Развитие научно-просветительской благотворительной деятельности в российской провинции (конец XIX начало ХХ вв.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 374.2 (471. 45) ББК 77 (2Р354)
И. А. Рябец
РАЗВИТИЕ НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ПРОВИНЦИИ (КОНЕЦ XIX — НАЧАЛО ХХ вв.)
Волгоградский государственный медицинский университет
E-mail: irina-r4@yandex. ru
В статье поднимаются вопросы деятельности научно-просветительских обществ Нижневолжского региона конца XIX — начала ХХ вв., участия их членов в процессе просвещения населения края и роль в формировании культурного самосознания российской провинции.
Ключевые слова: благотворительные научно-просветительские общества, народные чтения, самоидентификация российской интеллигенции.
I. A. Ryabets
THE DEVELOPMENT OF SCIENTIFIC AND EDUCATIONAL CHARITY IN THE RUSSIAN PROVINCE (THE END OF XIX — BEGINNING OF XX CENTURIES)
Volgograd State Medical University
The article raises questions of scientific and educational societies Lower Volga region at the end of XIX — beginning of XX centuries, participation of their members in the process of educating the public of the edge and their role in the formation of cultural identity of the Russian province.
Keywords: charitable scientific and educational society, public reading, the identity of the Russian intelligentsia.
Одним из важнейших признаков цивилизо- сти. В России до 1917 г. этот вид деятельности
ванного общества является изучение и распро- имел достаточно широкое распространение не
странение опыта благотворительной деятельно- только в столицах, но и в провинции. И если
столичный опыт благотворительности относительно исследован, то провинциальный опыт остается малоизученным. Общекультурная ситуация в современной российской провинции делает выявление и практическое использование этого исторического опыта крайне актуальным. Особого внимания заслуживает исследование благотворительной активности в сфере науки, культуры и образования как пример альтруистической деятельности энтузиастов в деле изучения страны и просвещения ее населения.
В течение определенного периода времени в отечественной исторической науке доминировало мнение о том, что энергия демократической интеллигенции была направлена в сферу благотворительности в связи с невозможностью прямого проявления своих политических взглядов. Сегодня наличие документальной базы дает возможность современного переосмысления деятельности научно-просветительских благотворительных обществ не только в центре, но и на региональном уровне.
Данные по деятельности благотворительных научно-просветительских обществ Царицына стали известными благодаря уникальному источнику — документам фонда помощника начальника Саратовского губернского управления в Царицынском уезде, хранящимся в Волгоградском областном государственном архиве. Правда, только некоторые из более чем 470 дел фонда вызвали интерес исследователей к этому обширному массиву документации [20, с. 264 266]. В последнее время в регионе появился ряд работ, предметом научного интереса которых стала благотворительная активность и научнопросветительские организации Нижнего Поволжья. Но наиболее значимые благотворительные научно-просветительские общества Царицына так и не стали объектом самостоятельного изучения.
По данным исследователей, в России к началу ХХ века функционировало около 180 различных по профилям научных обществ: 74 гуманитарных, 40 научно-медицинских, 30 естественно-научных, 17 географических и краеведческих, более 10 научно-технических, несколько лесных и ветеринарных [19, с. 44−45]. В Поволжье, как и во всей России, общественная инициатива интеллигенции привела к созданию научных обществ, архивных и естественно-научных съездов, губернских ученых, архивных комиссий [21, с. 23]. В Саратове в конце XIX века функционировали: Саратовская ученая ар-
хивная комиссия, при которой в 1886 году был основан музей, физико-медицинское общество, Саратовское юридическое общество, Саратовское общество сельского хозяйства, Саратовское общество естествоиспытателей и естествознания, отдел Императорского технического общества [15, с. 86]. Аналогичные процессы происходили и в другой Нижневолжской губернии. В Астрахани конца XIX — начала ХХ вв. существовали такие научно-просветительские общества, как общество врачей, общество садоводства и огородничества, общество сельского хозяйства и сельскохозяйственное общество астраханских калмыков. Здесь же возникло одно из первых в Нижнем Поволжье Петровское общество исследователей Астраханского края (1872 г.), деятельность которого вылилась в создание естественно-исторического и археологического городского Петровского музея [18, с. 109].
В Царицыне к 1888 г. существовало лишь общество «Вспомоществования частному служебному труду» [16, с. 75−78], что дало повод авторам справочника «Весь Саратов и Царицын» констатировать: «Учреждениями, свидетельствующими о развитии в жителях общественной инициативы, Царицын, сравнительно с другими городами, не богат». К 1902 г. число общественных организаций Царицына возросло, но это были в основном организации общей благотворительной направленности: общество вспомоществования нуждающимся воспитанникам Александровской гимназии, Царицынский местный комитет Российского общества Красного Креста, Царицынский окружной отдел Императорского Российского общества спасания на водах, Управление Царицынского комитета общества улучшения народного труда в память Императора Александра II, общество пособия бедным [14, с. 444], а также отделение Саратовского благотворительного союза при Братстве св. Креста [1, с. 21].
Появился «преследующий эстетические цели» литературно-драматический и музыкальный кружок, который возглавили председатель И. Г. Жуков и секретарь В. М. Миллер — широко известный в городе самодеятельный артист, антрепренер и меценат. Кроме того, в Царицыне были образованы общество любителей правильной охоты и вольное пожарное общество
[1, с. 5].
В краеведческой литературе отсутствуют исследования деятельности и даже упоминания о благотворительных обществах Камышина и
Дубовки. Хотя «Словарь…» А. Н. Минха свидетельствует о существовании в Камышине общества вспомоществования нуждающимся ученикам Камышинского реального училища и Камышинского местного правления общества спасания на водах [14, с. 164].
Первое общество, задачей которого была именно научно-просветительская деятельность, появилось в Царицыне в начале ХХ века. В силу эпидемической и гигиенической обстановки в городе такое общество было создано по инициативе врачей и называлось «Русское общество врачей и охраны народного здравия». Оно имело целью научно-практическую разработку врачебно-санитарных вопросов, изучение города Царицына и его уезда в санитарном отношении с изысканием средств к предупреждению или ограничению распространения эпидемических и эндемических заболеваний, а также распространение в публике медицинских сведений, преимущественно по вопросам общественного здоровья и разработку бытовых вопросов врачебного сословия. К 1901 году в обществе состояло 20 действительных и 1 почетный член. Первоначально председателем правления общества был врач Н. К. Лаврентьев [1, с. 23].
По мере того, как Царицын превращался в промышленный центр, врачи города стали обращать внимание на вопросы охраны труда и общественной гигиены на производстве. В связи с принятием в 1912 г. «Закона о страховании рабочих и организации больничных касс», члены общества взяли на себя миссию по разъяснению российского законодательства. Например, 17 февраля 1913 г. был заслушан доклад доктора А. П. Попова «Новый закон об обеспечении рабочих на случай болезни и желательное его применение в г. Царицыне». Выступления медиков пользовались огромной популярностью и собирали аудиторию численностью 500−600 человек рабочих местных заводов. Для того, чтобы вместить такое значительное число слушателей, приходилось арендовать одно из лучших и современных зданий в городе — помещение Царицынской биржи [6, л. 29−35].
К 1910-м гг. наряду с обществом врачей в Царицыне сформировалось еще несколько организаций научно-просветительской направленности. После визита в Царицын всемирно известного певца Ф. И. Шаляпина, воодушевленная общественность организовала Царицынское отделение Императорского русского музыкального общества (1910 г.). Актив выше-
упомянутого литературно-драматического и музыкального кружка стал базой для организации самодеятельного симфонического оркестра при Царицынском отделении ИРМО [3, с. 38].
«Царицынское общество трезвости во имя святого угодника Николая» было учреждено 29 ноября 1909 года. Его председателем стал священник А. П. Строков, что свидетельствует о том, что общество создавалось под покровительством РПЦ [2, с. 88] Общество вело активную пропаганду здорового образа жизни путем проведения бесед-проповедей, торжественных молебнов и крестных ходов [12, с. 155]. Царицынские купцы понимали целесообразность борьбы с пьянством: в магазинах братьев Ры-синых членам общества предоставлялась пятипроцентная скидка, а на 10 000 рублей, пожертвованных предпринимателем Максимовым, был отстроен Дом трезвости. Его торжественное открытие состоялось на Базарной площади Царицына 4 декабря 1911 года. В публичных аудиториях Царицына и непосредственно на базе Дома трезвости проводились народные чтения. Для поддержания устойчивого внимания публики лекции читались небольшими отрывками и чередовались с выступлениями хора под руководством регента М. Денежкина. Чайные вечера, рождественская елка, каток, а впоследствии библиотека и кинотеатр — все это, по мнению организаторов, должно было отвлекать провинциальную публику от злоупотребления спиртными напитками [12, с. 159−160].
В 1914 г. было создано Царицынское отделение Санкт-Петербургского «Общества для распространения просвещения между евреями в России». Основную задачу его члены видели в просвещении евреев города и развитии библиотечного дела [7, л. 22, 29].
В Саратовской губернии, по данным переписи 1897 года, 76,3% жителей были неграмотны [11, с. 98], поэтому основные усилия интеллигенции региона были направлены на борьбу с безграмотностью. Особую роль в этом процессе сыграло Царицынское общество содействия внешкольному образованию (ЦОСВО). Вклад ЦОСВО в дело становления музейной сети региона отмечен рядом ученых [13, с. 6], но за рамками их внимания остались основная деятельность ЦОСВО, которая и привела к решению о создании первого публичного музея края. Это процесс создание общества и формирование его актива, основные аспекты деятельности и выработка методик проведения пуб-
личных мероприятий. Поскольку за деятельностью общества было установлено негласное наблюдение, то анализ рапортов помощника начальника Саратовского губернского жандармского управления в Царицынском уезде дает подробнейшую информацию об обществе. Из рапортов, направляемых ротмистром Тарасовым в Саратов, можно выяснить, что ЦОСВО было образовано 1 сентября 1912 года, в состав его правления входили личности, знаковые для дореволюционного Царицына: Потомственный почетный гражданин по линии Министерства народного просвещения Александр Александрович Репников [10, с. 317- 17, с. 44], врачи Александр Прокофьевич Марков и Николай Сергеевич Розанов, чиновники Иван Алексеевич Баранов и Николай Евстратьевич Федоров. Позднее к ним прибавились врачи, служащие, преподаватели Царицына: А. И. Гладков, И. И. Барсуков, К. С. Губанов, В. А. Мавродиев [5, л. 205−208]. В отношении всех членов актива общества производилось негласное расследование полиции, что дает возможность получить представление об их социальном положении, политических взглядах и характере занятий.
Одной из форм деятельности общества было проведение народных чтений. Проходили они обычно в театральном зале общественного собрания, в народной аудитории на Черниговской улице, в помещении библиотеки на Дар-горе, в Нобелевской школе, в клубе общества «Взаимопомощь». Впоследствии ЦОСВО распространило свою деятельность за пределы города на территорию Царицынского уезда — село Ельшанку, хутор Ново-Никольский.
Представители ЦОСВО организовывали лекции в удобное для рабочих и служащих время: по субботам и воскресеньям, во второй половине дня. Распределение нагрузок было делом специальной комиссии, которая собиралась каждый понедельник, вырабатывала программу чтений, назначала лекторов. Часто ее заседания продолжались с 9 часов вечера до глубокой ночи. Программа чтений была четко разработана: устроители чтений нашли интересную методику сочетания теории с литературной формой — лекцию сопровождало чтение произведений официально разрешенных авторов. В материалах фонда они определялись, как легальные литературные произведения, имеющие общую с лекцией тенденцию. Единая тема объединяла лекцию «Кавказ» и повесть Л. Н. Толстого «Кавказский пленник», лекцию «Царь
Иван Грозный» и «Песню о купце Калашникове» М. Ю. Лермонтова. В то же время лекция «О воздухе» сопровождалась декламацией рассказа М. Горького «Артем и Каин», хотя на первый взгляд между произведениями нет прямой связи. Но текстовой анализ свидетельствует о созвучности сюжета произведения с реальной царицынской действительностью, жестокими нравами простого портового люда. Кроме смысловых аналогий, в рассказе есть указание на благоприятное воздействие воды и воздуха на организм человека после тяжелого увечья [8, с. 298]. Очевидно, данный факт оказал определенное влияние на выбор данного рассказа для иллюстрации лекции «О воздухе».
Подобных комбинированных мероприятий по источникам автором выявлено более 15. В них нашли свое отражение основные вехи истории России: «Начало Руси», «Крещение Руси», «Татарское нашествие», «Царь Иван Грозный», «Смутное время», «История царствования Александра I», «Император Александр II" — начальные географические сведения: «О Японии», «Малороссия и малороссы», «Финляндия», «Сибирь», «Кавказ», «Поволжье" — популярные вопросы охраны здоровья: «О воздухе», «О чахотке».
Интересно отметить, что, как сообщает полицейский наблюдатель, лекции часто выходили за рамки обозначенной темы. Так, лекция, посвященная творчеству И. С. Тургенева, и чтение рассказа «Бирюк» стали прикрытием беседы о политическом состоянии общества в эпоху крепостничества. Хотя программа чтений проходила обязательную процедуру утверждения полицмейстером, она часто не соблюдалась. Жандармские информаторы не всегда присутствовали на чтениях, что давало возможность лекторам свободно излагать свои политические взгляды. Например, 9 декабря 1912 г. на лекции «История царствования Александра I» А. И. Гладков пространно рассказывал о нравах в военных поселениях, безжалостно критиковал аракчеевщину, осуждал телесные наказания, описывал создание тайных обществ и восстание декабристов [5, л. 311].
Подобная ситуация была не приемлема для жандармерии города, поэтому ротмистр Тарасов в своем донесении просил: «на чтения общества внешкольного образования командировать Пучковского, с поручением записывать то, что говорится лекторами». Однако эта мера мало повлияла на свободолюбивые рассуждения
и смелые высказывания А. И. Гладкова. Об этом можно судить по тому, что он продолжал свою деятельность, и 19 декабря 1912 г. читал лекцию на тему «Александр II», в которой прозвучали следующие высказывания: «Император Александр II прежде всего принялся за дело освобождения крестьян от рабства, от ига дворян и помещиков», но «великое дело освобождения народа свершилось, но свершилось так сказать наполовину» [5, л. 327].
Наряду с острыми политическими проблемами лекторы общества поднимали и нейтральные темы из сферы педагогики, истории, культуры. 3 февраля 1913 года по приглашению ЦОСВО член Петербургского общества экспериментальной педагогики Е. А. Бускова выступала с лекцией «Переходный возраст детей в освещении современной педагогики». Для проведения мероприятия свой дом предоставила жена председателя ЦОСВО Августа Константиновна Репникова. Цены на посещение выступления столичного лектора составляли: с первого по третий ряд — 1 рубль за место, место в 4−5 рядах — 75 копеек, далее — 60, 40 и 30 копеек, входной без места — 20 коп. Весь сбор поступал в пользу общества [6, л. 26].
Публичные чтения проводились не только в общественных зданиях и домах зажиточных горожан, но и на промышленных предприятиях города, например, в помещении Французского завода, предназначенном для спектаклей. В период обострения отношений между обществом и представителями власти члены управления завода посчитали проведение чтений неудобным и запретили их проведение на территории предприятия. Заводской врач А. П. Попов возглавил инициативную группу по ведению переговоров с администрацией. К врачу присоединились 30 человек из числа рабочих, поставивших свои подписи под заявлением в пользу проведения чтений. Администрация завода не уступила, чем вызвала бурную реакцию членов общества и их добровольных помощников.
Важно подчеркнуть, что на мероприятия ЦОСВО собиралось до 300 человек слушателей, в основном это были мастеровые, приказчики, дети и подростки от 10 до 16 лет. Организаторы чтений использовали новомодные в то время технические средства — «туманные картины», нередко перед слушателями выступал хор под руководством А. И. Демидова.
В 1913 г. члены общества приняли решение об открытии бесплатной библиотеки-читальни,
заведующим которой был избран И. И. Барсуков [6, л. 1]. Для пополнения книжного фонда обществом выделялась определенная сумма денег. У ЦОСВО было несколько источников поступления средств: установление платы за посещение мероприятий общества и денежные вклады. 13 декабря 1912 года А. К. Репникова -жена председателя ЦОСВО пожертвовала обществу 40 тысяч рублей на постройку здания. По условиям дарения при прекращении деятельности общества здание должно было перейти в ведение города, но использоваться лишь в «культурно-просветительских делах» [5, л. 314]. Позже семья председателя ЦОСВО выделила из собственных средств 250 000 рублей [9, с. 22] на постройку Дома науки и искусств в Царицыне, а затем дофинансировала строительство суммой в размере 50 000 рублей [4, л. 4].
Общественная активность царицынцев вызывала озабоченность в центре губернии. В Саратове было заведено «дело ЦОСВО», и 16 февраля 1913 года секретарь по делопроизводству обществ и союзов губернии прибыл в Царицын с ревизией деятельности общества. Источники не сохранили фамилию чиновника, но показателем его статуса является то, что сопровождал его полицмейстер Василевский. Документы Государственного архива Волгоградской области, датированные мартом 1913 года, свидетельствуют о драматической ситуации, вылившейся в процедуру приостановления деятельности общества. Постановление Саратовского губернатора о закрытии ЦОСВО было подписано несколькими днями ранее, чем произведена ревизия. Это свидетельствует о том, что власти искали лишь номинальный повод для уничтожения общества, цели которого изначально не отвечали взглядам губернатора. Председатель общества А. А. Репников и секретарь А. П. Марков были вызваны в Саратов. В своих объяснениях они настаивали на том, что деятельность общества имеет исключительно культурно-просветительную цель, но нашлось несколько «молодцев-хулиганов», которые стали высказывать на лекциях свои мысли. Несмотря на это, деятельность общества была прекращена до осени 1913 года [6, л. 36−41].
Период с 1912 до 1913 гг. является исключительно важным для осмысления деятельности Царицынского общества содействия внешкольному образованию. В это время формируется актив ЦОСВО и его добровольных по-
мощников, происходит выработка идеологии общества. Поиск наиболее действенных форм просветительской активности приводит к разработке и апробации на практике наиболее успешных методик проведения народных чтений. Расширяется сфера проведения мероприятий, в нее наряду со всеми районами города включаются пригороды Царицына. Именно в это время возникают первые трения между членами общества, вызванные разной степенью их политизации.
Благотворительная активность членов ЦОСВО проявлялась не только в денежном эквиваленте, но и в выделении в публичное пользование личных библиотек, предоставлении помещений для проведения народных чтений. Наряду с материальной составляющей появляется осознание необходимости в благотворительности духовной. В этой связи особого внимания заслуживает оценка оказания благотворительной помощи в сфере умственного труда: бескорыстная деятельность на ниве просвещения, альтруистическое жертвование своим свободным временем, интеллектуальным потенциалом, исполнение обязанностей на общественных началах.
Функционирование научно-просветительских обществ можно рассматривать как форму самоидентификации представителей российской интеллигенции. Идейной базой подобных организаций в Царицынском уезде становились учителя, врачи, служащие, лучшие представители купечества. Деятельность обществ, с одной стороны, вела к ликвидации неграмотности той части малообразованного населения, к которой была обращена, с другой — общества становились своеобразной платформой для проявления гражданской активности, принципиальной человеческой и политической позиции самих участников. В этой связи изучение истории научно-просветительских организаций Царицына является уникальной возможностью проследить зарождение, эволюцию и специфику общественной жизни Нижневолжского региона.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Адрес-календарь. Весь Саратов и Царицын. Торгово-промышленная справочная книга на 1902 год [Текст]. -Саратов: Изд. А. И. Фридрихсон. — 1902. — 68 с.
2. Адрес-календарь. Весь Царицын. Справочник по Царицыну и Царицынскому уезду. 1911 год [Текст]. — Царицын: Изд. тов. «Царицынская мысль». Типо-литография Федоровой. — 1911. — 130 с.
3. Андрианова, Г. Н. Художественный облик Царицы-
на-Сталинграда [Текст] / Г. В. Андрианова. — Волгоград: Универсал, 1991. — 192 с.
4. ГАВО. Ф.2. Оп.1. Д 2.
5. ГАВО. Ф.6. Оп.1. Д. 292.
6. ГАВО, Ф.6. Оп.1. Д. 340.
7. ГАВО. Ф.6. Оп.1. Д. 371.
8. Горький, М. Артем и Каин [Текст] / М. Горький. Собрание сочинений в тридцати томах. Т. 3. Рассказы 1896−1899. — М.: Гос. изд. худ. лит., 1949. — 322 с.
9. Завгороднева, Г. В. Основатели музея. Потомственный почетный гражданин г. Царицына А. А. Репников // Музей и общество на пороге XXI века: материалы научно-практич. конф., посвященной 85-летию Волгоградского областного краеведческого музея. — Волгоград: Перемена, 2000. — 73 с.
10. Каден, А. Г. Царицынский меценат Александр Александрович Репников [Текст] / А. Г. Каден, С. А. Ма-шенцев / Стрежень. Научный ежегодник / под ред. М. М. За-горулько. — Волгоград: Государственное учреждение «Издатель». — 2006. — Вып. 5. — 424 с.
11. Курбанов, Л. Ф. Саратовский край [Текст] / Л. Ф. Курбанов, Е. В. Полубояринов. — Саратов: Приволжское книжное издательство, 1976. — 103 с.
12. Луночкин, А. П. Царицынские трезвенники [Текст] / А. П. Луночкин // Историко-краеведческие записки: 400-летию города-героя посвящается / под ред. Б. С. Абалихи-на. — Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1989. — Вып. 4. — 224 с.
13. Материкин, А. В. Из истории становления и развития музейного дела Волгоградской области (1893−1917 г. г.) [Текст] / А. В. Материкин // Музей и общество на пороге XXI века: материалы научно-практич. конф., посвященной 85-летию Волгоградского областного краеведческого музея. — Волгоград: Перемена, 2000. — 73 с.
14. Минх, А. Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды Царицынский и Камышинский. Современная версия [Текст] / А. Н. Минх- под ред. И. О. Тюменцева / ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы». — Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2010. — 568 с.
15. Памятная книжка Саратовской губернии за 1914 год [Текст]. — Саратов: Типо-литография губернского правления, 1914. — 407 с.
16. Ромазанова, С. И. Благотворительные общества в Царицыне [Текст] / С. И. Ромазанова // Вопросы краеведения- под ред. Б. С. Абалихина. — Волгоград, 1991. -Вып. 1. — 315 с.
17. Ромазанова, С. И. Почетные граждане Царицына [Текст] / С. И. Ромазанова // Чтения в Волгоградском областном обществе краеведов. Год 8. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 1997. — 128 с.
18. Спутник по реке Волге и ее притокам Каме и Оке [Текст]. — Саратов: Типо-литография П. С. Феокритова, 1913. — Вып. XIII. — 163 с.
19. Степанский, А. Д. Общественные организации России на рубеже XIX-ХХ вв. [Текст] / А. Д. Степанский. -М., 1982. — 189 с.
20. Судник, Т. В. Документы архивного фонда помощника начальника Саратовского губернского управления в Царицынском уезде как источник по истории рабочего движения в г. Царицыне и Царицынском уезде (18 951 916) [Текст] / Т. В. Судник // Стрежень: научный ежегодник / под ред. М. М. Загорулько. — Волгоград: Государственное учреждение «Издатель», 2000. — Вып. 1. — 328 с.
21. Флейман, Е. А. Краеведческое движение в Поволжье в 1917—1930 гг.: идеи, события, люди [Текст] / Е. А. Флейман. — Кострома: Изд-во Костромской обл. орг. общества «Знание России», 2001. — 192 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой