121.
29 Орнитологическая фауна Оренбургского края Н. А. Зарудного: прил. к LVII тому
«Записок Императорского Русского географического общества АН» / под ред. О. Д. Плеске. СПб., 1888. № 1. С. 185.
30 См.: Пекер, А. Очерки г. Уфы // Вестн. Императ. Рус. геогр. о-ва. 1860. Т. 29. С. 193 194.
31 По сведениям Р. Игнатьева, в Верхнеуральске на базаре цена одного беркута колебалась от
10 до 16 р., а в Оренбурге за птицу давали
20 р. и более. См.: Игнатьев, Р. Верхнеуральск // Памятная книга Оренбургской губернии на 1865 г. Уфа, 1866. С. 128- Памятная книжка Уфимской губернии с картой губернии / под ред. Н. А. Гурвича. Уфа, 1873. Ч. 1. С. 142.
32 Небольсин, П. Рассказы проезжего. СПб., 1854. С. 255.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой