Медицинское обслуживание и санитарное состояние лагерей для военнопленных и интернированных на Брянщине в 1944-1948 гг. (по материалам лагеря № 252)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 908
МЕДИЦИНСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ И САНИТАРНОЕ СОСТОЯНИЕ ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ И ИНТЕРНИРОВАННЫХ НА БРЯНЩИНЕ В 1944—1948 гг. (ПО МАТЕРИАЛАМ ЛАГЕРЯ № 252)
Р. В. Новожеев, В. П. Барынкин, И. С. Иванчогло Публикация подготовлена в рамках поддержанногоРГНФ научного проекта № 15−11−32 001
В статье рассматриваются санитарное состояние, специфика функционирования медицинского обслуживания в лагерях для немецких военнопленных и интернированных на территории Брянской области в 1944—1948 гг.
Ключевые слова: спецконтингент, военнопленные, санитарное состояние, медицинское обслуживание, лагеря для военнопленных и интернированных.
Лагерь для немецких военнопленных № 252 был создан 01. 06. 1944 года в городе Бежица на базе лагеря для спецконтингента (бывших полицаев, старост, попавших в немецкий плен красноармейцев и т. п.). Он имел несколько десятков крупных и мелких отделений на территории Брянской области [1, с. 303−306]. Труд военнопленных применялся на восстановлении объектов разрушенного народного хозяйства и лесоразработках.
СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных 1929 г., так как еще в 1918 году Советская Россия присоединилась к решениям гаагской конференции. Декретом СНК о признании всех международных конвенций о Красном кресте от 4 июня 1918 г. было объявлено, что международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного креста, признанные Россией до октября 1915 г., признаются и будут соблюдаемы Российским Советским правительством, которое сохраняет все права и прерогативы, основанные на этих конвенциях и соглашениях. В 1931 году ЦИК и СНК было принято «Положение о военнопленных», в котором отмечается: «Раненые или больные военнопленные, нуждающиеся в медицинской помощи или госпитализации, должны быть направлены в ближайшие госпитали. Военнопленные после госпитализации передаются администрацией госпиталя в лагеря для военнопленных. Военнопленные в медико-санитарном отношении обслуживаются на одинаковых основаниях с военнослужащими Красной Армии» [3, Д. 2. Л. 90−93].
1 июня 1944 года из Симферополя прибыла первая партия военнопленных в количестве 2994 человека [3, Д. 7. Л. 16]. По прибытии они были осмотрены в вагонах врачами санитарного отделения лагеря, а затем был проведен опрос о жалобах на здоровье, а также стрижка и бритье.
При обследовании было выявлено следующее количество больных военнопленных: сыпнотифозных — 115, брюшнотифозных — 60, дизентерийных — 120, дистрофиков — 342, ангинозных — 18, чесоточных — 150, температурящих — 30, венерических — 50[3, Д. 7. Л. 16]. Таким образом, в прибывшем контингенте было выявлено первичным осмотром885 больных (29,5%).
Однако при повторном обследовании 8 июня картина со здоровьем военнопленных оказалась иная. Комиссия в составе начальника отделения УПВИ НКВД подполковника медслужбы Школьника М. М., подполковника медслужбыКузьмина А.А., в присутствии начальника лагеря подполковника Крестьянинова и начальника САНО лагеря Кузнецовой выявила следующее: дифтерийных — 12, дизентерийных — 2, ангинозных — 60, поносящих — 46, дистрофики — 10. Остальных заболеваний, обнаруженных при первоначальном осмотре, не было выявлено. Дифтерийные и дизентерийные были немедленно госпитализированы, ангинозные и поносящие изъяты из контингента и помещены для лечения в изолятор. Ангинозным больным был назначен стрептоцид, поносящим — бактериофаг. Было организовано регулярное измерение температуры. Для инфекционных больных вне зоны был организован стационар, который обслуживали медработники Бежицкого здравотдела. Стационар охранялся вахтерским постом.
Комиссия установила, что выявленное при первичном осмотре значительное количество больных не соответствует действительности и вызвано поспешностью и поверхностностью осмотра, доверчивостью врачей к ответам военнопленных при опросе, неопытностью медицинского состава, который без тщательного обследования ставил серьезные диагнозы [3,Д.7. Л. 18]. Комиссия провела распределение контингента на группы. Всего было охваченокомиссованием — 2491 из которых оказалось: 1 группа трудоспособности — 2214, 2 группа трудоспособности — 222, 3 группа трудоспособности — 45, дистрофики — 10.
Комиссией было установлено, что лазарет лагеря находится в хорошем состоянии. Он располагался в двухэтажном кирпичном здании на 35 комнат и кухню. В комнатах больные размещались по родам заболеваний. Лазарет был оборудован койками и обеспечен мягким инвентарем. Медикаменты, перевязочные и дезинфекционные материалы имелись в достаточном количестве. В лагере был санпропускник на 100 чел/час. Зона обеспечивалась хорошей питьевой водой из артезианской скважины. Центральной канализации в лагере нет, но имелось 2 деревянные уборные в расчете на 50 человек. Прачечная и смена белья были организованы плохо. Уборка комнатотмечалась как хорошая. Территория лагеря, по заключению комиссии, была чистой. Обследование организации питания показало, что на кухне имелся очаг с 10 котлами. Продуктами в полном ассортименте кухня обеспечена на 25 суток. Контингент обеспечен эмалированными тарелками и деревянными ложками. Питание в
70
Вестник Брянского госуниверситета. 2016(1)
лагере двукратное — завтрак и обед, на ужин дается чай, через каждые 2 дня на третий — ужин. Поварами работают сами военнопленные.
По итогам обследования медицинского обслуживания, физического состояния военнопленных и санитарного состояния лагеря комиссия вынесла ряд предложений и предписаний следующего характера:
— провести прививочные мероприятия всему контингенту против инфекционных заболеваний-
— продолжить ежедневное проведение осмотра на предмет выявления ангинозных больных-
— 2−3 раза в день дезинфицировать уборные хлорной известью-
— оборудовать прачечную-
— ежедневно проветривать помещения-
— организовать трехразовое питание-
— обеспечить дополнительным питанием 2 и 3 группы трудоспособности-
— организовать диетическое питание больных в соответствии с лечением-
— обеспечить лазарет квалифицированными поварами [3,Д.7. Л. 19].
Санитарные отделы (САНО) лагерных отделений согласно штатному расписанию состояли из: начальника САНО с окладом в 600 рублей, медстатистика, начальника амбулатории, фельдшера амбулатории, начальника лазарета, фельдшера лазарета, врача-ординатора лазарета, двух медсестер лазарета, кастелянши, дезинфектора. Оклады персонала составляли 300−400 рублей в месяц [3, Д. 2. Л. 49 об.].
Санитарное отделение лагеря работало по ежеквартальным планам, в которых определялись мероприятия, сроки их проведения и назначались ответственные должностные лица. Мероприятия делились на противоэпидемические (прививки от дизентерии, тифа, дифтерии, малярии и т. д.), профилактические мероприятия (медосмотр работников пищеблоков, ежедневное хлорирование колодцев, ежемесячный анализ воды в колодцах, два раза в месяц анализ хлеба, ежедневное приготовление хвойных настоев, проверка сансостояния кладбищ), организационно-инструкционные (конференции врачей, совещания работников САНО), обследовательские мероприятия (обследование лаготделений, складов, аптеки, лазарета) [3, Д. 6. Л. 69].
Смертность в лагере была достаточно высокой, так за второе полугодие 1944 года умерло 631 чел., за первый квартал 1945 года умерло 964 чел [3, Д. 16. Л. 7]. При этом необходимо учитывать постоянное движение контингента, а именно регулярное прибытие новых партий военнопленных, многие из которых при поступлении в лагерь уже были тяжелобольными или ранеными. Лагерное начальство и работники САНО проводили регулярное изучение причин смертности среди военнопленных, разрабатывали профилактические и санитарно-ле-чебные мероприятия. Одной из главных причин роста смертности стало влияние холодов. Было установлено, что основной контингент военнопленных — это жители южных и юго-западных частей Европы (в основном румыны), непривычныек сильным холодам. Кроме того, отмечалось, что лагерь был плохо подготовлен к зиме. Наблюдалась скученность военнопленных в помещениях. Многие военнопленные были одеты не по сезону (это наблюдалось в конце 1944 — начале 1945 года) [3,Д. 14. Л. 27]. Дров было недостаточно и температура в бараках зачастую была низкой. Это приводило к простудным заболеваниям и смертности особенно среди ослабленных и больных военнопленных, а также среди военнопленных с незажившими ранениями. К повышенной смертности приводила эпидемия сыпного тифа, которая была погашена только к началу 1945 года. Отмечалась неполная укомплектованность медицинского персонала [3, Д. 16 Л. 5−6]. Из 25 врачей только 8 были советскими специалистами, остальные врачи были набраны из военнопленных [3, Д. 6. Л.5 об.]. Было установлено, что немецкие врачи ведут себя вызывающе, не сняли фашистской свастики и не скрывают своей принадлежности к нацистской партии. Ожидать от них правильной диагностики, лечения и ответственного отношения к работе не приходилось. Тем более, основная масса военнопленных были в основном румыны, и отношение к ним немецких врачей было негативное [4, с. 32]. На совещании руководства лагеря 19. 02. 1945 г. отмечалось, что немецкие врачи часто умышленно ставят неправильные диагнозы. По мнению руководства, это делалось для того, чтобы некоторые военнопленные немцы были отправлены в госпиталь, где полагалось усиленное питаниеи не было выходов на работу[3, Д. 15. Л. 1]. Там же было сказано о нежелании лечить румынских военнопленных врачами — немцами, из-за этого смертность среди румын была значительно выше [3, Д. 15. Л. 1]. Также отмечалось, что слабая квалификация советского медперсонала иногда приводила к зависимости от немецких врачей[3, Д. 6. Л.5 об.]. Хотя докторам из числа военнопленных запрещалось выдавать освобождения от работы, направлять в госпиталь, не разрешалось участвовать в работе медкомиссий по определению групп трудоспособности, запрещалось работать в аптеке. За этими врачами был установлен контроль со стороны кадрового врача-ординатора[3, Д. 25. Л. 32].
В весенне-летний период проходили профилактические мероприятия по борьбе с инфекционными заболеваниями. Они включали в себя: прививки против кишечных инфекций, изоляцию поносящих больных, уничтожение мух, контроль личной гигиены военнопленных и другие санитарные мероприятия [3, Д. 25. Л. 3]. На весь контингент выделялись мультивитамины по 1 таблетке в день на человека. Дистрофикам назначались дрожжевые таблетки для набора веса по 10 шт. в день на человека[3, Д. 25. Л. 6].
В лагере были организованы оздоровительные команды (ОК), целью которых было восстановление физического состояния и трудоспособности военнопленных, ослабленных на производстве или после перенесенных заболеваний. Условия содержания военнопленных в оздоровительных командах были значительно лучше, чем в
лагерях и регламентировались приказами начальника лагеря. Для О К выделялись лучшие помещения, температура воздуха в которых в зимний период была не ниже 18° с регулярным проветриванием. Поступившие военнопленные должны были быть вымыты, пострижены, побриты и переодеты в чистое белье и одежду. Питание было усилено на 25% по жирам, сахару, овощам и хлебу, которого выдавалось не менее 750 г в сутки. Горячая пища готовилась 3 раза в день по специальному меню [3, Д. 14. Л. 238].
Зачисление в ОК проводилось врачебной комиссией два раза в месяц и утверждалось начальником лагерного отделения. Срок пребывания в ОК был от двух недель до месяца, он увеличивался в особых случаях. Находящихся в ОК военнопленных разрешалось привлекать только к легким работам [3, Д. 14. Л. 238 об.].
Акты обследования санитарного состояния лагеря и другая документация показывают, что в первые месяцы его существования санитарное состояние и медицинское обслуживание было на относительно низком уровне. Это связано, в первую очередь, с тяжелыми условиями военного времени, нехваткой медперсонала, продуктов питания, подготовленных к приему большого контингента помещений. Однако с течением времени, лагерь становился полноценной производственной единицей, с достаточно качественными условиями содержания военнопленных [2, с. 26−30]. Об этом свидетельствуют и стенограммы совещаний лагерного руководства. Санитарное состояние и медицинское обслуживание находилось под его пристальным вниманием. Эти вопросы постоянно поднимались на планерках и совещаниях. Выявленные недостатки и нарушения оперативно устранялись. Регулярно проводились лечебно-санитарные профилактические работы. Это приводило к снижению заболеваемости и смертности среди контингента. В итоге, можно отметить, что при всей тяжести военного и послевоенного времени военнопленные в советских лагерях содержались в нормальных медико-санитарных условиях, которые позволяли жить и работать на восстановление народного хозяйства СССР. И конечно, не подлежат никакому сравнению условия содержания военнопленных в советских лагерях с положением пленных красноармейцев в немецких лагерях смерти, в которых проводилась целенаправленная деятельность, направленная на уничтожение пленных советских солдат.
The article deals the sanitation condition, functioning of the health services in the prisoner war camps in the Bryansk region after the Great Patriotic War.
Keyword: special squads, prisoner of war, sanitation condition, health services, prisoner war camps.
Списоклитературы
1. Барынкин В. П., Новожеев Р. В., Иванчогло И. С. К вопросу об организации и деятельности лагерей для военнопленных и интернированных на Брянщине во второй половине 40-х годов ХХ века // Studia internationalia Материалы IV международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях XXX вв.». Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского. Брянск, 2015. С. 303−306.
2. Барынкин В. П., Новожеев Р. В., Иванчогло И. С. К вопросу об организации финансово-производственной деятельности лагерей для военнопленных и интернированных на Брянщине во второй половине 40-х годов ХХ века. // Вестник Брянской государственной сельскохозяйственной академии. 2015. № 4(2015). С. 26−30.
3. ГАБО (Государственный архив Брянской области). Ф. 1774. Оп.2.
4. Новожеев Р. В., Барынкин В. П., Иванчогло И. С. Межнациональные отношения между немцами и их союзниками в годы второй мировой войны и в советском плену. К вопросу о «единой Европе» // Евразийский союз ученых. Ежемесячный научный журнал. № 9 (18). 2015. Часть 4. С. 31−34.
Об авторах
Новожеев Р. В. — кандидат исторических наук, доцент кафедры философии, истории и педагогикиБрян-ского государственного аграрного университета, novrom@bk. ru
Барынкин В. П. — кандидат исторических наук, доцент кафедры философии, истории и педагогики Брянского государственного аграрного университета., barinvova@yandex. ru
Иванчогло И. С. — студент факультета энергетики и природопользования Брянского государственного аграрного университета, ivancioglo1992@gmail. com
УДК94(73)& quot-1790/1814"-
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О «МАСОНСКОМ ЗАГОВОРЕ» В США В КОНЦЕ XVIII —
НАЧАЛЕ XIX ВВ.
В.В. Прилуцкий
В статье охарактеризовано возникновение представлений о заговоре франкмасонов и его распространение в США в конце XVIII — начале XIX вв. Федералисты пытались использовать масонский вопрос в борьбе против политической оппозиции. Ключевые слова: идея масонского заговора, протестное движение, политическая борьба в США в конце XVIII — начале XIXвв.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой