Медицинские проблемы социального сиротства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Социальная педиатрия и организация здравоохранения
Д.И. Зелинская
Научный центр здоровья детей РАМН, Москва
Медицинские проблемы
Контактная информация:
Зелинская Дина Ильинична, доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник отдела социальной педиатрии Научного центра здоровья детей РАМН
Адрес: 119 991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 2/62, тел. (495) 967−15−71 Статья поступила: 02. 09. 2008 г., принята к печати 02. 02. 2009 г.
Социальное сиротство является актуальной проблемой современности, затрагивающей все сферы общественной жизни. В России насчитывается более 1 млн детей, фактически лишенных родительской заботы, а если принять во внимание феномен скрытого сиротства, то проблема выглядит еще более масштабной. Система здравоохранения имеет ресурсы для влияния на решение вопроса о сохранении семейного воспитания или обретение семьи детьми, страдающими хроническими заболеваниями, имеющими нарушения развития, инвалидами, детьми, воспитывающимися в интернатах разных ведомств, в том числе — в домах ребенка. Главными задачами органов и учреждений здравоохранения являются профилактика ранних отказов от детей, своевременное выявление факторов риска социального сиротства в семьях, модернизация деятельности домов ребенка по созданию условий семейного воспитания и более широкое использование всех форм семейного устройства.
Ключевые слова: дети, сиротство, инвалиды.
Социальное сиротство — комплексная социальная и психологическая проблема. Из этого следует, что деятельность во всех сферах общества, которые соприкасаются с детством, прямым или косвенным образом влияет на социальное сиротство: увеличивает или уменьшает его. Из этого также следует, что в обществе практически нет структур и людей, не причастных к проблеме сиротства детей.
В настоящее время в России зарегистрировано более 800 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это составляет 2,5% всех детей в стране (в возрасте от 0 до 17 лет), а в некоторых регионах их насчитывается значительно больше. По данному показателю Россия лидирует среди других стран. По данным
Всемирного банка развития, например, в Великобритании этот показатель составляет 0,5%, в США — 0,6%, в Германии — 0,89% (Агентство социальной информации, 2005).
В России стало массовым явление социального сиротства — сиротства при живых родителях. Число истинных сирот составляет лишь 17,4% от всех детей, оставшихся без попечения родителей.
Из числа детей, лишенных попечения родителей, около 550 тыс. находятся на воспитании в семьях (в конце 2006 г. 67,2% детей находились под опекой и попечительством, 28,2% - были усыновлены, 3,7% - проживали в приемных семьях, 0,9% - находились на других формах семейного устройства). Остальные дети
D.l. Zelinskaya
Scientific Center of Children'-s Health, Russian Academy of Medical Sciences, Moscow
Medical problems of social orphanhood
Social orphanhood is and actual problem of the present, affecting all spheres of social life. There are over 1 million of children, practically devoid of parental care in Russia, and it we take account a phenomenon of latent orphanhood, the problem seems to be much more dimensioned. The system of social health has resources for the influence on the question of saving of family education or finding of family by children with chronic diseases, disorders in development, invalids, and children from boarding schools of different departments, including children'-s homes. Main task of departments of health service are prophylaxis of early disavowals from children, timely revelation of risk factors of social orphanhood in families, modernization of activity of children'-s houses in the field of creation of conditions of family education, and more wide use of all types of family formations.
Key words: children, orphanhood, invalids.
и организация здравоохранения
(примерно 260 тыс.) воспитываются в государственных учреждениях различных ведомств (в том числе более 16 тыс. в домах ребенка), а также в негосударственных учреждениях (100 детей в 2006 г.) [1].
Ежегодно регистрируются более 130 тыс. детей (с нарастающим результатом), которые лишаются родительского попечения. На протяжении ряда лет сохраняется стойкая тенденция: в среднем по России 70% детей уходят в семьи (на семейные формы воспитания), 30% - в детские интернатные учреждения на полное государственное обеспечение. При этом в 46 регионах России число детей, передаваемых в государственные учреждения, превышает 30%, а в 14 из них — оно больше 40%. Несмотря на увеличение числа детей, переданных на воспитание в семейные условия, количество детей, помещенных в интернаты, не уменьшается [1]. Сравнительный анализ показывает, что число детей, ежегодно получающих статус оставшихся без попечения родителей, примерно равно числу устраиваемых в семьи. Это подтверждает сведения о постоянной численности контингента воспитанников в учреждениях и означает, что в целом эффективность работы государственных и региональных систем защиты прав детей-сирот близка к минимальным значениям [2]. Продолжает увеличиваться число детей, оставшихся без попечения родителей в раннем возрасте. Среди ежегодно поступающих в дома ребенка ¾ составляют дети первого года жизни. Большинство сирот, устроенных в дома ребенка, поступают из стационаров, где они, как правило, находятся с целью обследования и оформления документов. По данным ряда исследований, длительность пребывания в стационаре составляет от 2,6 до 5,2 мес. При этом каждый 4-й ребенок раннего возраста находился в стационаре более 3 мес, а каждый 10-й — более 1 года [3, 4].
В интернатных учреждениях всех ведомств живут и воспитываются, помимо детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, еще около 250 тыс. детей. Они также ограничены в отношении родительской заботы (или даже лишены ее) и являются группой ближайшего риска по формированию социального сиротства. Проблема выглядит еще более масштабной, если учесть безнадзорных и беспризорных детей (по разным экспертным оценкам, их от 1 до 3 млн) — это так называемое скрытое социальное сиротство, когда родители не лишены прав, но и не занимаются воспитанием своих детей. Система здравоохранения, по сложившимся представлениям, имеет опосредованное отношение к проблеме сиротства — через состояние здоровья детей и дома ребенка, являющиеся лечебно-профилактическими учреждениями. В настоящее время начинает формироваться понимание прямой заинтересованности учреждений и организаций здравоохранения в проблеме сиротства. Угроза отказа от ребенка формируется в семье. К семьям, в которых существует такой риск, можно отнести социально неблагополучные, где родители употребляют алкоголь, наркотики, не работают, совершают противоправные действия, жестоко обращаются с детьми, не заботятся о них. Имеют значение следующие сведения: полная ли это семья, работают ли родители, есть ли поддержка близкого окружения, каков образовательный ценз родителей, созданы ли условия для будущего ребенка в доме и т. д., как женщина ведет себя во время беременности, желанный это ребенок или нет. В этих семьях возможен отказ от ребенка нередко уже в мо-
мент рождения, уход ребенка из семьи, помещение родителей в места лишения свободы или лишение их родительских прав.
Круг факторов риска, связанных с возникновением социального сиротства, следует несколько расширить для выявления симптомов, позволяющих предположить, что в данном случае возможны искажения родительско-детских отношений. Это сегодня лежит в основе отказов от детей, особенно раннего возраста. При этом главную роль в развитии ребенка играют его отношения с матерью, порождающие привязанность к ней и во многом определяющие дальнейший ход его психического (и не только) развития.
К группе риска относятся и семьи, где есть дети с тяжелыми заболеваниями, особенностями развития, инвалидностью. В этом случае риск связан с отказом от ребенка, помещением детей в интернатные учреждения в соответствии с профилем заболевания, что ведет к ослаблению связей с семьей и фактическому сиротству. Перед медицинскими учреждениями и специалистами, которые при решении вопросов, касающихся здоровья ребенка, работают с семьей и уже ориентированы на оценку условий семейного воспитания, стоит задача целенаправленного выявления рисков возникновения сиротства и своевременной передачи информации об этом компетентным службам.
Как следует из перечисленных факторов риска социального сиротства, медицинские работники и учреждения владеют информацией о неблагополучных семьях и детях, которая очень важна для того, чтобы как можно раньше попытаться предупредить отказ от ребенка и лишение его родительской опеки. При наличии целевых установок практически всегда есть возможность выявить группы семей, в которых существует риск отказа от ребенка. Функциональные обязанности персонала учреждений родовспоможения, детских поликлиник и больниц предполагают обязательный учет семей социального риска и работу с ними. И в женских консультациях, и в детских поликлиниках сохранилась форма патронажной работы, содержание которой должно быть усовершенствовано с учетом значительных изменений в обществе и в системе здравоохранения- обогащено социальным компонентом, в частности целенаправленным выявлением факторов риска социального сиротства. Эта работа должна также стать обязательной функцией отделения медико-социальной помощи детского амбулаторнополиклинического учреждения в положении, в котором предусмотрена деятельность по социальной и правовой защите и поддержке детей и подростков [5].
Необходима деятельность по отработке механизма сотрудничества медицинских работников с другими оказывающими помощь специалистами — социальными работниками, психологами, наркологами, а также с контролирующими органами — правоохранительными, опеки и попечительства. Это в значительной части случаев помогает реабилитировать и сохранить семью, оказавшуюся на грани распада и отказа от воспитания ребенка. В ряде регионов накоплен опыт взаимодействия учреждений здравоохранения с отделениями помощи семье и детям Центров социального обслуживания населения (система социальной защиты населения). В частности, утверждены критерии для выявления риска отказа от ребенка: медицинские учреждения немедленно сообщают об этом на любом этапе медицинского обслу-
живания, вызывают специалиста по социальной работе, чтобы выяснить, можно ли оставить ребенка в данной семье и как поддержать женщину и семью для сохранения ребенка (Томская, Новгородская области). Улучшение качества и доступности медицинской помощи детям в определенной степени может способствовать профилактике социального сиротства, так как проблемы со здоровьем ребенка, его инвалидность нередко являются причиной помещения в интернат.
Данные литературы свидетельствуют о том, что у детей, воспитывающихся в интернатах любых ведомств, показатели здоровья хуже, чем у сверстников, воспитывающихся в семьях, по общей и инфекционной заболеваемости, физическому, психомоторному и социальному развитию, психическому здоровью [3, 6, 8−10]. Состояние здоровья воспитанников в домах ребенка, как и в интернатах других ведомств, не улучшается. Данные литературы свидетельствуют о том, что уже при поступлении в дома ребенка у детей имеются серьезные проблемы со здоровьем, которые усугубляются за время воспитания в учреждении: заболеваемость, по данным углубленных медицинских осмотров, увеличивается в 2 раза- растет число воспитанников с отставанием в физическом и нервно-психическом развитии- увеличивается хроническая заболеваемость [7, 11, 12]. Это подтверждает и официальная статистика [13].
Решение медицинских проблем детей, воспитывающихся в интернатных учреждениях, повышает шансы семейного устройства ребенка. Предоставление квалифицированной медицинской помощи воспитанникам интернатов с учетом показаний становится важной задачей не только их медицинских работников, но также специалистов и учреждений системы здравоохранения. Это позволит значительно улучшить качество диспансеризации воспитанников интернатов и расширить для них доступ к высокоспециализированным технологиям системы здравоохранения, как это особенно интенсивно происходит в последние годы в домах ребенка.
В исследованиях настоящего времени особо значимое место отводится влиянию на рост и развитие ребенка семейного воспитания. Несмотря на то что дети поступают из неблагополучных семей, даже при таких обстоятельствах их отрыв от семьи считается чрезвычайно травмирующим фактором [14, 15]. Состояние, возникающее у детей в условиях родительской депривации, для которого характерны не только аутистические проявления, но и недостаточное развитие аффективной стороны личности, нарушения ее структуры, задержка и искажение формирования психических функций, получили название «синдром сиротства». В наиболее яркой, концентрированной форме последствия материнской депривации проявляются у детей, растущих в учреждениях для детей-сирот, и детей, лишенных попечения родителей. Среди сирот отмечается высокая распространенность психических и поведенческих расстройств. В структуре выявленных отклонений в психическом здоровье 1-е место принадлежит нарушениям психического развития. Большинству воспитанников свойственны неуверенность в себе, амбивалентность, тревога, вызванная социальным окружением и необходимостью общения. Своеобразие психосоциального развития детей, оставшихся без попечения родителей, по мнению ряда исследователей, объясняется особой социальной ситуацией, отягощенной материнской, эмоциональной, сенсорной, коммуни-
кативной депривацией. Есть основания полагать, что именно психологический фактор является причиной не только психических, но и соматических отклонений у таких детей [16].
Сказанное определяет большую ответственность компетентных органов при решении вопросов о передаче детей на государственное обеспечение. Это должно происходить только при наличии неотвратимых показаний и использовании всех возможностей сохранения ребенка в семье. Велика ответственность медицинских учреждений и специалистов за рекомендации отказаться от ребенка с наследственным заболеванием, врожденным пороком, нейросенсорными нарушениями и т. д. (с такими рекомендациями можно встретиться в родильном доме, детских больницах, поликлиниках).
Особое место среди учреждений системы призрения сирот занимают дома ребенка, призванные решать весь комплекс проблем воспитанников, но при этом будучи учреждением системы здравоохранения. По сути, они являются интернатами в медицинском ведомстве, но при этом имеют статус лечебно-профилактического учреждения. В этом заложено главное противоречие естественному положению вещей — дети живут в медицинском учреждении со всеми вытекающими последствиями.
В последние годы появляются работы, посвященные изучению условий жизни детей в домах ребенка и их влияния на состояние здоровья и развитие детей. Данные исследований свидетельствуют, что содержание детей в условиях дома ребенка приводит более чем в 90% случаев к нарушениям развития, личностным искажениям, что отражает особенности состояния здоровья и условий воспитания в учреждениях постоянного проживания детей [17].
Традиционно основная работа в домах ребенка возлагается на медицинский персонал и направлена на сохранение жизни в младенчестве, профилактику и лечение болезней в раннем возрасте. Воспитательный процесс, формирование и развитие личности ребенка отходят на задний план из-за недостаточного штата воспитателей, их изолированности от системы образования и новых инновационных методов работы педагогического персонала, отсутствия системы подготовки воспитателей по комплексной помощи детям раннего возраста с нарушениями развития.
В целом воспитание детей в домах ребенка характеризуется недостаточно стабильной социальной средой и отсутствием устойчивых эмоциональных связей с воспитателем, часто некорректной интерпретацией поведения, способностей и уровня развития ребенка, доминированием авторитарного, формального стиля воспитания детей, дефицитом индивидуального взаимодействия и общения с детьми [18−21].
Проблемы персонала в домах ребенка заключаются в отсутствии единого подхода медицинских и педагогических работников к воспитанию детей, их недостаточной профессиональной подготовке по оценке развития детей раннего возраста, в развитии феномена «выгорания» персонала и выработке неадаптивных механизмов психологической защиты, в слабом владении методиками ранней психолого-педагогической помощи, низкой социальной защите и мотивации.
В домах ребенка, применяющих технологии психологопедагогического сопровождения детей раннего возраста и проведших некоторые структурные изменения, на-
ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ/ 2009/ ТОМ 8/ № 1
правленные на поддержание позитивных отношений детей и персонала, отмечено, что их сотрудники стали использовать навыки более заинтересованного и внимательного ухода за детьми. У них снизился уровень тревожности, депрессивности и уровень стресса, связанного с работой, а у детей улучшились показатели физического, психического и социально-эмоционального развития [19, 20].
Многие годы не решается проблема «отказных» детей в больницах. В последнее время вследствие усиленного внимания к этой проблеме органов прокуратуры и здравоохранения длительность пребывания таких детей в больницах сократилась до нескольких месяцев (данные приведены выше), однако даже и это, казалось бы, не столь длительное время приводит к невосполнимым потерям в развитии ребенка.
Само медицинское обследование и подготовка квалифицированного заключения о состоянии здоровья и рекомендациях по дальнейшему ведению ребенка в случае отсутствия показаний для стационарного лечения при правильной организации не должны занимать много времени. Но выполнение этой медицинской задачи затягивается, так как эти дети не являются группой основного внимания в стационаре (на фоне больных детей, требующих сложной диагностики и интенсивного лечения), а также из-за сложной для больничного персонала процедуры передачи пациентов в дом ребенка.
В стационарах для детей раннего возраста практически нет ничего, что развивало бы ребенка: отсутствует возможность активного движения, развития познавательной, эмоциональной сферы, общения и т. д. В этих подразделениях нет воспитателей (в больнице они по штатному расписанию есть), а медицинские сестры из-за перегруженности и неподготовленности не используют в повседневной работе с детьми элементы развивающего общения информационной среды, что хоть в какой-то степени смягчило бы последствия «проживания» ребенка в больнице.
Таким образом, социальное сиротство остается одной из наиболее острых комплексных проблем детства, являющейся важным признаком социального неблагополучия общества. Последнее обусловлено воздействием ряда негативных факторов: экономических, медицинских, социальных, экологических, семейных и личностных.
В 2006—2007 гг. Правительство Р Ф по поручению Президента Р Ф приступило к созданию механизма, который позволил бы сократить число детей, находящихся в интернатных учреждениях. Курс на деинституционализацию предполагает предотвращение помещения ребенка в государственное учреждение, если существует иной выход, что возможно при развитии альтернативных форм семейного устройства воспитанников. Это означает качественное изменение политики в сфере социального сиротства — главное внимание перемещается на тех детей-сирот, чье право жить и воспитываться в семье нарушается в условиях институционализации, и детей, которые живут в семьях «группы риска», В этом случае главным показателем становится сокращение числа детей в учреждениях интернатного типа. Это интегративный показатель, зависящий от качества работы по профилактике социального сиротства, эффективности систем мотивации и стимулирования граждан взять ребенка-сироту на воспитание, отношения общества к семейному воспитанию и детям-сиротам и т. д. [2].
Реализация поставленной задачи предполагает в первую очередь раннее выявление семейного неблагополучия и координацию работы ведомств. Уже высказывается мнение, что особенно важно на данном этапе не допустить попадания детей из домов ребенка в детские дома и школы-интернаты, так как лишение ребенка до 4−6-летнего возраста семейного воспитания практически исключает возможность ликвидации негативных последствий воспитания в учреждении [2].
Направление на деинституционализацию, особенно детей раннего возраста, повышает ответственность учреждений здравоохранения по всем направлениям работы с детьми этой возрастной группы, в том числе по профилактике ранних отказов, а также ставит задачу определения стратегии дальнейшего развития учреждений здравоохранения — домов ребенка.
Существующие типы домов ребенка (физиологический и специализированный) не соответствуют новым задачам политики в области профилактики социального сиротства. Дом ребенка, по сути, остается закрытым учреждением.
Практически не используются или очень редко применяются прогрессивные организационные формы работы на основе современных знаний о психологии детей раннего возраста — содержание детей по медицинским показаниям, а не по возрастному критерию- инклюзивные формы воспитания (по возрасту, уровню здоровья, с детьми из семей и т. д.) — создание условий, приближенных к жизни в родительской семье (принцип нормализации жизни). Новые психолого-педагогические технологии — так называемая ранняя помощь (early intervention) — с целью развития детей встречается в практике работы персонала и в общении с детьми достаточно редко. Используемые формы социализации воспитанников ограничены, реализуются по большей части в самом доме ребенка и по этому недостаточно эффективны.
Процедура прохождения воспитанниками домов ребенка психолого-медико-педагогических консилиумов требует совместных с системой образования рассмотрения и отработки с целью создания условий для адекватной оценки уровня развития ребенка, его навыков и умений. Например, в последние годы в отдельных регионах практикуются выездные сессии психолого-медико-педагогических консилиумов на базе домов ребенка, что позволяет обследовать детей в привычных условиях с участием специалистов, наблюдавших их в течение жизни в учреждении. Таким образом, на современном этапе главными задачами системы здравоохранения в области решения проблем сиротства можно считать:
• предупреждение отказов от новорожденных и детей раннего возраста в группах социально-медицинского неблагополучия-
• раннее выявление факторов риска социального сиротства в проблемных семьях и в семьях, воспитывающих детей с тяжелыми нарушениями развития вследствие заболеваний-
• модернизацию деятельности домов ребенка по пути создания семейных условий воспитания на основе внедрения современных технологий психолого-педа-гогической помощи детям раннего возраста- более широкое использование разных форм семейного устройства детей-
• повышение информированности медицинских работников в области социального сиротства, возможной
социальной, психологической и другой (не только медицинской) помощи при угрозе для ребенка лишения попечения родителей-
• формирование устойчивых связей с различными медицинскими центрами — клиниками медицинских институтов, федеральными специализированными центрами, другими специализированными учреждениями — для проведения качественной диспансеризации воспитанников интернатов и коррекции нарушений медицинскими средствами с учетом структуры хронической патологии-
• координацию и установление формализованных отношений со службами социальной защиты и образо-
вания- контролирующими органами (правоохранительными, опеки и попечительства).
Реализация этих задач потребует разработки специализированных технологий, алгоритмов их выполнения, которые должны быть приняты как системой здравоохранения, так и системой социальной защиты населения и образования. Практика последних лет показывает, что учреждения здравоохранения активно включаются в инновационную работу по созданию системы профилактики социального сиротства и определению своего участия в ней (Томская, Новгородская, Тверская, Тамбовская области, Хабаровский, Алтайский края и другие территории).
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации». — М.: БЭСТ-принт, 2006. — С. 150.
2. Семья Г. В., Зайцев Г. О., Зайцева Н. Г. и др. Результаты демографической политики в области социального сиротства: деинституционализация детей-сирот и развитие семейных форм их устройства: Сборник аналитических материалов по мониторингу регионального опыта развития семейных форм устройства детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. — М., 2007. — С. 11−20.
3. Лещенко М. В. Состояние здоровья и развития воспитанников домов ребенка // Российский педиатрический журнал. — 2000. — № 1. — С. 48−49.
4. Ахтямова О. В. Состояние здоровья и организация медицинской помощи социальным сиротам в домах ребенка общего типа (по материалам Республики Татарстан): Автореф, дис. … канд. мед. наук. — Казань, 2004. — С. 24.
5. Приказ М3 РФ № 154 от 05. 05. 99 «О совершенствовании медицинской помощи детям подросткового возраста».
6. Михайлова Э. А., Матковская Т. Н. Состояние психического здоровья популяции детей, оставшихся без попечения родителей. Охрана психического здоровья детей и подростков / Материалы IV конгресса педиатров России, — М., 1998. — С. 135−136.
7. Альбицкий В. Ю., Баранов В. А., Гасиловская Т. А. и др. Медикосоциальные проблемы социального сиротства — М.: Литера, — 2007. — С. 193.
8. Collshaw S., Maughan В., Pickles A. Evaluating older pre-adop-tive foster children, professional psychology// Reserch Practice. -
1998. — № 5. — P 428−436.
9. Harwin j. Children of the Russian State 1917−1995. — Avebury: Aldershot, 1996.
10. Pluye R, Lehingue Y., Aussilloux C. et al. Les troubles mentaux et les troubles du comportement des enfants places en etablissement de long sejour dans les judets de Hunedoara // Cluj et Timis, Roumanie. — Sante. — 2001. — № 1. — R 5−12.
11. Макарова З. С. Немедикаментозные методы реабилитации часто болеющих детей // Российский педиатрический журнал. -
1999. — № 2. — С. 60−61.
12. Коллегия Министерства здравоохранения Российской Федерации «О совершенствовании деятельности органов управления здравоохранением и лечебно-профилактических учреждений Российской Федерации по обеспечению медико-социальной помощи детям раннего возраста, оставшимся без попечения родителей» — М., 2000.
13. Медико-социальные показатели деятельности службы семьи, материнства и детства в 2004 году. — М., 2005. — С. 111.
14. Бойцова О. С., Новосельская О. М. Социальные и медико-орга-низационные пути улучшения состояния здоровья воспитанников домов ребенка // Бюл. НИИ соц. гигиены, экономики и управления здравоохранением им. Н. А. Семашко. — 1992. — № 2. — С. 33−36.
15. Иванов Е. С., Шипицына Л. М., Уварова И. А. Особенности агрессивного поведения подростков, воспитывающихся в интернатных учреждениях // Рос. психиатрич. журнал. — 2000. — № 1. — С. 45−48.
16. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Психология сиротства. Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения. — М.: ПИТЕР 2007. — С. 415.
17. Зелинская Д. И., Казьмин А. М., Исполатовская Э. О. и др. Оценка психомоторного развития детей раннего возраста // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 2005. — № 2. — С. 37−41.
18. Кожевникова Е. В., Баранова Н. Ю. Балобанова В.П. и др. Междисциплинарная оценка в раннем вмешательстве // Вопросы дефектологии. — 1999. — № 4. — С. 23−26.
19. Мухамедрахимов R& gt-K. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. — СПб.: РЕЧЬ, 2003. — С. 286.
20. Казьмин А. М., Ярыгин В. Н., Петрусенко Е. А. и др. Российская лекотека: Методич. пособие / Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения. — М., 2006. — С. 137.
21. Самарина Л. В., Блохина Л. В., Калинина С. В. и др. Служба раннего вмешательства: Методич. рекомендации для практической работы с детьми в службе ранней помощи / Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения. — М., 2007. — С. 198.
ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ/ 2009/ ТОМ 8/ № 1

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой