Развитие медиаобразования в интернатных учреждениях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Практика медиаобразования
Развитие медиаобразования в интернатных учреждениях
О. Ю. Латышев, кандидат филологических наук
Медиаобразование в детских домах и школах-интернатах для детей сирот представляется нам в настоящий момент темой, для развития которой повседневная практика интернатных учреждений подготовила благодатную почву. И это несмотря на то, что прошло много лет, прежде чем широкий круг директоров, заведующих и главных врачей в таких учреждениях осознал жизненную необходимость включения медиаобразования в число приоритетных направлений работы своих педагогических коллективов.
Не один год складывалось в интернатных учреждениях необходимое для успешного медиаобразования аппаратное, программное и ресурсное обеспечение образовательного процесса. В отличие от обычных школ, как федеральные, так и местные программы информатизации долгое время обходили стороной интернатные учреждения. И многим руководителям детских домов и школ-интернатов было трудно убеждать управления образования и социальной защиты, которым они подведомственны, в том, что необходимость медиаобразования не только существует, но и просто велика. Также трудно подчас было и в работе с благотворителями. Даже те из них, кто живёт, осознавая необходимость помощи сиротским учреждениям в принципе, иногда с возмущением воспринимали просьбы директоров оказать помощь в развитии компьютерного или ресурсного обеспечения. Благотворители видели свою задачу, прежде всего, в обеспечении детей одеждой, обувью, продуктами питания, в крайнем случае — учебными пособиями и принадлежностями традиционного вида — канцелярскими товарами, учебниками, методической литературой для учителей, воспитателей и администрации учреждения.
Однако успех воспитанников и учащихся на интернет-фестивалях, конкурсах, олимпиадах и тому подобных формах ученической самореализации постепенно убеждал благотворителей в необходимости поддержки медиаобразования со стороны всех, от кого это зависело.
Правомерен вопрос, а везде ли всё так хорошо, и не похож ли этот рассказ на сказку, в которой всё было сначала очень плохо, а потом вдруг почему-то стало так хорошо, что не перестаёшь удивляться? Конечно же, нет. Далеко не всё и не везде одинаково, и сейчас интернатные учреждения в отношении медиаобразования находятся на совершенно разных позициях. Но положение, к которому привели свои учреждения наиболее целеустремлённые коллективы педагогов и воспитанников, могут послужить хорошим примером и для остальных.
К числу передовых в данном отношении сиротских учреждений можно по праву отнести и те, которые участвуют в экспериментальной работе
лаборатории «Школьная медиатека» ИСМО РАО по теме «Использование информационных технологий в образовательных учреждениях для социально незащищённых детей». В некоторых из них работа началась в 2003 году, в других — годом позже. Опыт, накопленный в работе с вошедшими в эксперимент первыми, помог другим учреждениям быстро и безболезненно войти в эксперимент и оказаться в нём на передовых позициях.
Так, например, воронежская школа-интернат № 1 для детей-сирот смогла быстро организовать компьютерные сети локального порядка, куда включены два компьютерных класса и административные помещения. Администрация школы задолго до всеобщего подключения школ к Интернет смогла убедить областное управление образования в том, что для успешной работы по эксперименту Российской Академии образования учреждению необходим выход в глобальную информационную «паутину». Своевременно удалось приобрести и так называемую «периферию» — все актуальные на сегодня устройства для ввода и вывода информации, предназначенной для передачи по компьютерным сетям: сканеры, принтеры, факсы, коммуникаторы, веб-камеры и фотоаппараты, и т. д.
Среди программных средств в интернате быстро появились программы для обеспечения работы компьютеров, компьютерной периферии, а также программы собственно учебного назначения. Последние встали на службу интенсификации образовательного процесса в учреждении. Уже на первых семинарах по организации экспериментальной работы, когда в нашем распоряжении ещё не было таких интегрированных электронных образовательных средств, как «КМ-школа», мы анализировали и сопоставляли возможности, приходящие в наш образовательный процесс с медиа-энциклопедиями и электронными учебниками.
При этом учителя с вполне объяснимым скепсисом воспринимали те электронные средства учебного назначения, которые, по меткому выражению А. А. Журина, можно отнести к разряду «Караоке по-русски». В них печатный текст дублировался дикторским, а скудный иллюстративный ряд не только не пробуждал ученического воображения, но и не предполагал деятельностного подхода в обучении. В них не было ещё электронных конструкторов, паззлов, встроенных в издание игр, развивающих в равной мере как логическое, так и эмоциональное восприятие учеников. Им противопоставлялись те учебники и справочники, которые неидентичны печатному изданию с граммофонной пластинкой на вкладке, типа журналов «Кругозор» или «Колобок», которые были популярны в нашем детстве. В них насчитывалось достаточное количество медийных объектов, работа с которыми могла заинтересовать даже ученика, плохо мотивированного к восприятию учебного материала. Это важно для учащихся обычной школы, в интернатском же случае значимость этого возрастает вдвое. Много учеников-переростков, отстающих как в плане психического развития, так и в плане формирования их образовательных возможностей, а соответственно — и потребностей.
Ресурсное обеспечение образовательного процесса каждого нашего экспериментального детского дома и интерната сегодня включает в себя медийные и традиционные энциклопедии, электронные и печатные справочники, электронные представительства учреждений в сети Интернет, электронные учебники, учебно-методические комплексы и пособия (см., например, Ястребцева и др., 2001).
Говоря о важности новых модификаций традиционных средств обучения, новых педагогических технологий в одной обойме с информационными, мы понимаем, что это само по себе ещё не заменяет и не отменяет традиционных форм, средств и методов, принятых и развитых в ходе работы образовательных учреждений. Новые средства и методы, связанные с их внедрением и применением, необходимы только там и тогда, где и когда они позволяют улучшить качество образовательного процесса, повысить его интенсивность и эффективность. Часто новые средства обучения, методы их внедрения и применения приходят в конфликт с традиционными. Было это и у нас.
Некорректно говорить, в каком городе, но мне довелось выступать перед педагогическим коллективом, администрация которого уже имеет прогрессивные взгляды на развитие образовательного процесса своего учреждения, а сами учителя и воспитатели — пока нет. Перед нами сидели преимущественно пенсионеры и пенсионерки, потому что в городе, где много работы и за интернатскими пределами, причём гораздо более высоко оплачиваемой, с детьми-сиротами пойдут работать только особо преданные делу их воспитания люди. Таких, как водится, не так уж много. И люди пожилого возраста, видевшие компьютер лишь издалека, не понимали, чем занять детей, с которыми им подолгу доводится работать. Привезённые нами из других детских домов и интернатов учебно-методические программы, наработанные в процессе обучения учителей, воспитателей и администраторов на курсах Интел «Обучение для будущего», побудили присутствующих иначе посмотреть на образовательный процесс. И решить каждому для себя, насколько эффективно будет его личное участие в этом далее. Разумеется, многие умудрённые опытом сотрудники настороженно воспринимают подобные нововведения, поскольку навзничь опрокидывают их собственные представления о том, как, сколько, где и чему следует обучать воспитанников -хотя бы потому, что в век их работы так (или почти так) было всегда. В тех случаях, когда это происходит, необходимы очень чуткие, мудрые, продуманные решения руководства учреждения, способные позитивно сказаться не только на судьбе использования новых средств и технологий, но и учреждения в целом.
Переезжая из города в город с упругим кейсом, полным электронных учебников и энциклопедий, а также постоянно пополняющихся каталогов ссылок на ресурсы образовательного Интернета, мы с каждым днём всё больше убеждались в том, что именно необходимо для успешного хода информатизации образования и становления медиаобразования в центр педагогического внимания. Прежде всего, для этого требуется всестороннее
понимание потребности, сроков, средств достижения поставленных целей и усилий каждого ответственного за данный процесс члена коллектива образовательного учреждения. Велика в этом роль и представителей органов управления образования — от районных, окружных и городских управлений образования до региональных и федерального министерств образования и науки. Но самое главное — это участие самих учеников. Как только они услышат во дворе, в лагере, да и просто в школе, где учатся с детьми не только из их детского дома, у которого своей школы нет, как интересно работать в образовательном Интернете, а также с электронными учебниками и энциклопедиями, как об этом тут же узнает администрация детского дома.
Каждый директор сейчас стремится делать всё от него зависящее, чтобы детям не только не захотелось убегать из детского дома в другие дома или даже города. Точно также не хочется ему, чтобы воспитанники воровали у воспитателей и сверстников деньги, за которые можно было бы часок-другой поиграть в компьютерном клубе. И уж конечно, ни одному администратору не хочется постороннего негативного влияния, особенно со стороны старших, которое в этих клубах непременно будут оказывать на его воспитанников. Поэтому многие директора идут на открытие даже в малокомплектных детских домах вторых компьютерных классов, в которых дети могли бы изучать прикладные программы, играть в логические компьютерные игры, посещать дружественные детскому дому сайты, а при необходимости — и участвовать в дистанционном обучении по тем или иным учебным дисциплинам.
Учитывая, что в ходе нашей экспериментальной работы растёт число выпускников интернатных учреждений, поступающих в вузы и требующие серьёзной предварительной подготовки средние специальные учебные заведения, возрастает потребность в репетиторах. Взять их, как правило, негде. Никто специальных средств для этого ни детскому дому, ни интернату не выделяет. На помощь приходят электронные репетиторы. В группах, где есть целеустремлённые воспитанники, готовящиеся к выпуску из интерната, также ставятся компьютеры. Это в случае нашего эксперимента — долговременный опыт первого самарского и третьего шахтинского (Ростовская область) детских домов.
В Самаре отдельные компьютеры в помещениях групп связаны по локальной сети с кабинетами детского дома и детдомовской школы, где находятся компьютеры серверы и спутниковый Интернет. Он был там ещё до момента введения полной интернетизации школ России. Отдельные воспитанники проявили в сетевой работе большую инициативу, вовремя были замечены в сети деятелями образования и культуры, и были приглашены работать ведущими сайтов и модераторами чатов на них. А также победили в проекте «История успеха» и были приглашены в Санкт-Петербург на мастер-класс по информационным технологиям.
Конечно, интенсивное увлечение воспитанников всем, что связано с информационными технологиями, не может не обращать на себя пристального внимания со стороны психологов и медиков. Клиповое сознание, например,
присущее большинству современных учащихся, получает в проектной деятельности дополнительную подпитку для своего бурного развития и закрепления норм приобретения детьми недостаточно систематизированных знаний. Более того, чем дальше образование уходит от традиционных форм учебной деятельности, тем всё меньше используются механизмы, которые могли бы противостоять развитию клипового сознания. С другой стороны, такое сознание быстрее оперирует материалом, для освоения которого нам, рождённым в прошлом тысячелетии, и привыкшим «тянуть кота за хвост» в восприятии ценностей внешнего мира, такие скорости подчас оказываются непосильны.
Примером тому может служить вечер в группе детского дома в Челябинске, где мы показывали слайд-шоу о жизни в других детских домах, об увлечениях иногородних сверстников юных челябинцев. Если воспитательница просила уменьшить скорость просмотра слайдов, то воспитанники, напротив, желали её увеличить. Она высказала предположение, что детям не очень интересна тема просмотра. Но они сразу же возразили, поясняя, что им уже и так всё понятно, просто хочется быстрее узнать, что будет дальше. При следующей встрече подростки много вспоминали о предыдущем просмотре, просили продолжить его новым подобным материалом, и задавали множество вопросов, характер которых подтверждал их слова о большом интересе к теме, а также мысль о том, что увиденное оставило в их душах глубокий след.
Когда же мы собирались уезжать и пришли попрощаться, воспитательница сочла нужным извиниться перед нами за то, что дети вели себя подчас нетерпеливо, и воспринимали всё поверхностно. Поблагодарив за радение об успехе нашего общего дела, мы всё же вынуждены были с ней не согласиться, и мягко сказать о том, что восприятие детей не просто адекватно их возрасту и уровню психического развития, но и достаточно глубоко, только проявляется в других, несколько непривычных для нас формах.
Ещё одним поводом для обеспокоенности со стороны врачей и психологов выступает торможение развития речи, занимающее особое место среди угроз и рисков тотального использования учащимися информационных технологий. И «дыма без огня» здесь, естественно, нет. Тому есть ряд причин. Медийные энциклопедии и электронные учебники звучат, и в какой-то мере даже учат прислушиваться к грамотной устной речи, принадлежащей профессиональным артистам, хорошо поставленным голосом начитывающим учебный материал, подготовленный опытными учителями и учёными. Однако деятельностный подход к развитию речи при работе с энциклопедическим материалом ещё не применён. Речь диктора воспринимается пассивно, а выполнение контрольных заданий по электронным учебникам не предполагает хорошо построенных фраз, сводя ответ к бинарной паре «да"/"нет», либо предлагая неограниченное количество раз нажимать «ОК» в случае с согласия с предложенным вариантом ответа.
Так было ещё совсем недавно. Сейчас же растёт скорость Интернета, его услуги становятся дешевле год от года. И видеоконференции при
дистанционном обучении могут занять своё важное место практически в любом курсе обучения. В беседе с реальным собеседником уже вряд ли удастся отделаться привычными «океями». И хочется кому-то развивать речь, или нет, но уровень её развития у собеседника (а не мастера монологической речи) будет побуждать и учащихся подтягивать своё уровень ещё и в этом, чтобы не было стыдно ни за себя, ни за своих одноклассников.
Этим же достигается и ещё одна цель. Утрата способности к живому общению также не на шутку беспокоит тех, кто говорит об отрицательных сторонах медиаобразования. И если при общении в форумах «пациент скорее жив, нежели мёртв», то видеоконференция, где каждый говорит в свою очередь, а другие внимательно слушают, подчас очень ревностно, не прощая никаких речевых промахов с особенно свойственным детям максимализмом, — это уже на редкость живое общение. К тому же продуктивнее, чем в чате. С одной стороны, хорошо, когда чат собирает много участников. С другой, системность высказываний, кто кого и по какому поводу вызывает на разговор, и кто кому на что отвечает, подчас перестаёт быть понятным, потому что фразы во время чата сыплются одна на другую, как осенние листья в ветреную погоду. При этом иногда теряется и ответственность за своё высказывание, поскольку все за всех явно не отвечают, а каждый выбирает только те строки, которые его непосредственно заинтересовали, и не о стиле и характере речи явно пойдёт разговор. Видеоконференция, которую легко записать на тот же самый компьютер, где она просматривается, может быть проанализирована по прошествии события группой учащихся вместе с преподавателем, и необходимые выводы не замедлят появиться.
Вопросы физического здоровья детей также не могут оставлять равнодушным тех, кто за них не просто отвечает головой, но и любит всей душой. Что происходит с ребёнком, долгое время проводящим за компьютером? Об этом уже написано множество книг, мы же должны ограничиться только теми вопросами, которые могут содействовать или препятствовать развитию медиаобразования в интернатных учреждениях.
Во-первых, естественно, зрение. Лучше всего, конечно, увести детей от сидения за монитором «лицом к лицу», даже если экран жидкокристаллический, и не приводит к интенсивному электромагнитному облучению юных пользователей. Дешевеют медиапроекторы, и становятся достоянием всё большего количества школ. Глядя на большой экран, дети не обязательно должны всё время сидеть как истуканы. Они могут стоять, лежать на ковре, ходить, даже танцевать, если учебная ситуация к этому располагает. К слову, это уже практикуется в зонах активности интернатных и школьных библиотек. А во время геокешинга, например, можно ограничиться «пунктирными» обращениями к коммуникатору, а не «напичкиваться» знаниями, получение и «дополучение» которых по беспроводному Интернету возможно практически в любой момент, а не в концентрированном, как при классно-урочной системе, виде, да к тому же и стрессовыми порциями.
Во-вторых, проблема гиподинамии. Нельзя не увидеть тесную взаимосвязь решения проблемы зрения в работе с компьютерной техникой, и недостатка движения в тех же условиях. Если ученики перестанут просто сидеть, а получат возможность свободного перемещения в пространстве учебного помещения, то взгляд каждого ребёнка будет постоянно перебегать с плоского экрана на предметы, имеющие реальный объем и оригинальные пространственные формы.
Важно так строить урок, чтобы медийные объекты на экране дополнялись реальными объектами, электронным конструкторам сопутствовали обычные, рассчитанные на развитие мелкой моторики пальцев, и т. д. Мы ли это придумали? К такому сценарию развития образовательных событий подталкивает нас, не в последнюю очередь, игровая индустрия. Посмотрите, сколько иББ-приставок предлагается юным геймерам. Тут и рули, и педали, и перчатки-манипуляторы, и чего только нет. Уход от обычного состояния компьютера уже обозначился. Но это зачастую подталкивает к ещё большему склеиванию повседневной реальности с виртуальной.
Почему бы не пойти дальше, — и в сфере медиаобразования не соединить позитивные условия реального и виртуального миров, взаимодополняющиеся, и делающие представление об изучаемом предмете более развёрнутым, а запоминание освоенного — более глубоким? Мы поработали в области социально-экономического воспитания, и дополнили виртуальные экономические игры настольными. И сразу же увидели, что ребята — большие любители компьютерных игр — с удовольствием отошли от мониторов, и стали «директорами детских домов», «начальниками управления образования» и «банкирами» в настольной игре «Директор детского дома». К мониторам и коммуникаторам они ещё обязательно вернутся, но в свой черёд, когда будут получены и надёжно закреплены знания и умения, получение которых без участия компьютерных средств происходит ничуть не менее интересно и качественно.
В-третьих, неизбежно возникает вопрос осанки, угрозы развития тех или иных видов сколиоза у воспитанников, которые проводят за компьютером много времени и без чьего бы то ни было контроля. Возможность изменения позы тела в учёбе и игре, в том числе — учебной, сознательное включение физических действий в процесс захватывающего освоения материала, необходимо предполагать при построении плана занятия по любому предмету. Богатый опыт совмещения Интернет-деятельности с освоением навыков реального мира накоплен в «Новой цивилизации». Как и любой другой проект, он имеет свои «за» и «против», но при использовании имеющегося в нём опыта можно сделать всё для того, чтобы увеличить первое, и приуменьшить, если не исключить вообще, второе.
Итак, в чём же медиаобразование помогает воспитанникам детских домов, и чем может помочь ещё больше, если своевременно устранить некоторые его побочные эффекты?
Воспитанники, участвующие в процессе медиаобразования:
— лучше других (при прочих равных обстоятельствах) мотивированы к учебной деятельности-
— чаще и легче поступают в колледжи и вузы (в некоторых интернатных учреждениях число таких выпускников быстро стремится к величине 100%) —
— менее других подвержены отрицательному влиянию окружающего общества, реже попадают в руки криминального мира-
— лучше относятся друг к другу, к воспитанникам других образовательных учреждений, участвующих в разработке проектов вместе с ними, а также к взрослым-
— приобретают иммунитет в отношении вредных привычек, поскольку новые увлечения информационными технологиями либо вытесняют старые, пагубные, либо не дают развиваться им изначально-
— сохраняют и повышают уровень психического и физического здоровья за счёт более строгого самоконтроля и растущей способности прислушиваться к добрым словам старших.
Количество правонарушений и преступлений среди учащихся, участвующих в медиаобразовании, существенно снизилось. В разумных пределах выросла самооценка, появилось чувство уверенности в своих силах, а у замкнутых детей, подчас считающихся аутсайдерами, появилась возможность реализоваться в группе, которая возникла уже не стихийно, а применительно к какой-то области детских интересов.
Полагаем, что внимательное отношение педагогов и членов администрации сиротских учреждений к вопросам медиаобразования уже в скором времени принесёт ещё лучшие результаты.
Примечания
Ястребцева Е. Н. и др. Интернет для школы: Обзор Интернет-ресурсов по школьным предметам//Лицейское и гимназическое образование. 2001. Вып.6. Спец. прил. Ястребцева Е. Н. Пять вечеров: Беседы о телекоммуникационных образовательных проектах. М.: изд-во Федерации интернет-образования, 2001. 216 с.
Ястребцева Е. Н., Быховский Я. С. Моя провинция — центр Вселенной: Развитие телекоммуникационной образовательной деятельности в регионах. М.: изд-во Федерации интернет-образования, 2001. 200 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой