Медико-географическое картографирование в бывшем СССР и современной России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 911. 3:61−528. 9
Вестник СПбГУ. Сер. 7. 2013. Вып. 4
А. И. Чистобаев, З. А. Семенова
МЕДИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ КАРТОГРАФИРОВАНИЕ В БЫВШЕМ СССР И СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
Введение. Без картографического метода просто немыслимо какое-либо географическое исследование. В медицинской географии он зародился одновременно с возникновением самой научной дисциплины. В дневниках экспедиций эпохи Великих географических открытий зарисовывались не только очертания материков, островов и других географических объектов, но и результаты наблюдений за жизнью людей, например, ареалы заболеваний коренного и пришлого населения, связь их со спецификой природной и социальной среды.
Медико-географическое картографирование в своем развитии прошло несколько этапов пока не приобрело системный характер. Путь от картографирования отдельных объектов к картографированию сопряженных между собой элементов геосистем был пройден за несколько столетий. Ныне в качестве объекта медико-географического картографирования выступают те элементы геосистем, которые определяют среду обитания населения и ее воздействие на индивидуальное и общественное здоровье. Что касается предмета медико-географического картографирования, то он все в большей мере увязывается с территориальной организацией медико-ресурсного потенциала среды обитания, формирующего здоровье населения. Причем названный потенциал составляют не только природные, но и материально-технические ресурсы. Если первые представлены дарами природы, то вторые — результатами созидательного труда в сфере здравоохранения и медицинских услуг.
Потребителем медико-географических ресурсов является население (социум), рассматриваемое в данном контексте как территориальная общность людей с присущими ей особенностями проживания и всех видов жизнедеятельности, с определенным качеством жизни. При этом основными индикаторами качества жизни выступают показатели состояния здоровья населения и развития сферы здравоохранения.
Системное медико-географическое картографирование впервые было внедрено в бывшем СССР, оно явилось результатом развития комплексного картографирования. Язык составленных на основе системного подхода карт отображает все качественное и количественное разнообразие результатов медико-географических исследований, а сами карты и атласы содержат в себе наглядную и емкую информацию о медико-географических ресурсах и их использовании в целях улучшения состояния здоровья населения, развития рекреации, сферы здравоохранения и медицинских услуг.
Функции и достижения медико-географического картографирования. К настоящему времени в медицинской географии обозначились два подхода к трактовке
Чистобаев Анатолий Иванович — доктор географических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, Санкт-Петербургский государственный университет- e-mail: chistobaev40@mail. ru
Семенова Зоя Анатольевна — кандидат экономических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет- e-mail: semzoy@yandex. ru © А. И. Чистобаев, З. А. Семенова, 2013
целевых функций медико-географического картографирования. Так, например, Е. С. Фельдман, осуществивший системное медико-географическое исследование территории Молдавии, считал что системное медико-географического картографирование представляет собой дальнейший этап развития комплексного картографирования, что это новая, более высокая ступень в эволюции процесса картографирования. По его мнению, она заключается в стремлении к всестороннему отображению условий функционирования, зависимости организма человека от окружающей среды, представленной целостными геосистемами и подсистемами различной пространственной размерности и иерархического уровня" [1, с. 13]. Другой подход нашел отражение в книге В. И. Стурмана: «медико-географическое картографирование нацелено на отображение факторов, как позитивно, так и негативно влияющих на здоровье человека» [2, с. 155]. Как видим, целевые функции во втором подходе значительно сужены, они не выводятся на уровень принятия управленческих решений по развитию и территориальной организации здравоохранения, предоставлению населению качественных медицинских услуг, т. е. той функции медицинской географии, которая является, по-нашему мнению, главной для современного этапа развития данной науки [3].
В целевых функциях медико-географического картографирования просматриваются два направления. С одной стороны, тематические карты и атласы отображают пространственную информацию о распространении болезней, об особенностях территориальной организации сферы здравоохранения, с другой — они раскрывают свойства окружающей среды и основных ее компонентов, меру их воздействия на здоровье населения. Первое направление можно назвать иллюстративным, оно свойственно большей части зарубежных медико-картографических материалов. Второе направление более конструктивно, поскольку нацелено на решение задач по охране и восстановлению здоровья населения. Оно четко обозначилось в отечественной медицинской географии начиная со второй половины 60-х годов прошлого века.
Характерная особенность и одна из отличительных черт отечественного медико-географического картографирования состоит в возможности познания таких явлений и процессов, которые непосредственно в природе не могут быть наблюдаемы [4]. В качестве примеров, подтверждающих этот тезис, можно назвать количественные и качественные оценки условий жизни и работы населения, комфортности среды, заболеваемости населения. Как и любые географические материалы, медико-географические карты и атласы обладают такими информационно-коммуникативными свойствами, как абстрактность, избирательность, синтетичность, масштаб и метричность, однозначность, непрерывность, наглядность и др. [5]. На их основе можно устанавливать закономерности в распространении лечебных растительных и животных ресурсов, природно-очаговой заболеваемости, в размещении медицинских объектов, доступности их для населения.
При анализе и синтезе медико-географических материалов можно выявить следующие теоретико-методологические и методические достижения отечественных медико-географов и картографов[6−12]:
& gt- обосновано применение картографического метода в реализации объектных и субъект-объектных медико-географических моделей-
& gt- определены гносеологические функции картографического метода в исследовании причин формирования, эволюции и прогнозирования развития нозоареалов и других медико-географических процессов и явлений-
& gt- установлены принципы составления медико-географических карт для разных пространственных составляющих геотории: территории, акватории, аэротории-
& gt- выявлены возможности использования методов математического и логического моделирования для отображения медико-географических процессов и явлений на географических картах и атласах-
& gt- предложены картографические методы системного анализа компонентов окружающей среды для выявления причинно-следственных связей в медицинской географии, обуславливающих формирование медико-географических районов-
& gt- раскрыты направления использования картографических методов и средств для количественных и качественных характеристик компонентов окружающей среды и их сочетаний в границах территориальных социально-экономических систем, территориальных общественных систем, урбанизированных и руральных территорий, обусловливающих взаимосвязь нозоареалов с природными и социально-экономическими условиями среды обитания населения.
Разработка теоретико-методологических основ медицинской географии и медико-географического картографирования открыла пути для создания новых типов карт: кадастровых, типологических, комплексных, оценочных, медико-географического районирования и др. По мере накопления материалов появилась возможность создания карт и атласов на основе мониторинга окружающей среды, прогнозных карт изменения качества компонентов природной среды, совершенствования территориальной организации сферы здравоохранения. Выполняя эти работы, отечественные медико-географы и картографы к началу последнего десятилетия прошлого века вышли на передовые позиции в мире, их приоритет в этом виде деятельности стал неоспоримым. В последующие годы развитие медико-географического картографирования заметно замедлилось. Отчасти это произошло в связи с тем, что географы вообще и медико-географы в частности переключились в своих интересах на экологическую проблематику, в том числе на экологическое [13] и медико-экологическое картографирование [2,14]. Одновременно возросла роль космофотопла-нов и геоинформационных систем и технологий в пространственном планировании и градостроительном проектировании [15, 16]. Однако медико-географический аспект в схемах территориального планирования субъектов РФ и муниципальных образований в нормативно-правовых документах не предусмотрен, исключение составляют лишь вопросы, связанные с территориальной организацией сферы здравоохранения.
Уровни медико-географического картографирования в бывшем СССР. Медико-географическое картографирование в бывшем СССР осуществлялось на трех уровнях: глобальном, региональном и локальном. Степень проработанности их, естественно, была разной. Кратко охарактеризуем эти работы.
На глобальном уровне медико-географические карты и атласы разрабатывались на основе материалов аэрокосмических съемок, сочетающихся с результатами наземного полевого, лабораторного и картографического мониторинга. Такое сочетание повышает надежность информации, закладывает фундамент для всестороннего анализа медико-географической ситуации, для последующей разработки мероприятий по охране среды обитания и здоровья населения. Так, например, использование дистанционных (аэрокосмических) съемок в медико-географическом картографировании при сочетании его с методом составления крупномасштабных комплексных
нозоэкологических карт на основе дешифрирования аэрофотоснимков позволило оценить фотобиологическую, фотохимическую и бластомогенную активность УФ-радиации и ее влияние на организм человека, создать атлас ультрафиолетовой радиации Солнца и неба на земном шаре. Созданная таким же образом специализированная карта местообитания животного населения послужила основой для составления ряда взаимосогласованных карт отдельных компонентов паразитарных систем [12].
Региональный уровень медико-географического картографирования представлен многочисленными специализированными тематическими картами и атласами межгосударственных объединений, а также на уровне СССР, союзных республик и единиц административно-территориального деления. Для отдельных стран — членов СЭВ был составлен атлас заболеваемости злокачественными новообразованиями населения, выделены географические зоны распространения злокачественных новообразований, что благоприятствовало проведению первичной профилактике рака. Издание атласа курортных ресурсов СССР способствовало решению проблем, связанных с акклиматизацией, развитию климатотерапии, медико-географического прогнозирования, профилактике метеопатических реакций. По ряду регионов страны были разработаны и изданы карты онкологических заболеваний [17]. На основе картографического метода устанавливалась зависимость сердечно-сосудистых заболеваний от комплекса ведущих природных факторов, выявлялось распространение природноочаговых болезней и зооантропонезов, определялись перспективы развития сферы здравоохранения [18]. Медико-географами Армении, Белоруссии, Молдавии, России и ряда других союзных республик были выполнены и успешно защищены докторские и кандидатские диссертации [19]. В 1989 г. группе советских медико-географов была присуждена Государственная премия СССР.
Особенностью советских медико-географических исследований и, соответственно, медико-географических карт является стремление к установлению и отображению причинно-следственных связей в системе нозоареалов. Так, на основе крупномасштабного картографического анализа морфологической структуры ландшафта проведена эколого-эпизоотологическая оценка территории, позволившая обосновать дифференцированный комплекс профилактических мероприятий по снижению заболеваемости населения в некоторых союзных и автономных республиках [4, 20], регионах Сибири и Дальнего Востока [10]. Основываясь на результатах таких оценок, вырабатывались рекомендации по формированию систем расселения с учетом специфики природных зон, выделению медико-географических районов, определению допустимых сроков пребывания человека в экстремальных природных условиях, прогнозированию возможных последствий для здоровья мигрантов.
Наиболее значительными были успехи коллектива медико-географов Института географии СО АН СССР, выполнивших под руководством Е. И. Игнатьева, Б. Б. Прохорова, С. В. Рященко обширные работы по картографическому анализу состояния здоровья населения в геокомплексах Сибири и Дальнего Востока [6, 10, 11, 21]. В разработанных иркутскими медико-географами картах дается оценка состояния среды, наиболее подверженной влиянию антропогенных (техногенных) факторов, во взаимосвязи с показателями заболеваемости и возможными параметрами адаптации мигрантов в районах нового хозяйственного освоения. Карты миграций в сочетании с картами медико-географической оценки природных и социально-
экономических условий в местах вселения и выхода мигрантов, построенными на основе показателей медико-географической контрастности условий жизни, позволили углубить исследования по адаптации переселенцев.
Сочетание региональных и локальных уровней медико-географического картографирования обосновал и обеспечил В. П. Поспелов. На примере Красноярского края, Урала и Крыма он существенно развил метод системного картографирования, использовал его для анализа, синтеза и покомпонентной гигиенической оценки природных условий локальных и региональных территорий. В своей докторской диссертации «Эпидемиолого-географическое исследование Европейской части РСФСР», защищенной в 1991 г. на Специализированном совете Ленинградского (ныне — Санкт-Петербургского) университета (под председательством одного из авторов данной статьи — А. И. Чистобаева) В. П. Поспелов систематизировал характеристики климата, водоемов и почв, биохимические аномалии природного происхождения и сопутствующие им болезни и синдромы, представил их на аналитических и комплексных картах, собранных в двух оригинальных атласах [9]. Его карты позволяют оперативно и всесторонне оценивать территорию с позиций возможных рисков для здоровья проживающего на ней постоянно (коренного и пришлого) или временно пребывающего населения. Органы государственного, регионального и местного уровней управления, располагая такой информацией, могут своевременно разрабатывать меры по лечебно-профилактическому и санитарно-гигиеническому обеспечению населения. Нозогеографические карты важнейших инфекционных, природноочаговых и паразитарных предпосылок заболеваний ориентируют работников здравоохранения на проведение диагностики и рациональной профилактики инфекционных болезней.
На региональном и локальном уровнях медико-географического картографирования проводил детальные исследования Е. С. Фельдман. На протяжении многих лет он трудился в г. Тирасполе, создавал свое учение на примере Молдавии [22]. Значительная часть выполненных им карт базируется на природной, ландшафтной основе, а не на административном устройстве территории. Многолетние статистические данные по заболеваемости населения он приурочил к соответствующим населенным пунктам, группирующимся по выделенным медико-географическим районам. Таким образом, Фельдман обосновал и апробировал принцип применения ланд-шафтно-картографического метода в медико-географических исследованиях территории с высокой плотностью населения.
В зависимости от принципа и способа картографирования Е. С. Фельдман подразделил медико-географические карты на два вида: типологические (по отдельным компонентам среды) и синтетические (по интегральным и типологическим районам). Картографическое моделирование медико-географических процессов он осуществлял последовательно: от отображения отдельных характеристик, присущих природным объектам и явлениям, к отображению совмещенного влияния природы и хозяйства на здоровье населения. В качестве объекта медико-географического картографирования в его трудах выступают природные и природно-техногенные геокомплексы (объектные и объект-объектные модели), а в качестве субъекта — человек, рассматриваемый под определенным углом зрения в зависимости от поставленной цели исследования (субъект-объектная модель) [12].
В СССР медико-географическое картографирование не ограничивалось территорией своего государства, а выходило за его пределы. Оно было подчинено
интересам как своего народа (например, экипажей морских судов, специалистов и туристов, выезжающих за рубеж), так и интересам народов других стран- способствовало усилению контактов между людьми всех континентов. В СССР были изданы карты рапространения заразных болезней на материках и островах бассейнов Тихого, Атлантического и Индийского океанов. Данное в них эпидемиологическое районирование 13 нозологических форм послужило правильному выбору межконтинентальных торгово-экономических и культурных связей [7]. Карты распространения опасных для человека морских животных сыграли важную роль при организации пляжного туризма, морских и океанических купаний во время экскурсий [23].
Тенденции в эволюции и проблемы развития медико-географического картографирования. Современное медико-географическое картографирование, опирающееся на медико-географические принципы и методы изучения качества окружающей среды, все в большей мере ориентируется на использование концепции экологии человека [24]. Отметим, что достаточно четкого разграничения объектов и предметов медицинской географии и экологии человека пока нет. По этой причине можно наблюдать значительные наложения полей деятельности медико-географов и геоэкологов. Применительно к медико-географическому картографированию подтвердим сказанное тремя примерами.
Пример первый. В 2000 г. в Институте водных и экологических проблем СО РАН была выпущена в свет монография «Медико-экологический атлас Алтайского края: научно-методические основы разработки и составления» [14]. Ее авторы являются известными учеными, некоторые из них внесли заметный вклад и в медицинскую географию, включая медико-географическое картографирование. В проектном варианте основных разделов этого атласа явно преобладают географические и медицинские аспекты. Так, во введении авторы отмечают значительное количество факторов, которые «…расширяют спектр географических предпосылок болезней человека» [14,с. 3]. Рассматривая далее ландшафты и геосистемы, они пишут о том, что их «. характеристики подчиняются географическим закономерностям природной зональности и высотной поясности, поэтому в комплексе определяют облик крупных региональных структур» [14, с. 3]. Этот тезис не отнесешь к области экологии, поскольку региональные структуры включают в себя не только живые, но и материально-технические компоненты. И тем более не понятно, почему «природные факторы, хозяйственная специфика и демография (т. е. физико-географические, экономико-географические и социально-географические факторы. — А. Ч., З. С.) сформировали современный социально-экологический (а не общественно-географический. — А. Ч., З. С.) статус Алтайского края [14, с. 4]. И еще одно замечание: из 18 приведенных в монографии рисунков не менее 12 относятся к географической проблематике, а еще шесть рисунков — к сфере здравоохранения. Так почему же атлас назван медико-экологическим, а не медико-географическим? Этот вопрос можно отнести ко многим другим «медико-экологическим» атласам, выпущенным в свет в последние годы. Они, как и атлас по Алтайскому краю, имеют географическую оснастку.
Пример второй. Обратимся теперь к книге В. И. Стурмана «Экологическое картографирование: учебное пособие» [2]. Ее автор — доктор географических наук, защитивший докторскую диссертацию на том же специализированном совете и примерно в то же время, что и В. П. Поспелов. В данном случае вопрос о разделении тематической картографии на географическую и экологическую ветви остается
открытым. «Общий смысл экологизации картографии, — пишет В. И. Стурман, — заключается в переходе от традиционных попыток показа как бы реконструированного состояния природной среды к целенаправленному отображению содержания и последствий воздействия человека» [2, с. 24]. И далее автор учебного пособия, характеризуя такие виды картографирования, как геоморфологическое, климатическое, гидрологическое, почвенное, геоботаническое, социально-экономическое, утверждает, что все они претерпели значительные изменения, эволюционируют в направлении отображения факторов экологической обстановки.
Одному из нас, авторов этой статьи, уже приходилось писать, что небиологическая экология не является самостоятельной фундаментальной наукой, а вбирает в себя компоненты материнских наук [25]. За прошедшее с тех пор время правомерность этого суждения подтвердилась: геоэкология на географическом поле познания — это экологическая география. Вошли в обиход и названия таких научных дисциплин как экологическая генетика, экологическая химия и др. [26].
Возвращаясь к медико-географическому картографированию, констатируем, что оно по причине совершенствования подходов и методов не перестало быть географическим, не превратилось в экологическое картографирование. И очевидно, сознавая это, В. И. Стурман в своем учебном пособии все-таки отвел скромное место (7 стр. из 240) медико-географическому картографированию, поместив его в параграф «Биоэкологические аспекты картографирования» [2, с. 155−162]. Но весьма показательно, что даже такой аспект, как подходы к картографированию устойчивости ландшафта, не нашел места в географической проблематике, а введен в состав параграфа «Комплексное экологическое картографирование».
Пример третий. В монографии С. М. Малхазовой [27], а также в коллективной монографии «Здоровье населения Московской области: медико-географические аспекты» [28] метод медико-географического картографирования является одним из главных. Этот и все другие методы: математико-картографического моделирования, прогностических моделей, комплексных медико-географических оценок — направлены на раскрытие медико-географичеких ситуаций, изменяющихся в зависимости от состояния среды обитания жителей области. Медико-географические оценки кладутся в основу обеспечения экологической безопасности, проведения территориально-дифференцированных профилактических мероприятий по оздоровлению окружающей среды. Все это свидетельствует о том, что обе названные в этом абзаце книги принадлежат медико-географической науке, а не только медико-экологической проблематике. Соответственно, и медико-географическое, а не «модное» медико-экологическое картографирование в наибольшей мере наглядно отражает результаты исследований, освещенных в этих книгах. То же самое можно сказать и о ряде других изданий [29, 11].
Как видим, в действительности произошла простая замена названий картографических работ: медико-географические карты стали называться медико-экологическими. Что касается содержания карт, то оно в большинстве своем идентично: и первые, и вторые служат основным средством познания окружающей среды в связях и отношениях со здоровьем населения. С помощью этих карт решаются научные и практические задачи, связанные с познанием нозогеографической и эпидемиологической обстановки, градостроительным проектированием, управлением развитием территории. Но эта замена названий картографических работ, естественно,
негативно сказалась на престиже медицинской географии, обусловила стирание памяти о тех исследователях, которые посвятили медико-географическому картографированию многие годы своего труда, своей жизни.
Современное медико-географическое картографирование, как и раньше [7], вбирает в себя три типа карт, отображающих природу и общество в связях и отношениях со здоровьем населения. Первый тип — это медико-географические карты, которые отражают свойства окружающей среды, влияющие на здоровье населения. Второй тип — геомедицинские (географо-медицинские карты), отображающие преимущественно территориальное распределение болезней человека в зависимости от природных и социально-бытовых условий. Третий тип — карты здравоохранения, отражающие территориальное размещение сети лечебных, санитарно-про-тивоэпидемических, санаторных и других учреждений, связанных с охраной здоровья населения, а также уровень обеспеченности населения медицинскими кадрами различной специализации и квалификации, больничными койками и т. д. Каждый из этих типов карт развивается совокупными усилиями медико-географов, специалистов в области географической патологии и других географических направлений медицинских наук, а также организаций здравоохранения [30]. В этом отношении особенно показателен положительный пример медико-географического картографирования территории Украины [31]. Остается заметить, что оно выполнено в рамках единой научной школы, созданной медико-географами и картографами бывшего СССР.
Заключение. Медико-географические карты содержат информацию о свойствах окружающей среды, о воздействии ее компонентов на здоровье населения. Опыт медико-географического картографирования, накопленный в нашей стране, богат и разнообразен. Он более конструктивен, чем опыт зарубежных стран, где карты и атласы отображают в основном ареалы болезней, не затрагивая практически вопросов причинности явлений. Отечественные медико-географы первыми обратились к системному анализу природно-общественных явлений, к созданию по результатам исследований карт и атласов, отражающих воздействие природных и общественных факторов на здоровье населения.
Начиная с последнего десятилетия прошлого века, многие составляющие медико-географического картографирования стали переводиться в разряд медико-экологического картографирования. Такой перевод не был обусловлен какой-либо необходимостью, а явился скорее данью моде на экологическую проблематику в науке. По нашему мнению, он нанес ущерб традиционной медицинской географии, имеющей немалый задел в теории и практике медико-географического картографирования.
Медико-географическое картографирование распространяется как на природные, так и на общественные объекты и явления. Обеспечение дальнейшего прогресса в этом виде деятельности сопряжено с созданием геомониторинга, региональных медико-географических банков данных, медико-географического менеджмента, внедрения их в практику регионального управления.
Литература
1. Фельдман Е. С. Системный подход в медико-географическом картографировании // Медико-ге-ографически проблеми на организацията на здравното обслужване на населението. София: ГО НРБ. 1981. С. 13−17.
2. Стурман В. И. Экологическое картографирование: учеб. пособие. М.: Аспект Пресс. 2003. 251 с.
3. Чистобаев А. И., Семенова З. А. Медицинская география в системе наук // Вестн. С. -Петерб. унта. Сер. 7. 2009. Вып. 4. С. 72−80.
4. Адамович В. Л. Сущность картографических методов для изучения причинности явлений в медико-географических исследованиях // Проблемы медико-географических исследований: матер. науч. симпозиума по вопросам картографирования для целей охраны природной среды и здоровья человека. М.: МФ ГО СССР, 1984. С. 26−40.
5. Берлянт А. М. Картоведение. М.: Аспект-Пресс, 2003. 477 с.
6. Игнатьев Е. И. Узловые вопросы медико-географического картографирования // Принципы и методы медико-географического картографирования. Иркутск: Ин-т географии Сибири и Дальнего Востока А Н СССР. 1968. С. 5−28.
7. Келлер А. А. Опыт составления комплексных карт распространения заразных болезней // Медико-географическое районирование и прогнозирование здоровья популяций. Новосибирск: Наука, 1981. С. 81−84.
8. Мартынова З. И. Применение картографического метода в нозографических исследованиях // Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1968. № 1. С. 16−23.
9. Поспелов В. П. Эпидемиолого-географическое исследование Европейской части РСФСР: ато-реф. дис. … д-ра геогр. наук / Ленингр. гос. ун-т. Л., 1991. 55 с.
10. Прохоров Б. Б. Медико-географическая информация при освоении новых районов Сибири. Новосибирск: Наука, Сиб. отд., 1979. 199 с.
11. Рященко С. В. Медико-географическое прогнозирование здоровья населения Восточной Сибири и Дальнего Востока // Медико-географическое прогнозирование и районирование: V совещ. по мед. географии: Тез. докл. / отв. ред. А. А. Келлер. ГО СССР. Л., 1979. С. 81.
12. Фельдман Е. С. Медико-географическое картографирование: современное состояние и принципы развития // Медицинская география и здоровье: сб. науч. тр. Л.: Наука, 1989. 218 с.
13. Смирнов Л. Е. Экология и картография: учеб. пособие. СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 1997. 152 с.
14. Хлебович И. А., Винокуров Ю. И., Ротанова И. Н., Ревякин В. С. Медико-экологический атлас Алтайского края: Научно-методические основы разработки и составления. Новосибирск: Наука. Сибирская издательская фирма РАН, 2000. 120 с.
15. Чистобаев А. И., Красовская О. В., Скатерщиков С. В. Территориальное планирование на уровне субъектов России. СПБ.: СПбГУ- НПИ «ЭНКО" — Издат. дом. «Инкерн», 2010. 296 с.
16. Чистобаев А. И., Семенова З. А. Геоинформационные системы и технологии в медицинской географии // Вестн. С. -Петерб. ун-та. Сер. 7. 2010. Вып. 1. С. 53−61.
17. Атлас заболеваемости злокачественными новообразованиями населения Сибири и Дальнего Востока / НИИ онкологии Томского науч. центра АМН СССР. Томск: Изд-во ТГУ, 1990. 178 с.
18. Айриян А. П. Атлас перспективного развития сельского здравоохранения Армянской ССР Ереван: Айстан, 1971. 167 с.
19. Чистобаев А. И., Семенова З. А. Медико-географические научные школы в СССР и постсоветских странах // География и природные ресурсы, 2012. № 2. С. 155−160.
20. Панфилова С. С. Методика составления статистических карт для планирования противоэпидемических мероприятий (на примере территории Удмуртской АССР) // Медико-географическое картографирование. Л.: ГО СССР, 1978. С. 73−80.
21. Прохоров Б. Б. Картографирование в целях комплексной медико-географической оценки территории // Картографические методы комплексных географических исследований. Иркутск: Ин-т географии Сибири и Дальнего Востока. Комиссия по комплексному картографированию природы, хозяйства и населения при Президиуме Сиб. отд. АН СССР, 1965. С. 154−184.
22. Фельдман Е. С. Медико-географическое исследование территории Молдавии. Кишинев: Шти-ница, 1977. 168 с.
23. Жоголев Д. Т., Келлер А. А. Опасные животные моря и некоторых районов суши. М.: Воениздат, 1984. 160 с.
24. Чистобаев А. И., Семенова З. А. Медицинская география и экология человека: предметно-объектная взаимосвязь // Известия Русского Географического Общества, 2010. № 5. С. 22−31.
25. Чистобаев А. И. География — экология — геоэкология: конгломерат или синтез? // Вестн. С. -Петерб. ун-та. Сер. 7. 1998. Вып. 3. С. 101−105.
26. Человек и среда его обитания: хрестоматия / под ред. Г. В. Лисичкина и Н. Н. Чернова. М.: Мир, 2003. 460 с.
27. Малхазова С. М. Медико-географический анализ территорий: картографирование, оценка, прогноз. М.: Научный мир, 2001. 240 с.
28. Малхазова С. М., Семенов В. Ю., Шартова Н. В., Гуров А. Н. Здоровье населения Московской области: медико-географические аспекты. М.: ГЕОС, 2010. 112 с.
29. Емельянова Л. Г., Огуреева Г. Н. Биографическое картографирование: учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 2006. 139 с.
30. Здоровье населения и здравоохранения республики Саха (Якутия) на рубеже веков: медико-географический атлас / отв. ред. О. А. Лазебник. Якутск: ЯкутАГП, 2005. 116 с.
31. Шевченко В. А. Медико-географическое картографирование территории Украины. Киев: На-укова думка, 1994. 158 с.
Статья поступила в редакцию 20 июня 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой