Медико-статистические характеристики и комплексная оценка результатов лечения острых лимфобластных лейкозов у детей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

опасностью по туберкулезу: автореф. дис. … д-ра. мед. наук / Л. В. Поддубная. — Новосибирск, 2007. — 47 с.
44. Россия опасается распространения опасных штаммов туберкулеза [URL]: http: //www. zeftera. ru/tag/shtamm-tuberkuleza/.
45. Русских Н. Ю. Факторы риска развития туберкулеза и особенности клинического течения заболевания у детей и подростков и социально-дезадаптированных семей: автореф. дис. … д-ра. мед. наук / Н. Ю. Русских. — М., 2008. — 30 с.
46. Савинов А. Н. Организация работы органов социальной защиты / А. Н. Савинов, Т. Ф. Зарембо. — М., 2001. — 46 с.
47. Скачкова Е. И. Динамика и социально-демографическая структура туберкулеза в Российской Федерации, его зависимость от уровня жизни / Е. И. Скачкова, М. Г. Шестаков, С. Ю. Темирджанова // Пробл. туберкулеза и болезней органов дыхания. — 2009. — № 7. — С. 4−8.
48. Содержание и организация деятельности территориальных центров социальной помощи семье и детям / Под ред. Е. И. Холостовой — М., 1997. — 137 с.
49. Социальная работа / Под ред. В. И. Курбатова. -Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. — 480 с.
50. Технология социальной работы / Под ред. Е. И. Холостовой — М.: Инфра, 1998. — 203 с.
51. Тюлькова Т. Е. Прогностические критерии перехода латентного туберкулеза в клинически активный /
Т. Е. Тюлькова [и др.] // Пробл. туберкулеза. — 2008. — № 11. — С. 29−35.
52. Федоров С. В. Эпидемический процесс туберкулеза в условиях современного мегаполиса детей: автореф. дис. … канд. мед. наук / С. В. Федоров. — СПб., 2008. — 24 с.
53. Фирсов М. В. История социальной работы в России / М. В. Фирсов. — М.: Владос, 1999. — 145 с.
54. Фирсов, М. В. Теория социальной работы / М. В. Фирсов, Е. Г. Студенова. — М.: Владос, 2001. — 438 с.
55. Холостова Е. А. Теория и практика социальной работы / Е. А. Холстова. — М.: Инфра-М, 2002. — 135 с.
56. Хуснутдинова З. Неблагополучная семья — угроза обществу / З. Хуснутдинова // Вестн. Международного сообщества писательских союзов (МСПС). — 2005. — № 3. — С. 26−29.
57. Шилова, М. В. Туберкулез в России в 2007 году / М. В. Шилова. — М.: Дыхание и здоровье, 2008. — 152 с.
58. Шилова М. В. Эпидемическая обстановка по туберкулезу в Российской Федерации к началу 2009 г. / М. В. Шилова // Туберкулез и болезни органов дыхания. — 2010. — № 5. — С. 14−21.
59. Эйдемиллер Э. Г. Семейная психотерапия / Э. Г. Эйдемиллер, В. В. Юстицкий. — Л., 1989. — 167 с.
60. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени / К. Г. Юнг. — М., 1994. — 264 с.
© КОЦКАЯ Н.Н.
УДК 616. 155. 392−036. 8−0. 36. 868−0. 36. 88−053. 2
МЕДИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ ЛЕЧЕНИЯ ОСТРЫХ ЛИМФОБЛАСТНЫХ ЛЕЙКОЗОВ У ДЕТЕЙ
Н.Н. Коцкая
Омская государственная медицинская академия, ректор — д.м.н., проф. А.И. Новиков- кафедра педиатрии ПДО, зав. — д.м.н., проф. Л. А. Кривцова.
Резюме. В структуре злокачественных новообразований у детей, лейкозы занимают первое место. Заболеваемость острыми лейкозами детей в России стабильна и составляет 3,17 ± 0,39, показатель смертности от них составляет 1,67 ± 0,28 случая на 100 тыс. детского населения и имеет четкую тенденцию к снижению. Улучшение результатов лечения острыхлимфобластных лейкозов обусловлено внедрением в практику международных программ лечения, соблюдением стандартов гемотрансфузионной и сопроводительной терапии, совершенствованием лабораторной диагностики. Для комплексной оценки состояния здоровья детей, находящихся в клинико — гематологической ремиссии острого лимфобластного лейкоза необходимо определение уровня их качества жизни.
Ключевые слова: дети, острый лимфобластный лейкоз, заболеваемость, смертность, выживаемость, качество жизни.
Эпидемиологические характеристики острых лим-фобластных лейкозов у детского населения Российской Федерации.
Коцкая Наталья Николаевна — аспирант каф. педиатрии ПДО ОмГМА- e-mail: kotsnat76@mail. ru.
Особенностью структуры лейкозов в детском возрасте является преобладание острого лимфобластного лейкоза, удельный вес которого составляет 76−85% [1,23]. По данным официальной статистики, среднегодовая заболеваемость острыми лимфобластными лейкозами за период с 1993 по 2007 годы в Российской Федерации составляла 2,47 случая
на 100 тыс. детского населения [8,9,10,11,12,13,14,15,16,31, 32]. Среднегодовые показатели заболеваемости острыми лимфобластными лейкозами, по данным диссертационных исследовательских работ, в регионах Российской Федерации составили: в Московской области за период с 1990 по 2006 годы — 2,3 ± 1,2, в Астраханской области за период с 1984 по 2003 годы — 3,1± 0,21, в Республике Бурятия за период с 1986 по 1995 годы — 2,22±0,16 случая на 100 тыс. детского населения [34].
В 50% случаев острый лимфобластный лейкоз выявляется у детей в возрасте от 2 до 4 лет, так называемый & quot-младенческий пик& quot- заболеваемости данной нозологии [8,9,10,11,12,13,14,15,16]. У 10−15% детей болезнь диагностируется в возрасте старше 10 лет, а у 1−2% - в возрасте до 1 года. Мальчики болеют острыми лимфобластными лейкозами чаще, чем девочки (53,8% и 46,2% случая соответственно). Эта закономерность особенно отчетливо прослеживается в возрастном периоде от 2 до 5 лет. В возрасте 10−14 лет заболеваемость острыми лимфобластными лейкозами не имеет половых различий [6].
Среднегодовые показатели смертности детей от острых лимфобластных лейкозов в различных регионах России колебались от 0,46 на 100 тыс. детского населения в Московской области, до 2,13±0,27 на 100 тыс. детского населения в Астраханской области.
Обобщенных по Российской Федерации показателей смертности детей от острых лимфобластных лейкозов в статистических отчетах не представлено (публикуются среднегодовые показатели смертности от гемобластозов и лейкозов). В то же время необходимо отметить, что изучение эпидемиологических характеристик острого лимфобластного лейкоза на региональном уровне позволяет научно обосновать и прогнозировать число больных в определенных группах населения. Ретроспективный эпидемиологический анализ острых лимфобластных лейкозов среди детского населения Омской области ранее не проводился. Один из разделов нашего исследования будет посвящен определению уровню заболеваемости острыми лимфобластными лейкозами детей, его многолетней динамике, в зависимости от возраста, пола, места проживания и определению показателя смертности от данной нозологии. Полученные результаты будут сравниваться с общероссийскими и региональными данными.
Классификация и диагностика остроголимфобластного лейкоза у детей. Принципы лечения и оценка эффективности терапии.
Острые лимфобластные лейкозы относятся к группе гемобластозов — генерализованных опухолей кроветворной и лимфоидной ткани. Кроме острого лимфобластного лейкоза к гемобластозам относят острый нелимфобластный лейкоз, хронический миелоидный лейкоз, лимфому Ходж-кина и неходжкинскую лимфому [20].
Диагностика острых лейкозов является морфологической и базируется на обнаружении более 25% бластных
клеток в пунктате костного мозга. Первая морфологическая классификация была разработана в 1976—1980 годах гематологами и патологами Франции, США и Великобритании (France-Ameriea-Britain-классификация — FAB классификация) [37]. Согласно данной классификации, острые лейкозы по морфологическим и цитохимическим характеристикам были разделены на лимфобластные, включающие 3 подтипа и нелимфобластные, включающие 7 подтипов.
Современная диагностика острых лимфобластных лейкозов базируется помимо основополагающих данных морфоцитохимического исследования, на данных им-мунофенотипического, цитогенетического и молекуляр-но- генетического исследований. Иммунодиагностика лейкозов основана на сопоставлении иммунофенотипи-ческих характеристик лейкозных бластов и нормальных (нетрансформированных) клеток гемопоэза. К настоящему времени известно 339 антигенных структур — CD (claster designation), локализованных на мембране клеток различных ростков гемопоэза [17, 22, 36,46].
Европейской группой по иммунологическому изучению лейкозов (European Group for the Immunological Characterization of Leukemia — EGIL) в 1995 году на основании изучения различных комбинаций маркеров была предложена классификация иммунологических подвариантов острых лимфобластных лейкозов: В-линейный лимфобластный лейкоз (BI, BII, BIII, B IV) и Т-линейный острый лимфобластный лейкоз (T, T II, T III, T IV) [40]. По классификации опухолей гемопоэтической и лимфоидной ткани, предложенной Всемирной организацией здравоохранения в 2001 году и уточненной в 2008 году [38, 42], острый лимфобластный лейкоз рассматривается не как отдельная нозологическая группа, а распределен между тремя большими категориями лимфоидных заболеваний: пре-В-клеточными (precursor B lymphoblastic leukemia), пре-Т-клеточными (precursor T lymphoblastic leukemia) и зрелыми В-клеточными неоплазмами.
Для практических целей максимально адаптированы и дают наиболее воспроизводимые результаты иммуно-цитохимия (световая и люминесцентная микроскопия) и проточная цитофлуориметрия костного мозга.
Основополагающими принципами современного лечения острых лимфобластных лейкозов являются программность и риск-адаптированность терапии. Программность терапии означает строгое соблюдение определенных доз и комбинаций химиопрепаратов в четко установленные сроки. Под риск — адаптированностью понимается то, что интенсивность терапии определяется группой риска в зависимости от вероятности развития рецидива и/или токсических осложнений. Стратификация (разделение) пациентов на группы риска основывается на прогностических факторах, которые включают как клинико-биологические характеристики в момент проведения диагностики, так и параметры раннего ответа на терапию и сроки выхода в ремиссию [5, 27, 44, 48, 54]. Например, принадлежность бластных клеток к В-или Т-линии дифференцировки
используется в качестве одного из критериев, определяющих группу риска при стратификации лечения. Так при использовании протокола ALL-BFM-95m, наличие Т-имму-нофенотипа является показанием для отнесения пациента в группу среднего или высокого риска и проведения более интенсивной терапии [24, 48]. Стратификация очень важна при проведении клинических исследований с точки зрения доказательной медицины [28], так как обеспечивает сопоставимость полученных результатов. Различные режимы химиотерапии разрабатываются кооперативными клиническими группами в рамках мультицентровых исследований: BFM-SG (Berlin-Frankfurt-Munster Study Group- Германия), COALL (Childhood Acute Lymphoblastic Leukemia- Германия) [41], AIEOP (Italian Pediatric HematologyOncology Association- Италия) [49], МБ (Москва — Берлин) и другие [50]. По данным этих кооперативных исследований, применение программного лечения у детей с острыми лимфобластными лейкозами позволило достичь к началу 90-х годов XX века уровня 10-летней бессобытийной выживаемости 70% [45]. Усовершенствование протоколов полихимиотерапии увеличило этот показатель до 86,4% [47]. В России проведение протокольного лечения острых лимфобластных лейкозов у детей начато с 1991 года с внедрения протокола ALL-BFM-90m. Основная стратегическая линия данного протокола — быстрая редукция популяции лейкемических клеток для предупреждения лекарственной устойчивости. Анализ результатов лечения через 9 лет от начала внедрения протокола ALL-BFM-90m в отечественных клиниках показал, что бессобытийная выживаемость составила 72% [21] и сопоставима с данными западных клиник.
В настоящее время в Российской Федерации для лечения детей с острыми лимфобластными лейкозами используются следующие программы лечения: модифицированный немецкий протокол ALL-BFM-90, версии протокола Москва-Берлин (ALL-MB-91, 2002 и 2008) и версии протокола COALL (PECO, COALL- St. Petersburg-92) [19, 29]. За период с 1. 01. 1993 по 1. 01. 1999 годы проводился ретроспективный анализ результатов лечения по трем режимам химиотерапии (ALL-BFM-90m, ALL-MB-91, и PECO 92) с определением удельного веса пациентов, находившихся в полной продолжительной ремиссии, 10-летней бессобытийной выживаемости, доли развития рецидива заболевания. На 1. 01. 2009 года в полной продолжительной ремиссии находились 71,8% пациентов, получавших протокол ALL-BFM-90m, 72,3% лечившихся по программе ALL-MB-91 и 56,5% из тех, кто получил протокол PECO 92. Бессобытийная выживаемость для больных, лечившихся по протоколу PECO 92 достоверно хуже, чем для пациентов, получавших протоколы ALL-BFM-90m, ALL-MB-91 и составила 60 ±3, 74± 4 и 73±4% соответственно. Анализ событий, случившихся с больными в зависимости от проведенной им программы химиотерапии, показывает, что основной причиной получения худших результатов лечения по протоколу PECO 92, является значительно большее число рецидивов [3,4].
Рецидивы заболевания возникали у16,9 и 18,1% пациентов, лечившихся соответственно по протоколам ALL-BFM-90m и ALL-MB-91 и у 31,8% больных, получавших протокол PECO 92. Различий в летальности, в индукции и в ремиссии между тремя режимами химиотерапии острых лимфобластных лейкозов у детей не зафиксировано [30].
Таким образом, при использовании протоколов группы BFM получены достоверно лучшие результаты лечения, чем при использовании протокола PECO 92, между протоколом ALL-BFM-90m и созданным на его основе протоколом ALL-MB-91 различий не выявлено.
В Омской области с 1993 года для лечения острых лимфобластных лейкозов у детей внедрен в практику протокол, разработанный австрийско-немецкой группой BFM. Объем диагностических исследований до 2000 года проводился не в полном объеме, так как отсутствовали технические возможности проведения иммунофенотипирования костного мозга. В связи с чем, соответственно стратификация на группы риска проводилась без учета иммунофенотипа острого лимфобластного лейкоза. Нами проведен ретроспективный анализ эффективности программного лечения острых лимфобластных лейкозов у детей Омской области за период с 1993 по 2010 год с определением показателей выживаемости (общей, бессобытийной, безрецидивной), удельного веса рецидивов заболевания и процента детей, находящихся в первой продолжительной ремиссии. Полученные данные сравнивались с данными, полученными в рамках российских мультицентровых кооперативных исследований.
Качество жизни детей с острыми лимфобластными лейкозами в стадии длительной клинико-гематологической ремиссии.
«Вторым по значимости критерием оценки результатов противоопухолевой терапии после выживаемости является качество жизни» [35] - такой постулат был сформулирован в 1996 году на совместной конференции Национального института рака США (National Cancer Institute — NCI) и Американского общества клинической онкологии (American Society for Clinical Oncology -ASCO). Показатели оценки качества жизни утверждены и рекомендованы в качестве критериев оценки эффективности лечения в многоцентровых рандомизированных исследованиях. Так при отсутствии достоверных различий в выживаемости между группами сравнения качество жизни становится основным показателем эффективности лечения и служит основанием для выбора оптимальной программы терапии [2, 52].
Качество жизни ребенка — это интегральная характеристика физического, психологического и социального функционирования здорового или больного ребенка, основанная на его субъективном восприятии и/или субъективном восприятии родителей или других лиц из ближайшего окружения ребенка [19, 26]. Для оценки качества жизни больных с онкогематологическими заболеваниями применяют как общие, так и специальные опросники качества
жизни. Общие опросники предназначены для оценки качества жизни как здоровых, так и больных, независимо от вида заболевания [33, 39]. Специальные опросники ориентированы на определенные виды патологии или состояния.
По данным интернет базы ProQolid (Patient-Reported Qutcome and Quality of life instruments Database) [2], куму-лирующей данные об инструментах исследования качества жизни пациентов, 39 опросников разработаны специально для детей, из их числа 11 инструментов являются общими, 28 — специальными. Один из широко используемых опросников качества жизни PedQL 4. 0TM GCS (Pediatrics Quality of Life Inventory, Generic Core Scales), утвержденный и рекомендованный для применения Международным центром исследования качества жизни детей Mari Research Institute [51, 53]. Русские версии опросника PedQL 4.0 для детей 8−12лет и 13−18 лет являются надежными, валидными и чувствительными инструментами оценки качества жизни детей [7,18]. Одним из направлений использования метода оценки качества жизни является применение его в роли критерия качества ремиссии заболевания. N.E. Langeveld [43], обобщая данные более 30 исследований в области качества жизни людей, в детстве излеченных от рака, для острого лимфобластного лейкоза выявил следующую общую тенденцию: у молодых людей, как правило отмечаются проблемы, связанные с образованием и выбором профессии, то есть страдает социальное функционирование. А. В. Сабировой (Россия, PedsQL 4.0 GCS) [25] показано, что дети с острым лимфобластным лейкозом имеют более низкие параметры качества жизни по сравнению с условно-здоровыми детьми. Оказались сниженными все параметры качества жизни: физическое, ролевое, социальное функционирование. Применение исследования качества жизни является необходимым, так как служит критерием влияния заболевания на качество жизни в его ремиссии. В нашем исследовании определение уровня качества жизни детей в состоянии длительной клинико- гематологической ремиссии острого лимфобластного лейкоза проводился с использованием опросника PedsQL, что позволило сравнить полученные данные с показателями условно здоровых детей и с данными, полученными другими исследователями.
Всестороннее изучение характеристик наиболее часто встречаемой у детей формы гемобластозов — острого лимфобластного лейкоза является актуальным. Так, расчет среднегодовых показателей заболеваемости, смертности, выживаемости детей острыми лимфобластными лейкозами в конкретном регионе Российской Федерации дает возможность сравнить полученные данные с международными и общероссийскими. Кроме показателей выживаемости важно определять и качество жизни детей, как составляющую состояния здоровья. Использование стандартизированных валидных опросников для определения качества жизни позволяет проводить сравнения уровня качества жизни в динамике, в сравнении со здоровыми детьми, определять влияние заболевания на качество жизни детей в ремиссии.
MEDICAL AND STATISTICAL CHARACTERISTICS AND
ESTIMATION OF ACUTE LYMPHOBLAST LEUCOSIS TREATMENT IN CHILDREN
N.N. Kotskaya Omsk State Medical Academy
Abstract. Leucosis are at the first position in the structure of malignant tumors in children. Leucosis morbidity in Russia is stable and consist 3,17 ± 0,39, mortality because of them is 1,67 ± 0,28 cases per 100 000 of children population and has the tendency to decrease. Introduction into the practice of international treatment programs, following the standards of hemotransfusion and accompanied therapy, development of laboratory diagnostics provide the improvement of treatment results of acute lymphoblast leucosis. To estimate in complex the health condition of the children it is necessary to determined their life quality at the stage of clinical and hematological remission.
Key words: children, acute lymphoblast leucosis, morbidity, mortality, survival, life quality.
Литература
1. Балашева И. И. 50 лет клинико- эпидемиологических исследований острых лейкозов у детей Томской области / И. И. Балашева, Р. Н. Лучинина, Л. Ф. Десятова // Сибирский онкологический журнал. — 2010. — № 1(37). — С. 23−28.
2. Белоусов Д. Ю. Качество жизни, связанное со здоровьем детей / Д. Ю. Белоусов // Качественная клиническая практика. — 2008. — № 2. — С. 28−38.
3. Бойченко Э. Г. Сравнительный анализ результатов химотерапии острого лимфобластного лейкоза у детей по программам ALL-MB-2002 И roALL-ST. PETERSBURG-92. / Э. Г. Бойченко, Ю. В. Румянцева, Н. И. Пономарева // Онкогематология. — 2010. — № 2. — С. 25−35.
4. Бойченко Э. Г. Сравнительный анализ режимов химиотерапии острого лимфобластного лейкоза BFM-90, MB-91 и PECO-92 в Москве и Санкт-Петербурге / Э. Г. Бойченко, Э. М. Петрова, М. Б. Ивановская // Онкогематология. -2009. — № 4. — С. 12−22.
5. Гаврилова И. Е. Ответ на терапию индукции ремиссии — один из важнейших критериев для стратификации детей с острым лимфобластным лейкозом на группы риска / И. Е. Гаврилова, М. Г. Божьева // Детская онкология. — 2008. -№ 1. — С. 47−53.
6. Давыдов М. И. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2007 г. / М. И. Давыдов, Е. М. Аксель // Вестн. РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. -2009. — Т 20, № 3 (77), прил.1. — С 139−156.
7. Денисова Р. В. Надежность, валидность и чувствительность русских версий опросников PedsQLGCS и PedsQL RM / Р. В. Денисов // Вопр. современной педиатрии. -2009. — Т. 8, № 2. — С. 30−31.
8. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения России в 1995 г. / Под
ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Л. В. Ременник. — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 1996. — 141 с.
9. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения России в 1996 г. / Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Л. В. Ременник. — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 1997. — 247 с.
10. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения России в 1997 г. / Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Л. В. Ременник. — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 1998. — 194 с.
11. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения России в 2001 г. / Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 2003. — 238 с.
12. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения России в 2002 г. / Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Л. В. Ременник. — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена, 2004. — 227 с.
13. Злокачественные новообразования в России в 1998 году (заболеваемость и смертность) / Под ред В. И Чиссова
— М: МНИОИ им П. А. Герцена, 1999. — 284 с.
14. Злокачественные новообразования в России в 1999 году (заболеваемость и смертность) / Под ред В. И Чиссова
— М: МНИОИ им П. А. Герцена, 2000. — 234 с.
15. Злокачественные новообразования в России в 2005 году (заболеваемость и смертность) / Под ред В. И Чиссова
— М: МНИОИ им П. А. Герцена, 2007. — 252 с.
16. Злокачественные новообразования в России в 2006 году (заболеваемость и смертность) / Под ред В. И Чиссова
— М: МНИОИ им П. А. Герцена, 2008. — 248 с.
17. Зуева Е. Е. Иммунофенотипическая диагностика острых лейкозов методом проточной цитометрии / Е.Е. Зу-ева, Б. В. Афанасьев, А. А. Тотолян // Медицинская иммунология. — 2004. — Т. 6, № 1−2. — С. 9−25.
18. Изучение качества жизни в педиатрии / Под ред. А. А. Баранова, В. Ю. Альбицкого, И. В. Винярской. — М.: Союз педиатров России. — 2010. — 272 с.
19. Карачунский А. И. Результаты мультицентрового исследования лечения острого лимфобластного лейкоза у детей по программам ALL-MB 91/ALL-BFM 90m: анализ эффективности и токсичности / А. И. Карачунский, Н. В. Мякова, Ю. В. Румянцева // Терапевт. архив. — 2007. — № 7. -С. 19−26.
20. Клиническая онкогематология: руководство для врачей / Под ред. М. А. Волковой. — 2-е изд. — М.: Медицина, 2007. — 1120 с.
21. Лейкозы у детей / Под. ред. Г. Л. Менткевича, С. А. Маяковой. — М.: Практическая медицина, 2009. — 384 с.
22. Луговская С. А. Иммунофенотипирование в диагностике гемобластозов / С. А. Луговская, М. Е. Почтарь, Н. Н. Тупицин. — М. -Тверь: Триада, 2005. — 168с.
23. Масчан М. А. Острый лимфобластный лейкоз у детей / М. А. Масчан, Н. В. Мякова // Онкогематология. — 2006.
— № 1−2. — С. 50−63.
24. Махонова Л. А. Современные подходы к диагностике и терапии лимфоидных опухолей у детей / Л. А. Махонова, С. А Мякова., А. В. Попа // Педиатрия. — 2009. — Т. 87, № 4. — С. 15−19.
25. Никитина Т. П. Показатели качества жизни у детей 8−18 лет с острым лимфобластным лейкозом в длительной клинико- гематологической ремиссии / Т. П. Никитина, Е. И. Моисеенко, А. В. Сабирова // Вестн. Межнационального центра исследования качества жизни. — 2004. — № 3−4. -С. 63−69.
26. Новик А. А. Концепция исследования качества жизни в педиатрии / А. А Новик, Т. И Ионова // Педиатрия. -2002. — Т. 66. — С 83−88.
27. Рогачева Е. Р. Прогностическое значение инициального состояния центральной нервной системы у детей, больных острым лимфобластным лейкозом / Е. Р. Рогачева, Д. Б. Лаврухин, Л. Г. Фечина // Гематология и трансфузио-логия. — 2008. — № 53 (2). — С 12−17.
28. Румянцев А. Г. Основные инструменты доказательной медицины в детской гематологии/онкологии / А. Г. Румянцев, С. Р. Варфоломеева, С. Г. Осипов // Вопр. гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии. — 2009. — Т8, № 1. — С 5−17.
29. Румянцева Ю. В., Оптимизация терапии острого лимфобластного лейкоза у детей в России и Белоруссии стратегия Москва-Берлин / Ю. В. Румянцева, А. И Карачункий // Вопр. гематологии/онкологии и иммунологии в педиатрии. — 2007. — Т6, № 4. -С. 13−21.
30. Румянцева Ю. В. Эффективность протокола ALL-МВ-2002 у детей с острым лимфобластным лейкозом / Ю. В. Румянцева, А. И. Карачунский, О. В. Алейникова // Терапевт. архив. — 2010. — № 7. — С. 11−19.
31. Состояние онкологической помощи населению России в 2008 году / Под ред. В. И. Чиссова, В. В. Старинского, Г. В. Петровой. — М.: МНИОИ им. П. А. Герцена. — 2008. — 192 с.
32. Трапезников Н. Н. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ / Н. Н. Трапезников, Е. М. Аксель. — М.: РОНЦ им. И. Н. Блохина РАМН, 2001. — 296 с.
33. Черников В. В. Методологические аспекты изучения качества жизни детей раннего возраста / В. В. Черников, С. А. Валиуллина // Вопр. современной педиатрии. — М., 2006. — Т. 5, № 1. — С. 99.
34. Чернов В. М., Эпидемиология болезней крови у детей по данным исследований, проведенных в Федеральном центре детской гематологии, онкологии и иммунологии Росздрава / В. М. Чернов, И. С. Тарасова, А. Г. Румянцев // Вопр. гематологии/онкологии и иммунологии в педиатрии. — 2007. — Т 6, № 3. — С. 27−33.
35. American Society of Clinical Oncology. Outcomes of cancer treatment for technology assessment and cancer treatment guidelines. // Journal of Clinical Oncology. — 1996. -Vol. 14, № 2. — P. 671−679.
36. Belov L. Immunophenotyping of Leukemias Using a Cluster of Differentiation Antibody Microarray / L. Belov [et al.] // Cancer Research. — 2001. — Vol. 61. — P. 4483−4489.
37. Bennett J.M. Proposals for the Classification of the Acute Leukaemias FAB CG / J.M. Bennett // British Journal of Haematology. — 1976. — Vol. 33. — P. 451−458.
38. Campo E. WHO Classification of Tumors of Heamato-poetic and Lymfoid Tissues. Lyon: International agency for research on cancer / E. Campo. — 2008. — 439 p.
39. Davis E. A structured review of studies on health-related quality of life and economic evaluation in pediatric acute lymphoblastic leukemia /E. Davis, E. Waters // Journal of the National Cancer Institute. — 2005. — Vol. 97, № 23. — P. 1786−1787.
40. European Group for the Immunological Caracterization or Leukemia (EGIL): Proposal for the immunological classification of acute leukemias // Leukemia. — 1995. -Vol.9. — P 1783−1786.
41. Harms D.O. Cooperative study group for childhood acute lymphoblastic leukemia (COALL): long-term follow-up of trials 82, 85, 89 and 92 / D.O. Harms, G.E. Janka-Shaub // Leukemiaro — 2000. — Vol. 14, № 12. — P. 2234−2239.
42. Jaffe E. S. World Health Organization Classification of Tumours. Pathology and genetics of Tumours of Haematopoietic and Lymphoid Tissues / E.S. Jaffe. — Lyon, 2001. — P. 351.
43. Langeveld N.E. Quality of life in young adult survivors of childhood cancer / N.E. Langeveld [et al.] // Supportive Care in Cancer. — 2002. — Vol. 10, № 8. — P. 579−600.
44. Laughton S.J. Early responses to chemotherapy of normal and malignant hematologic cells are prognostic in children with acute lymphoblastic leukemia / S.J. Laughton [et al.] // Journal of Clinical Oncology. — 2005. — Vol. 23, № 10. — P. 2264−2271.
45. Liang D-C. Long-term results of Taiwan Pediatric
Oncology Group studies 1997 and 2002 for childhood acute lymphoblastic leukemia / D-C. Liang [et al]. // Leukemia. -2010 — Vol. 24, № 2. — P. 397−405.
46. Lay L. Mouse Cell Surface Antigens: Nomclatyre and Immunophenotiping / L. Lay // Jornal of Immunology. — 1998.
— Vol. 160. — P. 3861−3868.
47. Lay L. Long-term follow-up of the United Kingdom medical research council protocols for childhood acute lymphoblastic leukaemia, 1980−2001 / L. Lay // Leukemia.
— 2010 — Vol. 24, № 2. — P. 406−418.
48. Pui C.H. Acute lymphoblastic leukemia / Pui C.H. [et al.] // Lancet. — 2008. — Vol. 371. — P. 1030−1043.
49. Reiter A. Chemotherapy in 998 unselected childhood acute lymphoblastic leukemia patients. Results and conclusions of the multicenter trial ALL-BFM-86 / A. Reiter [et al.] // Blood.
— 1994. — Vol. 84. — P. 3122−3133.
50. Schrappe M. Long-term results of four consecutive trials in childhood ALL performed by the ALL-BFM study group from 1981 to 1995 / M. Schrappe // Leukemia. — 2000. — Vol. 14.
— P. 2205−2222.
51. Varni J. PedQL 4.0 TM 4. 0: Reliability and validity of the Pediatric Quality of Life Inventory TM Version 4.0 Generic Core Scales in heaithy and patients population / J. Varni [et al.] // Medical Care. — 2001. — Vol. 39. — P. 800−812.
52. Varni J.W. PedsQL Generic Core Scales: The PedsQL: Measurement Model for the Pediatric Quality of Life Inventory. Medical Care / J.W. Varni [et al]. — 1999. — Vol. 37, № 2. — P. 126−139.
53. Varni J.W. The PedsQL 4.0 Generic Core Scales: Sensitivity, responsiveness, and impact on clinical decision-making. Journal of Behavioral Medicine / J.W. Varni et al.]. — 2002.
— Vol. 25. — P. 175−193.
54. Vrooman L.M. Childhood acute lymphoblastic leukemia: update on prognostic factors / L.M. Vrooman [et al.] // Curr. Opin. Pediatr. 2009. — Vol. 21. — P. 1−8.
© РЯПОЛОВА Е.А., НЕЧАЕВА Г. И. УДК 616. 379−008. 64−07−039. 11:616. 127−005. 4
ДИАГНОСТИКА ИНСУЛИНОРЕЗИСТЕНТНОСТИ, ПРЕДИАБЕТИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ И САХАРНОГО ДИАБЕТА У ПАЦИЕНТОВ С БЕЗБОЛЕВОЙ ИШЕМИЕЙ МИОКАРДА
Е. А. Ряполова, Г. И. Нечаева Омская государственная медицинская академия, ректор — д.м.н., проф. А.И. Новиков- кафедра внутренних болезней и семейной медицины, зав. — д.м.н., проф. Г. И. Нечаева.
Резюме. Число пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и нарушениями углеводного обмена неуклонно растет. Выявление доклинических стадий этих состояний является важной задачей практического здравоохранения при оказании первичной медико-санитарной и специализированной медицинской помощи. В статье рассматриваются вопросы диагностики инсулинорезистентности и сопутствующей гипергликемии, как основных патогенетических механизмов развития и прогрессирования сердечно-сосудистых заболеваний, предиабетических состояний и сахарного диабета. Ключевые слова: сердечно-сосудистые заболевания, инсулинорезистентность, сахарный диабет.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой