Развитие международного инвестиционного сотрудничества в области добычи и транспортировки в Европу российских энергоносителей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ ДОБЫЧИ И ТРАНСПОРТИРОВКИ В ЕВРОПУ РОССИЙСКИХ
ЭНЕРГОНОСИТЕЛЕЙ
Егоров А. Ю., д.э.н., профессор Института мировой экономики и информатизации
Фадеев А. В., к.э.н.
В статье структурированы проблемы развития российско-европейского инвестиционного сотрудничества в области '-энергетики, показана роль ТНК и международных банков в инвестиционных проектах, реализуемых на европейском континенте, предложен комплекс мероприятий по развитию инвестиционного сотрудничества между Россией и ЕС в области добычи и транспортировки энергоносителей.
Ключевые слова: российско-европейское инвестиционное сотрудничество, иностранный капитал, проекты в области энергетики, международное инвестиционное право, энергетическая безопасность.
THE DEVELOPMENT OF INTERNATIONAL INVESTMENT COOPERATION IN THE PRODUCTION AND TRANSPORTATION OF RUSSIAN ENERGY TO EUROPE
Egorov A., Doctor of Economics, Professor, Institute of World Economy and Informatization
Fadeev A., Ph.D.
The paper is structured problems in Russian-European investment cooperation in the field of energy, the role of transnational corporations and international banks in investment projects implemented in Europe, a set of measures for the development of investment cooperation between Russia and the EU in the production and transportation of energy
Keywords: Russian-European cooperation in investment, foreign capital, energy projects, international investment law, and energy security.
Начиная с 90-х годов прошлого века, в результате рыночных преобразований, Россия стала открытой экономикой для притока частного иностранного капитала. Сегодня вопрос о значении иностранных инвестиций в экономике страны не только не утратил своей актуальности, но и продолжает вызывать многочисленные дискуссии среди отечественных и зарубежных экономистов.
Одни трактуют иностранные инвестиции как необходимое условие для динамичного и инновационного развития экономики. Главной задачей экономической политики государства должно являться формирование благоприятного инвестиционного климата с целью увеличения притока иностранного капитала. Формы, объемы, направления привлечения инвестиций должны регулироваться исключительно за счет рыночных механизмов. Таким образом, задача государства состоит, прежде всего, в том, чтобы позволить рынку самостоятельно регулировать степень развития международного инвестиционного сотрудничества.
Сторонники привлечения иностранных инвестиций в экономику государства утверждают, что благотворное влияние иностранного капитала на развивающееся хозяйство будет положительно сказываться на экономике принимающего государства, независимо от формы осуществления инвестиций. По их мнению, прямые инвестиции в промышленность не только приносят странам-реципиентам чистый прирост национального богатства, но и влекут за собой приток иностранных специалистов, которые способствуют подъему технического и культурного уровня страны, облегчают возможность подготовки квалифицированных кадров, распространению наиболее современных технологических методов.
Другая, точка зрения, наоборот, указывает на неоднозначное влияние иностранных инвестиций на экономическую систему. Не отрицая положительных моментов, многие эксперты также полагают, что иностранные инвестиции создают многообразную форму зависимости страны-реципиента от внешних инвесторов, и часто вызывают рост внешнего долга. В целях предотвращения подобных негативных влияний государству, по их мнению, необходимо ограничивать участие иностранного капитала в наиболее приоритетных экономических отраслях и жестко регулировать формы, объемы и направления привлечения иностранного капитала.
Необходимо отметить, что ни одну из названных точек зрения нельзя, на наш взгляд, считать единственно верной или абсолютно неправильной. Более того, они могут в определенном объеме одновременно сочетаться в политике государства в области привлечения иностранных инвестиций.
Сегодня политическая и бизнес-элита абсолютно всех государств понимает, что будущее международных экономических отношений в различных инфраструктурных сферах именно за инвестиционными проектами международного масштаба. К таким проектам можно отнести инвестиционные проекты по добыче и транспортировке в
Европу российских энергоносителей. Особый интерес к ним обусловлен необходимостью формирования новых инвестиционных отношений между энергетическими компаниями России и Европы, с учетом всех внутренних и внешних факторов, появлением новых инвестиционных возможностей, связанных с привлечением иностранных инвестиций в энергетический сектор России, а также расширением участия российских компаний в европейских энергетических проектах.
Российские энергетические концерны часто сталкиваются с проблемами в своей инвестиционной деятельности на территории европейских партнеров. Прежде всего, необходимо отметить, что эти проблемы носят скорее политический характер, нежели исключительно экономический (рис. 1).
Рис. 1. Классификация проблем взаимодействия между Россией и ЕС в энергетической сфере
Политические проблемы:
1. Различия в политических системах отдельных стран Европы.
2. Политические разногласия в отношениях стран ЕС и России.
3. Проблемы выработки единой позиции ЕС.
4. Преувеличенное стремление избавиться от энергозависимости.
5. Несовершенство законодательства, регулирующего поставки энергоресурсов.
6. Политическая нестабильность в некоторых странах Восточной Европы.
7. Затянутость согласования разрешительной документации для начала реализации инвестпроекта.
8. Стереотип экологической «вредности» любого инфраструктурного проекта.
Экономические проблемы:
1. Неоднородность экономического развития стран-членов ЕС.
2. Проблема восстановления экономики некоторых европейских стран после экономического кризиса 2008 года.
3. Периодические кризисные явления в национальных экономиках стран ЕС.
4. Наличие большого числа транзитеров-посредников, влияющих на конечного потребителя.
Дело в том, что Европа стремится построить такую систему энергоснабжения, которая позволила бы европейским странам не зави-
сеть от поставок газа из других регионов. Об этом сказал еврокомис-сар по энергетике Андрис Пиебалгс, представляя новые правила, разработанные Еврокомиссией, которые должны соблюдать страны-члены ЕС для обеспечения собственной энергобезопасности. «Мы должны отходить от ситуации, когда у нас есть только три страны-поставщика: Россия, Норвегия и Алжир», — заявил Андрис Пиебалгс [1].
Таким образом, первой и основной проблемой работы российских энергетических компаний на европейском рынке является политическое противодействие естественному рыночному процессу. Связано это, прежде всего, с опасениями правящих элит попасть в «энергозависимость» от сильного соседа. На данный момент переговоры идут сложно, а европейские страны пытаются решить свои проблемы недостатка энергоресурсов другим путем.
Кризис зимы 2008−2009 гг., связанный с проблемой транзита российского газа через территорию Украины, наглядно продемонстрировал, что созданные на данный момент механизмы в сфере обеспечения энергобезопасности недостаточно эффективны и нуждаются в совершенствовании, прежде всего, в том, что касается предотвращения и преодоления чрезвычайных и конфликтных ситуаций в транзите энергоносителей. Механизм и алгоритм транзита прописан в Договоре к энергетической хартии Евросоюза. Это и является второй проблемой. Речь идет о несовершенстве законодательства, регулирующего взаимоотношения поставщика, потребителя и транзите-ра. А при отсутствии работающей нормативно-правовой базы трудно говорить об успехах в разработке и реализации многосторонних инвестиционных проектов.
Указанная проблема может быть решена путем корректировки Договора к Энергетической хартии или создания нового многостороннего соглашения. Хочется верить, что европейские партнеры разделят с Россией этот подход о необходимости формирования более совершенного и сбалансированного инструментария и его скорейшего «ввода в строй». При этом необходимо понимать, что так называемая зависимость Европы от поставщиков природного газа (не только от России) не прекратиться никогда в силу недостаточной обеспеченности Европы своими ресурсами.
Исторически так сложилось, что около 80% газа, экспортируемого Россией в страны Европы, поставляется через украинскую территорию, что свидетельствует о недостаточной диверсифицирован-ности маршрутов транспортировки, что в свою очередь тоже является проблемой политического характера. Избежать резких и чрезвычайно болезненных для всех колебаний конъюнктуры возможно только в рамках широкого международного сотрудничества на основе общепринятых принципов равноправия и взаимной выгоды. Наиболее действенным инструментом стабилизации ситуации на мировых рынках углеводородного сырья мог бы стать интенсивный диалог стран — участниц энергетической кооперации.
Третьей проблемой, более комплексной и касающейся не только России, но и других участников международного инвестиционного сотрудничества, является стереотип, существующий в умах населения и правящих элит о вредном воздействии любых крупных инфраструктурных проектов на окружающую среду. Эта проблема требует, как представляется, наиболее долгого и дорогостоящего решения.
Положительным моментом является то, что у представителей энергетических концернов Европы есть понимание того, что будущее европейской энергетической безопасности за совместными инвестиционными проектами по диверсификации маршрутов доставки топлива. Россия поддерживает точку зрения ЕС, что так называемый «южный коридор» имеет растущее значение для европейского газового рынка. И успешная реализация проекта «Южный поток» будет являться прямым вкладом в обеспечение энергобезопасности.
Основной целью проектов «Северный поток» и «Южный поток» является удовлетворение дополнительного спроса на природный газ в Европе, а их строительство позволит напрямую соединить поставщика и потребителя, минуя транзитеров.
Если говорить о политике Европейского союза, как одного интеграционного объединения, в отношении России и об энергетической безопасности Европы в целом, а также о роли России в обеспечении этой безопасности, возникает очень много вопросов. Исходя из этого, тематику международного инвестиционного сотрудничества как основы и инструмента обеспечения энергетической безопасности нужно рассматривать в комплексе, принимая во внимание не только сугубо экономические факторы, но и фактор политики, кризисных и посткризисных явлений.
Энергетика может использоваться и как инструмент политики.
Это тоже важный момент. Например, перекрывая или открывая трубу газопровода, линию электропередачи, можно влиять на принятие тех или иных политических решений. То есть, энергетическая безопасность и энергетическая политика тесно связаны между собой. Попытки такой политизации ситуации в очередной раз были осуществлены Украиной в так называемом «газовом» конфликте между Украиной и Россией зимой 2008−2009 гг., когда вся Европа стала заложником политики украинского руководства.
Ограниченность собственной ресурсной базы Европы обусловливает существенную зависимость стран Евросоюза от внешних энергетических поставок, поэтому в настоящее время обеспечение энергетической безопасности становится стратегической задачей для Европейского Союза.
Исследование процессов, влияющих на состояние энергетической безопасности, представляет научно-теоретический интерес, поскольку дает возможность спрогнозировать взаимоотношения между Россией и Европейским Союзом в области стабильных поставок энергоресурсов (рис. 2).
ш
2010 год 2020 год 2030 год
Рис. 2. Прогноз доли ЕС (%) в импорте энергоресурсов в ближайшие 20 лет [2].
В последние годы ЕС придает важное значение развитию сотрудничества с Россией в энергетической сфере, но при этом в целях обеспечения своей энергетической безопасности стремится максимально диверсифицировать свои источники энергоресурсов.
Несмотря на взятый курс на диверсификацию энергопоставок, Евросоюз продолжает рассматривать Россию как своего основного стратегического партнера в обеспечении энергетической безопасности, что объясняется наличием в России потенциальных возможностей расширения экспорта энергоресурсов в страны Евросоюза, требующего значительных долгосрочных инвестиций в освоение новых нефтегазовых месторождений, модернизацию существующей и ввод в эксплуатацию новой энерготранспортной инфраструктуры.
Развитие экономики страны соотносится с мировыми тенденциями, меняющими характер отношений с внешним миром, способствующими развитию открытости, содействующими росту объемов торговли и международных инвестиций. За исторически короткий период, исчисляемый 10−15 годами, перестроился инвестиционный сектор российской экономики, потеряв прежнюю опору на государственный бюджет (доля государства за этот период сократилась в 5 раз и составила в 2005 г. около 17% общих инвестиционных затрат). Россия вошла в мировое инвестиционное пространство, располагая рыночными институтами и все еще высоким интеллектуальным потенциалом, огромными сырьевыми ресурсами.
В последнее время проблема создания эффективной системы управления инвестиционной деятельностью на разных уровнях экономики (федеральном, региональном, муниципальном) приобрела большую актуальность, в связи с тем, что Россией взят курс на построение инновационной экономики. В этих целях разрабатываются разнообразные мероприятия, включая такие, как Федеральная целевая программа «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 20 072 012 годы» и др. Однако, несмотря на то, что необходимость активизации инвестиционного процесса декларируется в программных документах и законодательных актах, существенных результатов на практике добиться не удается. Негативные тенденции 1990-х годов, связанные со спадом инвестиционной активности и углублением инвестиционного кризиса, продолжают сказываться на экономике.
Характерной особенностью предстоящего 15-летия должно стать формирование «инвестиционного барьера» в инфраструктурных отраслях (электроэнергетика, транспорт) и нефтегазовом комплексе. Речь идет о всплеске поддерживающих инвестиций, обеспечивающих: устойчивое функционирование инфраструктурных отраслей в соответствии с перспективными потребностями экономики и компенсацию ухудшающихся условий добычи углеводородов и сохранение ее объемов, по меньшей мере, на достигнутом уровне.
¦ энергоресурсы в
целом
¦ газ
Расчеты показывают, что взятие «инвестиционного барьера» потребует поддержания высокого уровня инвестиционной активности. Минимально необходимые темпы роста инвестиций, обеспечивающие лишь отмеченные потребности инфраструктуры и нефтегазового комплекса, составляют в 2006—2015 гг. — 4−5% в год, в 2016—2020 гг. — более 3%. Это означает, что динамика общего объема российских инвестиций России не должна быть ниже 6−7% в год на протяжении всего прогнозного периода.
В нефтегазовом комплексе освоение новых месторождений в северной и восточной частях страны, а также компенсация ухудшающихся условий добычи в традиционных районах только для поддержания достигнутого уровня добычи углеводородов потребуют наращивания капиталовложений в 2011—2015 гг.- в 1,2 раза.
Между тем для России сейчас открыты реальные возможности по улучшению инвестиционного климата, и прежде всего они должны быть ориентированы на интенсивное расширение инвестиционного спроса со стороны крупных инфраструктурных компаний и вертикально интегрированных корпораций нефтегазового комплекса, оказывающее «разогревающее» влияние на российский инвестиционный рынок, создание благоприятных условий для развития энергетического, транспортного, нефтяного и химического машиностроения.
Вместе с тем экономика страны оказалась под влиянием факторов, определяемых новыми тенденциями развития мирового хозяйства, которые, не будучи присущими ей, стали в значительной мере определять перспективу развития. Внешнее воздействие в условиях открытости экономики, пусть даже и неполной, нельзя относить к временным явлениям, когда Россия ищет пути выхода на новую, более эффективную и в большей степени учитывающую национальные интересы международную специализацию.
К важнейшим направлениям стратегического выбора, улучшающим международную инвестиционную позицию страны и ситуацию в инвестиционном секторе, целесообразно отнести:
— инвестирование проектов инновационного содержания, обеспечивающих усиление конкурентных позиций на мировом рынке (стратегический перевод хозяйственной системы на инновационный путь развития), качественный рост производительного капитала-
— смена приоритетов структурной инвестиционной политики (постепенное сокращение зависимости экономики от мировых цен на нефть, совершенствование экспортно-импортной структуры инвестиций, концентрация инвестиционных ресурсов на выпуске продукции с высокой добавленной стоимостью, завоевание позиций одного из ведущих мировых энергетических центров, наращивание финансирования экспорта интеллектуальных услуг) —
— предоставление инвестиций на создание предпосылок, обеспечивающих переход на новую специализацию участия России в международном разделении труда с ориентацией экономики страны на роль одной из интеллектуальных мастерских мира (направленность инвестиционных потоков в интеллектуальную сферу, поиск баланса интересов государства и корпораций в этой области, использование потенциала ТНК) —
— создание благоприятного инвестиционного климата, завершение формирования института собственности, развитие судебной системы, установление баланса интересов «власть — бизнес — общество», снижение коррупционной нагрузки.
Выбор данных направлений исходит из целесообразности учета объективных этапов наращивания промышленных капиталов российских хозяйствующих субъектов, усиления роли инноваций в экономическом развитии, формирования условий реализации стратегии развития инвестиционной сферы, а также ускорения процесса перехода от международного статуса «сырьевого придатка» к статусу одного из основных источников мирового интеллектуального продук-
Основные экономические интересы ЕС в сотрудничестве с Россией сосредоточены на обеспечении доступа к ресурсно-сырьевой базе, участии в ее развитии, а также надежной транспортировки энергоресурсов на внутренний энергетический рынок ЕС и сбыта в России производимых в Евросоюзе других категорий товаров (рис. 3).
Структура поставок природного газа в ЕС в настоящее время выглядит таким образом, что после расширения ЕС до 27 участников доля России в поставках увеличилась с 31% до 41%. Подобная ситуация вряд ли устраивает лидеров ЕС и они стараются каким-то образом компенсировать рост российской доли, который сегодня представляется абсолютно неизбежным. При этом запасы природного газа основных европейских поставщиков или достаточно истощены, или несопоставимы с запасами российского газа. Например, запасов африканского газа при нынешних темпах отбора хватит более чем на 50 лет, но их объем в несколько раз меньше российских запасов [3].
Таким образом, ЕС на перспективу необходимо искать нового поставщика газа или по крайней мере диверсифицировать этих поставщиков. Среди них особое место занимает Иран, который по запасам газа лишь немного уступает России.
Следовательно, одной из первоочередных целей ЕС в вопросах энергетической безопасности должно стать продолжение установившегося диалога со странами-производителями. Такой диалог должен облегчить заключение соглашений и использовать резервные запасы энергоносителей для взаимной выгоды. Это должно привести к большей прозрачности рынка и обеспечить устойчивые цены. Данный диалог должен также учитывать все наиболее значимые для сторон вопросы и в особенности защиту окружающей среды.
Годом рождения энергодиалога стран ЕС и России можно считать 2000-й год. В октябре 2000 года в г. Париже на саммите Россия-ЕС было принято решение о начале на регулярной основе диалога между Россией и ЕС в энергетической области в целях придания нового импульса стратегическому партнерству Россия-ЕС и усиления общей энергобезопасности. Предпосылкой для развития энергодиалога явилось, с одной стороны, наличие в России потенциальных возможностей расширения экспорта энергоресурсов в страны ЕС, требующего значительных долгосрочных инвестиций в освоение новых нефтегазовых месторождений, модернизацию существующих и ввод в эксплуатацию новых генерирующих мощностей, создание энерготранспортной инфраструктуры и, с другой стороны, растущие потребности европейского рынка в обеспечении надежных поставок энергоресурсов.
Целью диалога является развитие долгосрочного партнерства в области энергетики между ЕС и Россией в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Энергодиалог России и Евросоюза осуществляется по следующим основным направлениям: энергетическая безопасность ЕС и стратегическая роль России в обеспечении энергией стран Евросоюза, политика поощрения инвестиций в энергетическом секторе, обеспечение наиболее выгодного транзита энергоресурсов, развитие новых форм долгосрочных отношений в сфере поставок энергоносителей, возможность для дальнейшего взаимного полного открытия энергетических рынков.
Важным вопросом при развитии энергодиалога является неизменность условий действующих долгосрочных контрактов, а также возможность заключения будущих долгосрочных контрактов на условиях, выгодных для России, на которые не должны влиять процессы либерализации энергетических рынков, проходящие в Европе. Долгосрочные экспортные контракты могут также рассматриваться как гарантии возврата вложенных средств при инвестировании в капиталоемкие газовые проекты, такие, как уже работающий «Голубой поток» и находящиеся в стадии строительства «Северный по-
Рис. 3. Схема взаимозависимости интересов России и Европы
TRANSPORT RTTSTNFSS TN RTTSSTA 5
та
ток» и разработки «Южный поток», а также в разработку месторождений и в развитие транспортной инфраструктуры. Одним из условий успешной реализации диалога является финансовая поддержка энергетических проектов в России со стороны европейских и международных финансовых организаций. Кроме того, долгосрочные экспортные контракты гарантируют для российских поставщиков стабильный платежеспособный рынок сбыта в условиях растущей конкуренции на европейском газовом рынке.
Основываясь на этих фактах можно считать, что развитие международных инвестиционных проектов европейских транснациональных корпораций является не чем иным, как стремлением опять же диверсифицировать возможности получения энергоресурсов для внутреннего потребления.
Энергетическая политика ЕС направлена не столько на усиление энергетической автономии и уменьшение импортозависимости, сколько на уменьшение рисков, связанных с подобной зависимостью. Таким образом, в случае с Россией, зависимость в будущем будет только расти, и целью дальнейшего сотрудничества является придание взаимозависимости двух сторон конструктивной, взаимовыгодной формы: установление предсказуемых правил торговли, улучшение транспортных сетей, стимулирование инвестиций и содействие дальнейшим реформам российского энергетического сектора.
При осуществлении инвестиционных проектов необходимо понимать также, что риски глобального энергетического рынка требуют создания системы не только европейской, но и мировой энергетической безопасности.
Контуры такой системы были определены в решениях Санкт-Петербургского саммита «Большой восьмерки», и неоднократно обсуждались на последующих международных форумах. Прежде всего, был зафиксирован принцип взаимозависимости поставщиков и потребителей энергоресурсов и их равной ответственности за обеспечение энергетической безопасности. Главным мотивом действий правительств и «национальных чемпионов» — крупнейших компаний отрасли — должно стать международное сотрудничество, а не конкуренция, как это имеет место сейчас (хотя полностью устранить конкуренцию, естественно, не удастся).
В основе такой системы должны быть принятые ключевыми участниками мирового энергетического рынка простые механизмы снижения основных рисков и согласования интересов как глобальных лидеров, так и участников национальных рынков.
Таким образом, взаимозависимость и взаимодополняемость России и ЕС в энергетической сфере носит естественный и долгосрочный характер и свидетельствует о возможности расширения широкомасштабного взаимовыгодного сотрудничества, которое можно охарактеризовать как взаимовыгодное стратегическое партнерство, построенное на принципах равноправия и паритета интересов.
Прежде всего, необходимо отметить, что международное инвестиционное сотрудничество, как и любой другой вид внешнеэкономической деятельности регулируется нормами международного права. Инвестиционный проект представляет интерес для потенциального инвестора, если обеспечен определенными правовыми гарантиями, как правило, это государственные обязательства, что должно снизить риски инвестора при участии в том, или ином проекте. Иностранный инвестор, разумеется, хочет иметь государственные гарантии стабильности правового режима в сфере неприкосновенности частной собственности, налогообложения, деятельности акционерных и смешанных обществ, а также быть застрахованным от любых других, часто, некоммерческих рисков. А гарантии — это, прежде всего, нормы права, которые происходят из источников права.
Что касается источников международного инвестиционного права, то они имеют свою определенную специфику, хотя к ним применимы основные характеристики источников права в общей теории права. Субъекты международного права, согласуя свои интересы путем юридического закрепления своих прав и обязательств, определяют не только правовую природу и содержание международных норм, но и внешнюю форму их существования.
Правовая природа источников права заключается не только в способах и формах закрепления правил поведения участников международно-правовых отношений. Не менее существенной, играющей принципиальную роль при раскрытии сущности данной категории юридических норм является властная обеспеченность формы выражения права, т. е. государственные и правовые гарантии применения и соблюдения данных предписаний, содержащихся в акте правотворчества.
Наиболее весомое значение для правового режима иностранных
инвестиций на современном этапе имеют двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений, вошедшие в практику в 50−60-х годах прошлого века. Ключевая цель данных соглашений, выступающих важным источником международного инвестиционного права, заключается в том, чтобы с помощью специального механизма правовых норм обеспечить относительную стабильность воспроизводства и свободу движения капиталов, приток иностранных частных инвестиций в другие страны, предоставив им государственные гарантии, и в первую очередь от так называемых некоммерческих рисков. Россия участвует в более 50 международных двусторонних договорах по защите инвестиций (более 35 из них ратифицированы Федеральным Собранием Р Ф и имеют полную силу)
[4].
Таким образом, современная правовая система в области энергетики в ЕС берет свое начало в 1986 г., когда была одобрена Энергетическая политика ЕС, заложившая ее правовые основы и наметившая цели до середины 90-х гг. В 1995 г. была подготовлена «Белая книга» ЕС, в которой излагались новые приоритеты европейской энергетики и делался акцент на развитии возобновляемых источников энергии, а в 2000 г. был принят более комплексный документ, о котором мы уже говорили, получивший название «Зеленая книга» ЕС. Здесь речь идет уже об энергетической стратегии ЕС вплоть до 2020−2030 гг.
Современная энергетическая политика ЕС базируется на целом ряде международных договоров и соглашений, основными среди которых являются: Договор о ЕС, Европейская энергетическая хартия, Договор к Энергетической хартии, «Белая» и «Зеленая» книги ЕС. Кроме того, можно назвать целый ряд нормативно-правовых актов, разработанных в рамках ЕС и регулирующих международные и внутренние аспекты хозяйственной деятельности в угольной, нефтяной, газовой, электроэнергетической, атомной и других отраслях энергетики.
Из вышеприведенного анализа документов становится ясно, эволюционный путь становления системы правового регулирования энергетического сектора в целом и процесса обмена капиталовложениями шел в направлении увеличения правовых гарантий частным инвесторам и разграничения зон ответственности отдельно взятых государств и интеграционных объединений, в которых эти государства участвуют.
Вся система правовых гарантий иностранных инвестиций включает в себя несколько основных принципов. К ним относятся:
1. Принцип не нанесения ущерба экономике принимающей страны.
2. Принцип свободного вывоза инвестиций за пределы государства.
3. Принцип защиты инвестиций.
4. Принцип международного контроля за движением инвестиций.
5. Принцип устранения двойного налогообложения.
6. Принцип суверенности государств.
В особую группу норм, гарантирующих безусловную правовую защиту деятельности иностранного инвестора, следует включить:
а) гарантию правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории принимающего государства-
б) гарантию от неблагоприятного для иностранного инвестора изменения законодательства-
в) гарантию компенсации при национализации или других формах принудительного изъятия иностранной собственности-
г) гарантию пользования на территории государства-реципиента и беспрепятственного перевоза за его пределы доходов, прибыли и других законно полученных денежных сумм от инвестиционной деятельности, а также вывоза имущества и информации, ввезенных на территорию принимающего государства в качестве иностранной инвестиции.
Одной из основных проблем энергоснабжения Европы является нестабильный транзит энергоресурсов. Решить проблему с транзитом газа в Европу Россия намерена с помощью запуска газопроводов «Северный поток» и «Южный поток». Однако из-за распространения в Европе практики закупок газа по спотовым ценам и растущего предложения СПГ со стороны других поставщиков спрос на «голубое топливо», поставляемое «Газпромом» европейским потребителям, может значительно сократиться. В этом случае оба «Потока» окажутся бесполезными. Так считают некоторые эксперты.
Еще один аргумент в пользу последнего предположения — бурное развитие добычи сланцевого газа в США, который эксперты на-
звали «революцией» на газовом рынке и который уже привел к тому, что экспорт СПГ с Ближнего Востока был перенаправлен на европейский рынок, потеснив позиции российского голубого топлива. В связи с этим остановимся на факторах, которые определяют необходимость реализации проектов трубопроводов, в следствие невозможности заменить на данном этапе трубопроводный газ каким-либо другим топливом. Сланцевый газ — «местный» вид топлива, и, в первую очередь, он является альтернативой СПГ, и только потом — трубопроводному газу. Кроме того, по мнению ряда аналитиков, перспектива промышленной добычи газа из залежей сланца в Европе сильно преувеличена. Такого же мнения придерживаются и в «Газпроме», который твердо и последовательно стоит на своем: оба амбициозных проекта — «Северный» и «Южный» потоки — должны быть реализованы. Спрос на газ в Европе в последующие годы будет расти, причем этот процесс будет сопровождаться сокращением собственного производства. По данным, которые приводит «Газпром», к 2030 году спрос в Европе вырастет на 50% и достигнет 200 млрд. ку-бометров. «Северный поток», по которому предполагается транспортировать до 55 млрд. кубометров в год, обеспечит только четверть необходимого объема. И даже с учетом предполагаемых мощностей «Южного потока» (63 млрд. кубометров) и «Набукко» (20−30 млрд. кубометров), потребуется еще 50−60 млрд. кубометров импортируемого газа. Строительство «Северного потока» уже началось, по «Южному потоку» подписаны соглашения с Болгарией, Венгрией, Грецией, Сербией, Словенией, Хорватией и Австрией, разработано ТЭО морской части проекта. Это и есть первый фактор, обусловливающий перспективность таких проектов.
После смены власти на Украине и урегулирования вопросов о поставках с «Нафтогазом», России следовало бы отказаться хотя бы от «Южного потока», считают некоторые аналитики. Его строительство обойдется значительно дороже, чем прокладка «Северного потока», стоимость которого оценивается примерно в 9 млрд евро. Однако, отказываться от «Южного потока» не имеет смысла. Необходимость альтернативных маршрутов транзита продемонстрировал недавний «газовый конфликт» с Белоруссией. Таким образом, мы видим, что по-прежнему вторым фактором, обусловливающим необходимость реализации проектов, является стабильность транзита и независимость поставщика и потребителя от многих геополитических факторов.
Результаты исследования позволяют предположить, что ближайшие годы, возможно, станут свидетелями нового увеличения притока прямых инвестиций в российско-европейские проекты строительства трубопроводов.
Интеграционным процессам между Россией и ЕС препятствует ряд еще нерешенных вопросов и конфликтных ситуаций, о которых говорилось ранее, но вектор сотрудничества уже определен и будет в дальнейшем способствовать развитию инвестиционных процессов, взаимному проникновению товаров и услуг на рынки стран-участниц экономических процессов.
С учетом существующей нестабильности в мировой экономике, мировых процессов глобализации и политических интересов отдельных стран был сформирован комплекс мероприятий по диверсификации способов транспортировки в Европу российских энергоносителей (рис. 4).
Алгоритм взаимодействия стран-участниц при реализации инвестиционных проектов по диверсификации способов транспортировки в Европу российских энергоносителей состоит изначально в подготовке и подписании Межправительственного соглашения, в котором прописывается намерение компетентных ведомств проработать вопрос заключения коммерческого соглашения между компаниями о создании совместного предприятия, которое проведет разработку ТЭО того или иного инвестиционного проекта, определит инвесторов и сформирует консорциум для начала непосредственной производственной фазы.
В настоящее время в условиях растущей глобализации внешняя торговля оказывается во все более тесной связи с прямыми инвестициями, развиваясь на основе этих инвестиций, приобретая вследствие этого большую устойчивость, постоянство и предсказуемость. Эти процессы находят отражение и в политике, касающейся режима иностранных инвестиций.
Общая тенденция здесь такова, что наряду с либерализацией внешнеторгового обмена происходит (хотя и в меньшей степени) либерализация в области иностранных инвестиций.
В последнее десятилетие характерной чертой мирового инвестиционного процесса стала его направленность в капитал, способствующий решению проблем ресурсной конкуренции. Исследователи выделяют неравномерность доступа к природным, и прежде всего энергетическим, ресурсам как важную причину достижений и
Рис. 4. Направления стимулирования развития инвестиционных проектов по диверсификации способов транспортировки в Европу
российских энергоносителей.
ОАО «Газпром» Концерн «ЭНИ»
(Италия)
Совместное предприятие «South Stream AG»
Сербский участок Совместное предприятие ОАО «Газпром» — ГК «Сербиягаз» Болгарский участок Совместное предприятие ОАО «Газпром» — «Болгарский энергетический холдинг» (ЕАД)

Венгерский участок Совместное предприятие ОАО «Газпром» — «Венгерский банк развития» (МГВ)
Греческий участок Совместное предприятие ОАО «Газпром» — АО «ДЭСФА»
Рис. 5. Схема консорциума кризисов, с которыми человечество столкнулось на рубеже между вторым и третьим тысячелетиями. Ресурсный дефицит и ресурсная конкуренция стали важнейшими факторами развития современной мировой экономики. Во многом это явление связано с деятельностью ТНК. Можно отметить, что формирование транснационального капитала привело к такому положению, когда каждая из развитых стран, располагающая двумя-пятью финансово-промышленными группами, соперничающими между собой, сосредоточила в своих руках огромные ресурсы. Расширяется практика объединения нескольких ТНК при реализации особо крупных проектов, как правило, в данном случае речь идет об инфраструктурных проектах. При этом большинство крупнейших ТНК сосредоточенно в ограниченном количестве отраслей.
К новым тенденциям развития мирового инвестиционного процесса относится и рост инновационного характера инвестирования, который меняет отношения, складывающиеся в звене «инвестор -реципиент». Современный инвестиционный процесс тесно связан с инновациями, которые являются важнейшей целевой функцией инвестирования. Инновации обеспечивают необходимое качество инвестиций, конкурентоспособность производимых на их основе товаров и услуг. Главным субъектом инновационных устремлений в активно развивающихся конкурентных экономиках являются предприятия.
При выработке политики инновационного инвестирования государство обычно опирается на ряд положений и правил, имеющих международный характер, а создание благоприятных условий для иностранных инвесторов и специалистов — одна из приоритетных задач государственной политики практически всех развитых стран.
При реализации инвестиционных проектов, создаваемых ТНК нескольких государств, необходимо принимать во внимание и то, что в крупных инфраструктурных проектах участвуют не только сами ТНК, но и привлекаются международные кредитные организации, банковские группы для софинансирования проектов. Создаются консорциумы, которые являются наиболее распространенной формой взаимодействия субъектов при реализации инвестиционных проектов.
проекта «Южный поток»
Одним из наиболее типичных форматов консорциального взаимодействия является синдицированное кредитование или создание банковского синдиката под конкретный международный проект, в который входят непосредственные участники и кредиторы.
Рассмотрим схему организации консорциумов на примере проектов «Южный поток» и «Северный поток» (рис. 5,6).
Наиболее распространенной и эффективной формой взаимодействия инвесторов при реализации крупных проектов строительства является создание совместного предприятия (СП), как правило, на паритетной основе из числа участников проекта. Иногда, если у самих участников, недостаточно средств для финансирования деятельности данного СП, привлекаются банки и другие крупные кредитные организации. Возможен также вариант создания нескольких СП для реализации одного проекта, например, если речь идет о трансграничном проекте, как например строительство газопровода «Южный поток», который пересекает территории нескольких государств. Следовательно, создается несколько СП в каждой из стран, задействованных в проекте. Как правило, эти СП занимаются первоначальной разработкой технико-экономического обоснования (ТЭО) и в дальнейшем перепрофилируются для участия в непосредственной фазе строительства, привлекают субподрядные организации.
Из представленных схем видно, что консорциумы по этим двум проектам несколько отличаются друг от друга, но это обусловливается тем, что газопровод «Южный поток», в отличие от «Северного потока» лишь частично проходит по дну моря, и, следовательно, обслуживание трубы на территории стран, по которым она проходит, попадает в компетенцию компаний уже этих стран. «Северный поток» и строится, и обслуживаться будет компанией — оператором, которая представляет интересы всех своих акционеров.
Литература:
1. Коммерсант, № 128 (4183), 17. 07. 2009 г.
2. Green Paper «Towards a European strategy for the security of energy supply», European Commission, 2000, Brussels, p. 25.
3. Нефть и капитал № 12, 2003 г. с. 38.
4. Фархутдинов И. З., «Международное инвестиционное право: теория и практика применения», М., Вольтерс Клувер, 2005, стр. 56.
Рис. 6. Схема консорциума проекта «Северный поток»

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой