Отношения воробьёв Passer domesticus и P. montanus с другими дуплогнездниками при использовании гнездовых укрытий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2009, Том 18, Экспресс-выпуск 461: 147−151
Отношения воробьёв Passer domesticus и P. montanus с другими дуплогнездниками при использовании гнездовых укрытий
А. В. Барановский
Второе издание. Первая публикация в 2006*
Домовые Passer domesticus и полевые P. montanus воробьи располагают свои гнёзда в самых разнообразных укрытиях. Они используют пустоты стен строений, устраивают гнёзда под крышами, на балконах, за наличниками, в местах прикрепления водосточных труб, в фонарях уличного освещения, в дуплах деревьев и искусственных гнездовьях. Иногда гнездятся в стенках гнёзд крупных птиц, занимают гнёзда ласточек или селятся в пустотах и норах обрывов и скал. В южных частях ареала воробьи часто размещают свои гнёзда открыто на деревьях (Благосклонов 1950- Елисеева 1961- Новиков и др. 1963- Rinnofer 1965- Птушенко, Иноземцев 1968- Saemann 1970, 1973- Никольская, Зайцев 1973- Ильенко 1967- Фетисов 1976- Носков 1981- Gnielka 1981- Plath 1981, 1985- Букавинцев 1986- Ильичёв и др. 1987- Скляренко 1987- Клауснитцер 1990- Иваницкий, Матюхин 1990- Иваницкий 1997- Егорова, Константинов 2003). В средней полосе воробьи используют более узкий набор мест для гнездования. Чаще всего они гнездятся в различных постройках человека, реже в дуплах, скворечниках и старых гнёздах ласточек.
В ряде работ высказывается мнение, что домовый и полевой воробьи могут конкурировать за места гнездования как между собой, так и с другими птицами-дуплогнездниками (Владышевский 1975- Ильенко 1976- Носков 1981- Иваницкий 1997- Егорова, Константинов 2003). При этом конкуренция может быть прямой или косвенной.
В 1998—2003 годах в городе Рязани изучали размножение домового и полевого воробьёв, в частности особенности размещения гнёзд. Для оценки конкуренции между видами за гнездовые укрытия мы регистрировали все проявления межвидовой агрессивности у гнёзд.
Места расположения гнёзд
По нашим данным, в Рязани домовые воробьи поселяются почти исключительно на сооружениях человека, отдавая предпочтение жи-
* Барановский А. В. 2006. Отношения воробьёв с другими дуплогнездниками в процессе использования гнездовых укрытий // Экология, эволюция и систематика животных. Рязань: 38−42.
лым домам. На балконах и под крышами жилых зданий располагалось 89% всех найденных гнёзд этих птиц. Такие укрытия домовые воробьи используют во всех стациях, где имеются жилые дома. Гнёзда Р. йотвБисиБ в пустотах стен найдены только на старых городских окраинах с каменными домами. В районах новостроек отмечены случаи поселения этих птиц в фонарях уличного освещения и в старых (пустовавших 1−3 года) гнёздах городской ласточки БвИсНоп итЫса, а также в хозяйственных постройках (под крышами гаражей). В других стациях мы не отмечали гнездования домовых воробьёв в таких укрытиях, хотя они широко распространены.
Полевые воробьи тоже часто гнездятся в постройках человека, но используют более разнообразные места, чем домовые. Как правило, они размещают гнёзда в нежилых зданиях. В полостях стен и под крышами жилых домов эти птицы гнездятся почти исключительно в кварталах с застройкой сельского типа и на старых городских окраинах с каменными домами. Во всех стациях полевые воробьи охотно селятся под крышами гаражей, сараев и других построек сходного назначения, в горизонтальных трубах, фонарях уличного освещения, скворечниках. В целом по городу до 10% гнёзд полевых воробьёв располагается в дуплах деревьев.
Высота расположения гнёзд
Домовые и полевые воробьи используют для гнездования укрытия на высоте от уровня земли до нескольких десятков метров (Ильенко 1976- Носков 1981- Иваницкий 1997- Егорова, Константинов 2003).
По нашим данным, домовые воробьи, гнездящиеся в постройках человека, располагают свои гнёзда обычно на 2−5-м этажах зданий. Среди других укрытий они в первую очередь заселяют находящиеся в таком же высотном диапазоне. В результате более 90% гнёзд Р. йотвБ-исиБ в Рязани расположено на высоте 4−15 м (Барановский 2001). Гнёзда, расположенные выше, обнаружены исключительно в районах новостроек, на балконах многоэтажных домов. Одно гнездо домового воробья было найдено на 12-м этаже. В центральной части города мы отметили случай гнездования на уровне земли. Гнездо располагалось в нише основания стены дома на улице с довольно интенсивным движением. В момент обнаружения в гнезде находились три оперённых птенца, которые через несколько дней благополучно вылетели. Подобный тип гнездования описан для полевого воробья (Егорова, Константинов 2003).
Полевые воробьи в Рязани, в отличие от домовых, обычно поселяются в более низко расположенных укрытиях. Вероятно, это связано не с предпочтением ими меньшей высоты, а с тем, что полевые воробьи обычно гнездятся на нежилых зданиях или на домах сельского типа,
высота которых невелика. Дупла и искусственные гнездовья также редко находятся на значительной высоте. В результате 80% гнёзд P. montanus располагалось на высоте 2−5 м (Барановский 2001).
Конкуренция за укрытия
В Рязани нам не приходилось наблюдать драк между домовыми и полевыми воробьями за пригодные для гнездования укрытия. В то же время агрессия по отношению к конспецифичным особям регистрировалась у них неоднократно. В 3 случаях нам удалось наблюдать за смешанными колониальными поселениями P. domesticus и P. montanus (по 3−5 пар каждого вида) под крышами домов. Однако во всех этих случаях птицы занимали лишь часть укрытий, пригодных для размещения гнёзд. Чаще встречались колонии одного вида, включавшие до 18 пар. Такое колониальное гнездование более характерно для P. domesticus.
Периодический контроль одних и тех же укрытий на протяжении 6 лет показал, что в большинстве из них из года в год гнездились птицы одного вида. Однако зарегистрированы случаи (n = 8), когда на следующий год после гнездования домового воробья в том же укрытии гнездился полевой, и наоборот. Ещё в 5 случаях гнездо в течение одного или нескольких лет пустовало, а затем занималось тем же (4 случая) или другим видом.
Активных столкновений домовых и полевых воробьёв с другими птицами-дуплогнездниками из-за укрытий мы не наблюдали. Однако было замечено, что многие дуплогнездники очень редко селятся в укрытиях, где в прошлые годы гнездились воробьи. Большинство мелких закрытогнездящихся птиц не очищает укрытий от прошлогоднего строительного материала. По этой причине они редко занимают укрытия со старыми гнёздами воробьёв. Сами же воробьи способны к чистке гнезда. Эти поведенческие особенности благоприятствуют воробьям в пассивной конкуренции за гнёзда (Носков 1981).
По нашим наблюдениям, до постройки гнезда или в самом её начале воробьи часто бросают выбранное укрытие после беспокойства со стороны хищников или человека, а также при появлении новых удобных мест для гнезда. В некоторых случаях освободившиеся укрытия, особенно дупла и искусственные гнездовья, сразу же занимались другими видами птиц. В первую очередь это большая синица Parus major (3 случая), горихвостка Phoenicurus phoenicurus и мухоловка-пеструшка Ficedula hypoleuca (по 2) и лазоревка Parus caeruleus (1 случай). Это может служить косвенным доказательством существования конкуренции за места гнездования между воробьями и другими птицами.
Несмотря на регулярное гнездование домового воробья в гнёздах городской ласточки, ни разу не было обнаружено доказательств кон-
куренции между этими видами за гнёзда. Как правило, ласточки гнездятся колониями, состоящими в Рязани из 3−8 пар, более крупные поселения редки. Большинство случаев использования ласточкиных гнёзд воробьями относилось к покинутым колониям D. urbica, где ласточки не гнездились уже 1−3 года (потом гнёзда разрушаются). В нескольких случаях (микрорайон Канищево, посёлок Приокский) воробьи гнездились в постройках ласточек в нескольких метрах от их жилых гнёзд. При этом на одном и том же здании под одними балконами одно из имевшихся гнёзд занимали воробьи (остальные всегда пустовали), под другими находилось 1−2 занятых ласточками и 2−3 пустых гнезда, под третьими все гнёзда были пустыми. Во всех случаях пустовало не менее половины гнёзд на здании. Агрессивных контактов между воробьями и ласточками (как и в отношении конспецифичных особей у обоих видов) не отмечено. Всё это позволяет предположить, что в Рязани отсутствует конкуренция между домовыми воробьями и городскими ласточками за гнёзда.
В двух случаях гнёзда воробьёв были захвачены чёрными стрижами Apus apus во время выкармливания птенцов. Стрижи изгоняли взрослых воробьёв, убивали их птенцов и сами гнездились в освободившемся укрытии.
Литература
Барановский А. В. 2001. Практика учёта численности домового и полевого воробьёв в антропогенном ландшафте // Площадочный метод оценки обилия птиц в современной России: Материалы Всероссийского совещания «Учёты птиц на площадках: совершенствование и унификация методов, результаты их применения». Тамбов: 5−14. Благосклонов К. Н. 1950. Биология и сельскохозяйственное значение полевого воробья в полезащитных насаждениях юго-востока // Зоол. журн. 29, 3: 244−254. Владышевский Д. В. 1975. Птицы в антропогенном ландшафте. Новосибирск: 1−150.
Егорова Г. В., Константинов В. М. 2003. Экология птиц-дуплогнездников небольшого промышленного города центра Европейской России. М.: 1−248. Елисеева В. И. 1961. О размножении полевого воробья в искусственных гнездовьях // Зоол. журн. 40, 4: 583−591. Иваницкий В. В. 1997. Воробьи и родственные им группы зерноядных птиц: поведение, экология, эволюция. М.: 1−148. Ильенко А. И. 1976. Экология домовых воробьёв и их эктопаразитов. М.: 1−120. Ильичёв В. Д., Бутьев В. Т., Константинов В. М. 1987. Птицы Москвы и Подмосковья. М.: 1−220. Клауснитцер Б. 1990. Экология городской фауны. М.: 1−248.
Носков Г. А. (гл. ред.) 1981. Полевой воробей (характеристика вида на пространстве ареала). Л.: 1−292. Птушенко Е. С., Иноземцев А. А. 1968. Биология и хозяйственное значение птиц Московской области и сопредельных территорий. М.: 1−461.
Фетисов С. А. 1976. К размножению полевого воробья в Ленинградской области //
Материалы 9-й Прибалт. орнитол. конф. Вильнюс: 261−267. Gnielka R. 1981. Die Vogel des Sudfriedhofs in Halle // Hercyna 18: 134−184. Plath L. 1981. Entwicklung und Wertung des Brutvogelbestandes eines Rostoker
Neubeuwohngebietes // Natur und Umwelt. Rostok: 55−73. Plath L. 1985. Die Besiedling eines Neubauwohngebietes durch Vogel — Ergebnisse
13 jahriger Bestandserhebunden // Falke 32: 335−343. Saemann D. 1970. Die Brutvogelfauna einer sachsischen Gro? stadt // Veroff. Mus.
Naturkde. Karl-Marx-Stadt 5: 21−85. Saemann D. 1973. Untersuchungen zur Siedlungsdichte der V? gel in verschiedenen Gro? stadthabitaten //Mitt. IG Avifauna DDR 6: 3−24.
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2009, Том 18, Экспресс-выпуск 461: 151−153
Мягкотелки Cantharidae в пище воробьиных птиц и стрижей
И. В. Прокофьева
Российский государственный педагогический университет, Набережная реки Мойки, д. 48, Санкт-Петербург, 191 186, Россия
Поступила в редакцию 18 января 2009
Мягкотелки Cantharidae — хищные жуки. Они обладают мягкими покровами тела, даже надкрылья у них склеротизированы очень слабо. Многие из них поедают вредных насекомых: тлей, яйца бабочек, жуков и прямокрылых (Щёголев 1958), т. е. являются полезными.
Принято считать, что мягкотелки несъедобны для птиц из-за яда, вырабатывающегося в их организме. Поэтому интересно, что эти жуки всё же используются в пищу некоторыми птицами.
Мы проводили исследование питания птиц на юге Ленинградской области в 1955—1989 годах. Под наблюдением находилось 89 видов птиц. Мягкотелки обнаружены в пище 19 видов в количестве 486 экз. (табл. 1).
Как показывает таблица 2, птицы добывают разные виды мягко-телок. Особенно часто используются жуки рода Cantharis. Обнаружены также представители родов Rhagonycha, Absidia, Podabrus, Maltho-des и Malachius. Часть же мягкотелок была определена только до семейства.
Больше всего мягкотелок мы обнаружили в корме скворца Sturnus vulgaris (Прокофьева 1985), мухоловки-пеструшки Ficedula hypoleuca (Прокофьева 1966) и зяблика Fringilla coelebs (Прокофьева 1963).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой