Отношение студенчества РГСУ к политической жизни в конце 2013 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Отношение студенчества РГСУ к политической жизни в конце 2013 года
М. И. Иванова, И. Н. Мощенко, И.Ф. Бугаян
Данное исследование является продолжением целого ряда научных исследований [1 — 3], начиная с 2009 года, и направлено на изучение отношения молодых людей к политической сфере жизни общества. Работа ориентирована на студенчество Ростова-на-Дону и выявляет групповые политические установки [4 — 8]. Анализ отношения к политической жизни осуществлялся методом анкетирования и проходил в конце 2013 года в Ростовском государственном Строительном Университете. В анкетировании приняли участие 185 человек. Из них 50,3% мужчин и 49,7% женщин. Были опрошены студенты 1 и 2-го курса обучения. Причем учащихся первого курса — 76,4%, второго курса — 22,7%. Возрастная группа от 17 до 22 лет: 16 лет — 1,2%, 17 лет — 16,4%, 18 лет — 58%, 19 лет — 18,2%, 20 лет — 2%, 21 год -1,6% и 22 года — 0,4% (Рис. 1). По национальному составу: 79,5% студентов представители русской национальности, 6,2% - армяне, 3% - отказались отвечать на этот вопрос.
16 17 1Э 19 20 21 22
Возраст
Рис. 1. — Диаграммы распределения респондентов по возрасту Портрет респондента также включает вопросы, касающиеся конфессионной принадлежности и отношения к религии в целом. Отношение
к религии оценивалось по шкале от -3 до +3. При этом 83% опрошенных выявили равномерно распределенное положительное отношение от 0 до +3. Но при этом не относят себя ни к одной религиозной конфессии (0) — 46,37%, православные/христиане (1) — 46,16% и не указали принадлежность к конфессии (2) — 1,6%, мусульмане (3) — 4,15% (Рис. 2 и 3).
Отоштие к ре-лиг ии
Рис. 2. — Диаграмма распределения респондентов по отношению к религии. — 3 — крайне негативное отношение, 0 — нейтральное, +3 —
положительное отношение.
Конфессия
Рис. 3. — Диаграмма распределения респондентов по принадлежности к конфессии в процентах. 0 -не относят себя ни к одной конфессии, 1 -православные/христиане, 2 — не указали принадлежность, 3 — мусульмане.
Первый блок анкеты раскрывает активность по отношению к политической жизни общества. Вопросы, которые входили в данный раздел: «Как часто Вы принимаете участие в выборах?», «Принимаете/принимали ли Вы участие в общественных движениях, митингах, избирательных компаниях, коллективных обращениях?», «Проявляете ли Вы интерес к политическим новостям СМИ (ТВ, радио, интернет)?», «Как Вы относитесь к массовым акциям протеста?», «Насколько в Вашей семье принято говорить о политике?» и «Как бы Вы оценили уровень своей причастности к протекающим политическим процессам?»). Так, первый вопрос описывает уровень своей причастности к политическим процессам. Молодые люди в большинстве считают себя непричастными к происходящей политике: абсолютно не причастен (0) — 30,29%, не причастен (1) — 27,39%, скорее не причастен (2) — 13,90%, скорее причастен (3) — 17,43%, причастен (4) — 6,85% и крайне причастен (5) — 4,15%.
Уровень эмоциональной вовлеченности в политическую жизнь несколько выше, чем уровень причастности, и находится на среднем уровне: крайне не вовлечен (0) — 11,62%, не вовлечен (1) — 20,33%, скорее не вовлечен (2) — 23,65%, скорее вовлечен (3) — 25,31%, вовлечен (4) — 8,71%, крайне вовлечен (5) — 10,37%. (Рис. 4).
Ввел" ч" н""п& gt-
Рис. 4. — Диаграммы распределения респондентов по причастности к политическим процессам и эмоциональной вовлеченности в них. 0 — очень
низкий уровень, 5- крайне высокий.
Анализ на вопросы обсуждаемости новостных политических рубрик и интерес с ним, показывает, что интерес к политике гораздо выше, чем обсуждаемость этих новостей в семье. (Рис. 5). Крайне низкий уровень обсуждаемости (0) — 12%, низкий (1) — 21,37%, скорее низкий (2) — 28,24%, скорее высокий (3) — 23,65%, высокий (4) — 12,66% и очень высокий (5) — 7%. При этом уровень интереса к этим же новостям гораздо выше: очень низкий уровень заинтересованности (0) — 7,78%, низкий (1) — 10,8%, скорее низкий (2) — 18,36%, скорее высокий (3) — 23,54%, высокий (4) — 28,51% и очень высокий (5) — 11%.
О бсувд"? нщ стъ
Рис. 5. — Диаграммы распределения респондентов по обсуждаемости политических новостей и интереса к ним. 0 — очень низкий уровень, 5-крайне высокий
Электоральную активность студенчества можно рассматривать как низкую. «Не принимают участия в выборах» (4) — 32,5%. И далее оценки практически равномерно распределилась между ответами «в некоторых участвуют, в некоторых нет — из-за условий выборов» (3) — 22%, «посещают все избирательные компании» (1) — 20,83%, «иногда принимают участие, когда есть свободное время» (2) — 21,67% (Рис. 6).
Участие в выборах
Рис. 6. — Диаграмма распределения респондентов по участию в выборах. 1- все избирательные компании, 2 — иногда принимают участие, когда есть свободное время, 3 — в некоторых участвуют, в некоторых нет — из-за условий выборов, 4 — не принимают участия в выборах.
При этом, отвечая на вопрос «Принимаете/принимали ли Вы участие в общественных движениях, митингах, избирательных компаниях, коллективных обращениях?» респонденты показывают еще более невысокий уровень общественной активности. Так, «не принимают и не собираются принимать участие в общественных движениях и митингах» (4) — 42,08%, «никогда не принимали, но хотят в будущем» (3) — 28,75%, «принимали, но
больше не хотят в них участвовать» (2) — 16,25%, «всегда принимали и будут принимать участие» (1) — 9,58% (Рис. 7).
Участие в общественных движениях
Рис. 7. — Диаграммы распределения респондентов по участию в общественных движениях. 1 — всегда принимали и будут принимать участие, 2 — принимали, но больше не хотят в них участвовать, 3 — никогда не принимали, но хотят в будущем, 4 — не принимают и не собираются принимать участие в общественных движениях и митингах.
Оценка отношения студентов к власти определялась следующими признаками, также имеющими шкалу от 0 до 5: («Насколько Вы согласны с решениями, которые принимают органы власти?», «Рассчитываете ли Вы на помощь властей в случае необходимости?», «На Ваш взгляд, справедлива ли политика нынешних органов власти?». Ответы на первый вопрос выявляют средний и низкий уровни согласия с правительственными решениями. «Крайне не согласен» (0) — 10,08%, «Не согласен» (1) — 20,17% %, «скорее не согласен» (2) — 28,27%, «скорее согласен» (3) — 30,15%, «согласен» (4) — 8% и «полностью согласен» — 3,33% (Рис. 8).
Согласий с решениями
Рис. 8. — Диаграмма распределения респондентов по согласию с решениями властей. 0 — крайне низкий уровень согласия с решениями, 5 —
очень высокий уровень.
При этом еще большее число респондентов рассчитывают в трудной ситуации на свои силы и не прибегнут к помощи властей. Так, «абсолютно не рассчитывают на помощь» (0) — 28,94%, «не рассчитывают» (1) — 19,50%, «скорее не рассчитывают» (2) — 24,17%, «скорее рассчитывают» (3) -17,84%, «рассчитываю» (4) — 6,22% и «полностью рассчитываю» (5) — 3,32% (Рис. 9).
Рдссч"пыми)тнз помощь
Рис. 9. — Диаграмма насколько рассчитывают респонденты на помощь властей. 0 — абсолютно не рассчитывают на помощь, 5 — полностью
рассчитывают.
Оценка уровня справедливости политики органов власти выявила схожую картину, как и в предыдущем ответе, что 19,29% аудитории оценивают политику от «крайне несправедливой» (0) до «скорее справедливой» (2) и только 30,77% считают ее «скорее несправедливой» (3) (Рис. 10).
30-
Справедливость политики
Рис. 10. Диаграмма распределения респондентов по справедливости политики. 0 — крайне несправедливая политика, 5 — очень справедливая
политика.
Итогом первых двух разделов исследования служит выявление студенчеством низкой оценки линии поведения существующей власти. Также это выражается и в низкой политической активности молодых людей: слабая электоральная деятельность и индифферентность к общественным движениям. Такие результаты были получены нами и ранее в [9 — 10].
Следующие вопросы дают оценку существующей политической обстановки: «Как Вы оцениваете политическую ситуацию в Ростовской Области?» и «Как Вы оцениваете политическую ситуацию в России в целом?». Их анализ показал, что, к ситуации «на местах» и в России в целом
молодежь относится примерно одинаково, но оценка ситуации в области несколько выше. Эту картину можно проследить на диаграммах рис. 11. По значениям средних оценка ситуации в области — 2,39 и по России — 2,04.
СтуицИИ В облает Свпупция и Рпосим
Рис. 11. — Диаграммы распределения респондентов по оценке политических ситуаций в Ростовской области и России в целом. 0 -критическая политическая обстановка, 5 — благоприятная обстановка.
Следующий этап нашего исследования — это мониторинг уровня относительной депривации. В данном разделе мы анализируем ответы на вопросы: «Как бы Вы оценили уровень своего экономического благосостояния?», «Как бы Вы оценили уровень своей социальной защищенности (жилье, здравоохранение и т. д)?», «Как бы Вы оценили свои жизненные перспективы в целом».
Экономическая обеспеченность оценивается молодежью как крайне низкая (0) — 8,09%, низкая (1) — 15,56%, скорее низкая (2) — 35,27%, скорее высокая (3) — 35,27%, высокая (4) — 11,62% и очень высокая (5) — 4,77%. (Рис. 12).

о 1 а э '-4 5
Экономическое обеспечение
Рис. 12. — Диаграмма распределения респондентов по уровню экономической обеспеченности. 0 — крайне низкая обеспеченность, 5 — очень
высокая обеспеченность.
По уровню социальной защищенности было получено размытое распределение ответов. Можно говорить о том, что выделились три группы, которые считают себя низко защищенными, средне и высоко. Крайне низкая защищенность (0) — 13,9%, низкая (1) — 20,95%, скорее низкая (2) — 21,78%, скорее высокая (3) — 18,26%, высокая (4) — 12,66% и очень высокая (5) -12,03%. (Рис. 13).
25-
Социальная защищенность
Рис. 13. — Диаграмма распределения респондентов по уровню социальной защищенности. 0 — крайне низкая защищенность, 5 — очень высокая социальная защищенность.
Оценка уровня жизненных перспектив показывает высокий уровень, что характерно для данной возрастной аудитории: очень низкий (0) — 4,54%, низкий (1) — 5,4%, скорее низкий (2) — 19,22%, скорее высокий (3) — 29,37%, высокий (4) — 22,69% и очень высокий (5) — 18,57% (Рис. 14).
яН
Перспективы:
Рис. 14. — Диаграмма распределения респондентов по уровню жизненных перспектив. 0 — крайне низкий уровень перспектив, 5 — очень
высокий уровень.
Завершает наше исследование анализ отношения респондентов к протестным мероприятиям и оценки антиправительственных или проправительственных акций, которые раскрываются ответами на вопросы «Как Вы относитесь к массовым акциям протеста?» и «Отметьте какие из предложенных акций вы поддерживаете». Так, можно сказать, что студенты к протестным акциям относятся неоднозначно, и группа разделилась на тех, кто за, и тех, кто против (Рис. 15). Относятся к акциям протеста крайне негативно (0) — 11,23%, негативно (1) — 15,98%, скорее негативно (2) -22,46%, скорее положительно (3) — 24,41%, положительно (4) — 16,2%, весьма положительно (5) — 9,72%.
Отношение к протестам
Рис. 15. — Диаграмма распределения респондентов по отношению к массовым акциям протеста. 0 — крайне негативно, 5 — весьма положительно.
Далее, респондентам было предложено выбрать из списка акции, которые они поддерживают, но личное участие в них необязательно. Такой вопрос показывает внутренние границы дозволенного и нормального с точки зрения респондента на настоящий момент времени при текущей политической ситуации. Можно было выбирать более одного варианта ответа. Получено, что молодежь неравнодушно относится к политической ситуации в стране (полный нейтралитет всего 12%), итоговая поддержка существующих органов власти (41,8%) и одобрение неформальных антиправительственных организаций (48,7%).
Таким образом, наблюдается низкий уровень причастности к политическим процессам и средний уровень эмоциональной вовлеченности. Получен, низкий уровень политической активности молодых людей: слабая электоральная деятельность и индифферентность к общественным движениям. Оценка политической ситуации по значениям средних в области — 2,39 и по России — 2,04.
Работа выполнена по гранту РФФИ № 14−06−230а.
Литература:
1. Мощенко И. Н. Иванова М.И. Динамика когнитивной составляющей групповой установки студенчества г. Ростова по отношению к политическому порядку (по данным 2009 — 2011 г. г.) [Электронный ресурс] //Инженерный вестник Дона, 2012, № 2. — Режим доступа: http: //www. ivdon. ru/magazine/archive/n2y2012/877 (доступ свободный) — Загл. с экрана. — Яз. рус.
2. Мощенко И. Н., Иванова М. И. Сравнительный анализ когнитивной составляющей групповой установки студенчества по отношению к политическому порядку некоторых регионов Северного Кавказа [Электронный ресурс] // Инженерный вестник Дона, 2012, № 2. -Режим доступа: http: //www. ivdon. ru/magazine/archive/n2y2012/868 (доступ свободный) — Загл. с экрана. — Яз. рус.
3. Мощенко И. Н., Иванова М. И. Гендерные различия в восприятии политического порядка студенчеством г. Ростова-на-Дону в 2013 году [Текст]: Гендерные реалии 21 века: сборник научных статей. Материалы XI Международных гендерных чтений (Ростов-на-Дону, 28 марта 2014 г.) / Под. ред. д.ф.н. Л.А. Савченко- Южный федеральный университет. Издательство Южного Федерального Университета. — Ростов-на-Дону, 2014. — С. 88−91
4. Мощенко И. Н. Иванова М.И. Эмоциональная составляющая отношения студенчества РГСУ к политическому порядку (по данным 2009 г.) [Текст] // Научная мысль Кавказа. Междисциплинарный журнал, 2011, № 2. С. 11.
5. Розин М. Д., Мощенко И. Н. Иванова М.И. Уровень эмоционального восприятия политического порядка студенчеством РГСУ на начало 2012 г. [Электронный ресурс] // «Инженерный вестник Дона», 2012, № 4, ч. 1. -Режим доступа: http: //www. ivdon. ru/magazine/archive/n4p1y2012/1446 (доступ свободный) — Загл. с экрана. — Яз. рус.
6. Francis L.F. Lee The impact of online user-generated satire on young people'-s political attitudes: Testing the moderating role of knowledge and discussion [Text]// «Telematics and Informatics» No. 31, 2014. — P. 397−409
7. Kerrie L. Unswortha,, Kelly S. Fielding It'-s political: How the salience of one'-s political identity changes climate change beliefs and policy support [Text]// «Global Environmental Change», Volume 27, July 2014. — Pages 131−137
8. Иванова М. И., Ярошенко А. Н., Мощенко И. Н. Групповые политические установки студенчества ДГТУ [Электронный ресурс] //Инженерный вестник Дона, 2013, № 3. — Режим доступа: http: //ivdon. ru/ru/magazine/archive/n3y2013/2238 (доступ свободный) — Загл. с экрана. — Яз. Рус.
9. Иванова М. И., Розин М. Д., Мощенко И. Н., Клаус Н. Г., Литвинов С. В., Носко В. И., Свечкарев В. П., Сущий С. Я., Тымчук Д. А., Угольницкий Г. А. Современная практика моделирования этносоциокультурной конфликтности на Юге России [Текст]: Монография / М. Д. Розин. — РД: Изд-во СКНЦВШ ЮФУ, 2012.- 176 с.
10. Розин М. Д., Мощенко И. Н., Иванова М. И. Интеграция социологических и математических методов при мониторинге групповых установок [Текст]// Сборник: «Научное наследие Ю. А. Жданова и современные проблемы моделирования сложных социосистем (на материалах Юга России): материалы международных научных чтений (г. Ростов-на-Дону, 19 октября 2012 г.)». — Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2012. — C. 86−95

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой